Мы изо всех сил должны инвестировать деньги в нашу, слабую, стоящую на коленях отечественную геофизическую индустрию. И никаких иностранцев, в принципе.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Мы изо всех сил должны инвестировать деньги в нашу, слабую, стоящую на коленях отечественную геофизическую индустрию. И никаких иностранцев, в принципе.



В результате комиссия приняла однозначное решение о заключении договора на изготовление и поставку комплекта Омега-48 с Семейкиным Николаем Павловичем, которого я оповестил письмом, как только получил последнее разрешение из нашего московского финансового офиса.

В 2010 году “Логические системы” передали нам Омегу 48, заводской номер 003, совместную разработку “модинцев” (полагаю ребята Модина Игоря Николаевича здесь конструировали аппарат без Бобачева А.А.) и, замечательного инженер-конструктора Дудник Андрея Владимировича.

В ООО “Логические Системы” собралась совершенно уникальная компания радиоинженеров. На мой взгляд - из главных конструкторов по сейсмоаппаратуре-там исключительнейший Володя Николаевич Трушков.

Я Вам поясню. Ни разу за весь период эксплуатации, гарантийных случаев у нас никогда не было проблем с ними, как с предприятием. Оперативно, через всю страну самолетом (если надо) отказавший блок попадал к ним на стол, быстро чинился и так же быстро попадал к нам в поле.

Это грамотная, (считаю, очень грамотным по составу инженерам-электронщикам), контора по производству геофизической аппаратуры и оборудования, славится своим добропорядочным отношением к нам, своим клиентам.

Но вот, как только они делегировали продажи ООО “Геотех”, ситуация стала ухудшаться. Мой друг, Ильченко Андрей Борисович (из РФ75 МГРИ) в 2014 году закупался через “Геотех”. Мне рассказывал и плевался.

Продолжаю о главном.

Инструмент у нас теперь есть. На дворе начало осени 2010 год.

И я начал вставлять томографию во все сметы по газпромовским, а затем и по нефтепромовским объектам.

Применяем. Обрабатываем по версии Саши Каминского. Для этого завязал переписку с ним и делюсь первыми материалами с возникающими вопросами. И этот парень –разработчик ПО, исключительный молодец. Ни разу, вы слышите, ни разу не увильнул, что-то не растолковал. В общем, всегда помогает.

Ну и самим надо “быть с усами”. Нужно малазийскую программу (свободную версию) осваивать, “покрутить” обрабатывающую программу Бобачева А. Х2IPI; сравнивать решения обратных задач: ведь кому-то надо верить. Так из года в год приходил опыт.

И подумал я.

А взгляну-ка я на эту технологию глазами сейсморазведчика, самого технологически продвинутого среди геофизики метода, а именно, МОВ ОГТ.

Что имеем в сравнении.

1. Возможность накоплений импульса- есть и сколько хочешь, то есть безгранична

2. ВЭЗ ВП –два независимых параметра в одном флаконе. Это как в сейсморазведке изучаем строение среды на продольных и поперечных волнах. Грубое конечно сравнение.

3. Есть режекция 50 гц. Есть возможность отключать часть каналов при измерениях. Как в сейсморазведке.

4. И в “сейсме”, и в “томо” опрос датчиков проводится через электронный коммутатор каналов. Ранний их аналог-электромеханический коммутатор в первых наших цифровых и аналоговых сейсмостанциях был применен.

5. Применена конвейерная технология производства работ. В сейсморазведке на полуторном или двойном комплекте кос. Здесь то же. Но еще плюсом идет двойное подсуммирование данных при Roll along на дистанции перекрытий одной косы. Аналог двухкратному МОВ. Но до 24-х кратному суммированию как в ОГТ еще далеко.

6. Формой импульса можно манипулировать до полубесконечности и до полубесконечности, вариантами электроразведочных установок.

Очень и очень неплохо. Можно сказать - прорыв.

Коллеги! Прорыв-это когда инженеры начинают по - иному мыслить.

Конечно. Это серьезная технология стоимостью в 1,2 млн рублей, по цене сопоставима с ABEMовским комплексом (1,5 млн. руб). Она же требует серьезных обьектов, в смысле сложных в геологическом отношении.

И после обкатки технологии в условиях Западной Сибири (в том числе на реках) нам повезло. Мы попадаем на обьекты АЛРОСА, под договорной патронаж инженерных геологов НИПРОАЛМАЗ г. Мирный. Но даже не это главное.

Попадаем на ГОКовские стареющие, или уже состарившиеся земляные плотины. С ихними проблемами протечек, обходных фильтраций и протаивающего основания. А в общем, под изучение фильтрационных полей в подземном пространстве.

Класс, какая уникальная разведочная задача стоит перед инженерными геологами-ихними и нашими. Она же для геофизиков-классическая.

