Что, по вашему мнению, означает быть по-настоящему здоровым?



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Что, по вашему мнению, означает быть по-настоящему здоровым?



Настоящее здоровье должно состояться внутри вас, в вашей субъективности, в вашем сознании, потому что сознание не подвержено ни рождению, ни смерти. Оно вечно. И обладать здоровым сознанием означает: во-первых — пробудиться, во-вторых — быть гармоничным, в третьих — быть экстатичным, в четвертых — быть сострадательным. Если эти четыре условия выполнены, то тогда человек является внутренне здоровым. И санньясин может выполнить эти четыре условия. Это сделает вас более осознающим, потому что все техники медитаций являются способами сделать вас более осознающими, являются приспособлениями, предназначенными для того, чтобы прогнать ваш метафизический сон. А танцы, пение, ликование могут сделать вас более гармоничными. Это мгновение, когда танцор исчезает — и только танец остается. В этом разреженном пространстве человек ощущает гармонию. Когда певец полностью забыт и остается только песня, когда никакой центр не функционирует как «Я», потому что «Я» полностью исчезло, и вы находитесь в потоке, — этот поток сознания гармоничен.

Пробужденность и гармоничность создают возможность экстаза. Экстаз означает высшую радость, невыразимое; нет подходящих слов, чтобы хоть что-то сказать о нем. И когда человек достиг экстаза, когда человек познал высший пик радости, как следствие приходит сострадание. Когда вы обладаете этой радостью, вам нравится делиться ей, вы не можете этого избежать, вы неизбежно будете делиться. Это логическое следствие обладания. Она начинает течь через край, вам ничего не нужно делать. Это происходит само по себе.

Это четыре основы внутреннего здоровья. Добивайтесь их. Они наши по праву первородства, мы только должны востребовать их.

то понимается под здоровьем? Мы должны попытаться это понять. Обычно если мы попросим врача дать определение здоровья, то он скажет лишь то, что здоровье — это отсутствие болезни. Но это определение является отрицательным. К несчастью, мы должны давать определение здоровью по отношению к болезни. Здоровье является позитивным фактором, позитивным состоянием. Болезнь — негативным. Здоровье является нашей природой, болезнь — вторжением против природы. И поэтому очень странно, что мы должны давать определение здоровью, соотнося его с болезнью.

То, что мы должны давать определение гостю, соотнося его с хозяином, — это очень странно. Здоровье сосуществует с нами, болезнь приходит временами. Здоровье сопутствует нам при рождении, болезнь является поверхностным феноменом. Но, если мы спросим врача, что означает здоровье, он может только сказать, что здоровье присутствует, когда болезнь отсутствует. Парацельс имел обыкновение говорить, что такая интерпретация ошибочна, что концепцию здоровья нужно определить положительно. Но как мы можем прийти к положительному определению при творческой интерпретации концепции здоровья?

Парацельс имел обыкновение говорить: «Пока мы не познаем состояние нашей внутренней гармонии, мы, в лучшем случае, можем освободить вас от вашей болезни, потому что ваша внутренняя гармония является источником вашего здоровья. Но, когда мы освободим вас от болезни, вы сразу заболеете другой болезнью, потому что по отношению к вашей внутренней гармонии ничего сделано не было. Суть вопроса в том, что следует поддерживать вашу внутреннюю гармонию».

Существует только один вид здоровья, и для него не требуются никакие определения. Если кто-то спрашивает: «Как ваше здоровье?», вы говорите: «Я совершенно здоров». Он не спрашивает: «Какому вас вид здоровья?» Если он спросит: «Какой у вас вид здоровья?», вы будете удивлены. Вы ответите: «Просто здоровье! Здоровье — это просто здоровье, чувство благополучия, ощущение, что все в порядке, что все идет так, как надо, я счастлив, я не думаю, что положение дел могло бы быть лучше, чем то, которое имеется сейчас».

Разве есть много видов здоровья? Нет, есть только один вид здоровья: быть здоровым. А вот болезней существуют миллионы.

Так же обстоит дело и с правдой: правда одна. А вот ложь бывает бесчисленного количества видов, потому что ложь зависит от вас, вы можете продолжать выдумывать столько лжи, сколько вам будет угодно. Болезни зависят от вас. Вы можете продолжать жить неправильно, поступать неправильно, есть неправильно, и вы можете продолжать создавать новые болезни.

