ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Пролог. Отдавая телу должное



 

 

Тело и сознание

 

Если что-то увеличивает, уменьшает, ограничивает или расширяет способности нашего тела к действию, тем самым оно увеличивает, уменьшает, ограничивает или расширяет соответствующие способности нашего сознания. И если что-то увеличивает, уменьшает, ограничивает или расширяет способности нашего сознания к действию, оно тем самым увеличивает, уменьшает, ограничивает или расширяет соответствующие способности нашего тела.

— Спиноза (1632–1677 гг.)

 

Если вы ощущаете странные симптомы, которые никто вокруг не в состоянии вам объяснить, то, возможно, они возникли в результате травматической реакции на одно из прошлых событий, которое могло давно уже изгладиться из вашей памяти. Однако, вы не одиноки в своих переживаниях, и вы не сошли с ума. Все, что происходит с вами, имеет рациональное объяснение. Не считайте нанесенный вам вред непоправимым — все ваши симптомы можно уменьшить и даже устранить. Мы знаем, что травма приводит сознание в глубоко измененное состояние. К примеру, человек, попавший в автомобильную аварию, в первые минуты не испытывает никакой эмоциональной реакции на случившееся. Более того, он даже избавлен от каких-либо ясных воспоминаний или переживаний, что все это произошло на самом деле. Эти чудесные защитные механизмы (т. е. диссоциация и отрицание) позволяют нам пройти сквозь подобные критические периоды, ожидая с надеждой более безопасного времени и места, когда эти измененные состояния могли бы совсем исчезнуть.

В теле при травме также происходят подобные глубинные изменения. Оно напрягается, готовясь к ответу, сжимается в страхе или замирает, обессилев в беспомощном ужасе. Когда действие защитной реакции на потрясение завершается, и сознание возвращается в свое нормальное состояние, телесные реакции также должны постепенно нормализоваться после случившегося события. Но если что-либо нарушает этот восстановительный процесс, последствия травмы фиксируются, и человек остается травмированным.

Психология традиционно рассматривала травму с точки зрения ее воздействия на психику, на сознание. Но это всего лишь половина проблемы, и такого понимания явно не достаточно для ее решения. До тех пор, пока мы не найдем доступ к телу и сознанию как единую целому, мы не сможем ни глубоко понять, ни исцелить травму.

 

В поисках метода

 

Эта книга рассказывает о том, как устранить травматические симптомы, используя натуралистический подход, который я разрабатываю в течение последних двадцати пяти лет. Я не считаю посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) патологией, которую нужно преодолевать, или подавлять, или к которой нужно попытаться приспособиться. Я рассматриваю ПТСР как результат естественного процесса, ход которого был нарушен. Исцеление травмы требует прямого контакта с живым, чувствующим и знающим организмом. Принципы, которыми я хочу поделиться с вами, возникли в результате непосредственной практической работы с пациентами и планомерного систематического исследования природы травмы. Это исследование увлекло меня в области физиологии, наук о мозге, о поведении животных, в области математики, психологии, философии и многих других наук. Мои первые успехи были случайными — мне попросту везло. Но, продолжая работать с людьми, постоянно осмысливая полученные знания и используя их для того, чтобы еще глубже проникнуть в таинственную природу травмы, я постепенно смог уже достигать успехов скорее более прогнозируемых, чем случайных. Я все больше и больше убеждался, что репертуар инстинктов человеческого организма содержит в себе глубокое биологическое знание, которое, если ему предоставить такую возможность, могло бы направлять процесс исцеления травмы.

По мере того, как настойчивое следование к этим инстинктивным реакциям исцеляло моих клиентов, моя любознательность вознаграждалась все большим пониманием. Люди испытывали огромное облечение, когда, наконец, понимали, как возникли их симптомы, и обучались практически распознавать и проживать свои собственные инстинкты.

Соматическое переживание®[2]— это новый метод, который в настоящее время не стал еще предметом скрупулезного научного исследования. Я могу подтвердить валидность этого подхода несколькими сотнями индивидуальных случаев, где люди сообщали, что неблагоприятные симптомы, некогда лишавшие их способности жить полноценной и счастливой жизнью, полностью исчезали или становились намного слабее.