И я потихоньку потираю руки от удовольствия.

Здесь вынужден сделать “отскок-экскорт” в сторону. Для общего понимания нашей ведущейся борьбы с общим злом-гайдарочубайсовской экономикой.

К 2012 году мы впервые начали анализировать Технические задания, участвовать в АЛРОСовских тендерах. Я понял для себя.

Вступили в новую для нас область, в область горнопромышленной геологии. Оказалось, в стране, в отдельных политехнических ВУЗах, эту дисциплину преподают (Томский, Кемеровский, кажется Красноярский ВУЗы), то есть дисциплина развивается на территориях с развитой добычей полезных ископаемых в больших масштабах. Пишутся диссертации.

Конечно, в 2012 году инженерные геологи запаниковали. Наш станочный парк не позволял изучать глубины в 80-90 м в породах 7-9-й категории буримости. Да, с сопровождающим каротажом и наземной геофизикой.

Но у высшего менеджмента вместо зрачков –знак доллара. Все же каким - то чудом, нашим геологам удалось доказать и провести быстрый закуп двух необходимых для такого бурения станков. Обычно на внутренний тендер уходит два –три месяца. А здесь-сама быстрота.

Чего не скажешь о каротажной станции. Главный инженер напрочь отказался потратить на малогабаритную каротажную станцию с Вулканом 2,7 млн. рублей. Мне бы по злому “подсадить” контору на отчетных делах.

Чтоб не повадно было разным администраторам нарушать Технические Задания, проводить работы без научных процедур. И больше контору бы не пустили на территорию АЛРОСа. Но не стал этого делать. Скользкий путь со многими неизвестными-это путь сутяжничества. В принципе себя не уважать. Пусть все идет естественным путем.

Я с Вами здесь, кроме всего прочего, коллеги, поделюсь специально.

Знайте. Положения соглашений, договоров и заданий, противоречащие действующим инструкциям или иным нормативным документам являются недействительными. То есть не подлежат исполнению.

Это, если знать, что ты работаешь в области горнопромышленной геологии. И тогда ты мыслишь соответственно, СОГИНовскими категориями. И никакой юрист, (они, как известно, в стране обслуживают интересы больших денег) государственный стандарт не опротестует, что бы они нам не говорили про Техническое задание и как его надо слепо выполнять, бла-бла-бла.

Продолжу.

А на территории АЛРОСА часто бывают отдельные Задания, геофизические. Понятно, речь идет о мониторинге хвостовых хранилищ, дамб водохранилищ. Кроме мерзлотного надзора, деформационного изучения состояния тела плотин, состояние геосред, кроме как геофизикой, нечем изучать.

Целый отраслевой Веденевский институт в Питере работает по этой теме. Гигантский его опыт и опыт московского ГИДРОПРОЕКТА (им. Жука) собран в соответствующих рекомендациях.

Анализирую ТЗ. Пишу служебную записку по инстанции. Предупреждаю родную контору. Будем аккуратны и тщательны в работе. Можно “пролететь”.

Ниже я повторю служебную записку, которую менеджмент отбросил как ненужный балласт. Цитирую ее дословно-это начало 2012 года.

Скорее всего, сейчас АЛРОСа испытывает большое давление от контролирующих госструктур по наведению порядка на старых плотинах, дамбах, гидроузлах. Коротко говоря, всех интересует термодинамическое и фильтрационно-прочностное состояние сооружений и оснований.

Предложенные частные задачи носят научно - исследовательский характер по изучению фильтрационно-прочностных и температурных полей - об этом прямо говорят технические нормы и это слабо или никак не отражено в ТЗ.

Делаю выводы.

1. Представлены ТЗ для Лохов

2. По ним невозможно технически грамотно подсчитать сметные затраты (я консультировался с проектировщиком)

3. Учитывая нормы на исследования грунтовых плотин, в том числе в криолитозоне и предложенные ТЗ, я постарался “выцепить” подводные камни, без учета которых невозможна защита отчета в любых ведомственных и госэкспертизах.

4. Обоснованное ТЗ должно содержать:

Далее перечисляю, что должно содержать ТЗ.

Продолжаю.

В ТЗ нет:

-обоснование необходимости ведения мониторинга (план ПИР генпроектировщика-это не обоснование - должны быть ссылки на: закон, СНиПы и федерально-отраслевые нормы)

-длины измерительных створов-профилей, периметры и площади сьемки

-частоты систематических измерений или интервалы времени измерений, сроки особых измерений и специальных отсчетов по измерительным линиям-створам, по их планово-высотной привязке

-полное отсутствие упоминаний о Карте технической диагностики, которую должен вести эксплуатирующий ГОК

-полное отсутствие упоминаний о инженерно-геокриологической модели основания плотины на основании когда-то проведенных проектных изысканий

- и самое главное, полное отсутствие диагностических критериев для назначения видов работ, о чем прямо говорят все нормы.

