ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Лучик, эта ночь стала бы идеальной, будь ты рядом со мной.



София, я так сожалею, что тебя нет здесь. Даже спустя все эти годы пустота, созданная твоим уходом, не исчезает. Это отстойно, детка. Очень.

Ты заслужила иметь весь этот успех не меньше нас. Ты же знаешь, что ничего этого не было бы без тебя, правда?

Я думаю о тебе, всегда, каждый день. Разве может быть по-другому? Ты всегда внутри меня, София. Никакое время этого не изменит.

Я люблю тебя, малыш. Ты всегда останешься моим Лучиком.

02.13.2011».

Я не дышала, пока читала письмо — пропитанное грустью, болью и любовью. А ещё преданностью. И все эти слова написал Фостер? Мне трудно было в это поверить.

Блядский Фостер, который не может удержать член в штанах, был так сильно влюблён?

Хотя, почему был? Я не сомневалась, что он до сих пор любит эту Софию.

В коробке было ещё много конвертов для Софии, но я боялась открывать их. Боялась читать то, что он написал для неё. Это лишало меня надежды.

Я могла обладать его телом, но его сердце давно отдано другой.

И наконец-то, на самом дне коробки я увидела фотографии. Три фотографии, и на всех была одна и та же девушка — миниатюрная, невысокого роста, с каштановыми кудряшками вокруг лица в форме сердца. Её нельзя было назвать яркой, роковой красавицей — скорее милой, но не это привлекло моё внимание. То, как смотрел на неё юный Кейд, было поразительным. Его глаза лучились безмерной любовью и обожанием. Я никогда не видела у него такого взгляда. Он предназначался только этой девушке.

Каждое фото было подписано на обороте.

«Кейден и София». Также были проставлены даты — самое позднее фото, датированное июнем 2003 года, когда ему ещё не было и восемнадцати.

Неожиданно на меня накатило странное чувство — захотелось спрятать все эти фото и письмо назад в коробку и сделать вид, что я ничего не видела. Ничего нет. Этого прошлого Кейда никогда не существовало.

 

***

Прежде чем покинуть комнату, я убедилась, что оставила всё, как и было, чтобы Кейд не заподозрил даже, что я копалась в его вещах.

На улице уже вечерело. Без особой надежды ещё раз попыталась дозвониться до Фостера, но телефон по-прежнему был отключён. Я уже оставила ему с десяток голосовых сообщений, что делало меня похожей на сталкера, но мне было плевать. Я просто хотела, чтобы он вернулся живой и невредимый.

В какой-то момент я решила, что мне следует остаться. Буду здесь дожидаться Кейда. Даже если, вернувшись и застав меня в своём доме, он будет недоволен. Я же всё равно не смогу сейчас уснуть. Какая разница, где именно лезть на стенку.

Когда за окном полностью стемнело, я сходила в душ и достала из чемодана пижаму, собираясь лечь в гостевой комнате, в которой уже однажды спала.

Забравшись под одеяло, я начала думать, что, может, мне и не стоило оставаться. Кейд неизвестно когда вернётся, а я тут хозяйничаю.

Почему-то после тех фотографий и письма в меня будто неуверенность вселилась. Как я могла соперничать с кем-то подобным? Мне казалось, что такая любовь, как была у Кейда к Софии, приходит только раз в жизни. Не важно, что тогда они были такими юными, почти детьми.

Разве любовь спрашивает о возрасте? Разве он важен, если чувства есть?

Мне было любопытно, что же случилось. Из-за чего они расстались? Почему Кейд писал все те письма? Что было в остальных конвертах?

Я боролась с желанием пойти и прочитать их все. На каком-то интуитивном уровне чувствовала, что делать этого не надо.

В окно сверкнула молния, и я вздрогнула от неожиданности. Никогда не любила грозу, особенно если оставалась дома одна.

Я поднялась и подошла к окну — на улице усиливался ветер, пригибая ветки деревьев. Вскоре разыгралась самая настоящая буря, с ливнем, шквальным ветром, громом и молниями. Редкое явление для ЛА. Первая гроза за то время, что я жила здесь.

Прошло два часа, а стихия и не думала утихать. Поэтому когда к полуночи хлопнула входная дверь, я подскочила на постели с колотящимся сердцем. Мои нервы и так были натянуты как струны из-за шторма.

В доме была подключена сигнализация, и, если бы это оказались взломщики, она бы сработала. Это должен был быть Кейд. Я очень хотела, чтобы это был он.

Я вышла из комнаты в тот момент, когда он поднимался по лестнице. Увидев меня, парень замер, но ничего не сказав, почти сразу двинулся дальше.

Я жадно смотрела на него, выискивая следы повреждений, но выглядел он нормально, правда промокший насквозь. Фостер казался мрачным и отстранённым, проходя мимо меня в свою комнату.