Обычно я провожу терапию один на один с пациентом и часто сочетаю этот подход с другими терапиями. Эта книга, конечно же, не сможет заменить индивидуальной работы с профессиональным терапевтом, однако я убежден, что многие принципы, изложенные в ней, равно как и большая часть информации, будут способствовать вашему исцелению от травмы. Если вы уже проходите терапию, вам будет полезно обсудить эту книгу вместе с вашим терапевтом. Если же вы еще не обращались к специалисту, то, прочитав эту книгу, вы сможете помочь себе сами. Однако в этом случае имеются определенные ограничения, и вам может понадобиться помощь квалифицированного профессионала.

 

Тело как целитель

 

Тело — это берег в океане бытия.

— Суфий (неизвестный автор)

 

В первой части данной книги вводится понятие травмы и объясняется, как возникают и развиваются посттравматические симптомы, и почему они такие стойкие и их так трудно преодолеть. Это закладывает основу понимания, которое рассеивает туманную пелену, созданную мифами о травме, заменяя их простым и ясным описанием базовых физиологических процессов, вызывающих эффект травмы. И хотя наш интеллект зачастую доминирует над природными инстинктами, он все же не в состоянии управлять травматической реакцией. Мы гораздо ближе к нашим четвероногим друзьям, чем нам хотелось бы думать.

Говоря об «организме», я имею в виду определение, данное Вебстером: «это комплексная структура взаимозависимых и подчиненных друг другу элементов, чьи связи и свойства в значительной степени определяются их функцией в едином целом» . Организм характеризует нашу целостность, которая обусловлена не суммой его отдельных частей (таких, как кости, химические элементы, мускулы, органы и т. д.), а возникает из сложной динамической взаимосвязи этих частей. Тело и сознание, примитивные инстинкты, эмоции, интеллект и духовность — все это нужно рассматривать вместе, изучая человеческий организм. Средство, которое помогает нам почувствовать целостность своего организма — это «телесно ощущаемое чувствование» («felt sense»)[3]. Посредством телесно ощущаемого чувствования мы испытываем всю полноту переживания и знания о самих себе. Вы получите более ясное представление об этих понятиях, изучая данный материал и выполняя некоторые упражнения.

Часть первая — «Тело как исцелитель». В этом разделе предлагается рассматривать травму и процесс, исцеляющий ее, как природный феномен. Этот подход обращен к присущей всем нам прирожденной мудрости исцелять, которая вплетается в систему единого целого. Мы отправимся в путешествие, чтобы взглянуть на некоторые из наиболее примитивных биологических реакций человека. Прочитав первую часть книги, вы приобретете более полное понимание того, как действует ваш организм, и как вы можете работать с ним, чтобы усилить свою жизненности и улучшить свое здоровье, а также получать больше удовольствия от жизни в целом, не зависимо от того, есть у вас симптомы травмы, или нет.

В этой части книги я предлагаю вам определенные упражнения, с помощью которых вы на собственном опыте узнаете, что такое телесно ощущаемое чувствование. Эти упражнения очень важны. И, на самом деле, не существует другого пути передать, как действует этот чудесный аспект человеческого существования. Войдя в царство телесно ощущаемого чувствования, многие люди чувствуют себя странниками в новом и неведомом краю, в краю, куда они уже наведывались довольно часто, но были слишком заняты, чтобы обратить внимание на окружающий пейзаж. Читая этот раздел и размышляя над ним, вы обнаружите, что многое из сказанного о том, как действует наше тело, вам давно уже известно.

Часть вторая — «Симптомы травмы». Здесь более глубоко и всесторонне рассматриваются ключевые элементы травматической реакции, ее симптомы и та реальность, в которой живет травмированный человек.

Часть третья — «Трансформация и повторное преодоление». В этом разделе описан процесс, с помощью которого мы в состоянии трансформировать свои травмы, какими бы они ни были — личными или социальными.

