Кроме тех моментов, когда я вёл себя, как дурак.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Кроме тех моментов, когда я вёл себя, как дурак.



Когда мы встретились впервые, я отрицал те чувства, которые зарождались.

И ты, возможно, до сих пор не знаешь, что я тогда думал о тебе.

Что я думал о тебе на самом деле».

Я знала, что Харви невероятно талантливый парень, но этот поступок делает его в моих глазах ещё более непревзойдённым. Он поёт куплет заново, когда Хоук просит это сделать, уточнив все ошибки. Следующие слова поражают меня своей искренностью:

 

«Ты пробила мою прочную бронь одним лишь взглядом...

Твоя сила, надежда на лучшее сотворили невозможное...

Ты сотворила меня, детка!

И теперь я без остатка принадлежу тебе».

- Отлично! – комментирует Хоук.

Музыка выключается, и Харви, скрестив наши пальцы, кивает головой:

- Теперь вместе.

Звукорежиссёр обращается ко мне:

- Ты понимаешь мотив, Александра? Попробуешь сначала сама?

Я заметно нервничаю. Харви пытается меня поддержать, когда я киваю.

- Да, давай.

Мелодия снова играет, и я чувствую её. Я знаю, что сейчас нужно спеть. Глядя в листок, я набираюсь храбрости.

 

«Мы словно огонь и вода -

Две стихии, не способные жить друг без друга.

Две стихии, не умеющие существовать без любви.

Мы горим и бушуем,

Сгораем и бьёмся о скалы,

Но ты и я, словно огонь и вода,

Словно вода и огонь -

Ты и я вместе навсегда».

 

 

Хоук нажимает на нужную кнопку, и комната погружается в тишину. Ни Харви, ни режиссёр не произносят ни звука, и мне начинает казаться, что просто я спела очень плохо, поэтому никто не решается вымолвить хоть слово.

- Это было превосходно, - произносит Харви, прижавшись тёплыми губами к моему лбу.

- Правда? – вскинув глаза на него, с дрожью в теле спрашиваю я.

- Да, - усмехается он и тянется, чтобы поцеловать меня.

- А теперь, - Хоук прочищает горло, - сделайте это вместе, только немного громче.

 

«Мы словно огонь и вода -

Две стихии, не способные жить друг без друга, - поём мы, взявшись за руки.

Две стихии, не умеющие существовать без любви.

Мы горим и бушуем,

Сгораем и бьёмся о скалы,

Но ты и я, словно огонь и вода,

Словно вода и огонь -

Ты и я вместе навсегда».

Хоук аплодирует, однако, присев снова на свой стул, он требует:

- Я знаю, вы можете лучше. Так что, - покрутив указательным пальцем, указывает на нас. – Давайте-ка ещё раз.

 

Первые две строчки даются мне хорошо. Никогда не думала, что это настолько увлекательное занятие – записывать песню. Слышать свой голос, ощущать музыку, которая, кажется, течёт в твоих жилах, смешалась с кровью и составляет часть тебя. Произнося третью строку, я перевожу взгляд на дверь как раз в тот момент, когда она резко открывается, а в студийку входит … Хантер…

Слабость в теле сразу даёт знать о себе. Я чувствую, будто земля уходит у меня из-под ног. Я чуть было не роняю микрофон, но Харви ловит меня, тем самым, не давая упасть. Мелодия, естественно, перестаёт проигрываться. Харви сначала снимает наушники с меня, а потом – с себя.

- Всё в порядке? – прижав ладони к моим щекам, спрашивает парень, усадив на журнальный стол.

Я не могу ничего сказать. Замечаю краем глаза, как Хантер и Хоук здороваются, улыбаясь друг другу. Потом Хоук заглядывает в кабинку со стаканом воды и подаёт его мне. Я благодарю его.

- Эй, ребята, всё хорошо?

- Да, - кивает Харви, выглядя всё ещё обеспокоенным. – Алекс просто перенервничала.

Он отходит в сторону и просит Хоука тоже отойти.

- Смотри, детка, это всего лишь Хантер.

Я киваю, пытаясь дышать ровно, и отвожу взгляд.

Харви говорит другу и звуковику:

- Доктор предупреждал, что так будет. Это что-то типа посттравматического синдрома. Ей резко может стать плохо, или она может заплакать…

Харви говорит тихо, как будто, думает, что так я его не услышу.

- Ох, - отвечает ему Хоук. – Это ужасно, когда с молодыми девушками случается такие вещи, как с Алекс.

Хантер имеет наглость согласиться с ним.

- Действительно! – восклицает он. – А полиция, как всегда, не может раскрыть преступления!

Голос Хоука высок и звучит немного истерично.

- У меня у самого маленькая дочь. Когда я слышу или читаю про такие случаи, я, наверное, боюсь за Люси больше, чем жена.

Подняв голову, я отдаю стакан с водой, который теперь почти пуст, звуковику.

- Прости, Алекс, ты не сильно расстроилась, узнав, что я в курсе о том, что случилось с тобой? – вопрошает он, забирая из моих рук стакан.