Я двинулась следом за ним — он должен объяснить, что произошло и почему он отсутствовал эти дни. Казалось, он игнорирует моё присутствие и, сбитая с толку, я неловко замерла на пороге. Фостер расстегнул тёмно-красную толстовку и, не глядя, бросил её на пол. Даже его серая майка была мокрой. Кейд захватил её у себя на спине и, стянув, отправил следом за толстовкой.

Чёрт возьми, он был сердитым, мокрым и теперь уже в одних джинсах — дрожь волной прокатилась по телу, вызывая знакомое желание.

— Мы волновались за тебя, — нарушила гнетущее молчание я.

Фостер бросил на меня короткий взгляд, развернулся и открыл верхний ящик комода, достав сухую майку. Тугие мышцы чётко проступали на его татуированной спине — я с усилием сглотнула подступивший к горлу комок.

— Где ты был? — повысила голос я, задетая тем, что он не обращает внимания на меня.

«А если у Софии? Если он был у неё?»

— Не знал, что женился, — сухим тоном бросил Фостер, двинувшись ко мне. Майку он так и не надел.

Он весь излучал агрессивность. Тело напряжено, тёмные брови сведены вместе, карие глаза смотрят неприветливо. Я отступила, когда поняла, что он не собирается останавливаться.

— Кейд… — предупреждающе произнесла я, кожей чувствуя исходящую от него угрозу. И похоть: чистую, ничем не прикрытую.

Он не собирался меня слушать. Я видела дикую решимость в его взгляде — никакого отступления, никаких отказов. Но я бы могла оказать сопротивление — я бы попыталась — но там, на дне его глаз, в самых потаённых уголках, я разглядела кое-что ещё.

Потребность.

Он нуждался во мне. Сейчас.

Это решило всё.

Кейд поддел пальцами резинку моих шорт и притянул к себе, резко и властно. Рука зарылась в мои волосы и сжала затылок. Губы замерли у моих губ, но лишь на мгновение.

— Достаточно, Ло. Никаких больше разговоров.

Да, он точно не был настроен на разговоры. Впрочем, когда его рот накрыл мой, все связные мысли, все вопросы рассеялись в дым. Этот поцелуй никак не походил на наш первый и пока единственный. Никакой нежности, никакой осторожности. Атака, нападение и быстрое, полное подчинение. Я не противилась. Я хотела этого не меньше, чем он.

Он брал меня своим ртом, и я с готовностью отдавала всё. Кейд припечатал меня к стене, обхватил мои запястья и завёл руки над моей головой. Затянутое в мокрый деним колено грубо протиснулось между моих бёдер.

Мы были похожи на двух изголодавшихся зверей в клетке, вступивших в схватку. И не было вопроса в том, кто одержит верх. Поцелуи отрывистые, даже болезненные, но они выбивали весь дух из моих лёгких, превращали моё тело в желе и заставляли едва ли не скулить от нетерпеливого желания.

Кейд оттянул мою нижнюю губу, прикусил и тут же отпустил. Я издала протестующий хнык, и в то же мгновение его язык врезался в мой рот так глубоко, влажно и жарко. Я подалась вперёд, хотела обхватить его руками, но он всё ещё прижимал их к стене.

Твёрдые горячие губы скользили по моим, засасывали, кусали, поглощали и откровенно имели. Я истекала от возбуждения, которое грозило перейти в реальную физическую боль. Стонала в жадный рот Кейда, вдыхала запах его кожи — дождь, мужчина, охеренно вкусный Фостер, и я едва не кончала от этого сочетания.

Кейд поменял положение, освободив одну руку, удерживая мои запястья другой. Оторвался от моих губ — мы оба дышали так, будто пробежали Нью-Йоркский марафон. Опустил правую руку вниз, проник в мои шорты и, наблюдая за моим лицом, ввёл в меня два пальца.

Я коротко выдохнула, выгнувшись дугой. Сердце так разогналось, что едва не вырвалось из груди.

— Мокрая, — хрипло пробормотал Кейд у моего лица, двигая рукой, заставляя меня прикусывать губы едва не до крови. — Такая охуенно мокрая, Ло.

Он сам был на грани: тёмные глаза лихорадочно блестели. Кейд зажал кончик языка между зубами и, не сводя с меня взгляда, жёстко двинул рукой, на всю длину пальцами проникая в меня. Меня подбросило вверх, я прижалась затылком к стене, бёдрами выгибаясь навстречу его руке.

Не могла связно соображать. В голове плотный, густой туман и только инстинкты владели моим телом и волей.

Кейд отпустил мои руки, но только затем, чтобы рвануть мою майку вниз, обнажая грудь с твёрдыми, ноющими сосками.

Я не помнила, когда заводилась с такой одержимой силой, и было ли такое вообще. Все клетки тела буквально гудели от желания. Я не хотела думать, сомневаться, всё взвешивать. Не в этот раз. Всё, в чем я нуждалась, это Кейд – и сейчас он был рядом, творил все эти удивительные вещи с моим телом. Я не хотела ничего иного.