Четвертая часть — «Первая помощь при травме». Здесь содержится информация, важная в практическом плане, которая поможет вам предотвратить развитие травмы после несчастного случая. Здесь также вкратце упоминаются травмы, полученные в детском возрасте. (Этой теме будет посвящена следующая книга).

Я считаю, что каждому из нас просто необходимо понимать все то, о чем говорится в этой книге. Информация, которая содержится в ней, поможет нам глубже понять и прочувствовать процесс исцеления травмы, и будет способствовать развитию в нас доверия к собственному организму. Более того, я думаю, что эта информация актуальна как в личной, так и в социальной сфере. Травмы, возникающие в результате событий, которые влияют на окружающий нас мир, имеют такие большие масштабы, что взимают свою дань с семей, обществ и целых народов. Травма способна к самосохранению. Одна травма порождает другую, и так может продолжаться до бесконечности, переходя из поколения в поколение, в каждой семье, во всех сообществах и странах — до тех пор, пока мы не воспрепятствуем ее распространению. На сегодняшний день, деятельность по трансформации травмы среди различных групп людей находится пока еще в зачаточном состоянии. Третий раздел книги включает в себя описание подхода к групповому исцелению травмы, который мы с коллегами разрабатываем сейчас в Норвегии.

Людям, которые занимаются терапевтической работой индивидуально, я зачастую рекомендую, обратиться за помощью к квалифицированным профессионалам, которые могут оказать им содействие в терапевтическом процессе, и я надеюсь, что эта книга будет полезна также и этим профессионалам. Не так много психологов обладает достаточным знанием в области физиологии, чтобы увидеть те отклонения от нормального хода переживания, которые вызываются тем, что физиологические процессы не могут следовать своим естественным путем. В идеале, информация, содержащаяся в этой книге, предоставляет новые возможности для излечения травмы. На собственном опыте я узнал, что многие из популярных сегодня подходов к исцелению травмы в лучшем случае дают лишь временное облегчение. А некоторые них — катартические методы, вызывающие интенсивную эмоциональную разрядку травматического переживания — могут даже нанести вред. Я уверен, что катартические методы при их длительном применении в итоге создают зависимость от повторяющихся катарсисов и способствуют возникновения так называемых «ложных воспоминаний». Из-за особенностей природы травмы, есть большая вероятность того, что катартическое, облегчающее переживание может стать скорее травмирующим, чем исцеляющим.

Психотерапия имеет дело с широким спектром проблем и вопросов, которые выходят далеко за рамки одной темы — шоковая травма, центральной для данной книги. Шоковая травма возникает, когда мы переживаем потенциально угрожающее жизни событие, которое подавляет нашу способность эффективно на него реагировать. В противоположность к этому, те люди, которые в детстве продолжительное время страдали от жестокого с ними обращения, особенно, если все это происходило внутри их семейного круга, могут переживать так называемую «травму развития». Травма развития обусловлена в основном психологическими причинами, которые чаще всего являются результатом неправильного воспитания и негативного родительского влияния в критические периоды развития ребенка. И хотя причины, вызывающие обе эти травмы, сильно отличаются друг от друга, жестокое обращение и пренебрежение могут вызвать те же симптомы, что и шоковая травма. Поэтому людям, испытавшим травму развития, следует обратиться за помощью к терапевту, который поможет им проработать те проблемы, которые переплетаются с травматическими реакциями.

Я полагаю, что в том случае, когда шоковая травма является результатом однократного события или серии происшествий и не связанна с какими-либо последовательными травмами прошлого, люди, имея поддержку семьи и своего ближайшего окружения, вполне могут сами обеспечить свое исцеление. И я очень поощряю подобного рода практику. Эту книгу я написал достаточно простым языком, который содержит очень мало специальных терминов. Я сделал это для того, чтобы она стала доступна родителям, учителям, воспитателям детских садов и другим людям, которые занимаются воспитанием детей и служат им примером для подражания. Надеюсь, что с помощью этой книги они сделают детям бесценный подарок, помогая им быстро избавляться от пагубной реакции на травмирующие их события. Докторам, медсестрам, медицинским работникам, полицейским, пожарникам, спасателям и всем тем, кто постоянно контактирует с жертвами несчастных случаев и стихийных бедствий, также может пригодиться эта информация — не только в их работе с травмированными людьми, но и лично для них самих. Если человек становится свидетелем кровавого зрелища (особенно, если такое происходит с ним регулярно), это непременно отразится на его состоянии, и последствия эти зачастую ничем не отличаются от травмы, полученной при непосредственном участии в трагедии.

