Киридийский 25-й Иррегулярный



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Киридийский 25-й Иррегулярный



Й Януса

Й Скарранских Рейнджеров

40-й Бронетанковый «Хадрис Рифт»

Кадианский 88-й механизированной пехоты

Полурота возлюбленного Императором Ордена Астартес Гвардии Ворона

Агенты Его Божественного Величества Святой Инквизиции – Ордо Сепультурум

 

Согласно сообщениям от лорда-генерала Маггрига, переданным прямо в «Орел и Болтер», первая высадка войск авангарда завершена с минимальными потерями, и все сопротивление полностью подавлено. Главные силы Отвоевания должны прибыть в течение нескольких недель.

Киридийскому 25-му Иррегулярному должна быть объявлена благодарность в приказе за доблестную оборону важного центра связи в столице планеты Солтане в течение последней недели. Киридийцы героически вели бой несколько дней, полностью разгромив толпы чумных подонков из Катурских сил планетарной обороны (так называемые «остатки»), атаковавшие их позиции. Потери были незначительными.

Й полк Януса продвинулся далеко в глубину территории, удерживаемой противником, освободив монастырь, посвященный Богу-Императору.

Сейчас, когда мы печатаемся, они уничтожают все остатки СПО, пытающиеся ликвидировать наш успешно захваченный плацдарм в Солтане.

Кадианский 88-й полк механизированной пехоты, гордящийся своим капитаном, награжденным медалью «Защита Кадии» за доблесть в первых боях Тринадцатого Черного Крестового Похода, получил приказ в последующие дни содействовать янусийцам в их отчаянном наступлении.

Вперед, 6-й полк Януса!

Император защищает!

ЧАСТЬ I Проклятие неверия

Глава I НЕПОБЕЖДЕННЫЕ

Мы – бойцы Кадианских Ударных войск. В наших венах течет кровь тысяч поколений самых преданных защитников Империума. Мы никогда не увидим богохульства более черного, чем то, с которым столкнемся в этом мире. Найдите утешение в этом, сыны Императора. После этой войны ни один наш долг не будет казаться более скорбным.

- Капитан Парменион Тэйд, первый день Отвоевания Катура

Солтан, столица Катура

 

- 6-Й ПОЛК ЯНУСА уничтожен.

Вертэйн сидел на скрипящем сиденье в кабине своего «Стража», наблюдая за показаниями примитивного сканнера шагающей машины, и поглядывая в смотровые щели в лобовой броне. На расстоянии нескольких сотен метров между зданиями по обеим сторонам улицы было видно, как горит монастырь. Столп оранжевого пламени и черного дыма поднимался в небо, и Вертэйн не мог даже доложить об этом тем, кому нужно было это знать.

Похоже, эта разведка плохо кончится. Вертэйн снова взглянул на экран ауспекса, проверяя, где остальные машины его патрульной группы. Казалось, все в порядке. Было такое чувство, что они влипли, потому что Вертэйн был чертовски уверен, что эта ночь закончится кровопролитием, но чисто тактически, его эскадрон «Стражей» шел в безупречном строю, патрулируя пустые улицы.

Впереди огромный монастырь горел. «Проклятье, капитан предупреждал об этом. Он говорил, что 6-й Януса идет в пасть смерти».

И вокс опять барахлит. Ничего не работает как надо на этой проклятой планете. В безмолвии мертвого города лязг и грохот неуклюжих шагов «Стража» казался еще громче, что никоим образом не улучшало слышимость, но главной проблемой было то, что вокс-передачи закручивались в Око Ужаса и обратно. Вокс-призраки, потерянные сигналы, исчезновение каналов, расстройка вокс-аппаратов… Черт, они уже испытали все это на Катуре.

- Шагоход К-88 Примус-Альфа, - снова послышался в воксе мучительно-спокойный голос, - Повторите, пожалуйста.

Это была проблема. Единственным относительно надежным вокс-каналом, которым мог пользоваться Вертэйн сквозь помехи Катура, был канал связи с главным штабом. Главный штаб находился в трех десятках километров не в том направлении. Оттуда помощь не придет, и они не те, кому надо сообщать об увиденном прямо сейчас - даже если они уже не могут увидеть это с орбитальных спутников. Сейчас это должны слышать другие уши.

В довершение ко всему, похоже, что у них сегодня ночью на канале разведки сидел какой-то идиот. Пока Вертэйн сумел передать только свой позывной, и это было все. Помехи или нет… «Можно подумать, что они к этому времени смогли улучшить сигнал. Спорю на годовое жалованье, что этот ублюдок не кадианец».

- Это лейтенант-разведчик Адар Вертэйн из 88-го Кадианского. Я возглавляю разведывательную группу с задачей оценить успех наступления 6-го полка Януса. Соедините меня с капитаном Парменионом Тэйдом.