Я грустно усмехаюсь.

- Нет, - пожимаю плечами. – Об этом ведь весь город знает.

Хантер вдруг выходит вперёд, садясь на корточки передо мной. Я резко отвожу голову назад, надеясь на то, что это осталось не замеченным для остальных. Как же я боюсь его, хоть у меня и нет доказательств, что оставил меня в лесу именно он. Как же я его боюсь!

- Алекс… я не знаю, что сказать… - Господи! Он выглядит таким разбитым и опечаленным. Не могу поверить, что кто-то может играть настолько хорошо. - Мне так жаль… Я просто надеюсь, что скоро ты забудешь об этом кошмаре и ты сможешь жить обычной жизнью…

Харви кладёт на плечо лучшего друга ладонь. Он никогда не поверит, что Хантер не желает мне добра.

- Я был в Хантсвилле, когда всё случилось. Прости, что не смог приехать сразу, как узнал, что приключилось с тобой…

Ха! Приключилось!

- Если мой лучший друг страдает, я страдаю вместе с ним, - поясняет Хантер. – Если любимая девушка моего лучшего друга страдает, я так же страдаю вместе с ней.

Пытаясь не раствориться в его фальши, я сглатываю и выдавливаю из себя улыбку. На удивление парня с голубыми глазами, я кладу свою ладонь на его и сжимаю её.

- Всё хорошо, не переживай за меня. Я с этим справлюсь.

Он стискивает зубы, сощурив глаза. И это вижу только я. Вижу, как огни ненависти появляются в его злом взгляде.

- Конечно, - говорит он, улыбаясь. – Ты справишься. Ты ведь сильная.

Потом он вскакивает на ноги, а мне удаётся, наконец, выдохнуть. Рядом садится Харви, приобняв меня.

- Люблю тебя, - шепчет он мне в волосы.

Хантер хихикает, взяв листок с песней в руки, и шутит:

- Песня? Ничего себе, Харви! Хочешь, я вместе с тобой спою?

Харви в ответ, смеясь, показывает другу средний палец.

 

 

Глава 35.

Александра

 

В пятницу вечером мне позвонил человек, которого я никак не ожидала услышать. Звонила Элис. И я, было, подумала, что она так же, как и Джуди, попросит у меня помощи в отношениях с Лео, но я не угадала. Элис звала меня на вечеринку, которую она устраивает каждую субботу. В отличие от других девушек, с Элис я общалась меньше всего. Но мне хотелось развеяться, провести время с друзьями, поэтому я однозначно согласилась. К тому же на вечеринке будет Харви, и мы сможем с ним обсудить нашу песню. Я до сих пор не могу поверить в то, что он сделал это. Он написал песню. Нашу песню. И самое удивительное то, что я так же могу добавить что-нибудь от себя. Я никогда до этого не сочиняла стихов, не писала ничего подобного, но сейчас я прониклась этим. Мне понравилось наше звучание с Харви. Наши голоса сливались воедино. Однако, к моему сожалению, всегда, когда мне так хорошо, появляется Хантер и портит все. Боже, как же он себя вел… Может, ему действительно стоит податься в актеры? Он так искусно обманывает близких друзей. Но стоит признать, что даже я на долю секунды чуть не поверила ему. Я знаю, какое он чудовище. Я знаю, что моего старого друга нет. Но в глубине души я продолжаю верить в то, что Хантер вернется. Он будет сожалеть о содеянном. Но, черт возьми, когда это случится? Когда кто-то из нас серьезно пострадает? И этим кто-то буду я? Я не хочу быть жертвой. Я не хочу страдать из-за своих друзей, которые сейчас и вовсе не друзья мне. Я хочу быть сильной. Я должна быть сильной.

Мне есть, за что бороться. И я обещаю самой себе, что я больше не позволю Хантеру причинить мне боль. Я буду бороться до конца. А сейчас время забыть о нем. Забыть о нашей вражде.

Я надеваю любимые белые джинсы, темно-зеленый топ и ботинки без платформы. Закончив накручивать волосы, я слегка подкрасила ресницы. Будь здесь Мелисса, она бы убила за такой макияж, а, точнее, - за его отсутствие. Но ее здесь нет, и я очень скучаю. Мы не виделись две недели. Мне не хватает ее, и всё же мы стараемся каждый вечер созваниваться друг с другом или перекинуться в твиттере парочкой слов.

На часах половина третьего. Элис обещала, что заедет за мной и мне не придется ехать на такси. Я пообещала, что помогу ей с приготовлениями. И думаю, это поможет нам стать ближе. Элис не плохая девчонка, но она подозрительно тихая. И как научило меня мое бурное прошлое, от таких лучше держаться подальше. Однако когда я узнала, что она каждую субботу устраивает вечеринки, меня это поразило, конечно, в хорошем смысле этого слова. Возможно, у нее свой круг общения, и ей не так-то просто привыкнуть к новому окружению. Впрочем, все это не важно. Я рада, что обрела новых друзей.

