ТОП 10:

ДЕЙСТВИЯ СНАЙПЕРА В ПОЗИЦИОННОЙ ВОЙНЕ



РАЗДЕЛ 7

ОСНОВЫ СНАЙПЕРСКОЙ ТАКТИКИ

РАЗВЕДКА ЦЕЛИ

Основным методом разведки целей для снайперов является постоянное скрытое наблюдение. Ведет его обычно дежурный снайпер. При этом выбирается позиция на высотке, можно на дереве или на какой-либо вышке, но обязательно тщательно замаскированным образом, ибо противник всегда ищет снайперов, наблюдателей и корректировщиков именно в таких местах. Ценность удачно обустроенного наблюдательного пункта необычайно велика, настолько велика, что вести снайперский огонь с наблюдательных пунктов во избежание их расшифровки категорически запрещается. Общая масса разведданных, полученных при удачном наблюдении, намного ценнее, чем удачный снайперский выстрел. Дежурный снайпер, находясь в безопасном от случайных пуль и осколков месте, наблюдает только в перископ или в артиллерийскую буссоль, которые тоже должны быть замаскированы и не давать световых отблесков от стекол. Что можно заметить наблюдением на сопредельной стороне и нейтральной полосе? Сначала ничего. Надо ждать развития событий. Рано или поздно блеснут стекла бинокля и проявится силуэт головы офицера (или полевого командира), наблюдающего с той стороны в глубине обороны противника. Стало быть, наблюдающий нашел удобное для наблюдения место и появится там неоднократно. Возникнут "змеиные головы" перископов и буссолей вражеских наблюдателей. Или появятся "рога" стереотрубы. Все это будет поворачиваться и давать отблески от стекол. Посмотрите на свой замаскированный "лохматым" чехлом оптический прибор и постарайтесь обнаружить такой же на сопредельной стороне. Так выявляются наблюдательные пункты противника. Вот выбрасывается земля из окопа ближе к нам от линии траншей противника - это готовится позиция гранатометчика или дежурного пулеметчика. За передним краем противника видны антенны - это уже интересно: где антенны, там пункт или узел связи, следовательно, рядом должен быть командный пункт. В траншеях противника появилась каска (фуражка, пилотка, голова в косынке и т. д.) один раз, исчезла, появилась снова - это приманка для снайпера. Почему? Потому что каска не повернулась в изгибе траншеи, когда пошла по горизонту, стало быть ее неумело несут на палке, а голову в фуражке или пилотке без каски никто противнику даже в первые часы позиционного противостояния выставлять не будет. В одном и том же месте можно заметить клубы сизого или черного дыма - это работают на форсаже двигатели бронетехники. Внимательным визуальным наблюдением можно обнаружить очень много интересного и полезного. По огням костров и дыму от них можно определить местонахождение кухонь и пунктов питания. Офицеры и полевые командиры противника могут быть и без знаков различия, но признаком штабов, офицерских площадок и ячеек управления в глубине обороны неприятеля может послужить постоянный приход-отход людей, появление военнослужащих с офицерскими сумками, приборами наблюдения, с властной жестикуляцией, проводная связь и прочее. В практике известен случай, когда командный блиндаж противника выдало постоянное появление в одном и том же месте кота, которого прикормили немецкие офицеры.

При наблюдении в перископ и при обнаружении цели надо заметить ориентир (подбитая бронетехника, развалины, дерево - любой неподвижный и заметный предмет), возле которого появилась цель, сразу же определить расстояние до этого ориентира и сделать соответствующую запись в журнале наблюдения с указанием времени обнаружения цели.

Сектор наблюдения разбивается на зоны или полосы по принципу отдаленности от своего переднего края. Обычно ширина этих полос составляет 200 метров. Последовательность просматривания местности проводится "челночным" образом (схема 105), начиная "от себя".


