ГЛАВА СЕДЬМАЯ. О Маленьком Ворчуниш-ке, о мамаше Медведице, о папаше Бамсе и о том, как Мортен и Лазающий Мышонок ходили в гости



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ГЛАВА СЕДЬМАЯ. О Маленьком Ворчуниш-ке, о мамаше Медведице, о папаше Бамсе и о том, как Мортен и Лазающий Мышонок ходили в гости



Это было в понедельник. У мамаши Медведицы было столько хлопот! Ведь по понедельникам она затевала обычно большую стирку. Она стирала рубашки папаши Бамсе, штанишки Маленького Ворчунишки, свои передники, халаты, простынки, наволочки и ещё много-много других вещей.

Маленький Ворчунишка очень любил во всем помогать маме. Но больше всего на свете он любил стирку. Когда мама сказала, что собирается стирать, Маленький Ворчунишка собрал целый ворох своей одёжки и сложил его в большую кучу рядом с огромным тазом, в котором мамаша Медведица стирала бельё. И пока она наливала в таз воду, Ворчунишка копошился рядом. Он вырыл в куче вещей маленькую пещерку и с головой забрался в неё. Ему было так хорошо и уютно среди всех этих рубашек и штанишек, простынок и наволочек.

— Так, а теперь мы положим все бельё в таз, — сказала мамаша Медведица и свалила всю кучу в таз.

Внезапно в тазу начало что-то странно плескаться и булькать.

— Ой! — испуганно воскликнула мамаша Медведица и заглянула в таз.

И тут из груды грязного белья вынырнула голова.

— Ну зачем ты меня сюда засунула? — заныл Маленький Ворчунишка, потому что это его голова вынырнула из таза.

— Но, дорогой мой, я ведь не знала, что ты сюда забрался, — объяснила мама.

— А я забрался, — проворчал Ворчунишка. Он был ужасно грустный и недовольный, потому что больше всего на свете не любил купаться.

— Ну что ж, — сказала мамаша Медведица, — раз уж ты попал сюда, придётся тебя как следует выкупать.

И хотя до субботы, когда обычно мыли медвежонка, было ещё далеко и Маленький Ворчунишка ужасно ворчал, мамаша Медведица принялась его намыливать и тереть, напевая косолапому сыночку

 

КУПАЛЬНУЮ ПЕСЕНКУ:


Мойся, Ворчунишка,
Косолапый мишка.
Чтобы мишка чистым был,
Надо, чтобы мишка мыл
Коготки и пятки,
Спинку, грудь и лапки.
Три коленки губкой
И не морщи губки.
Мамочку послушай,
Вымой чисто уши.
Нос потри как следует,
А реветь не следует.
Ах, как вкусно пахнет мыло!
Мойся чисто, мишка милый,
Милый мой сынишка,
Косолапый мишка.

 

Когда Ворчунишка стал совсем чистеньким, мама вытерла его большим махровым полотенцем и надела на него чистые штанишки и рубашечку.

Маленький Ворчунишка так хорошо чувствовал себя после купания, что даже подумал: «Оказывается, это не так уж плохо — выкупаться и стать чистым».

Как раз в то время, когда медвежонок стоял перед зеркалом и разглядывал, какой он стал чистенький и красивый, в дверь постучали. Это были бельчата Том, Лисе и Малыш Пер, которые пришли поиграть с медвежонком.

— Ты скоро выйдешь? — спросили бельчата хором.

— Уже бегу, — заторопился Ворчунишка, застёгивая последнюю пуговку на своих штанишках.

— Какой ты сегодня чистенький и красивый, — заметила Лисе. (Она ведь была девочкой, а девочки всегда замечают все лучше мальчишек.)

— Да? — Маленький Ворчунишка даже закряхтел от удовольствия. — Это потому, что я сегодня купался. Хотя до субботы ещё очень далеко, — добавил он гордо.

Бельчатам было приятно, что у них такой чистенький друг. Том и Лисе взяли его за ла-I пы, и они во весь дух побежали в гору. Малыш Пер едва поспевал за ними.

— Осторожнее, Ворчунишка! — закричала вслед им мамаша Медведица. — Смотри не разбейся!

— Не волнуйся, мамочка! — донеслось до неё издалека.

Мамаша Медведица как раз кончала развешивать бельё на верёвке, когда перед домом появились Мортен и Лазающий Мышонок.

— Добрый день, фру Медведица! — вежливо поздоровались мышата.

— Ах, здравствуйте, это вы?! — обрадовалась мамаша Медведица.