Телефон ожил, уведомляя о новом сообщении. И как ни странно, оно от Джуди:

«Мы на месте».

Отлично, мы будем не одни. У девочек появился лишний повод промыть кости ребятам.

Прихватив сумку и куртку, на всякий случай, я вышла из дома, предварительно прикрепив записку к подушке Дейзи. Это ее новое условие. На случай того, если я снова потеряюсь.

Во дворе кампуса меня ждет дорогой кабриолет.

Я даже не знала, что Элис из обеспеченной семьи. Она машет мне рукой, и я, разинув рот, подхожу к машине. С ней Джуди и девушка, которую я не встречала раньше.

- Привет, подруга, - весело говорит Элис.

- Прииивеет, - растягивая слово, отвечаю ей я. - Шикарная тачка.

Я всегда мечтала о машине. И авто с откидным верхом – это предел мечтаний всех девушек.

- Подарок родителей, - проворковала Элис, закинув волосы назад.

- Алекс, давай садись, - ноет Джуди, разместившись на заднем сиденье. - Сегодня очень жарко.

Я полностью с ней согласна. Жара невыносимая. За эти пару секунд я даже думала вернуться и переодеть джинсы в короткие шорты. Но вечеринка запланирована на вечер, и погода может измениться. Поэтому без лишних просьб, я сажусь рядом с Джуди. Она обнимает меня, и я отвечаю ей взаимностью.

- Как себя чувствуешь? - интересуется она.

- Значительно лучше, спасибо.

Джуди подмигивает мне, но я не знаю, как воспринимать это, поэтому просто улыбаюсь.

Мы едем по дороге, которая ведет к территории богатых домовладельцев. И почему-то этот путь мне известен. Всю дорогу Элис вместе со своей подругой подпевают группе, о которой я раньше никогда не слышала. Их голоса настолько ужасно-писклявые, что я готова заткнуть им рты. Благо, приходит сообщение от Харви. И я ненадолго забываюсь.

Спустя полчаса, мы подъезжаем к большой вилле. Я не могу другими словами описать этот дом. Он слишком большой, слишком современный. Высокие панорамные окна украшают весь первый этаж. На втором имеется лоджия немаленьких размеров. Все так красиво, со вкусом. Я даже немного завидую Элис.

- Это всего лишь вид с улицы, - шепчет Джуди, замечая, с каким интересом я рассматриваю особняк.

- Больше чем уверена, что изнутри он намного красивее, - говорю ей я.

За то время, что я знакома с Джуди, я о ней узнала не многое. И мы похожи лишь в том, что выросли в обычных семьях, с обычными родителями. У нас нет, и не было шикарных машин, дорогих домов, модной одежды. Мы довольствуемся тем, что у нас есть, и мы счастливы.

Элис приглашает нас зайти в дом. Она говорит о том, что чуть позже к нам еще присоединятся ее подруги. Но я не слушаю ее, я рассматриваю высокие стены и потолок. Он прекрасен. Здесь так просторно, что можно подумать, что мы находимся в каком-нибудь клубе. Стены выкрашены в черно-белый цвет. В таком же тоне вся мебель. С другой стороны дома двери раздвигаются и выходят на лужайку приличных размеров. Огромный бассейн посреди двора. Барная стойка. У этих богачей есть все!

- Алекс, не желаешь чего-либо выпить перед «работой»? - говорит Элис, подходя ближе.

- Нет, спасибо, - отвечаю я.

Подругу Элис зовут Мелани. Эта девчонка так суетится перед хозяйкой дома. Все это очень странно. Тихоня превратилась в самодовольную девушку. От той Элис, что была на фестивале, совершенно ничего не осталось. Возможно, она так себя ведет, потому что у нее проблемы в личной жизни. Статная, гордая, холодная Элис. Она распределила обязанности для всех и попросила меня спуститься вместе с ней в винный погреб за напитками. Я даже не удивилась тому, что у них имеется погреб для вина. Конечно, он есть. Легче предположить, чего у них нет.

Элис берёт меня под руку, и мы идем на кухню, где она открывает дверь. За ней -лестница, ведущая вниз. Я ухмыляюсь ей, но ничего не сказав, спускаюсь.

- С тобой кое-кто хочет поговорить, - слышу я её голос, а потом… дверь закрывается.

Сбивается дыхание, хотя мысли всё ещё запутаны. Я совершенно не понимаю, что делать. Дверь закрыта, внизу темно. Кто хочет поговорить со мной в погребе? Я достаю телефон и освещаю им лестницу. Надеюсь, у этих богачей крысы не водятся. Я стучу по двери, но ничего в ответ не слышу. Ни звуков, ни голосов. Что вообще происходит? Это что, шутка такая? Если так, то она удалась. Телефон не ловит, я не могу позвонить Джуди и попросить открыть дверь. Что мне делать?

- Элис! - кричу я, ногой ударяя по двери. – Открой! Слышишь? Открой!

- Тебя никто не слышит, - вдруг неожиданно в темноте произносит кто-то.

