Сцена 14. Иван защищает друзей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Сцена 14. Иван защищает друзей



Княгиня, Несмеяна, Иван, стража

Княжеские палаты. На престоле сидит Ольга. Входит Несмеяна.

Несмеяна: (кокетливо) Обидчика моего не нашли часом, маменька?

Княгиня: (растерянно озираясь по сторонам в поисках чего-то) - Обидчика, обидчика... Ищут. Где ж корона? Неужели Салтычиха уволокла? Казню... А! Вот она! (подбирает закатившуюся за трон корону) Чего вырядилась в праздничное? Сарафан, небось, из китайского сукна шит, а ты его в будни носишь. Мать-то у тебя - Княгиня, и то по-простому одевается!

Несмеяна: (вздохнув и промокнув глаза платочком) Грустно, маменька. Посмеяться хочется.

Княгиня: - Так ты посмейся. Народу объявим, что я тебя сам развеселила, полцарства сэкономим. Ну?! (Царевна кривит губы, старательно разводит их пальцами вверх и застывает) Ну, давай, хохочи, золотко!

Несмеяна: (продолжая кривить лицо) - Чего с Емелей будет, как сыщут?

Княгиня: - Казним. Голову с плеч скинем, как положено. (Несмеяна тихо, уютно ревет). Ты чего, дочка?

Несмеяна: - Люб он мне! Все женихи - придурки какие-то, клоуны, шуты гороховые. А он -серьезны-ы-ы-ый! Богаты-ы-рь!

Княгиня: - Липовый.

Несмеяна: - Какая разница! Про то никто не ведал!

Княгиня: - Так чего ж шум подняла?

Несмеяна: - Дура. Все равно никому меня не развеселить. Соврала бы, мол, заставил он меня посмеяться маленько, стала б женой богатырской. Внука бы тебе родила, наследничка!

Княгиня: - Значит так, дочурка. На Емеле свет клином не сошелся. Есть и другие на Руси богатыри. Кто нам первым на глаза попадется, того и окрутим.

В дверь заглядывает богатырь-стражник с виноватым видом и подбитым глазом.

Богатырь: - Аудиенции просят, пресветлая княгиня!

Княгиня: - Занята я!

Богатырь: (потирая подбитый глаз) - Убедительно просят. Не кто-нибудь, а добрый-молодец Иван-дурак. С булавой. Может, пустим?

Княгиня: - Ох и распустились вы... Добрый молодец, говоришь? (заговорщицки глядит на Несмеяну) Отлично. Даже лучше, чем богатырь, а то они больно наглые да своенравные. Пускай!

В палаты вбегает Иван и плюхается на колени перед княгиней.

Иван: - Не вели казнить, вели миловать!

Княгиня: (разочарованно) - А, ты значит и есть Иван-дурак… Казнить не буду, но и награду отложим. Верно, Несмеянушка?

Несмеяна неуверенно кивает. Иван поднимается с колен.

Иван: - Не за себя прошу, за друзей моих. Не виноваты они, княгиня!

Княгиня: - Это кто ж не виноват? Илюшка, Алешка да Никитич Добрынька? Ну ты загнул! Несмеянушка, ты только послушай: над ним самим подозрение висит, а он за изменщиков просит! (Ольга поправляет корону, проходится взад-вперед, заложив руки за спину) Мы не французишки галантные, не британцы учтивые. У нас, у русичей, свой исторический путь. Мы пойдем другим путем!

Иван:(почесав затылок) - Не пойму я слов твоих мудреных, княгиня. Дурак. Так как насчет друзей моих?

Княгиня: - Чем докажешь, что не ругали они меня?

Иван: (задумавшись на несколько часов) - Пресветлая Княгиня, дело было так...

Рассказчик: И поведал Иван-дурак, как сидели три богатыря и он в трактире и пили ядреный русский квас.

 

Видеовставка 1. Богатырская беседа

Трактир. Три богатыря сидят за столом и чинно едят вилочками и ножами. На столах – бочонок с надписью «Квас».

Илья: - Как мне жить без нее, не ведаю! А все ж верю: Ольга ей прикажет, и пойдет она за меня!

Алёша: (в восторженном порыве) - Ох как прав ты! Справедлива наша Княгиня! Третий месяц нам жалование не повышает, а все равно люба нам Олюшка наша!

Добрыня: (горько) - Потому не повышает, что абы как мы ему служим. А надо б получше! Как земле русской!

Конец видеовставки.

Ольга ошалело смотрит на дурака.

Княгиня: - И ты надеешься, что я поверю в сей бред?

Иван: - Надеюсь. Черномор на ухо туг, недослышал, сам додумал и наябедничал.

Княгиня: - Слово дурака против слова Черномора. Кому поверю, как сам разумеешь?

Иван: (обреченно) - Черномору, разумею.