Если следовать логике примитивных ТЗ – предлагается выполнить только геофизику полевую и промысловую без всяких геологических штучек. Но так не бывает.

На самом деле, и полевая и промысловая часть, должна быть подкреплена и геодезическим обоснованием, и обустройством режимных скважин по изучению: в главном, параметров температурных и фильтрационных полей для обнаружения и планово-глубинной локализации дефектов в основании сооружений, на основе чего принимаются проектно-строительные решения.

Резюмирую. Такие научно-технические задачи, без значительных затрат не решаются.

5. Субьективно- сметный расчет по ТЗ на основе технических норм, “размытом” ТЗ и 9-ти месячном сроке исследований показывает – ниже 8- 10 млн. руб опускаться не следует- в АЛРОСА прослеживается попытка навешать всех собак на геофизику, и ищут лохового субподрядчика.

6. Поэтому будут игры на понижение цен и обвинения в непонимании целей и задач исследований.

7. Скорее всего по плану ПИР ЯКУТНИПРОАЛМАЗ на мониторинг заложено по паре млн. руб на одну плотину- этого хватает для маленькой геофизической компании, безответственной за свои результаты.

Это было в 2012 году. Коллеги! Выше я писал, как мы вступали в мир халтуры. Для таких выводов нужно знать экономические и технические признаки “порнографической” организации и производства работ. Оказывается важно, чтобы твой менеджмент понимал необходимость технологического анализа.

Прошло три года “сотрудничества” нашей конторы и ЯКУТНИПРОАЛМАЗа с их примитивно “куцыми” ТЗ. И это в условиях, когда на 82% АЛРОСА принадлежит государству. Вдумайтесь. Родное олигархическое государство -главный лохотронщик в изысканиях.

Господа, ситуация, Вы понимаете, - как по писаному.

У меня на руках “караульная” служебная записка ГИПа, нет необходимости ее здесь предъявлять. ГИП (он не профильный специалист) беспомощно пишет Главному инженеру.

Караул. Заказчик недоволен нашими работами, рейтинг конторы падает, стратегия работ нами так и не выработана. Я выше, только что говорил о технологическом анализе. И следует странный вывод- виноваты геофизики.

Позвольте, но так не бывает. В общем, геолого-геофизическом обьеме работ геофизика весит 7-10%. Хороший беспардонный способ профессиональное ничтожество руководства конторы свалить на геофизику.

Я к чему это пишу. Идет жесткая конкурентная борьба. В Мирный, как на работу летают москвичи: в том числе, электроразведчики-модинцы.

Ну, не поддается изучению породное пространство таких сооружений в условиях криолитозоны однофизическим методам. Нами проверено, проверено работами Амакинской экспедиции. Нужен разнофизический комплекс, каротаж, очень приличная наземная геофизика.

А это значит интересы денег, выше профессионального честолюбия.

Возвращаюсь к электротомографии.

Там, на дамбах хвостохранилищ (некоторые из них переведены в разряд техногенных месторождений), водохранилищах, технология показала себя исключительным образом. И у нас была проверка электротомографии, от эксплуатационников. Прямо на Пионерной дамбе.

Эксплуатационник от обрабатывающей фабрики (они в ГОКе являются собственниками хранилищ хвостовых отходов) просил сразу при отработке томопрофилей указать глубины-для экскавации углубления обводного канала.

Оператор прямо на профиле проводит инверсию в программе. Изменяет некоторые параметры сетки и алгоритма, повторяет инверсию несколько раз. И говорит: 8 метров фильтрующий протай (с запасом по надежности для глубины).

Эксплуатирующий инженер позже назвал глубину протая-11 метров. Но нам же кроме глубины надо фильтрационные окна искать.

Коллеги! Кто из Вас опытный, тот понимает: нельзя в экспресс-режиме решать сырые интерпретационные задачи (по одному профилю, а не по системе), то есть идти на поводу у Заказчика. Потому что, стоит один раз неверно дешифроваться и, можно все геофизическое дело “завалить”.

Правда, фильтрационные окна, программа инверсии выдавала в георазрезе какой-то штокверковой формы, что настораживала геофизика Заказчика. Я потом проверял по двум программным продуктам.

Плевать. Эти окна в плане и по глубине били с нашими же глубокими скважинами.

С тех пор я зауважал метод. Считаю, его надо иметь в арсенале приличных геофизиков. В сложных случаях проводить комплексирование сейсморазведки, электротомографии и бурения. И смело спорить на ящик коньяка со всеми, кто не верит или сомневается.

А Бобачева Алексея Алексеевича надо благодарить за многолетний сподвижнический труд по популяризации метода среди наших инженеров.

Часть 6





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.85.57.0 (0.011 с.)