 

Как пользоваться этой книгой

 

Не торопитесь во время чтения, дайте себе время на усвоение прочитанного материала. Выполняйте предложенные вам упражнения. Делайте их медленно и легко. Травма является результатом самых сильных побуждений, которые только могут возникать в человеческом теле. Она требует уважительного отношения. Если вы прочтете материал быстро или поверхностно, это может не принести вам никакого вреда, но и пользы вы получите гораздо меньше, чем могли бы, если бы потратили чуть больше времени, чтобы лучше осмыслить прочитанное.

Если в какой-то момент прочитанные слова или выполняемое упражнение вызовут у вас беспокойство — остановитесь, сделайте паузу и подождите, пока не уляжется ваше волнение. Побудьте со своим переживанием и посмотрите, как оно будет разворачиваться. Очень много неверных представлений о травме могут проникать на удивление глубоко и влиять как на ваше самоощущение, так и на отношение к себе. Когда с вами происходят подобные вещи, то очень важно их признать. Если вы направите часть вашего внимания на то, чтобы отслеживать свою реакцию на прочитанный материал, ваш организм сам задаст вам нужный темп работы с книгой.

Не в сильных эмоциях, а в телесных ощущениях находится ключ к исцелению травмы. Внимательно следите за любыми эмоциональными реакциями, которые зарождаются у вас внутри, и отслеживайте, как ваше тело переживает эти эмоции в форме мыслей и ощущений. Если вы находите, что ваши эмоции стали слишком сильными (например, гнев, ужас, абсолютная беспомощность и т. д.), то вам нужно обратиться за помощью к компетентному профессионалу.

Травма не должна стать вашим пожизненным приговором. В противоположность другим болезням, поражающим человеческий организм, воздействие травмы в полной мере можно признать благотворным. Я утверждаю так потому, что в процессе исцеления травмы происходит трансформация, а это может улучшить качество жизни. Для исцеления травмы не обязательно требуются особенные лекарства, сложные процедуры или долгие часы терапии. Когда вы поймете, как возникает травма, и научитесь различать механизмы, которые препятствуют ее разрешению, вы также начнете замечать те пути, какими ваш организм пытается исцелить себя. С помощью достаточно простых идей и техник вы научитесь помогать, а не препятствовать своей природной способности к исцелению. Средства, о которых говорится в этой книге, помогут вам преодолеть травму и продолжить свою жизнь, обретя более полное ощущение себя и уверенность в своих силах. Хотя травма может превратить вашу жизнь в сущий ад, травма исцеленная является даром богов — героическим путешествием, в котором каждый из нас имеет право занять свое место.

 

Часть I. Тело как целитель

 

Кем бы мы ни были, где бы мы ни находились — тень, повсюду нас сопровождающая, всегда о четырех ногах.

— Кларисса Пинкола Эстес, доктор философии, из книги «Бегущая с волками».

 

Тени забытого прошлого

 

…в нашем сознании все еще есть своя темная и таинственная Африка, свой не нанесенный на карту Борнео и неизведанный бассейн Амазонки.

— Олдос Хаксли

 

 

Замысел природы

 

Стадо газелей мирно пасется в плодородной долине. Внезапно ветер меняет направление, принося с собой новый, но давно знакомый запах. Газели чувствуют, как в воздухе повеяло опасностью, мгновенно настораживаются, готовые в любой момент сорваться с места. Несколько мгновений они принюхиваются, внимательно всматриваются и прислушиваются ко всему вокруг, но вокруг не видно ничего угрожающего, и животные возвращаются к своему прежнему занятию. Они успокаиваются, но не теряют бдительности.