Схема 105. Челночная последовательность наблюдения

Наблюдение и визуальная разведка целей проводятся днем и ночью. Пока один снайпер наблюдает, другой прослушивает все звуки, которые может уловить. Прослушивается не только "атмосфера", обязательно прослушивается земля. Каким образом? Воткните в землю обычную солдатскую малую лопатку и приложите ухо к черенку. Сначала тоже ничего не услышите. А потом, по мере концентрации внимания, вы, к удивлению для себя, услышите невероятно много. Земля очень хорошо проводит звуки. Можно услышать гул моторов и лязг гусениц - это движется бронетехника. Можно услышать глухие удары тяжелым о землю - это что-то тяжелое сгружают с автомашин. Можно услышать работу шанцевого инструмента при подготовке позиций, шаги солдат, идущих строем. Втыкая лопату ориентацией плоскости штыка по разным направлениям и под разными углами, можно довольно точно определить направление звуков. Все звуки, пойманные под землей, сравниваются со звуками, уловленными в атмосфере. Для лучшего "звукоулавливания" это предпочтительнее делать поближе к противнику на нейтральной полосе, разумеется, скрытно и замаскированно. Имеются и другие способы "земляного" прослушивания, подсобно изложенные в специальной литературе.

По всем результатам визуального наблюдения и аудио-прослушивания производится тщательное сравнение с данными, которые добыли разведчики и наблюдатели. По возможности все это сравнивается и взаимно дополняется данными артиллерийских разведчиков, которые проводят такие мероприятия самостоятельно и очень качественно. Обнаруженные цели наносятся на карту. Полученные разведданные в последовательности поступления записываются в специальный журнал.

Наблюдение за нейтральной полосой, передним краем противника и его тыловым пространством проводится постоянно. В наблюдении, кроме штатного наблюдателя, участвуют разведчики, артиллерийские корректировщики, непосредственный командир и, разумеется, снайперы. Каждый из них имеет свои задачи, но наблюдают они обстановку с разных позиций, видят ее в неодинаковых ракурсах и поэтому для общей пользы всегда делятся друг с другом результатами наблюдений.

Снайпер должен обязательно изучить карту района своей ответственности. Она дает ему полную картину рельефной обстановки. Допустим, за какой-то высоткой снайперу местность не видна, а на карте там будут точно обозначены овражки, впадины, лощины, скаты и прочие неровности.

Наблюдением выявляются слабые места обороны противника. Иногда наблюдением и прослушиванием обнаруживаются интересные и неожиданные вещи, а именно: отсутствие какого бы то ни было наблюдения со стороны противника (бывало и такое), расхлябанность его бойцов, небрежное и небдительное несением службы, отсутствие шанцевых работ, появление на передовой противника гражданских и явно посторонних лиц (им нечего там делать). Все это указывает на слабую и непрофессиональную организацию работы противника в обороне. Обнаружение смены личного состава противника на позициях - это большой подарок для своего командира. Во всех вышеперечисленных случаях командир принимает самостоятельное решение о немедленной атаке - грех не воспользоваться образовавшейся слабиной. Именно в такие моменты атака своих будет неожиданной, необычайно эффективной и с минимальными потерями.

Переоценить результаты тщательного и постоянного наблюдения невозможно. Снайпер, наблюдатель и разведчики, вынужденные постоянно наблюдать по специфике своей боевой работы, - это глаза и уши командира.

Поэтому наряду с основной истребительной деятельностью снайпера ему всегда ставятся задачи по наблюдению. В позиционно-оборонительных боевых действиях сопутствующая работа снайперов как наблюдателей играет очень важную роль. Снайперу ставятся отдельные и конкретные задания по наблюдению в зоне его ответственности. Независимо от того, где располагается позиция снайпера - на переднем крае своих или на ничейной полосе, - снайпер обязан изучать местность и выявлять огневые средства противника. В любом случае снайпер ведет журнал наблюдения в произвольной форме, в котором записывает координаты и время обнаружения того или иного объекта, события, появления в тех или иных местах солдат и офицеров противника, выполнения шанцевых и других оборонительных работ и прочее. Мелочей в наблюдении не бывает. Из записей снайперов, разведчиков и наблюдателей офицер составляет общую картину боевой обстановки.

Противник всегда стремится атаковать внезапно. Снайпер как наиболее тренированный наблюдатель обязан вовремя обнаружить признаки подготовки противника к атаке и сделать все возможное для срыва или ослабления ее снайперским огнем (см. далее).

Особенно внимательно снайперы должны наблюдать за обстановкой возле минных заграждений - своих и противника, ибо перед выдвижением в атаку саперы противника всегда постараются проделать проходы в этих заграждениях.