Он назвал приблизительные координаты базирования своего полка в городе.

- Повторите, пожалуйста.

Вертэйн остановил «Стража». Машина встала на мертвой улице, вибрируя от холостой работы двигателя. Прожектор светил в пустоту, освещая темную аллею между двумя безмолвными зданиями. Этот город был могилой.

- Во имя Императора, 6-й Януса увяз по уши! Дайте мне связь с моим капитаном, немедленно!

- Шагоход К-88 Примус-Альфа, ваш сигнал слишком слаб. Повторите, пожалуйста.

Вертэйн выругался и отключил связь.

- Ненавижу эту планету.

Сжав руками в перчатках рукоятки управления, Вертэйн повел громыхающего «Стража» вперед медленным шагом. Прожектор на борту кабины, поворачивался влево и вправо, освещая резким белым светом пустынные улицы.

Покинутые дома. Трупы здесь и там. И ничего, лишь тишина.

Вертэйн был небрит, словно он проводил так много времени в кабине «Стража», что за всю неделю не мог побриться. Это было недалеко от истины.

- Вертэйн – «Руке Мертвеца». Подтвердите прием.

Отозвались четыре голоса, каждый пилот эскадрона «Стражей» ответил командиру. Никто не умер. По крайней мере, это уже что-то.

- Разойтись по параллельным улицам и продвигаться вперед к главной площади. Образец шага виридийский. Сегодня мы глаза Императора, а не кулаки.

- Подтверждаю: образец шага виридийский, - ответили три голоса из четырех.

- Принято. Без геройства, - отозвался последний.

«Стражи» разошлись, но каждый оставался в зоне действия сканнеров всех четырех других, и зашагали к горящему монастырю. Иногда раздавались выстрелы, когда они расстреливали небольшие группы чумных зомби, уничтожая оскверненные мертвые тела, которые, цепляясь за ложное подобие жизни, стаями скитались по улицам.

Широкие когтистые ступни «Стража», сделанные из помятого благословенного железа, топали по гладкой каменной дороге. Вертэйн так привык к слегка переваливающейся походке «Стража», как будто шел на собственных ногах.

Столичный город Солтан был построен во славу Императора и его великого святого, Катура. Его назначением было выглядеть прекрасным: цель, ради которой сотни планетарных губернаторов и высокопоставленных экклезиархов тысячи лет строили новые гробницы, места паломничества, монументы и церкви. Весь смысл первоначальной планировки был утрачен, похоронен и искажен за столетия в массе постоянно расширявшихся новых построек.

Сейчас Солтан, метр за метром которого отбивала Имперская Гвардия, был лабиринтом извилистых улиц, на которых стояли брошенные тележки торговцев, все еще полные дешевых товаров и фальшивых реликвий. Пустынные места для гуляний были уставлены мраморными статуями Катура, младших святых и безымянных героев Гвардии Ворона, завоевавших этот мир десять тысяч лет назад, во время Великого Крестового Похода. Короткие переулки изгибались в тени кварталов огромных жилых домов для паломников, украшенных гранитными ангелами, взиравшими на мертвый город.

По мнению Вертэйна – а оно, как мнение командира разведки Кадианского 88-го, учитывалось на любом совещании, на котором он озаботился бы его высказать – эти гостиницы для паломников были наихудшим аспектом в нынешнем состоянии города. Жилые небоскребы господствовали над горизонтом, их строили беспорядочно везде, где было место, чтобы обеспечить жильем бесчисленное множество паломников, всегда посещавших город. Солтан стал красотой, превратившейся в уродство, и у врага здесь был миллион мест, чтобы прятаться. Огромные шпили домов для паломников сейчас были полны мертвецов. Ни один полк не хотел бы, чтобы ему выпала судьба зачищать такое место, выискивая агентов Великого Врага, прячущихся среди умерших от чумы. Никто не хотел бы рисковать ходить по колено среди мертвых тел, только чтобы пробудить чумных зомби.

Впереди горел монастырь, наполняя смотровые щели теплым оранжевым светом. Сканнер Вертэйна глушили помехи, но он мог разглядеть стены, тянувшиеся вдоль границ святого места в конце улицы. Его «Страж» подошел ближе, грохоча железными ногами по каменной дороге. За пределами тридцатиметровых стен не было видно ни одного врага, но на этом расстоянии Вертэйн мог слышать слабый треск выстрелов бесчисленных лазганов и тяжелый стук болтеров. 6-й полк Януса сражался в безнадежном бою на территории храмового комплекса. Вертэйн включил вокс-связь и уже собирался попытаться снова связаться с капитаном, когда в воксе сквозь помехи послышался другой голос:

- Сэр, я нашел… что-то.