Княгиня: - Так-то. А чего припозднился с оправданиями-то? После кваса отходил?

Иван: - Я на сеновал ходил...

Княгиня: - Ты это… При дочке моей поосторожней! С кем ходил, что делали? Объясняй!

Иван: - Сказки слушали, медовуху кушали. Сидели с Марьяной, не трезвы не пьяны, друг другу улыбались, в любви признавались.

Княгиня: - Что за Марьяна? Кем работает? Судимости есть?

Иван: - Не совсем Марьяна – Марья, вся Искусница она. Не девица, не вдовица – Черноморова жена.

Княгиня: - Рифма слабая.

Иван: - Я при ней стоял на страже, думал, вдруг прорвется враже? Слышу – мчится Черномор, оглашает приговор! Как услышал про наветы, прибежал едва одетый. Вот стою перед тобой и рискую головой...

Княгиня: - Во! В конце ты малость раздухарился. Стоишь и рискуешь, точно. Все остальное - чушь собачья. Что с тобой делать дурак?

И тут княжеские палаты сотрясаются от хохота. Смеётся Несмеяна. Заливисто, радостно, тыча пальцем в Ивана и хватаясь за грудь.

Княгиня: - Доченька, доченька, что с тобой? Поперхнулась что ли? Успокойся! Ничего смешного нет! Это просто дурак!

Несмеяна: - У... у него... у него на штанах... ширинка расстегнута. Вот как торопился.

Иван-дурак, заслонясь булавой, торопливо приводит штаны в порядок. Княгиня Ольга чешет затылок.

Княгиня: - Интересно, почему тебя такая малость насмешила?... Иван, ты понял? Несмеяна - невеста твоя отныне!

Иван поднимает на князя глаза и неуверенно улыбается. Потом переводит взгляд на царевну, и улыбка гаснет.

Иван: - А полцарства? Можно получить ту половину, где подвалы с дружками моими?

Княгиня: - Какие полцарства? Комнатку во флигеле выделю, земли надел - пожалуйста! Мы ж ее, фактически, вместе рассмешили! Значит, и награду делим. Тебе - царевну, мне - приданное.

Иван: - Тогда не получится. У меня уже есть милая.

Княгиня: - От княжеской дочки, собака, отказываешься?! Позоришь?!

Иван: - Сама собака! Правы были дружки, собака ты, Княгиня!

Ольга делает жест рукой, и в палаты врывается стража, прятавшаяся до того под лавками, столами и в кадках с березками. Дурак пробует сопротивляться, но силы не равны. Вскоре его вяжут, и остатки стражи уволачивает дурака в подвал. Княгиня Ольга утешает вновь плачущую Несмеяну.

Княгиня: - Ничего, ничего, жили без мужа и дальше поживем. Не плачь, девчонка. Пройдут дожди. Дурак найдется. Ты только жди. (Несмеяна ревет). Ну, хочешь, я ширинку расстегну? Посмеешься.

Несмеяна: - Не-е-т. Мне у тебя не смешно-о-о.

Княгиня: (посмотрев вдогонку Ивану) - Однако, каких людей теряем! Лучших людей...

ЗТМ

 

Сцена 15Побег из темницы.

Иван, Илья, Добрыня, Алёша, богатырь.

 

Темница. На нарах сидят три богатыря и Иван-дурак. В углу стоит деревянный унитаз.

Все: (поют печельно) - Сидел за решеткой в темнице сырой, страдая в неволе, дурак молодой. Ох, муторно было в душе дурака! Друзьям не помог, да и сам в дураках…

Алёша: - Рифма мне не очент нравится. Дурака- в дураках…

Стук в дверь. В окошечке появляется физиономия богатыря-стражника.

Богатырь: - Эй, дурак, передача тебе. (через окошко богатырь протягивает каравай и бутыль) Девка твоя, Марья-искусница, передала. Я отпил пару глоточков, ты уж не серчай.

Иван: (посмотрев на бутылку) - Глоточки-то у тебя богатырские. Что, у меня и прав никаких нет?

Богатырь: - Как нет? Есть. Чай, у нас Русь, а не дикая страна половецкая. Есть у тебя право сохранять постное лицо, есть право кричать благим матом, есть право на один звонок.

Иван: - Насчет лица и насчет мата я понял. А вот насчет звонка... (Стражник молча просовывает в окошечко коровий колокольчик. Иван в сердцах плюет, но правом пользуется. Полегчало. Садится в углу темницы. Делает несколько глотков, затем передает бутыль друзьям) Ох, Марьюшка, ох, уважила… И закусочку не забыла... (ломает каравай и с удивлением смотрит на выпавшую оттуда грамотку) – Неспроста… Или спроста? Хорошо, что я азбуке обучен.