— Да, да, это мы, — подтвердил Лазающий Мышонок.

— Мы бы хотели поговорить с господином Бамсе, — объяснил Мортен.

— По важному делу, — добавил, не утерпев, Лазающий Мышонок.

— Проходите, пожалуйста, — пригласила мамаша Медведица, — он в гостиной.

Лазающий Мышонок и Мортен вошли в дом и увидели папашу Бамсе. Огромный медведь сидел в своём кресле-качалке и курил трубку.

— Добрый день, господин Бамсе, — хором закричали мышата.

— Что-что? — не понял папаша Бамсе и стал крутить головой во все стороны.

— Мы говорим «добрый день!» — закричал Лазающий Мышонок.

— Это-то я слышу, — прорычал папаша Бамсе, — я только никого не вижу.

— Это мы! — закричал Лазающий Мышонок.

— Это я — Мортен Лесной Мышонок! — закричал Мортен изо всех сил.

— Это я — Лазающий Мышонок! — завопил Лазающий Мышонок.

— Ах, это вы! — обрадовался папаша Бамсе. — Ну входите, входите.

— Мы уже вошли! — закричал Мортен.

— Мы стоим здесь, у самой твоей лапы! — завопил Лазающий Мышонок.

Папаша Бамсе поднялся со своего кресла и сунул нос прямо в пол.

— А-а, вижу, вижу, — прорычал он, немножко поводив носом по полу.

— Мы очень хотим поговорить с тобой о чем-то, — объяснил Мортен своим самым вежливым голосом.

— Важном, — добавил Лазающий Мышонок так громко, что у Мортена зазвенело в ушах.

— Очень рад, что вы зашли ко мне. Только лучше забирайтесь-ка на стол и сидите там, чтобы мы лучше могли видеть друг друга.

Лазающий Мышонок и Мортен быстренько забрались на стол, и только после этого они смогли наконец-то начать беседу.

— Я подумал о чем-то очень важном, — сразу же заявил Мортен Лесной Мышонок.

— Вот как! Ты подумал? — удивился папаша Бамсе. — Ну что ж, это похвально, — добавил он.

— Да, да, я подумал, — повторил Мортен, — я подумал, что в нашем прекрасном лесу животные не имеют права поедать друг друга.

— А они это делают? — удивился папаша Бамсе.

— Да, они это делают, — подтвердил Мортен. — И чаще всех этот противный Миккель-Лис.

— Да-а, — протянул папаша Бамсе, — он всегда был такой.

— Не понимаю, почему он не может есть орехи и ягоды, как все мы? — возмущённо произнёс Мортен.

— А он разве этого не делает? — снова удивился папаша Бамсе.

— Нет. Он съедает всех, кого встречает на своём пути. Если он будет продолжать в том же духе, скоро в нашем лесу не останется ни одной мышки.

— Это было бы очень печально, — вздохнул папаша Бамсе.

— Это было бы очень печально, — поддержал его Лазающий Мышонок.

— Но вас-то он не съел? — с надеждой спросил папаша Бамсе.

— Нет, — успокоил его Мортен. — Но моего дедушку Миккель съел.

— Неужели?! — поразился Бамсе.

— И моего любимого дядюшку Йенса тоже съел Миккель, — вставил словечко Лазающий Мышонок.

— Какая досада!

— А мою тётушку Йоханну утащила Сова. А вчера мою любимую бабушку чуть не съел Петер-Ёжик, — продолжал перечислять Мортен.

— Сколько горестных известий сразу! — вздохнул папаша Бамсе.

— Да, — Морген тоже тяжко вздохнул, — идёшь к пекарю за хлебом, а тебя по дороге, того и гляди, кто-нибудь да и слопает.

— Надо что-то предпринять, — решительно произнёс папаша Бамсе.

— Вот именно — предпринять, — обрадовался Лазающий Мышонок. (Ему очень понравилось это слово, и он с большим удовольствием повторил его.)

— Мы с Лазающим Мышонком придумали Закон, — торжественно объявил Мортен.

— Да, мы придумали, — подтвердил Лазающий Мышонок.

— Этот Закон должен сделать жизнь в нашем лесу совершенно безопасной.

— Я надеюсь, — важно проговорил папаша Бамсе, — что моё желание выслушать этот Закон совершенно законно.

Только этого Мортен и ждал. Он вытащил из кармана штанишек свои бумаги и начал читать Закон для всех зверей в лесу Ёлки-на-Горке:

Первое. Все звери в лесу Ёлки-на-Горке должны быть друзьями. (При этих словах папаша Бамсе согласно закивал головой.)