К моей неожиданности, он вынул пальцы, намеренно задев пульсирующий клитор. Я едва подавила возглас протеста. Во мне словно образовалась пустота, заполнить которую мог только он.

Я втянула воздух сквозь сжатые зубы, когда Кейд потёр и так напряжённый сосок, оставляя на нём мою влагу. Наклонив голову, он провёл языком по всей груди, соску, после чего захватил его губами, мягко пососал, перекатывая твердую горошинку на языке.

Я даже не старалась сдерживать стоны, рвущиеся из глубины горла, извиваясь в его руках.

— Чертовски вкусная, — сквозь тяжёлое дыхание произнёс Кейд, взял меня за бедра и, отнеся к кровати, почти бросил поверх одеяла.

Я оперлась на локти, пожирая глазами Фостера. В районе паха ткань джинсов плотно натянулась — он был твёрдым и готовым. Как же я хотела его в себе!

Кейд смотрел на меня, не отрываясь, сверху вниз, пока расстёгивал ремень и «молнию». Скоро джинсы с боксёрами оказались на полу.

Я провела языком по губам, опустив глаза вниз. Упругий, ровный, впечатляющий, с розовой головкой, которую я тут же захотела попробовать.

«Позже. Я сделаю это позже».

Кейд встал коленями на постель, взялся за мои шорты и, сорвав их, бросил себе через плечо. После развёл мои ноги в стороны, горящим, плотоядным взглядом рассматривая меня. Всё, что там осталось — небольшая, аккуратная полоска волос и по тому, как одобрительно приподнялись уголки губ Фостера, я поняла, что ему это нравится.

Кейд положил ладонь поверх моего лобка, чуть надавив, большим пальцем потерев клитор. Инстинктивно я двинулась вперёд, приоткрыв губы, с которых срывались тихие вздохи.

— Такая отзывчивая, — ёго губы искривились в намёке на улыбку, но лицо и глаза всё ещё были мрачными, мятежными.

Я поднялась и села, не спуская глаз с Кейда, взяла его руку и обхватила губами пальцы, которые ещё недавно были во мне. Медленно, чувственно сосала их, наблюдая, как меняется выражение его лица, как в нём проступают дикие, животные черты. Фостер издал горловой, низкий звук сквозь стиснутые зубы, схватил меня за плечо и резко перевернул на живот, ставя на четвереньки.

Я уткнулась лбом в покрывало, кусая щёки изнутри. Тело, которое ломило от острого, критического желания, двигалось, и ягодицы то и дело касались твёрдой плоти мужчины. Кейд подался вперёд, обхватив член рукой, и провел головкой по всей длине моих влажных складок. Я сглотнула пересохшим горлом, прикрыв глаза — дыхание короткими толчками вырывалось сквозь приоткрытые губы.

Кейд потянулся к тумбочке и, выдвинув верхний ящик, вынул пакетик с презервативом. Я оглянулась — обхватив одной рукой член у основания, он раскатывал тонкий латекс по всей длине. После встал в прежнюю позу, и я вновь почувствовала его между бёдер.

Кейд водил головкой по моему входу, не спеша проникнуть внутрь, и от этого поддразнивания я ещё больше исходила влагой. Я искусала все губы от нетерпения — я не могла хотеть его ещё больше. Это было просто невозможно.

— Блядь, Ло, что ты со мной делаешь, — прошипел Кейд. Накрутил мои волосы на кулак и резко двинул бёдрами вперёд, врезавшись в меня на всю длину, до самого основания, заполняя меня, растягивая.

Мои губы раскрылись в немом крике.

Чёрт возьми, он был идеальным, для меня идеальным. Он касался самых чувствительных точек внутри меня; он был везде — Господи, — я не хотела, чтобы это заканчивалось! Я подалась назад, в то время как Кейд сделал поступательное движение, и мы оба застонали — слишком интенсивный темп мы взяли. Я чувствовала приближение оргазма и готова была спорить, что Фостер сам на пороге того, чтобы кончить.

Кейд замер, опустив свой лоб на мою разгоряченную спину. Мои пальцы сжались на покрывале — нам нужна была передышка, мы готовы были взорваться. Я не хотела потерять это так быстро.

Через несколько мгновений Кейд выпрямился. Я слышала, как тяжело и шумно он дышит. Он положил ладонь на мою ягодицу, легонько сжал, а потом к моей неожиданности шлёпнул.

Он меня шлёпнул!

Я вздрогнула, застонав от острого удовольствия, отдавшегося пульсацией в клиторе.

— Нравится?

По голосу я поняла, что он улыбается.

— Чёрт, да! — зажмурившись, выдохнула я.

— Хочешь ещё?

Я кивнула.

— Сделай так ещё раз.

Кейд повторил шлепок, одновременно с тем двинувшись в меня, и меня накрыло первой, горячей волной оргазма.