Резко обернувшись, я падаю на руки. Это не может быть правдой. Это ведь сон, да? Как здесь оказался Хантер? Это ведь его голос. Он здесь. Я зажмуриваю глаза. Это не правда. Это просто девчонки решили так подшутить надо мной.

Загорается свет, и я прикрываю глаза, уткнувшись в сгиб локтя. Вновь зажмуриваюсь. Распахнув глаза, медленно поднимаю голову вверх. Хантер, сложив руки на груди, стоит передо мной со злым выражением на лице. Нас разделяют лишь три ступеньки. Я не решаюсь пошевельнуться. Я боюсь. Мне очень страшно. Но ведь Джуди знает, что я здесь. Она будет искать меня. Все будет хорошо.

- Нам нужно поговорить, - охрипшим голосом говорит он.

- Мне не о чем с тобой говорить, - отвечаю ему я, поднимаясь на ноги.

- Ошибаешься! - злобно бросает парень, медленно двигаясь в мою сторону.

Встаю на колени, а потом резко вскакиваю и врезаюсь в дверь. Хантер ухмыляется, и этот смех выглядит не злым, а даже наоборот. Я широко раскрываю глаза, когда он протягивает мне руку. Что, черт возьми, здесь происходит? В чем подвох? Хантер не может сначала хотеть меня убить, а потом просто мило поболтать. Здесь однозначно что-то не так. Что если это один из его многочисленных планов? Кто-то придет и застанет нас вместе?

- Открой дверь! - цежу я сквозь зубы.

- Алекс, - начинает он, - в последний раз прошу. Давай просто поговорим.

- Ты не можешь так со мной поступать, - чуть ли не рыдая, говорю я.

- Спускайся.

- Не пойти ли тебе к дьяволу?

- Я только оттуда, - саркастично отмечает шатен.

- Почему ты оставил меня в лесу? – осмелившись, спрашиваю я.

- С чего ты взяла, что это был я?

- Кроме тебя, моей смерти никто не желает.

- Неправда, - мотает головой Хантер. - Я не смерти твоей хочу.

- Чего же тогда?

- Чтобы ты мучилась так же, как я.

- Я не заслужила этого. – Больше не скрываю слёз. - Ты был моим другом, Хантер.

- Вот именно, черт подери!! - орет он. - Я был твоим другом!

- Ты сам во всем виноват, - еле слышно произношу я, скатываясь вниз по двери.

- Что она тебе рассказала?

- Кто?

- Алекс, спустись вниз, - просит он, выдыхая. - Я не причиню тебе вреда.

- С недавних времен я не верю тебе, - говорю ему я, вставая и шагая по ступеням. Я должна показать ему, что я его не боюсь. - Ты стал чудовищем.

Теперь его смех походит на смех сумасшедшего.

Его хохот слышан отовсюду. Здесь так холодно, я невольно обнимаю себя руками. Поворачиваюсь к нему спиной.

- Ты всегда так делала, - шепчет Хантер угрожающе.

- Делала что?

- Поворачивалась ко мне спиной.

- Что, прости?

- Не прикидывайся дурочкой, - разводя руки в стороны, высказывает мне всё Хантер. - Ты поверила этой грязной шлюхе! Ты оклеветала меня!

Мои глаза лезут на лоб от удивления.

- Когда ты научишься признавать свои ошибки? – Становлюсь напротив него и скрещиваю руки на груди.

Его голубые глаза испепеляют меня огнём. Я вижу в них ярость, жестокость.

- Я не насиловал ее, - сглотнув, качает он головой.

- Ха-ха. Весело.

- Я любил ее! – кричит парень, подлетая ко мне и стискивая мои предплечья своими крепкими ладонями.

Я не знаю, почему, но мне хочется ему верить. Дженнифер здесь нет. После случившегося она просто исчезла. Ее слово против его слова. Кому я должна верить? Больше двух лет назад я поверила ей, и вот чем все обернулось. Но сейчас? Сейчас я просто в ловушке. Если я хочу жить, я должна признать его невиновным.

- Я не способен на такое, - еле слышно произносит он, отпуская меня. - Ты ведь знаешь, какой я, Алекс. Ты ведь знаешь…

- Прости, Хантер, но я не знаю, какой ты и, судя по тому, что ты сотворил со мной, я уверена, что ты способен на самые страшные вещи, - закрыв глаза, выдаю я всё, как на духу.

Он хватается за волосы и измеряет маленькое помещение шагами.

- Это не так, - бубнит он. – Не так. Не так, не так, не так.

- Это так, - пожав плечами, говорю я. - Я знаю, что насильникам бывает очень сложно в тюрьме, но это...

- Ты это несерьезно, - смеясь, он поднимает голову.

- Серьезно!

- Ты забыла кто мой отец, Алекс? - вопрошает он, продолжая смеяться.

Отец Хантера уважаемый человек в Хантсвилле. Он судья. Но какое это имеет отношение к нему, если его отцу запретили вести дело родного сына?!

- Я не понимаю тебя.