Вокс-сигнал был страшно искажен даже на близком расстоянии, и по голосу пилота нельзя было определить, кто именно говорит. На экране сканнера было видно, что горит маячок Грира. Он был в трех улицах к западу, близко к главным воротам на территорию монастыря.

- Конкретнее, Грир, - сказал Вертэйн.

- Если бы я мог конкретнее, я бы сказал. Мой вокс опять перестраивается на другую частоту.

- Ты говорил, что технопровидец Кай починил его две ночи назад.

Сейчас было самое неподходящее время для неисправностей оборудования. Противник мог легко прослушивать переговоры на незащищенных частотах. Оборудование «Стража» Грира было объектом постоянного ремонта с тех пор, как он получил ракету в кабину год назад, сражаясь с еретиками в городах Бешика V. Опаленный покореженный металл на почерневшем борту шагохода был заменен, но последствия попадания ракеты остались.

- Он починил его. Я говорю, он опять разболтался. Я услышал… кое-что. Переключаю вам частоту. Послушайте сами.

- Давай эту частоту.

- Слышите …то? – спросил Грир сквозь треск помех. Вертэйн настроил свой приемник и прищурил глаза. В его наушниках шепчущий голос бесконечно и монотонно повторял одни и те же слова.

- Считайте Семь… Считайте Семь… Считайте Семь

- Слышу.

- Это слышали в Каср Партэйне, - сказал Грир. – Когда нашу родину только охватил огонь.

Вертэйн кивнул, чувствуя, что слова оставили горький вкус. Каср Партэйн был одним из первых городов-крепостей Кадии, захваченных врагом лишь несколько месяцев назад. Родина все еще была охвачена огнем, проклятье. И они должны вернуться и сражаться за нее, а не бродить, как крысы, в этом городе мертвецов в половине сектора от Кадии.

- Сэр?

- Я здесь, - Вертэйн сдержал яростное рычание. – Я здесь.

Он снова направил «Стража» вперед, открыв канал связи со всем эскадроном.

- Вертэйн «Руке Мертвеца». Планы изменились. Всем немедленно собраться к моей позиции. С этого момента оставаться в зоне видимости друг друга. Образец поиска: единство.

- Принято, - ответили хором.

- Фарл, ты вернешься к капитану. По пути переключай вокс-каналы, свяжись не только с капитаном Тэйдом, но и с Верховным Командованием. Это не то, о чем лорд-генерал сможет узнать с орбитальных снимков, а ему нужно сообщить об этом немедленно.

- Что именно нужно сообщить, сэр? – спросил Фарл.

Вертэйн сказал ему, что нужно сообщить. Молчание других пилотов было просто оглушительным, пока они осознавали услышанное. После того, как Фарл подтвердил приказ и ушел из строя, Вертэйн молча сидел на скрипящем кожаном сиденье, стук его сердца был самым громким звуком в тесной кабине.

Остальные «Стражи» эскадрона К-88 «Альфа» собрались вокруг него, встав борт к борту в целом оркестре грохота и лязга. На борту каждого шагохода над именем пилота была нарисована игральная карта. «Рука Мертвеца», элитный эскадрон «Стражей» Кадианского 88-го полка механизированной пехоты.

- Нам нужно визуальное подтверждение этого. Приготовьте оружие, проверьте охлаждение, - сказал командир. – И следуйте за мной.

 

КАПИТАН ПАРМЕНИОН ТЭЙД уже три месяца видел родину только в кошмарах.

По сообщениям с Кадии, более шестидесяти процентов планеты были в руках Великого Врага, но цифры были почти бессмысленны. Статистика была холодной и тревожной, но и близко не была такой болезненной и реальной, как его воспоминания. Эти воспоминания вставали перед его глазами каждую ночь. Снова и снова он видел, как погибал его родной мир.

Тринадцатый Черный Крестовый Поход. Впервые после десяти тысяч лет поражений Мастер Войны Хаоса ступил на землю Кадии. Великий Враг, в конце концов, одержал свою первую настоящую победу, а кадианцы потерпели первое настоящее поражение.

Небо горело неделями. Буквально горело. Пожары городов-крепостей закрывали небо от горизонта до горизонта. Среди пламени горящих городов пушки защитников стреляли в небо, сопротивляясь попыткам вражеских десантных кораблей совершить посадку. Это был не какой-то провинциальный мир с добровольческими СПО. Это была Кадия, мир-страж единственного доступного для полетов пути из Ока Ужаса в Империум. Вторая планета после Святой Терры по военной мощи и важности.

Похожие на соборы корабли Боевого Флота Скаруса окружали мир, наполняя ночное небо своею яростью, когда они стреляли по флоту Хаоса, рвавшемуся к планете. Каждый город на поверхности был крепостью, защищенной укрепленными огневыми позициями и генераторами пустотных щитов. Каждый гражданин был обучен стрелять из лазгана еще в детстве, до того, как ему исполнилось десять лет. Сама планета сопротивлялась атаке.