Здоровье одно и то же — всегда новое, но при этом всегда то же самое. Вы можете называть его самым древним и в то же время самым новейшим, самым новым.

Пять тысяч лет назад кто-то был здоров, а теперь вы здоровы. Вы думаете, есть хоть какая-нибудь разница? Он был не такого цвета, как вы, он не знал вашего языка, и прошло пять тысяч лет, но если кто-то был здоров, кем бы он ни был, на каком бы языке он ни говорил, каким бы ни был цвет его кожи, был ли он мужчиной или женщиной, старым или молодым, но если он был здоров, то, по крайней мере, вам известно о нем то, что он был здоров. Вы испытываете это ощущение здоровья. Вам ничего не нужно знать о том человеке — был ли он красивый, уродливый, коротышка или высокий, не имеет значения, совпадает один только факт — он был здоров и вы здоровы. Это совершенно идентичный опыт.

Но болезни... каждый день появляются все новые болезни. Существуют миллионы болезней, и их будет еще больше, потому что человек становится все более изобретательным.

Вы никогда не идете к врачу, потому что чувствуете себя здоровым, не так ли? И не говорите: «В течение двух недель я был здоров — что-то тут не так».

На самом деле, в Древнем Китае существовало одно правило, которое стоит запомнить, возможно, когда-нибудь в будущем оно снова будет применяться. Конфуций оказал на Китай самое большое влияние. И одна из его идей заключалась в том... она была применена на практике и действовала на протяжении многих столетий. Идея эта заключалась вот в чем: доктору должны были платить за то, что он поддерживал здоровье пациента, а не за то, что он его лечил. Если доктору платят за то, что он вас лечит, то его личный интерес будет в том, чтобы вы продолжали болеть. Чем сильнее вы заболеете, тем лучше, чем больше людей больны, тем лучше. Вы создаете дихотомию в уме врача.

Сначала врача учат, что его работа заключается в том, чтобы сохранять здоровье людей: «Ваша функция в продлении их жизни, жизнеспособности, молодости». Но если врач будет лично заинтересован в том, чтобы все оставались здоровыми, молодыми, чтобы никто не болел, то тогда он умрет от голода. Если все будут здоровы, тогда заболеют врачи, сильно заболеют, заболеют до смерти. Что же им делать?

Но жизненный интерес врача противоречит той философии, которой его учили. Его интерес в том, чтобы люди оставались больными, и чем больше будет болезней, тем лучше. И поэтому вы наблюдаете одно странное явление: когда болеет бедняк, то он выздоравливает быстрее, чем богач. Странно... почему же бедняк быстро выздоравливает? Потому что врач хочет избавиться от него, он напрасно теряет время...

Идея Конфуция имеет огромное значение. Конфуций говорит, что каждый человек должен выплачивать месячное вознаграждение врачу за то, что тот поддерживает его здоровье. Если он продолжает быть здоровым на протяжении месяца, то он выплачивает врачу определенное вознаграждение. Если он заболеет, тогда, соответственно, вознаграждение не выплачивается.

Сначала это кажется странным, потому что во всем мире мы поступаем как раз наоборот, но это очень логичная, очень здравая идея. А Конфуций во многом был весьма здравомыслящим человеком. У каждого должен быть врач, и каждый должен платить врачу за то, что он поддерживает здоровье пациента, а не за то, что он его лечит. Если пациент заболевает, то расходы несет доктор, он платит за лекарства и покрывает другие расходы, а вот вознаграждение ему не выплачивается, потому что он не заботился о пациенте.

Так было на протяжении столетий. И система работала отлично, просто великолепно для обеих сторон — для врачей и для пациентов, для обеих сторон она работала отлично. Врачи не были так сильно загружены. И пациенты были довольны, потому что личный интерес врача не был направлен против них, он был на их стороне.

Итак, врач был заинтересован, чтобы они ни в коем случае не болели и не зависели от лекарств. И он приписывал больше упражнений — ходьбу, плавание, спорт, чтобы они оставались здоровыми. И на протяжении столетий, пока продолжалось влияние Конфуция, Китай, должно быть, был самой здоровой страной в мире.

 

Западные общества создали самую дорогостоящую систему здравоохранения, которая когда-либо существовала. Люди тратят на нее миллиарды долларов в год, и она действительно эффективна в некоторых областях хирургии, в предотвращении болезней. Но создается впечатление, что люди болеют еще больше, чем прежде. Что же такое здоровье?