ПОСТАНОВКА ЗАДАЧ СНАЙПЕРАМ

Снайперам ставятся задачи в соответствии с их возможностями воздействия на противника.

С началом атаки противника снайперы уничтожают огнем живую силу, и в первую очередь офицеров, и опасные для своих огневые средства, прикрывающие и обеспечивающие огнем продвижения противника.

Дистанция действительной стрельбы снайперской винтовки у стрелка с хорошей подготовкой практически не превышает 800 метров. Поэтому снайперам для эффективной работы при широкой нейтральной полосе - более 400 метров - приходится ночью скрытно выдвигаться и занимать позиции на нейтральной полосе. Перед ними всегда стоят одни и те же задачи:

  • уничтожение быстро появляющихся и исчезающих целей, которые не наблюдаются и недосягаемы для поражения со своего переднего края;
  • уничтожение офицерского состава противника;
  • срыв организации работы переднего края противника;
  • снайперский террор и деморализация неприятеля;
  • наблюдение за событиями на стороне противника, изучение расположения его огневых средств, наблюдательных, корректировочных и командных пунктов и других важных в тактическом отношении объектов.

При постановке задач снайперам обязательно указываются: ориентиры, полоса наблюдения, рубежи предполагаемого сосредоточения противника, опасные в тактическом отношении участки местности, на которые обращается особое внимание при наблюдении. Снайпера, выдвинувшегося за передний край своих для наблюдения на нейтральной полосе, обеспечивают необходимыми средствами связи для своевременной передачи информации.

Для того чтобы действовать эффективно, снайпер должен действовать сознательно, а для этого он должен уяснить себе тактическую задачу своего подразделения.

При получении задачи снайпер согласовывает с командиром расположение своих основной, запасных и ложных позиций, потому что командир обязан знать, где этот снайпер (или группа снайперов) будет работать па нейтральной полосе и где его искать. Ибо в стремлении приблизиться к противнику на верный выстрел и в поисках наиболее выгодных углов обстрела, позволяющих "достать" цель в самых неожиданных местах глубины обороны противника, снайперы подчас занимают позиции очень близко от его переднего края - в 300-250 метрах, а иногда и ближе. И поэтому во время работы снайпера за ним должны непрерывно следить со стороны первой линии траншей его переднего края и знать, где он находится. Почему? Потому что, когда он после стрельбы будет обнаружен противником и на его ликвидацию бросят автоматчиков, только огневая поддержка со стороны своих поможет снайперу оторваться от неприятеля, добежать или доползти до безопасного места. В старые времена для этого специально выделяли станковый пулемет. Сейчас о возможностях станковых пулеметов забыли вообще, хотя наставлениями их применение еще предусмотрено. Станковый пулемет - очень сильное огневое средство. Его устойчивость позволяет весьма легко и эффективно поражать множественные незамаскированные цели на расстояниях до полутора километров. Для знающего человека сложного в этом ничего нет. Еще не так давно пулеметчики запросто могли поражать цели "через головы своих" и на обратных скатах высот. Поэтому обусловливаются скрытые пути отхода с позиции к своим в случае осложнения обстановки и порядок огневого прикрытия со стороны своих при отходе снайперов, время, когда позиции будут готовы, порядок взаимодействия с соседями (такими же снайперами) других подразделений. Снайпер должен знать систему огня своего подразделения и знать направления и пути отхода боевого охранения своих в случае прикрытия его снайперским огнем при отступлении.

Несмотря на то, что целей выявляется довольно много, стрелять по ним сразу желательно не всегда. Чем больше противника выявлено сейчас, тем хуже для него потом. Василий Зайцев это называл "жизнь в рассрочку". В решающий момент будет убит наблюдатель, офицер, дежурный пулеметчик, разбиты наблюдательные приборы, застрелены в изгибах траншей бойцы противника. Наступит снайперский террор. Все боятся высунуться из окопов. На какой-то промежуток времени организованные действия противника будут парализованы. Снайпер дезорганизовал работу переднего края противника и в ответственный момент помог своим в большей степени, чем просто увеличил свой личный счет. Снайпер улучшил тактическое положение своих. Противник в необходимый по течению событий момент будет обезглавлен, ослеплен, дезорганизован и нанесет гораздо меньше ущерба.