Ко времени, когда Каср Валлок погиб в пламени вторжения, его население было уже под землей. Полки Кадианских Ударных Войск и Внутренняя Гвардия направляли бегущих горожан в туннели под городом, и вступали в бой с легионами Великого Врага, устремившимися в туннели – преследовать. Эти туннели и снились Тэйду.

Каждую ночь он слышал, как люди кричат его имя, снова и снова. Им нужны были приказы. Нужны боеприпасы. Нужно было выбраться из туннелей, пока противник не взорвал реакторы в городе наверху. Эвакуационные туннели уже встряхивало, осыпая грязью защитников. Они были еще далеко от эвакуационных транспортов, которые должны были доставить их в другой Каср.

Тэйд слышал вой преследователей. Тогда у него все еще было две руки, две руки из плоти, крови и костей. Когда он кричал приказы – приготовить штыки и клинки тем, у кого кончились боеприпасы – эти руки включили цепной меч. Он потратил последний патрон болт-пистолета в кровавой бане, которая разверзлась, когда легионы предателей прорвались сквозь разбитые стены Касра два часа назад.

Взрывы наверху вырубили освещение в этой секции сети туннелей. Единственным источником света остались фонари на шлемах солдат. Два десятка их лучей пересекали туннель под разными углами, когда люди смотрели туда-сюда, используя короткую передышку, чтобы найти товарищей среди выживших.

Туннель встряхнуло снова, посыпался песок и бетонная крошка. Обломок камня размером с кулак ребенка стукнул по шлему капитана. Такие же обломки падали и на других, осыпавшись несколько раз, пока солдаты ждали в темноте.

- Это не реакторы, - сказал один солдат. – Слишком ритмично. Слишком громко.

- Титан, - прошептал другой. – Там наверху титан.

Тэйд кивнул, отчего луч его фонаря скользнул вверх-вниз во тьме. Его сердце билось о ребра в ожидании следующего удара, который, когда раздался, встряхнул его кости. Там, наверху, огромный Бог-Машина, не встречая сопротивления, шагал сквозь пылающий город. Каждый солдат здесь, во тьме, знал, что крайне маловероятно, что это один из титанов Империума.

- Они идут, сэр, - сказал кто-то в темноте поблизости. Тэйд повернулся к входу в туннель, слыша, как крики врага звучат все ближе.

- Люди Кадии! – цепной меч Тэйда выразительно взревел, звук был достаточно резкий и громкий, чтобы сравниться с сотрясающими землю шагами гигантской боевой машины наверху. – Великое Око открылось, и сам ад сейчас идет за нами по этому коридору. Стойте. Сражайтесь. Каждый сын и каждая дочь этого мира были рождены, чтобы убивать врагов Императора. Наша кровь льется, чтобы человечество могло дышать. Нет крови более ценной!

- Нет крови более ценной! – прокричали солдаты хором.

- Ваши сердца спокойны и в ваших венах лед, - сказал Тэйд в грохоте удалявшихся шагов титана. Кадианцы подняли лазганы и клинки, когда в туннеле появились вопящие и корчащиеся силуэты.

- 88-й! Огонь!

Зазвучал треск выстрелов. Залп лазерного огня выкосил первую волну визжащих еретиков даже до того, как они полностью оказались на виду. Новые враги появлялись из-за угла и бежали туда, где туннель расширялся, но, кровь Императора, если это всего лишь кучка культистов, мы сможем выиграть этот

А потом он увидел это.

В центре второй волны, давя сапогами трупы, шла сама смерть. Как охотник, ведущий свору собак, враг, забравший правую руку Тэйда, возвышался на метр и более среди своих подчиненных. Бормочущие и воющие культисты бежали в туннель, неся окровавленные ножи и пистолеты. Между ними широкими шагами двигалась еще более страшная из-за своей медлительности огромная фигура в древней броне грязно-бронзового и кобальтово-синего цветов.

Оно двигалось как неживое, неостановимо шагая вперед, поворачивая взгляд то вправо, то влево с методичным терпением. Его шлем, принявший вид древней терранской маски смерти какой-то давно погибшей цивилизации, изрыгал смех. Смех был глухим, ломким, при его звуке из решетки динамика древнего шлема сыпался прах. В кулаках чудовища был болтер старинного образца, износившийся за сотню веков. Ствол его был угольно-черным от бесчисленных выстрелов на бесчисленных полях сражений.

Люди Тэйда стреляли с того момента, как враг вошел в туннель, но, хотя культисты, одетые в лохмотья, погибали толпами, их бронированный надсмотрщик даже не дрогнул под градом лазерного огня, отражавшегося от его панциря. Он перестал оглядывать туннель, увидев смертного, выкрикивающего приказы. Это был тот, кто должен умереть первым.