- Благодаря возможностям папаши, у меня было все, - рассказывает Хантер. - Даже то, чего нет у тех, кто на свободе. – Парень разводит руками, подаваясь вперёд. - Я понятия не имею, каково бывает насильникам, потому что я не такой.

Хантер сидел за решеткой, словно был на свободе? Как такое возможно? Он ведь совершил преступление. Он должен понести наказание. Это несправедливо. И несправедливо то, что его досрочно освободили.

- Не тюрьма меня таким сделала, - говорит он спокойно, - Я таким стал из-за своего отца. Я стал таким, потому что мои друзья отвернулись от меня.

- Не удивительно, - вырывается у меня.

Хантер быстрыми шагами подходит ко мне. Я не двигаюсь с места. Впервые, я не боюсь его. Он жалок.

- Ты никогда не задумывалась о том, что Дженнифер использовала тебя? – Вместе с его голосом в моё сознание подкрадываются сомнения.

- Постоянно, - отвечаю ему честно. - Я жалею о том, что встала между вами. Вы должны были сами разобраться.

- Нет, - с резкой категоричностью отвечает Хантер. - Ты встала между своими друзьями. Ты сделала свой выбор. Ты не стала слушать меня. Ты нагло врала в зале суда.

- Да, я лгала! - кричу я, толкая его в грудь.

Хантер не может совершать ужасные ошибки, и всех в этом обвинять. Он виноват в первую очередь.

- Я знаю, - шепчет он.

- Я не была свидетелем случившегося, - признаюсь я. – Я поверила словам подруги. Я поверила ее слезам. Ты бы на моем месте поступил иначе?

- Да, черт возьми! – подтверждает он. - Я бы хотел выслушать и другую сторону.

Он прав. Я поверила ей и даже не поговорила с ним об этом. Ведь после того, как Хантер помог мне и Бену, мы стали друзьями. Мы всегда выручали друг друга. Мы всегда были в одной компании. Почему я не захотела говорить с ним? Я не знаю. Я не помню.

- Я не трогал ее, Алекс, - пытается парень до меня достучаться.

- Ты пытаешься доказать это мне? - спрашиваю я.

- Мне хотелось, чтобы ты знала это.

- Что произошло тогда между вами? Почему самая завидная пара распалась в зале суда?

- Завидная пара? – ухмыляясь, переспрашивает он иронично. - Были ли мы такими?!

- Конечно, были.

- Она мне изменяла, - пожимая плечами, признаётся Хантер.

Его голубые глаза полны печали.

Я смотрю на него и совершенно не соображаю, что происходит. Изменяла? Дженнифер? Что за бред? Истерический смех вырывается у меня. Согнувшись пополам, я хохочу, не желая останавливаться. Дженнифер до беспамятства была влюблена в Хантера. Для нее никого не существовало. Она жила мыслями о нем. С чего он взял, что она изменяла ему?

- Тебя кто-то надоумил на это? – говорю я, изогнув бровь.

- Надоумил? Ты хочешь сказать, что мой друг станет мне врать?

Друг? Харви? Но я его раньше никогда не видела в нашей компании. Дженнифер была знакома с ним? Она изменяла ему с ним? Если так, то неужели Харви не знал, что он любит ее? Я ничего не понимаю. Моя голова раскалывается на части

- Харви не было там, - вслух произношу я.

- Причем тут Харви?

- Ты сказал друг.

- Я имею в виду Рауля, - закатив глаза, отвечает Хантер.

- И ты ему поверил? – усмехаюсь я, качнув головой неоднократно.

- Он, вообще-то, мой друг с детства, - фыркает парень. - И, да, я ему поверил.

- Ты говорил об этом с Дженнифер?

Хантер молчит, смотря мне в глаза. Ну, конечно же. Разве он стал бы это делать?

- Я так и думала, - взмахнув руками, подытоживаю я. - Но ты же любил ее.

- Да, мать твою! - вопит он.

- И поэтому ты поверил какому-то озабоченному парню, который то и дело поглядывал на твою девушку?

Хантер закатывает глаза.

- Он никогда не поглядывал на мою девушку.

- Знаешь, а я тебе все равно не верю, - признаюсь я. - Ты сам сказал, что хотел бы выслушать и другую сторону, но когда это касалось твоей девчонки, ты этого не сделал. И сейчас, ты решил поговорить со мной; узнать, что же знаю я, и все это лишь после того, как ты нанес вред, - высказываю ему все я.

- Ты такая же, как она, - хитро улыбаясь, отчеканивает Хантер.

- Если я чем-то похожа на Джен, то я горжусь этим, - сложив руки на груди, вымолвила я.

- Да, вы определенно похожи, - Хантер, точно хищник, надвигается ко мне. – Ты такая же лживая дрянь. Ты не достойна быть девушкой моего друга.

- Я люблю Харви, - говорю я Хантеру дрожащим голосом, впервые признаваясь в этом.