В этот момент гепард, незаметно подкравшийся к стаду, стремительно выпрыгивает из своего укрытия — густого кустарника. Стадо, как единый организм, устремляется к спасительным зарослям на краю долины. Но одна из молодых антилоп спотыкается всего на долю секунды, встает и снова бежит — но уже слишком поздно. Гепард вихрем бросается вслед за намеченной жертвой, и начинается погоня со скоростью в девяносто — сто километров в час.

В тот момент, когда хищник настигает ее (или за миг до этого), молодая антилопа падает на землю, покоряясь своей неминуемой смерти. А, может быть, она ранена. Застывшее в неподвижности животное отнюдь не притворяется мертвым. По велению инстинкта его сознание входит в новое, измененное состояние, характерное для всех млекопитающих в момент, когда смерть кажется неизбежной. Многие туземные народы называют это явление покорностью духа жертвы перед хищником, что, в некоторой степени, так и есть на самом деле.

Психологи называют это явление реакцией «иммобилизации» или «замирания» («оцепенения»). Это — одна из трех возможных ответных реакций, характерных для рептилий и млекопитающих в момент столкновения с непреодолимой опасностью. Остальные две — борьба или бегство — большинству из нас знакомы гораздо лучше. О реакции иммобилизации людям известно не так много. Однако, работая над этим более двадцати пяти лет, я убедился в том, что именно этот фактор является ключевым звеном в раскрытии тайны человеческой травмы.

Эта реакция иммобилизации была создана самой природой, и на то есть две важные причины. Во-первых, она является последней, предсмертной попыткой спастись. Другими словами, животное пытается притвориться мертвым. Возьмем, к примеру, эту молодую антилопу. Возможно, гепард решит оттащить свою «мертвую» добычу в безопасное место, чтобы спрятать ее от других хищников, или в собственное логово, чтобы позже съесть ее вместе со своими детенышами. И тогда у антилопы появится возможность выйти из состояния оцепенения и при первой же возможности попытаться спастись бегством. И если эта попытка увенчается успехом, и антилопа окажется в безопасности, животное буквально стряхнет с себя остатки реакции иммобилизации и снова сможет полностью управлять своим телом. А затем оно вернется к своей нормальной жизни, как будто бы ничего не произошло. Во-вторых, замерев, антилопа (как и человек) попадает в измененное состояние сознания, в котором не переживает никаких болезненных ощущений. Для антилопы это означает, что она не почувствует боли от острых зубов и когтей гепарда.

Большинство современных культур расценивают эту ин-стинктивную покорность перед непреодолимой угрозой как слабость, равносильную трусости. Однако в корне подобного суждения лежит глубокий страх человека перед неподвижностью. Мы избегаем этого состояния, потому что оно слишком напоминает нам смерть. Такая позиция вполне объяснима, но она слишком дорого нам достается. Данные физиологии ясно показывают, что способность входить в это естественное для нас состояние неподвижности и выходить из него является од-ним из ключевых факторов, позволяющих нам избежать болез-ненных последствий травмы. Это — подарок, доставшийся нам от дикой природы.

 

Зачем обращаться к дикой природе? У травмы — физиологические причины.

 

Так же ясно, как пульсацию крови у себя в ушах, мы слышим отголоски полуночного крика обезьяны, которая смотрит в глаза пантере, и эти глаза — последнее, что она видит в этом мире. Эхо ее крика оставляет неизгладимый след в нашей нервной системе.

— Пол Шепард[4]

 

Ключ к исцелению симптомов травмы у человека кроется в его физиологии. Столкнувшись с непреодолимой, на первый взгляд, опасностью, которой нельзя избежать, и животные, и люди проявляют реакцию иммобилизации. Важно понимать, что эта функция нашего организма является непроизвольной. Другими словами, это значит, что физиологические механизмы, которые управляют этой реакцией, находятся в примитивных отделах мозга и нервной системы, отвечающих за инстинкты, и наше сознание не в состоянии их контролировать. Именно поэтому изучение поведения диких животных кажется мне столь важным и необходимым для понимания и исцеления травм, которым подвержены люди.