Я никогда не кончала так быстро, и никогда от того, что меня шлёпали. У меня не было времени приходить в себя, Кейд только разошёлся. Потянул меня за волосы, вбиваясь в меня жёсткими, короткими ударами. Его рука сжимала мою талию, и он буквально насаживал меня на свой член. С каждым движением он оказывался так глубоко, что это казалось невероятным.

Кейд изменил наше положение — я сидела, прижимаясь спиной к его груди. Его руки обхватили мои груди, дразня, покручивая и потирая соски. Стенки моего влагалища плотно обхватывали его член, он поднимал меня, чтобы затем резко опустить на себя, заставляя мой рот жадно ловить воздух.

Я хотела это увидеть, увидеть, как соединяются наши тела, как Кейд трахает меня. При мысли, чтобы посмотреть на это со стороны, я ощутила, как во мне зреет новый оргазм.

Как же скоро!

— Потрясающая, — пробормотал в моё ухо Кейд.

Он переплёл наши пальцы вместе, опустил руки, нежно и чувственно лаская мой клитор. Его дыхание опаляло кожу. Я повернула голову, найдя своими губами губы Фостера. Целовала его глубоко, не спеша, в то время как он двигался во мне — это было сладкой пыткой.

Я издала горловой стон, когда Кейд чуть зажал мой клитор между пальцами. Я снова хотела кончить, и он видел это. Немного усилил трение, двигаясь во мне ещё быстрее. Я больше не могла целовать его — просто прижималась открытым ртом к линии немного колючей челюсти.

Повторный оргазм накатил новым потоком. Я резко втянула воздух носом и тут же выдохнула — внутри, словно пружина сорвалась. Мои внутренние мышцы сокращались вокруг твёрдого члена Фостера, который по-прежнему был во мне, двигался во мне.

Кейд перевернул меня на спину, разложив на смятом покрывале и прижав мои руки к матрацу, быстро, жёстко врезался в меня, совершенно лишённую сил.

Я опустила затуманенный взгляд вниз — то, как соединялись наши тела, как он исчезал во мне — было самым сексуальным, что я когда-либо видела.

Челюсти Кейда напряглись, глаза прикрылись, и после ещё двух ударов он кончил с низким стоном, опустив голову на мою грудь.

Мы были вспотевшими и полностью измотанными. Все ещё одним целым. Я положила руки на его мокрые волосы, прижав колени к его бедрам.

Чёрт возьми, я не хотела отпускать этого мужчину.

Никогда.

 

Глава 15

 

Очень стараясь действовать как ниндзя — то есть не шуметь, — я выбралась из постели, глянув на Фостера, не разбудила ли его.

Фух! Он по-прежнему крепко спал, лёжа в своей любимой позе — на животе, с подушкой в обнимку.

Глянула и засмотрелась. Хорош, зараза!

Появилось дикое желание сфотографировать его такого, расслабленного и умиротворенного. Но, благо, телефон остался в гостевой спальне.

Кажется, я начинаю влюбляться.

«Или уже вляпалась… Влюбилась. Какая, к чёрту, разница».

Подобрав свои вещи, я выскользнула из комнаты, вернулась в гостевую и оделась. Достала со дна сумки завалявшуюся пачку сигарет, зажигалку и спустилась вниз, выйдя на задний дворик. Гроза утихла, и воздух приятно наполнялся запахом прошедшего дождя.

Курить я вроде как бросила, но сейчас был очень, очень особый случай.

Та-ак, мы это сделали. Секс был вопросом времени. И… вау! Просто слов не найти, чтобы описать это.

Раньше я думала, что самый классный, крышесносный секс у меня был с Райаном. Это единственное, по чему я действительно скучала в отношениях с этим козлом. Но после этой ночи…

Райан? Кто это?

Я забралась на мягкий лежак с ногами и подкурила. Затянулась и, прикрыв глаза, выпустила дым.

Кайф!

Чёрт, и почему я бросила курить? Это отвлекает, особенно когда такое впечатление, будто в желудке камень лежит.

Я приложила ладонь к животу и поморщилась.

Мы ведь так ничего и не решили. На каких условиях был наш секс? Если завтра Фостер решит, что хочет кого-то другого, и я буду вынуждена на это смотреть…

Я резко втянула воздух носом. Нет, не смогу я! Придётся уйти, другого выхода я не вижу. Только если он не передумал.

Хотя, после того письма мне не так следует бояться этой вереницы подружек на ночь, как одну-единственную, которую он никак не забудет.

У меня при мысли об этой чёртовой Софии скоро вся кожа чесаться будет!

Я глубоко задумалась, а потому не сразу заметила вышедшего из дома Кейда.

— Плохая девочка, — притворно пожурил меня Фостер, отнимая сигарету и делая затяжку. Его глаза прищурились, и — можете считать меня предвзятой, но это было самое сексуальное затягивание на моей памяти.

Кейд оседлал лежак, сев ко мне лицом, беззастенчиво затягиваясь моей сигаретой.