Промолвив эти слова, мои чувства будто удваиваются. Я должна была это сказать Харви. Уже давно. Как только я почувствовала это. Я должна признаться ему в своих чувствах.

- Ты поступишь с ним так же, как поступила со мной Дженнифер, - утверждает парень.

- Мы - не вы, Хантер, - качнув головой, я улыбаюсь ему. - Не нужно нас сравнивать.

- Ты пожалеешь обо всем, - угрожает он.

- Знаешь, о чем я жалею? - говорю я, но, не дожидаясь ответа, продолжаю: - Только о том, что знакома с тобой.

Я указываю на него пальцем, подтверждая свои слова.

- Я не позволю этому случиться, - твердит он. - Запомни.

- Ты жалок, Хантер.

В ответ на мое последнее к нему обращение, он поднимается по ступеням и открывает дверь ключом, который достал из кармана брюк. Глядя на меня, он рукой приглашает меня к выходу, а взгляд его полон ненависти.

- Желаю весело провести время на вечеринке, - с той же фальшью в голосе, как и всегда, говорит мне парень. Его не искренняя, не настоящая улыбка тянет скорее прочистить желудок.

Я буквально выбегаю из подвала. На кухне никого нет, но через минуту там появляется Джуди. Она с удивлением на лице оценивающе на меня смотрит.

- С тобой всё в порядке?

Я киваю головой, не в силах сказать что-либо.

- Вы нормально поговорили или поссорились?

Чего?

И Джуди знает?

- Ты… что? – свожу я брови вместе.

Девушка опирается о кухонный шкафчик спиной и складывает руки на груди.

- Элис сказала, тебе позвонил Харви, поэтому ты задерживаешься…

Я открываю беззвучно рот.

- Ааа… ах, ну да… да, точно, - мямлю, касаясь своего мобильного через ткань джинсовых брюк. – Да, мы нормально поговорили. Просто…

- Просто ты забыла прихватить с собой бутылку вина? – усмехается Джуд.

Я поднимаю глаза на неё – подружка посмеивается весело надо мной. Она отталкивается от шкафчика и, подойдя ко мне, легонько толкает плечом.

- Всё нормально. Я схожу в погреб за ним.

Я резко хватаю за руку её, не успев подумать ни о чём толком.

- Нет, – заявляю я. – Не надо! Там… там… я заметила в баре открытую бутылку мартини.

Джуди высвобождает запястье, слабо мне улыбаясь.

- Ладно… ладно. Хочешь мартини – давай выпьем мартини.

Она выходит из кухни, и с моих губ срывается облегчённый вздох. Я прикрываю глаза, но когда голос Элис врывается в моё сознание, резко распахиваю их.

- Ну что, беседа вышла плодотворной?

У меня пока что нет слов. Я всё ещё в растерянности. Клянусь, это какой-то страшный сон.

- Ты с ним заодно? – наконец, удаётся мне вымолвить.

Горло совсем пересохло. Я могу чувствовать боль каждой из многочисленных ран на своём теле, которые оставил Хантер. Я знаю, это он. Сомнений больше быть не может.

- Ты знала, как он поступил со мной?

- Я знаю, как поступила ты с ним, - её интонация моментально черствеет.

Элис, на самом деле, ненавидит меня. И, может быть, ненавидела всегда.

- И что же Хантер рассказал тебе? – практически воинственно я скрещиваю руки поверх груди.

Делая вид, что раздумывает, Элис ухмыляется. Она ступает на два шага вперёд.

- Я не собираюсь воспроизводить все его кошмарные воспоминания. Алекс, ты заслужила абсолютно всё, что он с тобой сделал, ясно? – Когда Элис оказывается очень близко от меня, она наклоняется, чтобы прошептать: - Предательница.

Яд готов из неё выплеснуться. Я собираюсь сказать ещё что-то, ещё хоть что-то. Я собираюсь оправдываться. Но Элис это не интересно. Она бросает на меня долгий взгляд, а потом спешит выйти из комнаты.

Я сгребаю волосы в охапку, силясь не закричать от душевной боли. Почему это всё происходит со мной? Возможно, Хантер был прав. Если бы я была достаточно умной, я бы уехала из этого штата подальше, так же как поступила Дженнифер. Только вот я думала, что я поступила правильно. А сейчас он и Элис пытаются доказать мне, что мой поступок был ужасным.

Ужасно то, что я начинаю в это верить.

Я склоняюсь над раковиной. Мне кажется, меня сейчас вырвет. Но… у моего телефона другие планы. Он вибрирует, оповещая о новом сообщении. С трудом выпрямившись, достаю его из кармана, надеясь увидеть какое-нибудь приятное послание от Харви. Как наивно.

Неизвестный номер.

КАКОГО ХРЕНА?!

Открыв сообщение, я натыкаюсь на фотографии двухлетней давности, где я… обнимаюсь с разными парнями. И, кажется, я очень сильно пьяна. На одной фотке я целуюсь с парнем, которого сейчас даже не помню. А на последнем фото меня целуют двое парней.