Предатель Астартес выстрелил, едва остановившись, чтобы прицелиться, выпущенный заряд болтера оторвал правую руку Тэйда у локтя. Кадианец выронил меч, вцепившись в остаток руки, и упал на землю.

Сквозь страшную боль в разорванном предплечье он все еще слышал крики своих солдат, звавших его по имени…

 

- КАПИТАН ТЭЙД?

Вздрогнув, он проснулся, его сон исчез. Его адъютант Коррун стоял рядом с койкой. Выражение его лица было тревожным.

- Новости от «Стражей».

Тэйд поднялся и сел. Его форма была измята от беспокойного сна, а броня аккуратно сложена на земле рядом с койкой. Солдаты 88-го полка расположились на ночь в покинутом музее, заснув среди тысяч второстепенных реликвий. Здесь золотая статуэтка космодесантника Гвардии Ворона на маленьком мраморном пьедестале – созданная младшим служителем Святого Катура много тысяч лет назад. Там шкаф, полный безделушек, которые когда-то носили первые последователи Катура.

Реликвии не впечатлили Тэйда. Приманка для паломников, не более того. Средство, чтобы чем-то занять прилетевших святош, пока они пополняют казну планеты.

Его голова еще болела после совещания у лорда-генерала, длившегося целый день, и он позволил своим мыслям очиститься, хлебнув из стандартной солдатской фляжки, стоявшей рядом с подушкой. В воздухе музея пахло пылью.

Вода не слишком помогла. Химические соединения, используемые для очистки питьевой воды, оставили на языке медный вкус. Даже знание того, что вся вода очищалась на борту кораблей на орбите, не помогало улучшить моральное состояние. Гвардия сражалась на планете-могиле. И последнее, что им было здесь нужно – это вода со вкусом крови. Словно смерть Катура прикоснулась ко всему, что пришло на планету даже после того, как чума выжгла сама себя.

- Долго я спал? – спросил Тэйд, оглядывая комнату, где спали еще тридцать солдат.

- Два часа, - сказал Коррун, зная, что за последние пятьдесят часов Тэйд спал только эти два часа.

- А как будто две минуты.

- Жизнь в Гвардии, а? Выспишься, когда умрешь.

- Я это слышал, - Тэйд потянулся, совсем не удивившись, когда кости спины захрустели. Кадианский стоицизм – это одно, но… - Еще не расстреляли того офицера из Муниторума, который выдал нам эти койки?

Коррун довольно засмеялся шутке капитана.

- Нет, насколько мне известно.

- Это преступление. Наверное, я сделаю это сам, - Тэйд уже зашнуровывал свои ботинки. – Теперь докладывай. Что обнаружила «Рука Мертвеца»?

- Вернулся только солдат Фарл. Вертэйн повел остальных ближе к монастырю. Связи нет.

- Связи нет. Святой Трон, меня уже тошнит от этой фразы.

- Фарл вернулся с сообщением.

- Они обнаружили угрозу первой степени, - сказал Тэйд, не сомневаясь. Немногие иные причины могут быть достаточными, чтобы разделить эскадрон «Стражей».

- Да, они перехватили сообщение по вокс-связи, которое позволяет предположить наличие угрозы первой степени поблизости от их позиции.

- Хватит ходить вокруг да около.

Коррун усмехнулся. Это была усмешка, которая была хорошо знакома Тэйду, и обычно предшествовала чему-то дерзкому в лучшем случае, и чему-то неосторожному и опрометчивому в худшем.

- Не хотел давать вам напрасную надежду, сэр.

- Как благородно с твоей стороны. Так что они нашли? Пожалуйста, скажи мне, что это нечто большее, чем перехваченная вокс-передача.

- Именно вокс-передача. Но Фарл привез запись, и она… Ну, пойдем, послушаете сами.

Капитан застегнул ремешок шлема, туго затянув его на подбородке. Во фронтальную часть шлема была врезана медаль – медаль, благодаря которой, Тэйд прославился. Врата с орлиными крыльями и черепом в центре сверкнули в тусклом предутреннем свете, пробивавшемся сквозь грязное окно. «Защита Кадии», сияющее серебро на черном шлеме.

- Согласен смотреть в само Око Ужаса, сэр, - сказал Коррун.

Тэйд улыбнулся, застегивая последнюю пряжку своего бронежилета и затягивая портупею с оружием. Болт-пистолет крупного калибра висел на его левом бедре. На правом покоился богато украшенный цепной меч, его железная отделка была отполирована до яркости хрома, на клинке были вытравлены руны на стилизованном Высоком Готике. Сказать, что такое меч стоит целого состояния, значило бы сильно недооценить его. У лордов-генералов были клинки худшего качества.