Илья: - Эх, коли б не цепи чугунные, не удержали б нас стены каменные! Разнес бы я тюрьму по кирпичику, раскидал бы стражничков по Киеву! А Салтычихе бы морду набил!

Иван разворачивает бересту. Начинает читать.

Голос Марьи: "Миленочек! Сразу два горя у меня. Дядька Черномор в ванне утонул, а тебя собака О. в тюрьму засадила. Первому горю не помочь, а со вторым справимся. В караване спрятаны вещи хитромудрые, что бежать тебе помогут. Во-первах - лесенка-чудесенка, а во вторых - лом-самолом. И еще - кепка-невидимка. Дружок твой, Емеля, с ейной помощью гнева княжеского избег, у меня под кроватью спрятался. Друг твой - такой затейник, за тебя горой стоит. Да учти, милый, вещам мудреным надо в стихах приказывать, иначе не понимают. Ты уж постарайся. Как убежишь, приходи ко мне. Твоя М."

Иван разламывает каравай и находит: изящный медный ломик в кожаном чехле и маленькую бамбуковую лесенку. Кепку-невидимку найти не смог. Видать уж больно невидима была.

Иван: - Илюшенька, ты все еще готов морды бить?

Илья: - Завсегда готов!

Иван: (Достает лом и повелевает): Эх, лом-самолом,

Сотвори крутой облом!

Сбей с дружков оковы на пол,

Так, чтоб пот с них не закапал!

Иван начинает разбивать оковы.

Алёша: - А при чем тут пот?

Иван: - Для рифмы.

Иван добивает последние оковы. Лом после этого с треском ломается.

Алёша:- Одноразовый, Ничего, все равно неплохо.

Илья муромец расправляет плечи, разминается, подходит к двери, смотрит на неё…

Илья: - Ломать не буду. Все пальцы заножу.

Добрыня: - Друзья! Я знаю тайный ход!

Добрыня идет к унитазу и отодвигает его.

Алёша: (брезгливо) - Ну и амбре…

Добрыня: - Естественно. Заморское изобретение, канализация. Отсюда по подземному ходу вся слава богатырская течет в Днепр. Спускаемся!

Илья: - Как? Прыгать-то высоко, расшибемся,

Иван достает лесенку-чудесенку.

Иван: Эй, волшебное творенье,

Гордость стольных городов,

Ну-ка, всем на удивленье

Нас спусти до дна иль днов!

Лесенка в руках Ивана мгновенно раздвигается. Иван опускает ее в дыру.

Голос лесенки: Заплати-ка пятачок,

Вмиг поедешь, дурачок!

Илья: - Чего?!

Голос лесенки: - Хочу – шучу. Не боись - становись!

Илья первым спустился в дыру. За ним – Алёша. Остаются Добрыня и Иван.

Добрыня: - Слушай, а не могли бы мы с этой лесенкой просто в окно вылезти?

Иван: (покраснев, врет) - Не могли... Я высоты боюсь.

Добрыня кивает и лезет вниз. За ним спускается Иван…

Голос Ильи: - Что ж ты про дно-то упомянул?! Нам бы и на поверхности дерьма хватило!

Голос Ивана: - Ничего. Нам бы только канал, что к Днепру ведет, найти...

Добрыня: - Ищем!

ЗТМ

 

Сцена 16 Отдых у Марьи

Иван, Илья, Добрыня, Алёша, Емеля, Марья

Изба Марьи Искусницы. Богатыри и Иван пытаются отскрести с тел мутную субстанцию…

Иван: - Халтурщики! Это ж надо - полдороги до Днепра самим прокапывать пришлось! Ох, пожалуюсь княгине...

Вспомнив про князя, Иван замолкает. Добрыня лаского хлопает его по плечу.

Добрыня: - Ничего, Иван! Русь велика! Схоронимся . Вот отмоемся маленько и...

Вокруг богатырей суетиться Емеля. Стряхивает пыль с булав, отирает пот со лба Ильи.

Емеля: - Так ты говоришь, тут она и рассмеялась? (Иван кивает) Эх, знать бы раньше... Эх... Что делать-то будем, братья-богатыри? Бунтовать?

Богатыри презрительно смотрят на Емелю, но все же снизходят до ответа.

Илья: - Негоже русским богатырям Киев-град разорять.

Добрыня: - Лучше схоронимся.

Алёша: - Тем более, что и по шеям надавать могут. Вставай, Иван! Пора. Прощайся с Марьюшкой. (ухмыляется) Я-то теперича вроде как и не знаком с ней вовсе...

Иван подходит к Марье.

Иван: - Марья, пойдем попрощаемся трогательно.

Марья: - Трогательно нельзя, неприлично. Черномор еще и обсохнуть-то не успел после утопления, а ты уже руки распускаешь... Я тебя без троганий приголублю...

ЗТМ

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.235.216 (0.01 с.)