В позиционной войне лучше всего такие вещи получаются у снайпера. И это всегда было, есть и будет его основной задачей.

Снайперский промысел не всегда производится с нейтральной полосы или переднего рубежа своих. В обороне нет глухих, закрытых мест. На стыке между частями противника можно выдвинуться вместе с разведчиками во фланг противнику и занять очень выгодную позицию. Такие выдвижения во фланг производятся ночью, скрытно и бесшумно. При этом используются складки местности, туман, резкие температурные перепады. Например, при резком осеннем понижении температуры разведгруппы неоднократно пробирались в тыл противника по внезапно замерзающим болотам, ручьям и т. д. - таким местам, которые противник считал непроходимыми и где не выставлял наблюдение и не осуществлял минных противопехотных постановок.

В таких случаях очень легко выявляются артиллерийские позиции, офицерские площадки, штабы и прочие места сосредоточения живой силы противника. Сбоку противник открыт и уязвим. В любом варианте снайперской разведки очень полезно выяснить распорядок дня переднего края и тылового обеспечения противника. Это позволяет установить моменты, когда противник расслаблен и отвлечен, например для приема пищи.

По необходимости обстоятельств снайпер (группа снайперов) может открыть огонь на уничтожение или вернуться к своим с разведданными. Но чаще всего группа снайперов и разведчиков огнем пулеметов и снайперских винтовок в нужный момент (а иногда и просто так) пускают кровь живой силе противника. Фланговый огонь группы снайперов в "торец" позиций противника будет не просто результативным - он будет губительным и вызовет панику в траншеях противника. Обязательная цель при этом - офицеры и дежурные пулеметчики (огонь пулеметов может оказаться роковым для снайперов) Все остальные на средних и близких дистанциях не смогут оказать снайперам организованного сопротивления. Наблюдатели уничтожаются в последнюю очередь - если их позиции разведаны, они никуда не денутся.

В таких случаях сигналом к открытию коллективного огня служит первый выстрел старшего группы. После работы осуществляется скрытый отход без команды, самостоятельно по лощинам, старым траншеям, складкам местности. Разведснайперская группа структурно делится на тройки с назначением старшего, чтобы никто не отстал и не потерялся.

ДЕЙСТВИЯ СНАЙПЕРОВ ВО ВРЕМЯ АРТИЛЛЕРИЙСКОЙ ПОДГОТОВКИ И АТАКИ ПРОТИВНИКА

Во всех войнах при артподготовке сила артиллерийского огня противника из всех имеющихся в его распоряжении артсистем настильного и навесного огня (пушек, гаубиц и минометов) обрушивается на первую и вторую траншеи обороняющихся для подавления их живой силы и огневых средств.

Непосредственно во время артиллерийской подготовки всегда происходит подтягивание живой силы противника и выдвижение ее на рубеж атаки. Выдвигаются пехотные огневые средства, которые предназначены для конкретной огневой поддержки продвижения атакующей пехоты непосредственно на поле боя.

При артподготовке падение снарядов противника па нейтральную полосу происходит только случайно. В период артподготовки, как правило, противнику не до снайперов. По этим причинам очень целесообразно иметь снайперов в составе полной снайперской бригады или нескольких снайперских пар на заранее обустроенных и замаскированных позициях, расположенных впереди переднего края на нейтральной полосе. Снайперы, находящиеся при вражеской артподготовке в таких местах, практически не поражаются артиллерийскими или авиационными боеприпасами противника.

При сплошном грохоте, который стоит при таких мероприятиях, выстрелы снайперских винтовок практически неразличимы. Дым и пыль от снарядных разрывов делают невидимым дым от снайперских выстрелов. Поэтому, находясь от вражеских позиций на расстоянии верного выстрела, снайперы успешно и безнаказанно уничтожают очень важные цели, работа которых в противном случае нанесет ощутимый вред в предстоящей атаке, а именно: артиллерийских корректировщиков, артиллерийские и минометные расчеты, офицеров, связистов, ячейки управления противника. Концентрированным коллективным огнем по командным пунктам противника в решающий момент можно сделать так, что атака противника захлебнется, еще не начавшись. Снайперским огнем можно сорвать и артподготовку противника (см. далее). Значение срыва атаки противника трудно переоценить. Это может вообще изменить картину боя.