О, Господи! Это прошлое, которое связывало меня Дженнифер и Хантера. Мы напивались буквально каждую ночь и танцевали в разных клубах до самого утра. Я вела себя плохо, очень плохо. А Хантеру нравилось это снимать на свою камеру.

«Оставь моего друга в покое. Я даю тебе всего один день, и в этот раз никаких шуток. Если ты не уедешь прочь, все эти фотографии я отправлю Харви ровно через сутки».

Я – предательница.

Хантер – шантажист.

Кто поверит, что когда-то мы были лучшими друзьями?

 

Глава 36

Александра

Больше трёх лет назад…

- Смотри- ка! – кричит Джордж, вставая и затягивая пояс на брюках. – Дана и Кевин поднимаются навеееерх, - парень с невероятно синими глазами растягивает последнее слово и глупо смеётся.

Да, он определённо пьян. Но я смотрю на него с начала вечера, и я устала слышать тихие комментарии Хантера мне на ухо, что я запала на этого чувака. Я так мало знаю о Джордже, но Хантер рассказал мне немного: британец по происхождению, болеет за «Ливерпуль», пьёт только пиво Гиннес и… ему нравятся яркий цвет волос у девушек… У меня очень даже неплохие шансы, учитывая, что в нашей компании я – единственная девушка, у которой волосы выкрашены в необычный цвет – голубой… Чёрт! У него такие глаза. Я невольно закусываю губу, задумавшись. Заметив мой настойчивый взгляд, Джордж, натягивая чёрную футболку, подмигивает мне. Ооох!

Мы играем в «Правда или действие», и Джорджу пришлось раздеться, когда этого потребовала Беатрис – девчонка, которую я вижу здесь впервые.

Квартира нашего приятеля Стивена – это обычное место для наших тусовок по четвергам. Ему это жильё досталось от старшего брата, который работает в Европе и возвращается в Техас всего несколько раз в год, да и то на пару дней. Если честно, мы с Дженнифер – самые молодые в нашей компании, но я не чувствую особой разницы в возрасте с этими людьми, которых уже привыкла называть друзьями. С ними, и правда, весело. К тому же, оказывается, пить, веселиться и играть в дурацкие игры – действительно круто.

Ребята обсуждают то, чем сейчас занимаются Дана и Кевин. Они смеются над Джен и Хантером, потому что те целуются прилюдно, и Хантер залез моей подруге под юбку.

- Может, тоже пойдёте наверх? – предлагает Джордж, отпивая из своего пластмассового стаканчика.

Габриэль поднимается со своего места, чтобы прибавить громкость. Играет рэмейк на песню «Grenade». Габи обожает Бруно Марса, но Стивен принимает её уход из круга за трусость.

- Хей, детка, вернись-ка, моя очередь играть, и я выбрал своей жертвой тебя.

Габриэль изображает, что воображаемая стрела, которую пустил Стив, попала ей прямо в сердце. Она падает на колени, делая вид, что ей больно, и она умирает. Это вызывает смех у всех присутствующих. Когда девушка всё же снова садится в круг, хозяин дома предупреждает, наставив на неё палец:

- Ты два раза выбрала правду. Больше нельзя.

- То есть, ты не будешь задавать традиционный вопрос?

Стивен качает отрицательно головой.

- Хорошо, - тихо шепчет Габи и выпивает один шот текилы.

Вся комната затихает в молчании, поэтому слышно, как что-то на втором этаже падает. По кругу проходят смешки, кто-то откашливается в кулак с ухмылкой на лице. Но внимание всё же зациклено на том, что же Стивен придумает для нашей приятельницы. Я ожидаю чего-нибудь очень не приличного, однако, к всеобщему удивлению, Стивен говорит:

- Хочу, чтобы ты залпом выпила бутылку пива. – И в подтверждение своим словам, он достаёт из мини-холодильника, расположенного рядом, стеклянную бутылку Карлсберга и, открыв крышку зажигалкой, протягивает алкоголь Габриэль. Приняв пиво, та недоверчиво вскидывает бровь.

- И всё?

- И всё.

Ей приходится приложить усилия, чтобы в течение двух минут выпить всё. И когда она оставляет бутылку на полу, её руки безвольно падают вниз. Габи дышит быстро и тяжело, но мы можем заметить улыбку в уголках её довольно пухлых губ.

- Красотка! – Джастин, потянувшись через Дженнифер, хлопает Габриэль по плечу.

Каждый спешит вставить своё слово в отношении девчонки, выпившей всю бутылку пива за пару минут. Уверена, я не смогла бы так. Меня выворачивает лишь от запаха этого забродившего напитка.

- Теперь твоя очередь, - говорит Стивен ей, облизывая губы.

Краем глаза, я вижу, как он раздевает её взглядом. Могу заметить, куда он смотрит – на её ноги, которые не прикрывает короткая клетчатая юбка. Моя кожаная чёрная юбка не намного длиннее, если честно, а декольте красной майки достаточно откровенное. Но я дошла до той степени опьянения, когда слово «смущение» не имеет никакого значения.