Отделы мозга и нервной системы человека, отвечающие за непроизвольные и инстинктивные реакции, практически ничем не отличаются от соответствующих им отделов мозга млекопитающих и даже рептилий. Наш мозг, который часто называют триединым мозгом, включает в себя три важные системы. Эти три части известны как рептилиевый мозг (мозг рептилий) (управляющий инстинктами), млекопитающий (мозг млекопитающих) или лимбический мозг (управляющий эмоциями), и человеческий мозг или неокортекс (управляющий рациональным мышлением). Так как при восприятии ситуации, несущей угрозу для жизни, задействованными оказываются общие для нас и для животных части головного мозга, то мы многое можем узнать, изучая то, как некоторые животные, например, антилопа, избегают состояния травматизации. Развивая эту мысль, я полагаю, что ключ к исцелению травматических симптомов у людей состоит в нашей способности воспроизводить непрерывный процесс адаптации, присущий диким животным, в ходе которого они дрожат и проживают реакцию иммобилизации, а затем снова становятся подвижными и возвращаться к полноценному функционированию.

Но мы, люди, не похожи на животных: когда нам что-то угрожает, мы оказываемся перед нелегким выбором, что же нам делать — бороться или бежать. Эта дилемма отчасти проистекает из той двоякой роли, которую играет наш биологический вид — преследователя и жертвы одновременно. Доисторические люди, конечно же, много охотились, однако каждый день они были вынуждены, сбившись в кучу, прятаться долгими часами в холодных пещерах в страхе оттого, что в любой момент их могут схватить и разорвать на куски.

Шансы выжить для людей возросли, когда они стали собираться многочисленными группами, научились добывать огонь, изобрели различные инструменты, большинство из которых были оружием для охоты и самозащиты. Однако, несмотря на столь значительный прогресс, в нашем мозгу и нервной системе до сих пор остались генетические воспоминания о тех временах, когда человек все еще был легкой добычей для хищников. Не обладая быстротой антилопы и не имея смертоносных клыков и когтей гепарда, подкрадывающегося к добыче, наш человеческий мозг зачастую подвергает сомнению наличие у нас способности к сохранению жизни. Вот эта неопределенность и делает нас особенно уязвимыми для мощного воздействия травмы. Животные, подобные быстрой, стремительной антилопе, знают о том, что они — добыча, и о том, какими ресурсами для выживания они располагают. Они инстинктивно понимают, что нужно сделать в момент опасности, и делают это без промедления. Так же и гепард знает о том, что его быстрый, летящий бег со скоростью 110 километров в час, и его смертоносные клыки и когти безо всякого сомнения делают его хищником.

Для человеческого существа эта граница не так ясно очерчена. Когда мы сталкиваемся с обстоятельствами, несущими угрозу для нашей жизни, наш рациональный мозг может придти в замешательство и подавить наши инстинктивные импульсы. И хотя у этого действия могут быть свои основания, замешательство, неизбежно сопутствующее ему, создает благоприятную почву для состояния, которое я называю «Комплексом Медузы» — трагедии под названием травма.

Так же, как и в древнегреческом мифе о Медузе, смятение, которое может охватить нас, когда мы смотрим в глаза самой смерти, способно превратить нас в камень. Мы в буквальном смысле можем окаменеть, охваченные страхом, что приведет к образованию травматических симптомов.

В современной жизни травма встречается на каждом шагу, наш мир буквально наполнен ею. Не только солдаты и жертвы нападения или насилия, но и большинство из нас были когда-то подвержены травматическому воздействию. Как источники травмы, так и их последствия, могут быть крайне разнообразными и часто скрытыми от нашего осознавания. К ним относятся стихийные бедствия (например, землетрясения, ураганы, наводнения и пожары), жестокое обращение, несчастные случаи, падение, серьезная болезнь, внезапная потеря близкого человека, хирургическое вмешательство или другие необходимые медицинские и стоматологические процедуры, трудные роды и даже сильный стресс в период беременности и так далее

К счастью, мы обладаем инстинктами и способностью чувствовать, реагировать и размышлять; у нас есть прирожденный потенциал исцелять себя даже от самых разрушительных повреждений, полученных при травме. Я также убежден в том, что мы, как мировое человеческое сообщество, сможем начать исцеляться от последствий крупномасштабных социальных травм, таких, как войны или стихийные бедствия.