Наступающие всегда стараются сделать так, чтобы между концом артподготовки и началом атаки не было разрыва по времени. По этой причине обороняющаяся сторона должна иметь встречные средства огневого подавления и быть готовой открыть огонь, как только противник "продвинет огневой вал" в глубину обороны. При отражении атаки противника снайперы принимают на себя первый удар, и поэтому рядом с ними должны быть местные средства сдерживания - пулеметы, противотанковые и противопехотные гранатометы Задача снайперов в обороне - уничтожение огневых средств и целей, наиболее опасных для своих: офицеров, пулеметчиков и гранатометчиков противника, артиллерийских и минометных расчетов, связистов. Противник в полусогнутом виде, перетаскивающий что-то тяжелое (обычно это миномет), должен быть уничтожен в первую очередь. Противник, который переносит что-то на первый взгляд непонятное и объемное, должен быть уничтожен прежде всего. Обычно все тяжелое и непонятное - это огневые средства, приданные к пехоте для огневой поддержки атаки. Сейчас все - и рядовые, и командный состав - предпочитают воевать в одинаковой форме без знаков различия. Поэтому ориентируйтесь на командно-властное поведение, выправку, движения рук, на указывающие и направляющие жесты, на наличие биноклей, полевых сумок, кобур, коротко-ствольного оружия, мобильных средств связи и уничтожайте такие цели в первую очередь. Смотрите в глубину, за атакующими цепями противника - уж там-то вы наверняка увидите кого-то с биноклем или за стереотрубой. Это ячейка управления, и такая цель подлежит немедленному уничтожению.

Вышеперечисленные цели для снайперов являются первоочередными. Не увлекайтесь истреблением живой силы противника. Это дело пулеметчиков. Когда противник при отбитой атаке побежал назад, вот тогда с легкой совестью можно увеличивать свой личный счет.

СНАЙПЕР ПРОТИВ СНАЙПЕРА

Лучшее средство против снайпера - другой снайпер. Межснайперские поединки "один на один" при ведении боевых действий нередки. В этом случае надо помнить, что ваш противник - тренированный и тактически подготовленный, сообразительный и профессионал. Ваша задача - выявить и убить его. Он хитер - вы должны перехитрить его. Он скрытен - вам надо вычислить и обнаружить его. Простое сидение в неподвижной засаде на противника почти ничего не дает. Вражеского снайпера надо "завязать на себя" и заставить работать. Василий Зайцев четко, как никто другой, сформулировал, как это надо сделать: "Втяни его в поединок, заставь стрелять, придумай фальшивые ходы, рассей его внимание, дразни, выводи из себя, запутывай свои следы - только что был здесь и уже стреляешь из другого места, утомляй его зрительную сосредоточенность. Изнуряй его беспрестанным показом манекенов. Раскрой систему его огня и узнай стиль его работы. Заставь его раскрыться и поймай этот момент. Заставь его перемещаться так, как тебе выгодно, и пусть он подставится. Он подставится рано или поздно. Ты русский и ты терпеливее его, в этом главное твое преимущество. В снайперском единоборстве запрещенных приемов нет. Тебе навязывают поединок - отказываться нельзя. Если не ты, то кто же? Есть неписаное правило: кодекс чести снайперов предписывает доводить снайперский поединок до конца. Ошибаться нельзя. Ошибка обходится дорого. В снайперском поединке надо думать, думать и терпеть, терпеть и чувствовать противника. Нетерпеливый и бесчувственный - добыча смерти. В межснайперском поединке ты сможешь сделать один-два выстрела, не больше. И для подготовки последнего, решающего выстрела нужно быстро, очень быстро сработать головой" (из конспекта лекций В. Зайцева).

Межснайперские поединки происходят в различных условиях при различных обстоятельствах. Для обнаружения вражеского снайпера задействуются все методы, описанные в этом пособии, а также практический опыт и звериное чутье конкретного снайпера на обстановку. Готовых рецептов при этом быть не может, как нет и никогда не будет рецептов ведения межснайперской дуэли. Учитываются и задействуются сильные и слабые стороны позиций - своей и противника, освещение, расположение и движение солнца, появление и исчезновение теней, рельеф местности, а также особенности психики противника.