- Рекс готов? – спросил капитан, в его голосе явно слышалась надежда.

- Нет, сэр, еще нет.

- Хм, ладно. Пойдем, посмотрим, что нашла «Рука Мертвеца».

Глава II СВЯТЫНЯ

Солтан, монастырский сектор

 

«СЧИТАЙТЕ СЕМЬ», слышалось сквозь треск на вокс-записи. Слова были искажены помехами, но звучали достаточно четко.

Подразделения капитана Тэйда из состава Кадианского 88-го полка, все триста человек и тридцать единиц бронетехники выехали через десять минут. Возможность наличия угрозы первой степени требовала не меньшего, чем полномасштабный ответный удар.

До рассвета оставалось недолго, хотя даже при дневном свете Солтан казался серым. Погребальные костры, горевшие неделями, покрыли небо черной тучей, которая никак не рассеивалась, и жилые шпили покрылись копотью от дыма, который еще недавно закрывал небеса.

«Химеры» с корпусами стального и угольно-черного цвета, подходящего для такой местности, ехали по четыре в ряд по улицам города, их гусеницы крушили в осколки драгоценную мозаику. Там где из-за беспорядочной застройки города требовалось разойтись, БМП двигались по узким улицам и аллеям по одной в ряд.

В ответ на редкий огонь снайперов из остатков СПО, кадианские отделения развертывались, чтобы подавить сопротивление и зачистить здания по сторонам дороги, а потом догоняли остальных. Вокс-связь уже была предметом шуток, но Тэйд не беспокоился. Он был уверен, что его люди сделают свою работу и вернутся без помех. Они знали, что такое война в городе. Как и любой кадианец.

Колонна направлялась к горящему монастырю, к «Руке Мертвеца» и угрозе первой степени, которая могла там быть – или не быть. Внутри каждой «Химеры» была суровая атмосфера профессиональной готовности с примесью приглушенного мрачного предчувствия. Никто не хотел столкнуться с угрозой первой степени, если только соотношение сил не будет заметно в пользу кадианцев, но долг есть долг. Кадианские ударники знали, что они лучше справятся с этим, чем любой из других полков, высадившихся в Солтане.

6-й полк Януса был неопытной частью. Если перехваченные вокс-переговоры не были просто пропагандой или вокс-призраками, то янусийцы сейчас были уже мертвы. Их амбициозная инициатива удерживать монастырь, прекрасную Святыню Бесконечного Величия Императора, закончилась, едва начавшись.

Тэйд сосредоточился, поведя плечами в матово-черной броне, и проверил цепной меч уже в восьмой или девятый раз. Прошел уже почти час с тех пор, как он проснулся, и последние остатки сна-воспоминания исчезли из его разума. Он не хотел вспоминать Кадию. Воспоминания о родном мире вели к мысли о том, что он и его люди могли бы вернуться туда прямо сейчас, и пусть катится в Око Ужаса этот ублюдочный выскочка лорд-генерал, который затребовал отозвать кадианские части с фронта Черного Крестового Похода Разорителя, чтобы помочь в отвоевании этого маленького мирка.

Знакомый шум двигателя БМП успокоил его мысли. Его правая рука в черной перчатке двигалась с легким механическим жужжанием, когда он сжал пальцы в кулак. Он чувствовал, как вращаются грубые механизмы аугметического запястья и суставов, слышал низкое гудение и щелканье сквозь металлическую вибрацию корпуса «Химеры».

- Капитан? – позвал его водитель.

Тэйд встал со своего сиденья в десантном отделении и склонился над сиденьем водителя. В широкую смотровую щель был виден почерневший от сажи мрамор одного из самых больших храмовых районов Катура. Это было сердце Солтана во всем своем тронутом огнем великолепии.

- Что за помойная яма, - сказал водитель. Это был Коррун, как всегда, он вел командирскую «Химеру» Тэйда.

- Ты прямо поэт, - сказал капитан. – Докладывай.

- Две минуты, сэр. Мы… Подождите, у нас препятствие…

«Химеру» встряхнуло, словно ее пнул титан, раздались ругательства солдат, пристегнутых к сиденьям в десантном отделении. Тэйд крепко схватился за поручень механической рукой, и сохранил равновесие.

- Проехали препятствие, - ухмыльнулся водитель.

- Следующее объезжай, Коррун, - Тэйд пытался не думать, что это было за препятствие. – Ты сказал две минуты?

- Так точно, сэр. Через две минуты мы будем там, куда отступила «Рука Мертвеца». Эти улицы просто дерьмо. Их строили явно не для танков.

- Дороги паломников. Понимаю, - Тэйд прищурил свои фиолетовые глаза и посмотрел в смотровую щель. Мимо мелькали размытые очертания почерневших зданий. – Не вижу отсюда ни черта. Пока не было никаких угроз третьей степени?