Я улыбнулась ему. Не стану делать драму из нашего секса. Я не жалею ни о чём, несмотря на то, что принесёт завтрашний день.

Я смотрела на Кейда — трахнутого мной менее двух часов назад, со спутанными волосами, чуть сонными глазами и легкой щетиной и… безумно, до мифической боли ревновала! Не к его фанаткам, бабам, которых он имел, а к ней — той, которой он отдал своё сердце и так и не вернул.

Ревновала к тем письмам и фото, которые он так бережно хранил!

Но сейчас здесь не было Софии, а были мы с Кейдом. Я готова была взять всё, что могу.

Я ринулась вперед, буквально набросилась на него, схватившись за волосы на затылке и впиваясь в его рот, глотая сигаретный дым. Кейд не растерялся, как будто только и ждал моего хода. Бросил окурок на каменный пол, зарываясь обеими руками в мои волосы.

— Какого хера ты одетая? — со сбившимся дыханием пробормотал он. — Чёрт, женщина, с такими сиськами и задницей одежда должна быть под запретом.

— Тогда накажи меня за это, — усмехнулась я у его губ.

Глаза Кейда полыхнули огнём, из горла вырвался низкий рык. Схватился за край моей майки и потянул, а я подняла руки, облегчая ему задачу.

Я думала, что сила моего желания должна была ослабнуть после того, как он дважды удовлетворил меня, но не тут-то было. Сейчас я хотела его не меньше.

Кейд уложил меня на шезлонг, нависая сверху, целуя меня отрывисто и жадно. Его пижамные штаны топорщились в районе паха. Я просунула руку под резинку и плотно обхватила его ладонью: на ощупь как тёплый бархат, и я вновь подумала, что хочу его попробовать. Сделала движение рукой, и Кейд застонал, обдав жарким дыханием мою шею.

— Перевернись, — нажав на плечо Кейда, попросила я.

Тяжело дыша, он послушался и лёг на шезлонг, а я тем временем встала, приспустила шорты и, подвигав бёдрами, позволила одежде упасть на пол.

— Блядь, Ло, я от одного твоего вида в штаны могу кончить, — прикусив нижнюю губу, простонал он.

От его слов тепло разлилось по позвоночнику. Может быть, он говорил это каждой девушке, с которой спал, но сейчас думать об этом не хотелось.

Я подошла к нему, взяла руку Фостера и, без тени смущения глядя в его подёрнутые дымкой желания глаза, опустила вниз, где вновь становилась влажной.

— От тебя легко с катушек слететь, — лаская меня круговыми движениями пальцев, выдохнул Кейд.

Я только улыбнулась, подумав, что хочу этого с безумным желанием. Пусть слетает, пусть теряет голову. Я хотела его для себя одной. Мне было плевать на методы.

— Моя очередь, — сев поверх Кейда, с хитрой усмешкой заявила я. Перехватив его руки, завела их ему за голову.

— И что же ты собираешься делать? — Кейд с вызовом посмотрел на меня, а потом резко двинул бёдрами вверх, ударившись эрекцией в мой центр.

— Ах! — я втянула воздух сквозь зубы. Это было хорошо. Слишком. Но я не могла отдать ему контроль. Не сейчас.

— Терпение не твой конек, да, Фостер? — я двинула тазом, потираясь промежностью о натянувшуюся материю пижамы.

— Я могу быть очень терпеливым, Ло.

По взгляду, который он послал мне, я поняла, о чём он. Он давно хотел меня, не меньше, чем я его, но сдерживал себя.

Я хотела показать ему, что это стоило того.

— Просто лежи спокойно, — предупредила я и, наклонившись, чуть прикусила кожу его живота.

Пресс Фостера напрягся, когда с поцелуями я стала спускаться ниже к паху, остановившись у пояса, только чтобы спустить с него штаны.

Я никогда прежде так сильно не заводилась от желания сделать мужчине минет. То есть, я умею быть благодарной, если до этого парень уделил должное внимание моей Принцессе.

А с Фостером…

Я просто хотела ему отсосать. Жёстко. Так, чтобы от оргазма ему мозги вынесло.

Я провела языком от основания и по всей длине, коснувшись чуть влажной головки, и обхватила её губами. Кейд толкнулся вперёд, глубже проникая в мой рот. Его руки зарылись в мои волосы, а бёдра мягко двигались навстречу. Я глубоко вобрала его в себя, меняя темп и напор, не желая его быстрой разрядки. Сама невероятно кайфовала от того, что делала с ним.

Через несколько минут я почувствовала, что он готов кончить и стала работать ещё усердней.

— Сядь, Ло, — хрипло скомандовал Фостер, отстраняя меня.

Тяжело дыша, я послушалась, отставив ладони за спину и немного откинувшись назад. Обхватив член рукой, Кейд быстро задвигал ладонью по стволу, и скоро горячая струя брызнула на мою грудь и живот.

Фостер рухнул назад, постепенно приводя дыхание в норму. Смотрел на меня из-под полуприкрытых век, а я в свою очередь не сводила глаз с него.