Противника вызывают на выстрел и "дразнят" различными способами. Иногда для этого достаточно выставить каску и независимо от попадания по ней помахать над окопом малой лопаткой - на стрельбищах это означает промах. Довольно часто снайпер противника стреляет по этой лопатке, после чего ему показывают "дразнилку" еще и еще. Во все времена часто применялся прием, когда длинную и бесформенную связку травы тянули на веревке по слегка пересеченной местности рывками, имитируя движение ползущего человека. После выстрела противника, независимо от попадания, эту связку тянули все быстрей и быстрей, имитируя движение человека, спасающегося от пули. Можно и просто ждать под перископом, пока снайпер на открытой позиции не выдаст себя каким-либо движением. Варианты возможных действий описать невозможно, настолько они нестандартны, ибо рождаются изобретательностью конкретного снайпера, вынужденного работать в конкретной обстановке.

В литературе неоднократно описывались случаи, когда снайперы, "случайно" выставив часть силуэта (чаще всего край свернутой шинели или бушлата), после выстрела противника артистично "выкидывались в агонии" из окопа, раскинув руки, и падали боком куда-то в сторону (но всегда туда, где лежала на упоре запасная винтовка) и ждали, пока противник не будет любопытствовать в биноколь о результатах своего попадания. И в прошлой войне, и в современных конфликтах многие любители увеличивать личный счет часто попадались на это. Бывали случаи, когда снайперы первым выстрелом на позиции противника обозначали себя и провоцировали вражеского снайпера на выстрел, но вместо себя выбрасывали на бруствер искусно сработанное чучело лицом вниз и вместе с ним выталкивали винтовку. Находясь под чучелом, ждали, когда противник выстрелит по чучелу для контроля (иногда чучело шевелилось, изображая "недостреленного") или высунется для наблюдения в бинокль.

Иногда достаточно на открытой позиции после своего выстрела поставить вместо себя чучело и с запасной позиции "накрыть" противника, который будет это чучело расстреливать, - в практике бывали и такие случаи.

Межснайперский поединок не всегда происходит с неподвижных позиций. Зная рельеф местности, противоборствующие снайперы перемещаются ползком или короткими открытыми перебежками (чаще всего в обманных целях), стараясь "закрутить" поле боя по-своему и поставить противника в невыгодные условия стрельбы.

В межснайперской дуэли легких побед не бывает. Побеждает более опытный, терпеливый и коварный. Поэтому если есть возможность, снайпера противника лучше и результативнее обкладывать, как волка, коллективными усилиями группы снайперов и разведчиков. В контрснайперской работе запрещенных приемов нет. Пусть вражеский снайпер думает, что работает против одного противника. В определенный момент на него "навалятся" из нескольких стволов с нескольких направлений. И если контрснайперской группе приходится вступать в работу против группы снайперов противника, всегда стараются "отсекать" вражеских стрелков от группы по одному, используя любые методы, приведенные здесь или изобретенные на ходу, коллективно блокировать этих одиночек и уничтожать тоже по одному.

Кроме того, при коллективных действиях многократно возрастает естественный контрснайперский фактор, а именно - развитие событий.

Это развитие событий каждым бойцом контрснайперской группы контролируется с разных сторон, стало быть, возрастает возможность их боевой реализации.

Летом 1942 года в сталинградских уличных боях русским несколько дней досаждал немецкий снайпер, работавший в паре с пулеметчиком. При очередном подстреле очевидцы пояснили, что солдат был убит в голову откуда-то сверху, и показали, как он стоял в момент подогрела. Русский снайпер с пробитой каской в руках примерно восстановил линию полета пули. Ему рассказали, что выстрела не было слышно из-за пулеметной трескотни. Был сделан вывод, что на стороне противника работал грамотный снайпер, и было принято решение сперва лишить этого стрелка звукового прикрытия - ликвидировать пулеметчика. Русский снайпер занял позицию в глубине развалин в тени. Ассистенты показали в одном месте сразу несколько манекенов-приманок, "бегущих" в одном направлении. Немецкий пулеметчик "клюнул" на групповую приманку и пострелял по ней несколько секунд, что стоило ему жизни. За это время напарник снайпера проскочил разграничительную линию между своими и чужими и стал заходить между развалинами во фланг позиции немецкого стрелка. Немецкому снайперу показали сначала каску, но ее несли специально небрежно, чтобы он распознал приманку. Затем ассистенты показали чучело, на которое немец тоже не "клюнул". На игру последующих приманок немец тоже не попался. Пока все это происходило и внимание немца было отвлечено, напарник снайпера пробрался сбоку и сзади позиции немецкого снайпера и увидел его среди развалин, сосредоточенно наблюдающего в перископ с верхних этажей полуразрушенного дома. Немец был застрелен, с высоты этого дома помощник снайпера застрелил еще двух немецких солдат и принес на свою сторону трофейную снайперскую винтовку и перископ. Это классический пример, как, действуя коллективно, противника можно отвлечь и обойти.