Западная медицинская наука рассматривает человека как отдельный объект, отдельный от природы. Это одна из самых больших ошибок, которые когда-либо совершались. Человек является частью природы, его здоровье ничего не стоит, если не находится в гармонии с природой.

Западная медицинская наука придерживается механистического взгляда на человека, и поэтому там, где механика может быть успешной, она успешна. Но человек не машина, человек является органичным единством, и человек не нуждается в том, чтобы лечили только одну его часть, которая больна. Больная часть является только симптомом того, что весь организм сталкивается с трудностями. Больная часть только показывает это, потому что она является самой слабой.

Вы лечите больную часть, вы добиваетесь успеха... но затем болезнь появляется где-то еще. Вы не позволили болезни выразить себя через больную часть, вы сделали ее сильнее. Но вы не понимаете, что человек является единым целым: или он болен, или здоров, третьего не дано. Его нужно рассматривать как целостный организм. Я приведу вам несколько примеров, которые пояснят вам эту мысль.

Акупунктура возникла в Китае около семи тысяч лет назад совершенно случайно. Охотник пытался убить оленя, но, когда его стрела уже летела в оленя, человек, не знавший об этом, появился между ними, и стрела попала в его ногу. Этот человек всю свою жизнь страдал от мигрени, и в тот момент, когда стрела попала ему в ногу, мигрень прошла. Это было очень странно. Никто раньше не думал, что нечто подобное возможно.

Из этого несчастного случая возникла акупунктура, превратившаяся в полностью сформировавшуюся науку. И если вы придете к иглоукалывателю и скажете: «Что-то не в порядке с моими глазами», или: «что-то не в порядке с моей головой», или «что-то не в порядке с моей печенью», — он не будет заниматься вашей печенью, вашей головой, вашими глазами. Он будет думать об организме в целом, он постарается вылечить вас, а не только ту часть, которая больна.

Акупунктура разработала семьсот точек, которые были обнаружены в теле человека. Человеческое тело является живым биоэлектрическим феноменом. В нем есть определенное электричество, поэтому мы называем его биоэлектрическим. У биоэлектричества в теле имеется семьсот точек, и каждая точка соответствует какой-то части тела, которая может находиться от нее очень далеко. Это то, что произошло при том несчастном случае: стрела попала в биоэлектрическую точку, которая относилась к голове, и мигрень прошла.

Акупунктура более холистична. Это различие нужно понять. Когда вы рассматриваете человека как машину, то вы изучаете только его часть. Если болит рука, вы лечите руку, вас не интересует все тело, частью которого является рука. Механистический подход — подход частичный. Он добивается успеха, но этот успех — не настоящий успех, потому что эта же самая болезнь, которая была подавлена в руке при помощи лекарства, хирургии или других вещей, начнет проявляться в еще худшем виде в другом месте. Так что медицина достигла невероятного развития, хирургия стала замечательной наукой, а человек страдает от большего числа болезней и заболеваний, чем когда-либо прежде.

Дилемму нужно понять. Человека нужно рассматривать как единое целое, относиться к нему как к органичному единству. Но проблему создает современная медицина, западная медицина, которая не считает, что у человека есть какая-либо душа и что вы обладаете чем-то еще, кроме конструкции ум-тело. Вы также являетесь машиной: ваши глаза можно заменить, ваши руки можно заменить, ваши ноги можно заменить, и рано или поздно мозги можно будет заменить.

Но вы думаете, если мы возьмем мозг Альберта Эйнштейна, когда он будет умирать, вынем его, когда смерть станет неизбежной, и трансплантируем, например, в череп поляка, ставшего Папой Римским, то вы думаете, он станет Альбертом Эйнштейном? Мозг является только деталью. Он станет странным феноменом, помесью поляка с Эйнштейном. По крайней мере, сейчас он типичный поляк, а в том случае он оказался бы в адски затруднительном положении, не зная, кто он — Папа или физик.

Мы это делаем: переливаем кровь и заменяем части людей, у нас есть механические сердца. Человек с механическим сердцем не может быть точно таким же, как человек с подлинным, настоящим сердцем. Человек с механическим сердцем не сможет испытать ничего, что походило бы на любовь. Даже когда он любит, он любит при помощи ума. Его любовь будет такой: «Я думаю, что я люблю», она не будет происходить из сердца, потому что у него нет сердца.

