Глава 6. Охота за людьми и машинами



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 6. Охота за людьми и машинами



 

Страницы жизни героя, 1942.

Звериные клетки и электрический стул

 

Летом 1942 года на долю Эдгара Гувера выпала редкостная удача. Получилось родить одну из тех наиболее героических и насквозь фальшивых историй, что заложены в основу мифа о всеведении и несокрушимости гуверовского ФБР. Начиналось же все достаточно серьезно и тревожно, когда у берегов острова Лонг‑Айленд немецкая субмарина высадила диверсионную группу из четырех человек, снабженных деньгами, оружием, взрывчаткой и планами террористических актов на заводах, производивших важную военную продукцию. Патрульный службы Береговой охраны, наткнувшийся на четырех подозрительных мужчин с плотом, не стал поднимать тревогу, поскольку те представились заплутавшими рыбаками, да еще дали ему денег, чтоб не было неприятностей. Отпустив «рыбаков», патрульный все же решил подстраховаться и доложил‑таки о своих подозрениях начальству.

Когда о происшествии на следующий день узнало ФБР, Береговая охрана уже нашла у места высадки довольно небрежно устроенный тайник со взрывчаткой и другим снаряжением. Однако сами диверсанты бесследно исчезли. Гувера происшествие чрезвычайно возбудило и встревожило, поскольку дело пахло угрозой диверсионных актов, а быть может и подготовкой военного вторжения. Он приказал сохранить инцидент в полнейшей тайне от прессы и объявил самую крупномасштабную облаву за всю историю ФБР.

Чем бы закончилась эта большая охота, сказать трудно, поскольку четверо диверсантов уже рассредоточились и поселились в разных отелях огромного Нью‑Йорка. Однако дальнейшие действия группы пошли совсем не по плану, поскольку ее руководитель, тридцатидевятилетний Георг Даш, до войны много лет проживший в США, был абсолютно не расположен к выполнению диверсионных задач. Об этом он рассказал своему ближайшему партнеру‑приятелю по группе Эрнсту Бергеру, который тоже был не прочь тихо рассосаться в большой стране, поделив 84 тысячи долларов, полученные от германского военного командования.

Но Даш выбрал иной путь, позвонив в местное нью‑йоркское отделение ФБР и сообщив, что только что прибыл из Германии и хотел бы передать господину Гуверу чрезвычайно ценную информацию. Когда Вашингтон уведомили о звонке, Даш сам отправился в столицу и сдался вместе со всей кассой. Помимо большой суммы денег ФБР получило в лице Даша ценный источник информации о составе и местах проживания остальных членов группы (Даш предупредил, что действовал с ведома Бергера), о составе и месте высадки другой диверсионной группы у берегов Флориды, о главных целях диверсионных актов и вообще о подготовке диверсантов в Германии. На основе полученных данных ФБР быстро арестовало всех семерых коллег Даша, а ему самому настоятельно порекомендовали признать себя на суде виновным и помалкивать о добровольной сдаче американским властям. В обмен же за молчание было обещано, что уже через несколько месяцев добрый президент Рузвельт его амнистирует и выпустит на свободу. Даш все сделал так, как ему велели, за что едва не поплатился головой.

На самом деле президент Рузвельт вовсе не был добрым, а уж после Перл‑Харбора так вообще начал лютовать, особенно в отношении японцев и немцев. Во всех предоставленных ему докладах от разведывательно‑аналитических служб был сделан вывод, что живущие на Западном побережье США японские американцы не представляют никакой угрозы государству. Тем не менее, Рузвельт настоял на интернировании в концлагеря 114 тысяч мужчин, женщин и детей японского происхождения – этого хотела жаждущая мести публика. Когда же пришло известие о поимке доблестным ФБР восьми немецких шпионов‑диверсантов, то поначалу Рузвельт хотел посадить их в звериные клетки и, провезя в таком виде по всей стране, затем казнить. Тогдашний министр юстиции Фрэнсис Биддл в своих возражениях указывал, что никаких актов шпионажа или диверсий в действительности не было, однако Рузвельт настаивал на смертной казни. Биддл предупредил, что в подобных обстоятельствах ни один гражданский суд не сможет вынести столь суровый приговор. Тогда президент отправил шпионов под военный трибунал [JP01].

Для Гувера было чрезвычайно важно, чтобы в глазах американского общества вся заслуга в поимке шпионов принадлежала ФБР, а Германия ничего не узнала о предательстве Даша. Поэтому самые существенные подробности данной истории были тщательно сокрыты даже от военного суда. Лично сопровождая ход дела, Эдгар Гувер регулярно присутствовал на заседаниях трибунала, тщательно следя, чтобы не просочилось никакой лишней информации. Как вспоминал впоследствии член военного трибунала Ллойд Катлер, в 1970‑е годы советник президента Картера, они получили к разбирательству дело, «целиком подготовленное в ФБР, причем Гувер держал нас на расстоянии от своих агентов».

В итоге все 8 диверсантов были приговорены к смертной казни, причем Гувер потребовал, чтобы казнили их как можно быстрее, лично организовав исполнение приговора. Вскоре шестерых посадили на электрический стул. Георга Даша и Эрнста Бергера все же оставили в живых, заменив смертную казнь на длительные сроки тюремного заключения. Вместо обещанной амнистии Даша продержали в тюрьме пять лет, но и после этого не выпустили на свободу, а принудительно депортировали из США.

А Эдгар Гувер и три десятка лет спустя все еще любил вспоминать об этом деле, как об одном из «самых важных своих достижений». Эта фабрикация настолько глубоко впечаталась в историю ФБР, что уже после смерти Гувера, в 1979 году в холле Министерства юстиции установили мемориальную бронзовую доску в честь столь выдающегося события. На долгую, как говорится, память.