При нашем наступлении в предгорьях Карпат у немцев появился стрелок, довольно меткий, который точной стрельбой издалека разбивал стереотрубы, перископы и мгновенно брал на мушку все, что двигалось. Маскировался он безупречно. Пулеметного звукового фона не было. Вспышки выстрела никто не замечал. Звук был приглушенный - вроде как стреляли издалека. Чучел на той стороне тоже никто не показывал. Вреда этот стрелок нанес немало, буквально "ослепив" командный состав. Визуальным наблюдением его позицию установить не удавалось. Она была вроде как "блуждающей". Постепенно различные направления и версии провокацией приманок отпадали, район поисков сузился и в поле внимания все чаще и чаще стала попадаться куча разбитых снарядных ящиков и другого хлама. Ночью саперы проделали проход в минном поле, под прикрытием снайпера, оставшегося возле разминированного прохода, разведчики сделали засаду возле вышеупомянутой кучи. Под утро взяли приползшего на позицию снайпера. Его допросили тут же экспресс-методом, и он показал, что его напарник занимает отвлекающие позиции по сторонам на удалении 100-150 метров от кучи. Наш снайпер занял скрытую позицию за той же кучей и через некоторое время обезвредил выстрелом в бок другого немецкого снайпера, который выдвинулся своим чередом. Потом выяснилось, что немецкий снайпер стрелял из кучи битых ящиков через несколько щелей. Вернее, он стрелял "в кучу" - дым оставался в обломках и постепенно рассеивался, звук приглушался, пламени тоже не было видно. Поучительным в этой операции было то, что пленного полезно допрашивать по горячим следам.

В другом случае разведгруппа, ползавшая каждую ночь по нейтральной полосе, обнаружила в небольшой заброшенной траншее за мелким кустарником стреляные гильзы, утоптанный грунт и карточку огня с нанесенными на ней ориентирами на нашей стороне и обозначенными дистанциями до них. На всякий случай возле этой позиции задержались, и не напрасно - перед рассветом туда приполз немецкий снайпер, которого повязали и притащили на свою сторону. Его напарника тихо зарезали рядом на запасной позиции, которая тоже была отмечена на карточке огня. Немец для облегчения своей работы оставлял такие карточки на каждой позиции, чтобы не таскать их с собой, и составлял их очень пунктуально, что и подвело его напарника. На позиции нельзя оставлять ничего привлекающего внимание, даже стреляных гильз. На карточках огня запрещается делать обозначения чего-либо, находящегося на своей стороне. Нельзя все время выходить на одну и ту же позицию. Не только наши захватывали немецких снайперов при ночных выходах. Немало и русских, не придавших таким вещам никакого значения (это русская ментальность), попало в плен именно таким образом. Однажды русский снайпер выбросил ненужную ему примитивную карточку огня с обозначенным на ней немецким наблюдательным пунктом. Карточку подобрали немецкие разведчики, и через сутки этот снайпер попал в немецкую засаду, устроенную перед этим наблюдательным пунктом. Запомните: на войне нет мелочей ни в чем. Случайность - это следствие оплошности.

В 1943 году недалеко от Полтавы разведчики ночью притащили "языка". Он был испуган и помят. Ему развязали руки, вынули кляп изо рта и дали зажженную сигарету. Он успокоился и сразу начал говорить.