И вот какая штука: он только что кончил на меня, а я окончательно поняла, что влюбилась.

 

***

— У нас два варианта, — Фостер показал мне два пальца, отправив в рот ложку хлопьев с молоком, — можем на весь день остаться дома и трахаться или сходим куда-нибудь прогуляться.

— Оба варианта очень заманчивы, — иронично изогнула брови я — хотя первый мне особенно понравился. — Но ты представляешь, что будет, если ты оправишься куда-нибудь? Со мной? Я не хочу быть затоптанной твоими безумными фанатками.

Ну, я немного лукавила. У меня кончики пальцев покалывало от мысли отправиться с Фостером куда-нибудь не в качестве подчинённой. А вот кого именно, я и сама не знала. Мы всё ещё не поговорили. Большей частью потому, что наши рты были заняты кое-чем другим.

Ладно, после нескольких ночных и утренних секс-раундов прогулка нам не помешала бы.

— Я могу замаскироваться. У меня даже усы есть.

Я недоверчиво уставилась на него.

— Нет у тебя усов.

— Есть. Хочешь, покажу? — его губы растянулись в пошлой ухмылке. — Целовалась когда-нибудь с усатым?

Я покачала головой, поджав губы.

— Может, что-то не такое раздражающее?

— Шапка и очки тебя устроят?

Я глотнула сока из своего стакана и кивнула.

— Но для начала тебе необходимо кое-что сделать.

Пододвинула телефон к Фостеру, на который он хмуро уставился.

— Арчи бесился? — глубоко вздохнул Кейд.

— Скорее беспокоился. Мы все беспокоились, — я посмотрела на него с укором. — И кстати, об этом. Не хочешь сказать, где пропадал?

— Думала, я загнулся от передоза в какой-нибудь дыре? — вместо ответа спросил Кейд. Мне не понравилось, как прозвучал его голос.

— Ты уходишь от ответа.

«Как и я сама».

— Не важно, где я был, Ло, — сухо отозвался Кейд. Поднялся и отнёс пустую миску из-под хлопьев в раковину. — Сейчас я здесь и в порядке.

Казалось, такое прекрасное утро взяло и померкло. Настроение Кейда переменилось, а следом за ним и моё.

— Дело в девушке?

Я возненавидела свой жалкий голос. Зачем я вообще спросила об этом? Чёрт, я едва не ляпнула про Софию!

Кейд упёрся ладонями в столешницу, в упор посмотрев на меня.

— Хочешь знать, не трахал ли я какую-нибудь девицу, пока отсутствовал?

Я кивнула.

— Точно.

— Нет, Ло, — Фостер покачал головой. — За последнюю неделю мой член побывал в двух местах: твой рот и твоя вагина. Вопросы?

Сукин сын!

Я не знала, заехать ли мне по его самодовольной роже или рассмеяться.

— Звони мистеру Ричардсу и ребятам, — меняя тему, сказала я. — А я пока пойду и оденусь.

Соскользнув с табурета, я поставила свою посуду в раковину и поднялась в гостевую спальню, где находился мой чемодан. Для прогулки надо было одеться во что-то удобное. Я натянула джинсы-скинни, свободную белую футболку, такую тонкую, почти прозрачную, и золотистые сандалии с тонкими ремешками. Волосы тщательно расчесала и оставила распущенными.

Когда я спустилась, Кейд заканчивал с кем-то телефонный разговор. Он уже успел одеться к выходу: зелёная футболка с каким-то принтом, стильные джинсы, кроссовки Reebok и тонкая вязаная шапочка. Я сомневалась, что такая «маскировка» собьет кого-нибудь с толку. Не хотелось, чтобы за нами по пятам носились фанаты Фостера, требуя автограф или селфи со звездой.

— Что сказал мистер Ричардс? — поинтересовалась я, когда мы сели в Lamborghini.

— Арчи ругался как портовая шлюха, а я слишком хорошо воспитан, чтобы повторять это, — бросив на меня быстрый взгляд, улыбнулся Кейд.

Он вновь казался беззаботным и в хорошем настроении, но я не знала, насколько искренне.

— Никогда в это не поверю. Мистер Ричардс не ругается, а если и ругается, то всё равно очень вежливо.

— Арчи только с виду такой, а на самом деле он очень отвязный парень, любит забить косяк и оргии.

— Кейд! — простонала я, давясь от смеха. Его описания никак не вязалось с тем Арчи Ричардсом, которого я знала.

— Ну ладно. Все хорошо, — кивнув, перешёл он на серьёзный тон. — Сегодня вечером ребята ждут меня в студии.

Мне по-прежнему было любопытно, где он находился последние три дня, но я не стала возвращаться к этой теме. Не хотелось, чтобы напряжение, появившееся за завтраком, вернулось.