- Да постоянно, сэр, - сказал Коррун со своей фирменной ухмылкой. – Как думаете, чем было последнее препятствие?

- Прекрасно. Ты катаешься по жертвам чумы. Где твое уважение к умершим?

- Ну, они нас не очень уважают.

Солдаты в десантном отделении засмеялись.

- Верно, - согласился Тэйд, - но ты знаешь о приказах сверху. Эти люди были имперскими подданными, Коррун. Паломниками. Священниками.

- Я слышал всякое, кэп. Они были неверными. Только неверные падут от этой чумы – разве не это нам говорили тысячу раз?

Тэйд оставил этот разговор. Ему не хотелось углубляться в эту тему, потому что сейчас ему было трудно спорить со своим водителем. Он верил, как и Коррун. Неверные погибли. Они заслужили эту участь. И к черту приказ о «чистом уничтожении» и «сохранении жертв чумы для освященного сожжения».

Но в Протоколе Отвоевания Катура подчеркивалось условие уважения к жертвам Проклятия Неверия. Лорд-генерал очень хотел порадовать своих политических союзников из Экклезиархии, вернув эту планету настолько чисто и аккуратно, насколько возможно. Акцент на уважении к оскверненным мертвецам был еще одним маленьким условием в длинном списке, о котором Тэйду не хотелось думать с момента высадки. Просто уничтожить мертвецов было недостаточно. Они должны быть уложены в соответствии с приличиями, собраны гвардейцами (у которых и без того были сотни других дел) и ритуально сожжены в реактивированных освященных крематориях. Слава Императору, 88-му полку еще не приказывали собирать трупы. Убивать тех, кто отказывается умирать, было уже достаточно плохо.

- Рули дальше, - сказал Тэйд, - и не спорь. Кроме того, если технопровидец Осирон узнает, что ты использовал мою командирскую «Химеру», чтобы давить чумных зомби, он потребует твою голову. Это оскорбление для машинного духа.

Коррун, ухмыляясь так, словно выиграл месячное жалованье, повернул штурвал влево. Еще три зомби в лохмотьях одеяний катурских паломников нашли свою окончательную смерть под траками БМП. Машину слегка дернуло, когда что-то – какой-то кусок чумного трупа – попал в ходовую часть.

Тэйд на секунду закрыл глаза.

- Я не хочу больше слышать это.

- Это всего лишь спокойная работа двигателя.

- Ты хорош, Коррун. Но ты не являешься незаменимым. Мне будет жаль, если тебя расстреляют за неуважение. Поэтому перестраховывайся. Только по уставу, и не зли машинного духа.

- Я и не злю, - водитель облизал губы. – Старушке это нравится.

- Когда я скажу давить, тогда и можешь играть в свои игры.

- Понятно, сэр.

В ухе Тэйда запульсировал микро-вокс. Капитан вынул наушник, активировав приемник размером с ноготь, пристегнутый к горлу. Когда он говорил, приемник преобразовывал вибрации его гортани и отфильтровывал фоновый шум.

- Капитан Тэйд, Кадианский 88-й.

- Считайте Семь, - прошипел кто-то. Даже сквозь вокс-искажения голос был мокрым и булькающим. – Считайте Семь.

Тэйд прервал связь

- Новые приказы? – спросил Коррун.

- Просто вокс-призраки, - Тэйд обернулся к солдатам в десантном отделении. Каждый из них смотрел на него – тихо, внимательно, наготове.

- Дженден, - он кивнул вокс-оператору. – Измени командную частоту и сообщи новую длину волны другим отделениям. Текущая известна противнику.

Он увидел вопрос в глазах Джендена, но не дал ответа. Связист склонился к своей громоздкой рации, укрепленной рядом с его сиденьем, и сделал необходимые настройки аппаратуры.

- Сделано, сэр.

Тэйд держался за поручень на потолке, когда машину трясло.

- Дайте мне «Руку Мертвеца». Подключите Вертэйна к моему наушнику.

- Вы на связи.

- Вертэйн, это капитан. Прием, - Тэйд выслушал ответ и прищурил глаза. – Тридцать секунд, Вертэйн. Это все.

Он переключился на командный канал.

- 88-й, приготовиться! Высадка через тридцать секунд. Площадь впереди полна чумных зомби, и «Руке Мертвеца» нужна помощь. Мы въезжаем, убиваем всех, кто не носит нашу форму, и двигаем к монастырю. Коррун?

- Сэр? – он снова ухмылялся.

- Можешь давить.

 

АВТОПУШКА ВЗРЕВЕЛА.

- Отступать! – крикнул Вертэйн, рванув рукоятки управления. Его «Страж» резко дал задний ход, ноги машины протестовали злым шипением поршней. По броне кабины со звоном стучали пули, а автопушка «Стража» отвечала громовыми очередями.