Второе. Звери в нашем лесу не имеют права поедать друг друга. (Папаша Бамсе закивал ещё сильнее.)

Третье. Тот, кто ленится и не хочет сам искать себе еду, не должен отбирать еду у других.

— Ни в коем случае, — согласился папаша Бамсе. — Давай дальше!

— А больше ничего нет, — растерялся Мортен.

— Неважно. Все равно это очень хороший Закон.

И тут папаша Бамсе и Мортен стали говорить о том, что надо предпринять. Лазающий

Мышонок послушал их немного, решил, что с него хватит, и отправился на кухню к мамаше Медведице.

— Как много у тебя всяких дел, — посочувствовал он, зайдя в кухню.

— Да, в большом доме всегда много забот, — согласилась мамаша Медведица.

— Ты и стираешь, и наводишь чистоту, и готовишь, — продолжал Лазающий Мышонок.

— А как же! — отозвалась мамаша Медведица.

— А что вы, медведи, едите? — поинтересовался Лазающий Мышонок.

— Мы всё едим: ягоды, орехи, корешки, медовые пряники…

— Я тоже ужасно люблю орехи и медовые пряники, — сообщил Лазающий Мышонок.

— Да, да, это очень вкусно, — рассеянно согласилась мамаша Медведица.

— О! Это удивительно вкусно! — воскликнул Лазающий Мышонок. — И орехи, и медовые пряники, и все такое… в этом же роде.

Сказав это, Лазающий Мышонок с надеждой посмотрел на мамашу Медведицу, которая не поднимая головы стирала бельё.

— Представляешь, — продолжал Лазающий Мышонок, — я сегодня совершил ужасную, непростительную глупость!

— Какую, Мышонок? — откликнулась мамаша Медведица.

— Представляешь, я забыл перекусить, когда уходил из дому.

— Значит, ты очень голоден? — И мамаша Медведица наконец-то посмотрела на него.

— Да, ужасно! — застенчиво признался Лазающий Мышонок.

— Значит, тебя нужно срочно накормить, — решительно произнесла мамаша Медведица, вытирая лапы о передник.

— Это было бы просто замечательно, — мечтательно согласился Лазающий Мышонок.

И тут Медведица выставила на стол большущее блюдо с медовыми пряниками, а Лазающий Мышонок получил разрешение есть столько, сколько ему захочется.

Несмотря на все свои мелкие недостатки, Лазающий Мышонок был все-таки хорошим другом и не мог не вспомнить о Мортене.

— Как жаль, что Мортена нет рядом, когда я ем медовые пряники, — вздохнул он, проглотив очередной пряник.

— А Мортен тоже любит медовые пряники? — спросила мамаша Медведица.

— На всем белом свете не найдётся такого мышонка, который не любит медовые пряники, — убеждённо произнёс Лазающий Мышонок.

Тогда мамаша Медведица взяла со стола блюдо и пошла с ним прямо в гостиную, где Мортен беседовал с папашей Бамсе. А Лазающий Мышонок пошёл за ней, потому что ему очень хотелось быть поближе к медовым пряникам… которые будет есть Мортен. Мамаша Медведица и Лазающий Мышонок присоединились к Мортену и Бамсе, и они вчетвером стали уплетать медовые пряники, запивая их черничным соком. А папаша Бамсе съел, конечно, в сто раз больше мышат, потому что он и был в сто раз больше их.

— У вас, верно, всегда так уютно! — сказал Лазающий Мышонок, когда животик его раздулся, как резиновый мячик, и он не мог даже шевельнуться.

На другой день папаша Бамсе попросил собраться всех зверей, которые жили в лесу Ёлки-на-Горке. И все они собрались (потому что очень уважали, а кое-кто и побаивался папашу Бамсе) и с нетерпением ждали, что тот им скажет.

На большой лесной полянке собрались Мортен, Зайка-пекарь, папа Йене со своей женой — Бельчихой, Петер-Ёжик, Сова и Ворон Пер, пришёл даже Большой Лось, а под конец, когда все уже были в сборе, к полянке осторожно подкрался Миккель-Лис. Он искоса поглядывал на мышат, но Мортен и Лазающий Мышонок (он, конечно, тоже был здесь) уселись так близко к папаше Бамсе, что им совершенно нечего было бояться.