Мы отправились на пирс Санта-Моники, где катались на роликах, стреляли в тире, ели корн-доги и хрустящие луковые кольца. Это был хороший день, и, казалось, Фостер открылся мне с иной стороны. Он не был заносчивым и вредным супер-стар, а… не знаю — Кейденом Ноланом? Парнем, которого я видела на тех фото?

— Идём!

Я схватила Кейда за руку, заметив кабину с моментальным фото. На трёх мы дурачились, а на четвёртом поцеловались. Я хотела, чтобы память в виде фотографий осталась после этого дня. Даже если он станет единственным счастливым днём.

Мне было страшно спрашивать о том, что будет с нами дальше. Сегодня я сделаю вид, что завтра не существует.

Конечно, не обошлось без внимания. К Фостеру подходили поклонники, но мы нигде не задерживались так долго, чтобы слух разошёлся, и успела набежать толпа.

Кейд был вежлив к своим фанатам, не отказывал в автографе или совместном фото. Мне нравилось это в нём. Звёздная болезнь не полностью скосила его.

Мы остановились возле каких-то уличных музыкантов, и Кейд бросил в их шляпу пятьдесят долларов. Он держал меня за руку, потом вдруг притянул к себе и поцеловал.

Я пропала. Полностью пропала из-за этого парня.

— Как долго ты живешь в этом городе? — смяв этикетку от чизбургера, которые мы купили у Тито — они действительно были очень вкусными — спросила я. Мне хотелось узнать о нём как можно больше, но я не могла напрямую спросить его о Канаде без признания в том, что рылась в его вещах.

Мы приехали на Голливуд-хилл, любуясь знаменитой надписью. Кейд удивился, когда я призналась, что ни разу не была здесь, хотя и жила в ЛА более восьми месяцев.

— Семь лет.

Я смотрела на Кейда в ожидании продолжения, но он молчал.

Мне нужно было разговорить его.

— Ты родился во Флориде?

Я решила зайти с другой стороны, но следовало быть осторожной, чтобы не вызвать подозрений.

— Да, во Флориде.

Фостер кивнул и улыбнулся без тени смущения.

Меня задевало, что он лгал мне. Это была его легенда, придуманная для всего мира, но мне хотелось стать для него тем человеком, которому он сможет полностью доверять.

— Ты не похож на парня из Флориды.

Я улыбнулась, надеясь, что мой взгляд не говорит: «Я знаю, что ты врёшь».

— Как, по-твоему, должен выглядеть парень из Флориды? — Кейд зажал трубочку от колы между зубов, и, засмотревшись, я отвлеклась. Казалось всё, что делает этот мужчина, заводит меня. Его голос был расслабленным — моё замечание не насторожило его. — Светловолосый качок, блестящий от масла, с ожерельем из ракушек и в бермудах?

— Ты перечислил все стереотипы, — вздохнула я. — Но, в общем-то, да.

— Жаль тебя разочаровывать, но есть там и такие, как я, — развёл руками Кейд, но тут сверкнул своей белозубой улыбкой, тряхнув головой. — Хотя нет, я такой один. Цени это.

Я пихнула хохотнувшего Фостера в плечо — начинается.

— Может, о себе расскажешь? — предложил Кейд. — Я знаю тебя два месяца, но ничего не знаю о твоей жизни до переезда в Кали.

Я посмотрела на парня, пытаясь понять, чем вызван его вопрос: желанием отвести внимание от себя или ему в самом деле интересно.

— Я из Чикаго, прошлым летом окончила Северо-Западный. Мать домохозяйка, отец стоматолог. Есть младшая сестра. В общем, всё очень банально.

Я пожала плечами, не зная, о чём ещё ему рассказывать. Моя жизнь, по сравнению с его, была скучной. Хотя бы потому, что я не меняла свою биографию.

— Я тебя когда в первый раз увидел, решил, что ты зануда, которая всегда поступает по правилам, — с улыбкой признался Кейд.

Мне захотелось рассмеяться, и я прикусила щёку изнутри. Может быть, я смогла бы удивить его, рассказав о своих беспокойных юных годах.

Я никогда не претендовала на звание правильной девочки.

— Я уже понял, что ошибся, — правильно рассудив мой взгляд, хмыкнул Кейд. — Ты крутая, Ло, — Фостер приподнял свои рейбены, окинув меня одобрительным взглядом.

— Ты сейчас ещё на один минет напрашиваешься? — отчего-то почувствовав смущение, проворчала я.

— Что?! — Кейд округлил глаза, притворно ужаснувшись. — Это ты вот такого обо мне мнения? Я оскорблен, мисс Рейнольдс, очень.

Я растянула губы в идиотской улыбке — этот парень сводил меня с ума даже своим кривлянием.

— Я тебя не обманул, да?

Я покачала головой, закатив глаза — никогда не поведусь на такую бездарную игру.

Кейд вплотную подошёл ко мне, завёл мои руки за спину и, глядя в мои глаза, прошептал у моих губ:

— Тогда ты меня раскусила — хочу ещё раз эти губы на себе. Ещё раз, и ещё. Хочу тебя всю, много-много раз. Мне тебя мало, Ло.