В Индии медицинская наука была развита уже почти пять тысяч лет назад. И вы будете удивлены, когда узнаете, что все, что имеется в хирургии сегодня, было описано Сушрутом, одним из величайших хирургов Востока, в древних писаниях, которым от пяти до семи тысяч лет. Но наука была заброшена, и я хочу, чтобы вы обратили на это внимание. Почему была заброшена сформировавшаяся наука? Потому что было обнаружено, что хирургия обращается с человеком как с механизмом, а человек не является механизмом, и поэтому они предпочли не уничтожать человека, а отказаться от хирургии.

И в текстах Сушрута описаны самые изощренные инструменты, которые используются в хирургии. Все операции, даже операции на мозге, описаны в мельчайших деталях, как будто это современный учебник по хирургии. Но писаниям этим семь или по крайней мере пять тысяч лет. Они подошли к тому же рубежу, перед которым находимся мы, и они, должно быть, столкнулись с теми же проблемами, с которыми сталкиваемся мы. Они, должно быть, обнаружили, что что-то в корне неверно.

Мы продолжаем много работать, а количество болезней и недомоганий продолжает увеличиваться. Даже если мы освободим человека от заболевания, это не означает, что он стал полностью здоровым. Отсутствие болезни не является здоровьем, это весьма отрицательное определение. Здоровье должно быть чем-то более позитивным, потому что здоровье — это положительный фактор, а болезнь — отрицательный. А у нас отрицательное определяет положительное.

Здоровье — это ощущение благополучия, все ваше тело функционирует без помех при максимальных нагрузках. Вы ощущаете определенное благополучие при определенном объединении с жизнью. Этого нельзя достичь при помощи хирургии.

Индия вообще отказалась от хирургии и разработала совершенно новый подход, Аюрведу, что означает «наука жизни». И это важно. На Западе мы называем ее медициной, а медицина просто указывает на наличие болезни. Здоровье не имеет ничего общего с медициной. Медицина означает, что она, как наука, занимается тем, что лечит вас от болезни.

У Аюрведы другой подход. Это наука жизни, она помогает вам не тем, что лечит болезнь, но тем, что предотвращает возникновение болезни, помогает вам быть таким здоровым, что заболевание становится невозможным. У Запада и Востока разные мнения относительно того, является ли человек машиной или духовным, целостным существом...

Во-вторых, западная медицина привела к снижению иммунитета...

Настоящая медицина должна обеспечивать вас иммунитетом, а не отнимать его. Она должна делать вас сильнее, делать вас способным бороться с любой инфекцией, а не делать вас таким слабым, что вы становитесь уязвимым для всех видов инфекций...

Один очень знаменитый психолог, Дельгадо, работал с животными. Он был очень удивлен, когда узнал, что если крыс кормить раз в день, то они живут в два раза дольше; продолжительность жизни крыс, которых кормили два раза в день, была в два раза меньше. Он был очень удивлен: меньше еды и более

длинная жизнь, больше еды и меньше жизни. Теперь он выступил с теорией, что однократного питания в день достаточно, в противном случае вы перегружаете систему пищеварения и это приводит к тому, что продолжительность жизни сокращается. А как же насчет людей, которые едят пять раз в день? Медицина не даст им умереть, но и не позволит им жить. Они просто будут вести растительный образ жизни.

Человек должен пересмотреть все традиции, все различные источники — какие бы факты ни стали ему доступны, их нужно пересмотреть. В медицине должен быть разработан совершенно новый подход, который должен учитывать акупунктуру, который должен учитывать греческую медицину, который должен учитывать Дельгадо и его исследования и который должен учитывать тот факт, что человек не является машиной. Человек является многомерным духовным существом, и вы должны вести себя с ним соответственно.

Определение здоровья не должно даваться на основе отрицания: вы не больны и поэтому вы здоровы. Здоровье должно определяться положительным образом. Я понимаю, почему им не удалось найти положительное определение — потому что болезнь объективна, а ощущение здоровья субъективно.

Западная медицина не признает, что в вас имеется какой-то субъект. Она только признает ваше тело, она не признает вас.

Человека следует признавать во всех его проявлениях.