— Дорогие друзья! — торжественно начал папаша Бамсе. — Наш лес — прекрасный лес. И всем зверям в нашем лесу — и большим и маленьким — будет очень хорошо, если они будут жить в мире и дружбе.

— Нам здесь может быть очень хорошо, — согласно опустил голову Большой Лось.

— Но пока что у нас в лесу худо, — продолжал папаша Бамсе. — Наши бедные маленькие мышата не могут даже выйти за порог своего дома, их, того и гляди, съедят.

— Неправда! — выкрикнул Миккель-Лис.

— Вот как?! А откуда тебе известно, что это неправда?

На этот вопрос Миккель ответить не смог. Он промолчал.

— Я слышал, Миккель, — продолжал папаша Бамсе, — что ты крался за Мортеном Лесным Мышонком и хотел его съесть.

— Неправда, — пробурчал Миккель, — все было наоборот.

— Что значит «наоборот»? — удивился папаша Бамсе.

— Это Мортен Лесной Мышонок крался за мной и хотел меня съесть.

— Лис врёт! — возмутился сидевший на дереве Ворон Пер. — Я сам видел, как Миккель крался за Мортеном.

— А вчера Петер-Ёжик хотел съесть мою старенькую бабушку, — вставил слово Мортен Лесной Мышонок.

— Но я ведь не съел её, — отозвался Ёжик, — и вообще она куда-то исчезла.

— Так-так-так, — задумчиво проговорил папаша Бамсе. Он почесал лапой за ухом и уже решительно добавил: — Давайте сделаем так: что было — то было, кого съели — того уж не воротишь. Но отныне все звери в лесу должны быть друзьями и никто никого есть не будет.

— А что же мы будем есть? — недовольно пробурчал Лис.

— Можешь есть траву и зелень, как все мы, — предложил Большой Лось.

— Фу, какая гадость! — сморщился Миккель.

— Можешь собирать орехи и жёлуди, есть чернику и землянику, картошку и морковку, — сказала Бельчиха-мама.

— При такой вегетарианской еде от меня скоро останется одна шкура! — И Миккель-Лис сердито отвернулся.

— Ну, ну, ну, Миккель, — успокоил его папаша Бамсе, — я вот куда больше и сильнее тебя, а охотно ем и чернику, и орехи, и овощи. Конечно, немного мяса иногда не помешает, но можно прекрасно обойтись и без него.

— Вся сила от зелени, — убеждённо произнёс Большой Лось.

— А мой дедушка всю жизнь ел пряники и орехи, — вмешался в разговор Лазающий Мышонок. — Он был очень умным и дожил до ста лет. Если можно, — добавил он, . — я спою песенку, которую любил мой дедушка. (Ты, конечно, ещё не забыл, что Лазающий Мышонок очень любил петь.)

— Конечно, спой, — быстренько согласился Зайка-пекарь, которому очень хотелось дожить до ста лет.

— Спой! Мы с удовольствием послушаем, — сказали и остальные, и Лазающий Мышонок запел

ВЕГЕТАРИАНСКУЮ ПЕСЕНКУ:


Тот, кто ест своих соседей,
Но, конечно, не медведей,
А несчастных мышек,
Слабеньких малышек,
Растолстеет так, поверь,
Что не сможет даже в дверь,
Даже в дверь свою пролезть.
А тому, кто будет есть
Овощи и фрукты,
Скажем все мы: «Друг ты!»
Дружно скажем: «Друг ты нам!»
Все поделим пополам —
Радости и беды,
И вкусные,
Превкусные,
Превкусные обеды.


Тот, кто ест своих друзей,
Но, конечно, не лосей,
А несчастных мышек,
Слабеньких малышек,
Станет жаден и жесток,
И ужасно одинок,
Никому не будет нужен,
С ним никто не будет дружен.
Ешь же овощи и фрукты,
И тогда все скажут: «Друг ты!»
Дружно скажут: «Друг ты нам!»
Все поделим пополам —
Радости и беды,
И вкусные,
Превкусные,
Превкусные обеды.

 

— А теперь, — сказал папаша Бамсе, когда Лазающий Мышонок закончил петь, — попрошу всех, кто согласен жить в мире и дружбе, поднять лапу.

И тогда все (даже Петер-Ёжик) подняли лапы и посмотрели на Лиса. Миккель нехотя поднял заднюю лапу…

Да, нелегко было Миккелю-Лису после мяса перейти на овощи и фрукты. Но подробнее обо всем этом ты узнаешь в следующей главе.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.68.118 (0.023 с.)