Площадь взорвалась огнем несколько минут назад. Широкое пространство, покрытое бетоном и выложенное мозаикой, образовывало внутренний двор между несколькими огромными храмами. Эскадрон проводил разведку здесь, когда прозвучали первые выстрелы снайперов. Через минуту из храмов хлынули чумные зомби под предводительством культистов в лохмотьях формы СПО Катура. Они шли потоком, в котором сразу же появились разрывы, когда «Стражи» открыли огонь из своих автопушек, заглушая хрип и вой мертвецов.

- Мы не умрем здесь, - сказал Вертэйн в вокс-линк. – Свернуть строй и отступать.

Он не услышал подтверждения от других. Он едва слышал собственный голос в бойне, развернувшейся вокруг его машины. Эскадрон не мог выиграть открытый бой, и они все это знали. Они были разведчиками, и «Стражи» были вооружены для борьбы с бронированной пехотой и легкой техникой. Крупнокалиберные снаряды автопушек вырывали огромные дыры в толпах чумных зомби, но против такого полчища это было почти бесполезно.

Шагоход Грира зашатался, едва не потеряв равновесие, его стабилизаторы с трудом справлялись с движением по кучам мертвецов. Вертэйн увидел, как в маневре, достойном медали, Грир сжал ножные поршни шагохода, на секунду опустив кабину, а потом подпрыгнул вверх, чтобы освободиться из кургана корчащихся зомби, на котором он стоял. Грир приземлился с приглушенным лязгом, повернулся, и, отступив назад, снова открыл огонь по чумным зомби. Толпа мертвецов, одетых как монахи, разлетелась серо-красным облаком, когда в нее попали три снаряда автопушки.

- Отлично, - сказал Вертэйн сквозь сжатые зубы, продолжая стрелять.

- Надеюсь на повышение, - ответил Грир.

Вертэйн объединил свой сектор обстрела с Гриром, и почувствовал, что ход его «Стража» замедлился. Сейчас он хромал, сильно хромал.

- У вас трое висят на правой ноге, сэр, - сообщил Грир. – Стряхните их.

Вертэйн попытался. Его «Страж» резко дернуло вправо, стабилизаторы протестующее заскрипели. На панели приборов вспыхнули тревожные огни, когда упало давление в ножных поршнях.

- Они повредили мои стабилизаторы. Пока я не могу никого стряхнуть.

Пока Вертэйн говорил, кабину опять встряхнуло. Его голова в шлеме ударилась о борт, от боли в глазах потемнело.

Чумные зомби сейчас карабкались на его «Стража». Он слышал, как их кулаки стучат по броне кабины. Если их заберется достаточно много, они могут даже повалить шагоход.

Его вокс вдруг включился с треском помех.

- Вертэйн, это капитан. – Кровь Императора, это голос Тэйда. Он где-то близко. – Прием.

Чувствуя тошноту, наполовину ослепнув от оглушения, Вертэйн доложил обстановку, закончив сообщение словами, которых капитан Тэйд надеялся не услышать:

- «Рука Мертвеца» разбита.

- Тридцать секунд, Вертэйн. Это все.

Но понадобилось даже меньше двадцати секунд.

«Химеры» ворвались на площадь, как грозовой фронт, врезавшись в орду вопящих мертвецов. Командирская БМП, черная, как пантера, въехала в первую группу зомби, перемолов их в кровавый фарш. «Химера» развернулась, срезая чумных зомби лучами башенного мультилазера. Раздраженный вой лазерного огня заглушил стоны чумных зомби и шум боя.

Другие «Химеры» с корпусами серого цвета, следовали за ним по пути уничтожения. Бульдозерные отвалы БМП – которыми запрещалось пользоваться для расчистки дорог от трупов – сейчас сбивали чумных зомби на землю, где их давили тяжелые гусеницы.

Водители развернули машины, чтобы сформировать кольцо обороны вокруг потрепанных в бою шагоходов, огонь башенных мультилазеров разрезал тела тех, кто пытался приблизиться к машинам. С дружным лязгом тридцать кормовых аппарелей опустились на мозаичную площадь, и бойцы 88-го высадились из своих БМП, подняли лазганы и открыли огонь. Тэйд первым выскочил из своей «Химеры», подняв ревущий цепной меч.

- Защищать шагоходы! За Императора!

Первый враг капитана не был зомби. К нему бежал предатель из СПО, его движения были замедлены болезнью, разрушающей его тело, в кулаке сжат сломанный штык. Цепной меч Тэйда взревел в яростном ударе слева, и голова предателя слетела с плеч.

- Первая кровь за Кадией! – крикнул кто-то слева.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.117.38 (0.046 с.)