Все методы, существующие в мире, должны быть синтезированы, они не противоречат друг другу. В настоящее время они функционируют таким образом, как будто они противоречат друг другу. Их нужно синтезировать, и они дадут вам лучшее понимание человека и лучшую жизнь для людей...

В настоящее время хорошо известно — в частности, это хорошо известно нейрохирургам, — что все имеет свой центр в мозге. Если у вас парализована рука, то глупо лечить руку, вы не можете ее вылечить. Тогда единственным предложением, механическим предложением, будет отрезать руку и приставить механическую руку, которая по крайней мере будет двигаться и вы хоть что-то сможете ею делать. Рука абсолютна бесполезна, она умерла. На самом деле она не умерла. Какой-то центр у вас

в голове контролирует руку, и лечить нужно этот центр. Руку вообще надо оставить в покое, не работает центр, какая-то проблема существует в центре.

Рано или поздно в медицине будут доминировать центры головного мозга. Эти центры контролируют в теле все. Когда в центре что-то нарушается, то это символически выражается в какой-то наружной части тела, вы начинаете лечить эту наружную часть, но вы не идете достаточно глубоко.

Современная западная медицина является поверхностной. Вы должны докапываться до первопричины: почему эту руку неожиданно парализовало? Какая-то неполадка возникла в центре, в мозге, и этот центр можно вылечить без особого труда. Это ведь биоэлектрический центр... Возможно, когда вы не ощущаете себя здоровым, то все дело в том, что аккумулятор садится. Если вашу руку парализовало, возможно, центр утратил электричество; он должен быть заряжен заново. Не нужно никакого лекарства, не нужно никакой хирургии. У нас есть возможность взглянуть на человека под разными углами: как в различных обществах, в различных культурах, в различные времена лечили человека. И иногда, если оказываются эффективными странные вещи, то их нужно принимать, а не осуждать.

Например, семьдесят процентов болезней находятся только в вашем уме: у вас нет этих болезней, вы только думаете, что они есть. Давать вам от этих болезней аллопатические лекарства — опасно, потому что вся аллопатическая медицина так или иначе связана со многими видами ядов. Если вы больны, то лекарство это хорошо, но если у вас не болезнь, а только мысль о ней, то тогда больше подходит гомеопатия, потому что она никому не может навредить. Она ничего собой не представляет, но оказывает большую помощь человечеству. Тысячи людей вылечиваются с помощью гомеопатии.

Вопрос не в том, является ли гомеопатия настоящей медициной. Вопрос стоит вот так: если у людей возникают несуществующие болезни, то для их лечения нужна несуществующая медицинская система. Гомеопатия ничего собой не представляет, но есть люди, у которых нет никаких заболеваний, однако их мучает мысль о том, что они больны. Гомеопатия окажет им незамедлительную помощь. Она лечит людей и никогда никому не вредит. Это фиктивная медицина, но что делать с фиктивным человечеством?

У индийского врача и младшей медицинской сестры нет никаких инструментов, сложных механизмов, рентгена или других вещей, у них нет даже стетоскопа. Они просто проверяют сокращения вашего сердца — это отлично действовало на протяжении тысячелетий. Они проверяют пульс, потому что сердечное сокращение является самым центром вашей жизни, если что-то не в порядке, то оно указывает на то, что следует предпринять. Вместо того чтобы лечить болезнь, они попытаются сделать ваши сердечные сокращения более гармоничными. Их лекарство поможет вашему сердечному сокращению стать более гармоничным, и болезнь сразу же исчезнет. Вы думаете, что болезнь вылечена, но болезнь была только симптомом.

Вот почему в Аюрведе они полностью отказались от хирургии: она низводила человека до уровня машины. Когда можно достигать результата при помощи минералов, трав, натуральных вещей, не отравляя систему человека, то зачем продолжать напрасно давать человеку яды, которые дадут побочные эффекты?

Возможно, это одна из причин, почему медицина выросла и сформировалась, а бок о бок с ней продолжают увеличиваться болезни. Вы лечите одну болезнь, но вы лечите ее ядом, болезнь пройдет, но яд останется в системе. И этот яд будет оказывать свое собственное воздействие. Поэтому все лекарства из трав, все минералы и такие явления, как гомеопатия, должны объединяться.