 

Все дело — в энергии

 

Травматические симптомы вызваны отнюдь не самим «пусковым» событием. Они являются результатом «замораживания» остаточной энергии, для которой не нашлось выхода и разрядки. Эти остатки энергии оказываются заблокированными в нервной системе, и могут нанести существенный вред нашему телу и духу. Когда мы оказываемся не в состоянии завершить полный процесс «иммобилизации» — входа в это состояние «замороженности», пребывания в нем и успешного выхода, — у нас начинают развиваться долгосрочные, тревожные, подтачивающие наше здоровье и зачастую странные симптомы ПТСР. Тем не менее, у нас есть возможность «оттаять», если мы будем активировать и поддерживать наше природное побуждение вернуться в состояние динамического равновесия.

Но давайте вернемся к погоне. Когда наша молодая антилопа убегает от преследующего ее гепарда, в ее нервной истеме мобилизуется энергия, рассчитанная на движение со скоростью 110 километров в час. В тот момент, когда гепард наносит свой последний удар, антилопа падает замертво. Со стороны она выглядит совершенно неподвижной, кажется, что она мертва, но внутри, в ее нервной системе все еще продолжает накапливаться сильный заряд энергии с той же скоростью — 110 километров в час. И хотя антилопа остается без движения, в ее теле происходит то же, что может произойти с вашим автомобилем, если вы одновременно до отказа нажмете на педаль газа и педаль тормоза. Разница между внутренней гонкой нервной системы (двигателем) и внешней неподвижностью тела (тормозом) создает бурное волнение внутри тела, подобное настоящей торнадо.

Эта буря энергии и является той исходной точкой, которая дает начало формированию симптомов травматического стресса. Чтобы лучше понять, какой силой обладает эта энергия, представьте себе, что вы занимаетесь любовью со своим партнером или партнершей и находитесь уже на грани оргазма, но вдруг какая-то внешняя сила внезапно прерывает ваше занятие. А теперь увеличьте это ощущение насильственного воздержания в сто раз, и вы получите примерное представление о том количестве энергии, которая накапливается у нас внутри в момент столкновения с реальной угрозой жизни.

В подобный момент человек (или антилопа) должны разрядить всю эту энергию, мобилизованную, чтобы преодолеть грозящую им опасность, иначе они станут жертвами травмы. Остаточная энергия не уходит из нас сама. Она остается в нашем теле, и часто форсирует развитие огромного количества разнообразных симптомов, таких, как беспокойство, депрессия, психосоматические и поведенческие проблемы. С помощью этих симптомов организм пытается удержать в себе (контейнировать) остаточную, не разрядившуюся энергию, или хотя бы ограничить ее действие.

Животные в дикой природе инстинктивно разряжают всю свою «сжатую» энергию, и поэтому неблагоприятные симптомы развиваются у них крайне редко. Но мы, люди, не настолько опытны в этом, и когда нам не удается высвободить эти могущественные силы, мы становимся жертвами травмы. Пытаясь, зачастую и неудачно, разрядить эту энергию, мы нередко совершенно «зацикливаемся» на этих попытках. Подобно мотыльку, летящему на пламя, мы можем неосознанно снова и снова пытаться создать ситуации, в которых существует возможность освободиться из плена травмы, но большинство из нас терпит неудачу из-за отсутствия необходимых средств и ресурсов. Это приводит к печальным последствиям: страх и беспокойство переполняют нас, и мы теряем согласие с самими собой и не можем больше чувствовать себя как дома в этом мире.

Многим ветеранам войны и жертвам насилия эта картина слишком хорошо знакома. Целые месяцы, и даже годы, они могут рассказывать о перенесенных страданиях, переживая все это вновь и вновь. Но, испытывая тот же гнев, страх и боль, они не могут пройти через элементарную «реакцию иммобилизации», чтобы разрядить свою остаточную энергию. Вместо этого они чаще всего застревают в запутанных лабиринтах травмы, а их душевные страдания продолжают их терзать.