Я перестала дышать. Фостер не шутил. Не было похоже, что это его очередные шуточки. Его тёмные глаза, в которых я видела своё отражение, смотрели на меня совершенно серьёзно.

«Не спеши радоваться, дура. Ну, хочет он тебя ещё пару-тройку раз поиметь. Это ещё ничего не значит».

Я чуть не зашипела на своё не вовремя раскрывшее рот подсознание. Ну, я, конечно, не жду признаний в любви вотпрямщаз, но это уже что-то.

Чтобы не ляпнуть ещё одну несуразицу, после которой Фостера ветром сдует, я его поцеловала.

Казалось, его губы созданы для поцелуев: полные, мягкие и определённо знающие, что делают.

Когда Кейду пора было отправляться в студию, я испытала разочарование. Не хотелось, чтобы этот день подходил к концу.

— Тебе не обязательно возвращаться к себе, можешь остаться и дождаться меня, — играя бровями, предложил Кейд, когда мы вернулись в машину.

И как мне ни хотелось согласиться, но я отказалась. Я не хотела напрягать его своим постоянным присутствием.

В душе я просто боялась слишком быстро наскучить ему.

 

Глава 16

 

Я с тоской оглядела свою комнату — прошло всего четыре дня, как я была в ней последний раз, но за это непродолжительное время в моей жизни случились значимые события. Главное, конечно же, наше… сближение с Фостером. Этот день показал, что дело не только в сексе. Во всяком случае, для меня это было многим больше.

Что это значило для него, я не знала. Тешить себя преждевременно какими-то надеждами, которые могут и не сбыться — не хотелось. Но… но все же я надеялась. Робко. Очень глубоко в душе.

Мне не хотелось находиться одной в этой комнате, в этой квартире. Меня с какой-то пугающей силой тянуло к Кейду, в его дом. Хотелось быть с ним.

Я никогда не была такой девушкой: прилипала, которая ни минуты не может прожить без своего бойфренда и заглядывает ему в рот, ловя каждое его слово. Для меня всегда большую роль играло личное пространство. Если парень становился слишком настойчив и навязчив, я без сожаления расставалась с ним. Поэтому я приходила в растерянность от того, что происходило сейчас. Я ведь и раньше влюблялась, так почему же с Кейдом всё по-другому?

«Потому что на этот раз всё не так, как прежде, и ты знаешь это».

Я переоделась в домашние треники и футболку и вышла в гостиную. Кесседи сидела перед телевизором с миской конфет на коленях, и я устроилась рядом, взяв и себе горстку разноцветных шариков.

— Ты так и не рассказала, что заставило тебя задержаться. Мы тебя вчера ждали.

Кесседи окинула меня любопытным взглядом, но мне не хотелось рассказывать о том, как я провела последние двадцать четыре часа. Не то чтобы Кейд запретил мне говорить об этом — мы эту тему не поднимали. Я просто пока не была готова обсуждать нас. Ни с кем.

Может, и говорить-то не о чем.

— Решила немного задержаться дома, — не моргнув глазом, солгала я.

«Учусь у профи».

— Расскажи мне, как прошел вечер твоих родителей, — попросила Кесседи, закинув конфетку в рот.

Об этом я готова была поговорить. Мы с Кесседи провели уютный вечер, наговорившись и насплетничавшись.

В полночь я отправилась спать. Лёжа в постели, я держала в руках телефон, надеясь, что Кейд позвонит или пришлет смс, но ничего такого он не сделал.

Уговаривая себя не разочаровываться — ведь он ничего не обещал — я наконец-то заснула.

 

***

Я понимала, что начинаю переходить все грани разумного, но когда теряешь голову из-за парня, как-то не особо прислушиваешься к здравому смыслу.

Свой я, кажется, окончательно послала… далеко.

Я сказала себе, что просто загляну в комнату и одним глазком посмотрю на спящего Кейда. И вовсе не потому, что хочу проверить, ночевал ли он дома.

Фостер был в постели. Спал лицом в подушку, согнув одну ногу в колене, и, хотя его прикрывала простыня, я была уверена, что на нём нет нижнего белья.

Появилось дикое желание войти и забраться к нему под одеяло, но я знала, что, скорее всего, он работал большую часть ночи, и хотела дать ему поспать. Тихо прикрыв дверь, я ушла по своим делам. Через пару часов позвонили насчет примерки — у ребят в ближайшем будущем должен был состояться концертный тур, и сейчас шились костюмы.

Время перевалило за полдень, и я вновь пошла в комнату Кейда — на этот раз, чтобы разбудить его.

Он спал в той же позе, в которой я оставила его. Желая ещё немного понаблюдать за ним спящим — пора, наверное, проверить голову, — я подошла ближе и заулыбалась, глядя на его расслабленное лицо.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.232.146.10 (0.052 с.)