Действительно, есть что вспомнить.

 

Ловля рыбы в волнах бури

 

 

Выявление мыслепреступлений

 

Если основную часть американской нации трагические события 11 сентября 2001 года повергли в состояние шока, то отдельные персонажи, напротив, пришли в состояние повышенного возбуждения, поскольку усмотрели в атаках террористов невероятно удачный шанс для раскрутки своего бизнеса. Так, коммерсант‑нейрофизиолог Лоуренс Фаруэл из г. Айова, владеющий небольшой фирмой Brain Wave Science [http://www.brainwavescience.com], тут же, не мешкая, ринулся трубить на всех перекрестках, что разработанное им оборудование для измерения мозговой активности – это именно то, что нужно ФБР и всем правоохранительным органам для отлова злоумышленников.

Нынешний бизнес Фаруэла родился из научной статьи «Отпечатки мозга», в начале 1990‑х опубликованной им в журнале «Психофизиология» в соавторстве с учителем, профессором Имануилом Дончином [FD91]. Но если Дончин по сию пору продолжает настаивать, что полученные в работе результаты являлись лишь демонстрацией концепции и требовали обширных дополнительных исследований для применения в реальных приложениях, то Фаруэлл решил иначе – «куй железо пока горячо».

На основе исходных экспериментов ученый разработал своего рода «детектор лжи» – специальный криминалистический тест с целью установления, известна подозреваемому интересующая следствие информация или нет. Для этого испытуемому надевается на голову повязка с электродами, регистрирующими волны электромагнитной активности мозга. На компьютерном экране, установленном перед «пациентом», начинают демонстрировать разного рода специально подобранные картинки, и когда мозг «узнает» тот или иной образ, то генерируется определенного рода волна, именуемая у специалистов «реакция РЗОО». Разработанный Фаруэлом алгоритм для анализа формы РЗОО позволяет с высокой вероятностью делать заключение, опознал мозг испытуемого улики или нет. Например, для отыскания действительных сообщников терактов 9/11 среди более чем 700 подозреваемых Фаруэл предложил протестировать их на своем приборе, который будет демонстрировать, скажем, название организации «Аль‑Каида» на арабском языке или приборную панель «Боинга‑757» [JS01].

Аппаратура Фаруэла для снятия «отпечатков мозга» уже несколько лет испытывается ФБР и полицией ряда штатов в реальных расследованиях, однако, как настаивают критически относящиеся к технологии ученые, всецело полагаться на показания прибора было бы слишком опрометчиво. Например, хорошо известно, что люди с психопатическими наклонностями часто дают неадекватную реакцию РЗОО, массу нюансов в реакцию вносят раса, пол и возраст испытуемых, а человек эрудированный и образованный всегда распознает намного больше предметов и слов, чем невежественный. В интерпретации формы волны важнейшим остается субъективный фактор личности конкретного эксперта, да и многолетняя практика использования «детекторов лжи» свидетельствует, что при соответствующей подготовке подобные приборы вполне можно обманывать. Но Фаруэл напрочь отметает все эти аргументы, настаивая, что его аппаратура абсолютно надежна и «ради национальных интересов чрезвычайно важно внедрить ее как можно быстрее».

Неудивительно, что в поддержку напористого ученого‑бизнесмена уже выступили и другие «патриотично настроенные» компании, усмотревшие в технологии перспективы и для себя. Так, целую программу [KI01] по общенациональному снятию «отпечатков мозга» выдвинул Стив Кирш, в прошлом основатель поискового сервиса InfoSeek, а ныне глава Propel Software – фирмы, разрабатывающей программное обеспечение для управления большими массивами данных. По мнению Кирша, нет более надежной защиты от террористов, чем регулярное (раз в два‑три года) сканирование мозга всех граждан с хранением отпечатков в общенациональной базе данных. Тогда при покупке билета на самолет, посещении массовых зрелищ или еще каких мероприятий, потенциально таящих опасность, каждого человека можно будет быстренько проверить на «склонность к преступлению» и на основании формы электромагнитного импульса‑отклика допустить или же отказать… [ТС01].

Звучат, конечно, столь странные идеи, как полнейшая антиутопия в духе Оруэлла, однако предлагаются эти меры абсолютно всерьез, причем вполне адекватными в других отношениях людьми. Более того, журнал Time [ТМ01] настолько проникся идеями и перспективами «отпечатков мозга», что назвал доктора Лоуренса Фаруэла одним из 100 самых ярких новаторов на этой планете, обещающих стать «Эйнштейнами и Пикассо XXI века». Светлую надежду на фоне столь тоскливых перспектив человечества вселяет лишь то, что все сообщения СМИ о блестящем творчестве Фаруэла, любовно собранные на сайте его компании, датируются 2001 годом. Похоже, перевозбужденные мозги журналистов с той поры несколько поостыли.

В спецслужбах, где обычно работают люди с более холодной (и циничной) головой, к новой технологии детектора лжи относятся сугубо прагматично. Работы Brain Wave Science отчасти финансирует ЦРУ, в дирекцию фирмы вошел один из бывших руководящих чинов ФБР, и, судя по публикациям после сентября 2001 года, власти США действительно рассматривали возможности приобретения этой аппаратуры [FW03]. Главной же причиной отказа от технологии снятия отпечатков мозга стала невозможность автоматизации процесса тестирования, а значит – необходимость наличия всякий раз опытного эксперта, от субъективных оценок которого напрямую зависит исход любой «проверки на лживость». Для повсеместного применения такой подход явно не годится.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.50.201 (0.006 с.)