К счастью, та же самая колоссальная энергия, которая порождает травматические симптомы, если ее правильно мобилизовать и заставить действовать в нужном направлении, может трансформировать травму и привести нас к новым высотам исцеления, мастерства и даже мудрости. Исцеленная травма — это чудесный дар, возвращающий нас в реальный мир взлетов и падений, гармонии, любви и сострадания. Последние двадцать пять лет я работал с людьми, пострадавшими от всевозможных травм, какие только известны человечеству. И я верю, что у нас, людей, есть прирожденная способность исцелять от разрушительного воздействия травмы не только самих себя, но и весь наш мир.

 

Тайна травмы

 

 

Что такое травма?

 

Недавно я рассказывал одному бизнесмену о том, чем я занимаюсь. Слушая меня, он воскликнул: «Так, может быть, именно травма стала причиной того, что моя дочь кричит во сне? Я водил ее на прием к психологу, но он сказал мне, что это «просто ночные кошмары». Но я знал, что это не просто ночные кошмары». И он был прав. Его дочь была сильно напугана одной из обычных медицинских процедур, когда находилась в больнице. И даже много недель спустя она продолжала плакать и кричать во сне, и ее тело оставалось при этом почти без движения. Встревоженные родители никак не могли разбудить свою дочь. Вероятнее всего, ее состояние было обусловлено травматической реакцией на то, что она испытала, оставаясь в больнице.

Есть много людей, которые, подобно этому бизнесмену, испытывали в своей жизни какие-то необъяснимые явления или наблюдали нечто подобное у своих близких. И хотя не все эти необъяснимые явления являются признаками травмы, многие из них можно отнести к ее симптомам. Люди «помогающих» профессий чаще всего склонны рассматривать травму с точки зрения того события, которое ее вызвало, вместо того, чтобы рассматривать травму как таковую. И поскольку мы не можем дать точного определения травмы, то и распознать ее бывает также нелегко.

Согласно официальному определению, используемому психологами и психиатрами при постановке диагноза, травма понимается как состояние, обусловленное стрессовым событием, «которое выходит за рамки обычного человеческого опыта, и которое могло бы явно причинить страдание почти любому человеку».[5]Это определение включает в себя переживания следующих особых ситуаций: «серьезной угрозы для жизни или физической целостности человека; серьезной угрозы или вреда, нанесенного детям, супругам, а также другим родственникам или друзьям; внезапного разрушения дома или уничтожения сообщества; возможности видеть другого человека, которого калечат или убивают, или который был недавно покалечен или убит в результате несчастном случае или физического насилия».

Данное описание может пригодиться в качестве некой отправной точки, однако, оно недостаточно ясно и может вводить в заблуждение. Кто может сказать, что «выходит за рамки обычного человеческого опыта», или что «явно причиняет страдание почти любому человеку»? События, перечисленные в этом определении, помогают квалифицировать травму, но существует также множество других событий, которые попадают в эту безрадостную область и являются потенциально травмирующими. Несчастные случаи, падения, заболевания и хирургические операции, которые наше тело бессознательно воспринимает как угрожающие, часто не рассматриваются сознательно как выходящие за рамки обыденного человеческого опыта. Однако эти события во многих случаях оказываются травмирующими. Вдобавок к этому, во многих сообществах довольно часто происходят перестрелки, изнасилования и тому подобные трагедии. И хотя они могут рассматриваться в рамках обыденного жизненного опыта, тем не менее, изнасилования и перестрелки всегда будут приводить к травме.

Исцеление травмы зависит от умения распознавать ее симптомы. Из-за того, что большинство травматических симптомов являются в значительно степени результатом примитивных (первичных) реакций, определить их бывает часто довольно трудно. Людям не нужно знать точного определения травмы; нам необходимо ощутить на собственном опыте, как она переживается. Одна из моих клиенток описала следующее переживание:

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-25; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.45.252 (0.023 с.)