- Ладно, - Габи присаживается удобней, подминая ноги под себя. – Александра, - кинув на меня хмельной игривый взгляд, она сложила ладони вместе, - правда или действие?

Замявшись, я опускаю голову и завожу прядь волос за ухо. Я тихо смеюсь, не знаю, какой ответ будет правильным. Если я скажу «правда», кто-то может спросить у меня то, на что я не хочу отвечать. А, если я скажу «действие»? Что будет тогда?

- Действие! – решительно вскинув подбородок, говорю, получая поощрительную улыбку лучшей подруги.

Габриэль, похоже, удивлена, потому что её брови взлетают вверх.

- О` кей… - задумчиво произносит девушка, приглаживая свои кучерявые русые волосы.

Она осматривает всех, кто находится в комнате. Одного за другим. И её желание оказывается неожиданным для меня:

- Хочу, чтобы ты поцеловала сначала Джорджа, а потом… - пока она оглядывает парней нашей компании, сердце моё стучит всё сильней. - … А потом Кевина, - говорит Габриэль, смотря на парочку, спускающуюся по лестнице.

- Так быстро? – кричит им Стивен, и все вокруг хохочут.

Дана показывает Стиву средний палец, а Кевин обнимает её за талию крепче.

- Давай, скорее иди сюда, самец, - посмеивается Хантер, приглашая парня Даны в круг.

Когда он рассказывает им, чего возжелала Габриэль, Дана даже не возмущается:

- Всё в порядке, - говорит девушка своему бойфренду. – Это всего лишь игра.

«Это всего лишь игра», - повторяю я себе, когда встаю на ноги, опираясь на барную стойку позади. Кевин подходит ко мне нерешительно. На нём синий джемпер и голубые джинсы; на его стройном высоком теле это смотрится гармонично. А Джордж совершенно не смущён. Он ухмыляется, нависая надо мной. Одна его рука касается моего плеча, и когда я поднимаю голову, мне приходится понять, какой же всё-таки он высокий.

- Ну?! – восклицает Габи. – Долго мне ждать?

Я дрожу, когда Джордж наклоняется, а его тёплые губы касаются моих. Горячий рот исследуют мой, и я отдаюсь этому чувству целиком. Когда его язык сплетается с моим, я хватаюсь руками за предплечья парня. Потому что мои колени подкашиваются от волнения и головокружения, вызванного этим волшебным поцелуем – он настойчивый и дерзкий, а в следующую секунду – романтичный и нежный.

Джордж отрывается от меня через минуту, погладив по щеке пальцем и подарив свою фирменную ухмылку. А я обращаю внимание на то, что Хантер фотографирует меня. Он принёс свой полупрофессиональный фотоаппарат сюда? Но зачем он это сделал? Сколько кадров ему удалось уже заснять?

- Детка, всё в порядке, - успокаивает меня Джен. – Это для домашнего архива.

Она сидит в кругу, глядя на стоящего перед ней Хантера.

- Да, - подтверждает он. – Для домашнего архива.

Хантер умело управляется с фотокамерой, в то время как мы с Кевином целуемся. И он делает фото даже тогда, когда Джордж склоняется, чтобы коснуться губами моей шеи, а одна его ладонь сжимает мою грудь через ткань майки. Он ласкает кожу языком, пока Кевин не отрывается от моих губ. Это настолько приятно, но, думаю, что здесь больше сыграло роль моё опьянение.

Всё, что я слышу дальше, пока парни меня целуют, это щелчки фотоаппарата и смех Дженнифер…

 

 

Наши дни

 

Я не могла больше находиться на вечеринке, где каждый второй носит маску, включая меня. Хантер появился на людях. Он играл свою любимую игру лучшего друга перед Харви. Но, черт возьми, этот парень пропитан фальшью. Кто бы мог подумать, что он пойдет на такие крайности? Что заставляет его желать этого? Неужели лишь то, что он пытается доказать, что я такая же, как Дженнифер?? Я не понимаю его. Какой бы Джен не была "яркой", она была верна ему. Сейчас я знаю, что не могу считать их друзьями, но я знаю наше прошлое. Были времена, когда мы не лгали друг другу, мы не предавали. Мы были честны и открыты. Я знаю, что они любили друг друга. Я знаю, что моя подруга никогда не изменяла Хантеру. Этот болван поверил в слова какого-то придурка, который всюду таскался за Хантером, лишь бы быть в авторитете. Рауль даже пытался отбить Джен за спиной Хантера, но он все равно поверил ему. Почему? Почему Хантер утверждает, что я отвернулась от него? Они оба были моими друзьями, я не могла выбирать между ними, но мой поступок выглядит так, словно я защищала подругу, однако я защищала девушку, в чьи слова я просто поверила. Я совершила ошибку за ошибкой. Я стала игрушкой в руках своих друзей. Я стала жертвой жестокости Хантера. И теперь даже Элис считает меня плохой. Знает ли кто-нибудь еще об этом? Знает ли кто-нибудь правду?



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.23.193 (0.041 с.)