На вопрос о снайперах он ответил, что совсем недавно прибыла новая группа снайперов, которые раньше работали на других участках, уже обстреляны, на их счету есть убитые. Стрелковая подготовка отличная, маскировка безупречная. Очень осторожны. На простые приманки не реагируют. Пленный, видя, что его не собираются убивать по крайней мере тут и сейчас и обращаются пока хорошо, очень подробно описал методы работы этой снайперской группы, особенности характера и привычки каждого из этих снайперов.

В частности, он показал, что командир этого снайперского отделения маскировался только природными ветками и травой, позиции особо не оборудовал, менял их часто, работал на ровном месте с нейтральной полосы, но сзади себя всегда имел лощину или старые траншеи для отхода. Его заместитель предпочитал занимать позиции со стороны солнца, в глубокой тени под высокими скатами, обкладываясь со всех сторон ветками или между кустов.

Эти особенности было решено использовать для пользы дела. На крупномасштабной карте 1:250000 установили места рельефа местности с подходящими лощинами и скатами с южной стороны. Ночью снайпер занял замаскированную позицию сбоку от лощины в старых окопах. Днем было жарко, и внимание снайпера в предполагаемом месте привлек куст, листья которого "опустили уши" - кто-то его недавно посадил и не полил. Кроме того, перед кустом со стороны наших окопов была вырвана высокая трава, хотя рядом стояла такая же высокая трава. Это был явно расчищенный сектор обстрела, и, кроме того, траву всегда в таких случаях вырывают, чтобы она не качалась от пороховых газов при выстреле и не демаскировала позицию. Снайпер дождался, пока немец, просидев безрезультатно под начавшим вянуть от жаркого солнца кустиком, не уполз в лощину для смены позиции. В одном из изгибов этой лощины он "подставился" и был застрелен.

Его заместителя, прятавшегося в тени, обнаружили аналогичным способом. Этот снайпер тоже прятался, неглубоко закопавшись под кустиком, имея, кроме того, кусты справа и слева. Под контролем перископа ему направили в оптический прицел солнечный зайчик от куска зеркала, укрепленного на палке и выставленного из окопа. Представьте, как почувствовал себя этот стрелок. Он дернулся так, что куст над ним покачнулся. По световому пятну от солнечного зайчика, направленного в амбразуру под куст, выстрелили залпом из двух снайперских винтовок. Труп убитого снайпера потом нашли при наступлении. Засохший куст стоял над ним на перекрестии из веток и сучьев. Остальные снайперы этой группы затаились и почти не проявлялись.

Василий Зайцев описывал случай уничтожения немецкого снайпера, засевшего за броневым щитком от русского пулемета "максим". Зайцев долго ждал развития событий, пока немцу не принесли обед, и дождался момента, когда немец что-то пил из термоса и, забывшись, запрокинул голову назад, выставив ее над щитком.

В другом случае, когда немецкого снайпера не удавалось взять "в лоб", Зайцев занял позицию в стороне от основного участка событий, с фланга по высотке, откуда ему просматривались изгибы траншей. Зайцев ждал развития событий и дождался, пока немецкий снайпер не показался в одном из таких изгибов. Он шел с винтовкой, заброшенной за спину, и о чем-то беседовал с офицером, который шея радом. Зайцев застрелил обоих.

В литературе описан классический пример контрснайперской изобретательности, который после Второй мировой войны был приведен в учебниках снайперской практики многих стран мира. Немецкий снайпер оборудовал вблизи линии своих траншей, за минным полем, бетонированную "глухую" позицию за бронещитком и очень досаждал переднему краю русских. Русский снайпер, который получил приказ уничтожить вредного фашиста, к выполнению поставленной задачи подошел творчески. Он тщательно изучил распорядок жизнедеятельности своего немецкого "коллеги" и установил, что тот с истинно немецкой пунктуальностью в одно и то же время уползает к своим на обед. Ночью саперы проделали проход в минных заграждениях, а днем русский снайпер в обеденное время незаметно подполз к бетонированной позиции и в отсутствие хозяина закопал под бронещитком мину от 120-мм миномета, на взрыватель которой прикрепил клочок белой бумаги. Часа через полтора, когда немец должен был вернуться с обеда, русский снайперским выстрелом по хорошо видной белой бумажке подорвал мину. Труп немецкого снайпера вместе с бронещитком отбросило далеко в сторону.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.245.126 (0.02 с.)