Должна быть только одна наука с различными подразделениями, и медицинский работник должен решать, в какое подразделение направить человека. Бесполезно говорить кому-то: «У вас нет болезни». Это не поможет. Он просто поменяет врача, и это будет единственный результат. Ему нравится, когда доктор говорит: «У вас есть болезнь»...

Некоторые люди утратили волю к жизни, и никакое лекарство не может помочь, потому что у них нет базовой воли к жизни.

Они уже умерли, они просто ожидают похорон. Этим людям не нужны лекарства, им нужен другой вид лечения, который вернет им опять волю к жизни. Это основное, только после этого какое-либо лекарство может помочь.

Все эти вещи должны быть объединены вместе, синтезированы в единое целое, и человек тогда может быть полностью освобожден от болезней. Человек тогда сможет жить почти до трехсот лет, это научная оценка. Его тело обладает способностью продолжать обновляться в течение трехсот лет. И все, что мы делали до настоящего времени, является по существу неверным, потому что человек умирает в семьдесят лет.

И ведь есть доказательства... В том районе Кашмира, который стал частью Пакистана — Пакистан оккупировал его, — люди без труда доживают до ста пятидесяти лет. В России есть много людей, которым сто пятьдесят лет, и существуют такие люди, которые достигли ста восьмидесяти лет. Следует изучить еду, которую едят эти люди, их привычки надо изучить, и эту еду и эти привычки следует придать гласности. Человек, которому сто восемьдесят лет, живущий в Советской России, а точнее, на Кавказе, продолжает трудиться в поле, как любой молодой человек, этот человек даже не старый. Нужно самым тщательным образом изучить еду, которую он ест, и его образ жизни. И существует много таких людей в этом районе, только в этом районе — на Кавказе. Из этого района происходят по-настоящему сильные люди. Иосиф Сталин был из этого района, Георгий Гурджиев был из этого района — это по-настоящему сильные люди.

Медицине нужна совершенно новая ориентация. И это возможно сейчас, потому что нам известно, что происходит во всем мире, просто мы с самого начала не должны испытывать предубеждения.

 

Обсуждая современную медицину, мы говорим о субъективности лечения: одно и то же лекарство дает различные результаты у разных врачей. Не могли бы вы высказаться о субъективности науки, которая претендует на объективность?

Все, что касается человеческих существ, никогда не может быть полностью объективно, должно оставаться определенное место для субъективности.

Правдой является не только то, что одно и то же лекарство, предписываемое разными докторами, оказывает различное действие, правда также, что одно и то же лекарство, предписанное тем же самым доктором, оказывает различное действие на разных пациентов. Человек не является объектом.

Вначале вы должны понять слово «субъект». Кусок камня является только объектом. У него нет ничего внутреннего, ничего сокровенного. Вы можете разрезать его на две части, тогда у вас будет два объекта. Вы можете разрезать его на четыре части, и тогда у вас будет четыре объекта. Но вы не найдете у него ничего внутреннего.

Субъективность означает, что снаружи человек настолько же объективен, как любой другой объект — статуя, мертвое тело, живое тело, — в чем же разница? Статуя — это просто объект, она не имеет субъективности. Мертвое тело когда-то служило домом для субъективного явления, теперь оно опустело. Теперь это опустевший дом, человек, который в нем жил, ушел.

Живой человек обладает всей объективностью статуи, мертвого тела и также чем-то еще — внутренним измерением, которое может изменить множество вещей, потому что это самая могущественная вещь в жизни. Например, было замечено, что три человека могут болеть одной и той же болезнью, но одинаковое лекарство не помогает. На одного человека оно оказывает воздействие, на второго только наполовину, а на третьего оно вообще никак не действует. Болезнь одинаковая, но внутреннее состояние различно. И если вы будете учитывать внутреннее состояние, то, возможно, доктор будет оказывать различное влияние на различных людей по различным причинам.

Один из моих знакомых был выдающимся хирургом из Нагпура. Выдающийся хирург, но не очень хороший человек. Он никогда не терпел неудачу в медицине и назначал свой гонорар в пять раз больше, чем любой другой хирург. Я остановился тогда у него и сказал ему: «Это слишком много. В то время как другие хирурги выставляют счет на определенную сумму за эту же болезнь, ты требуешь в пять раз больше».

Он ответил мне: «Мой успех во многих других делах имеет вот какое основание: когда человек платит мне в пять раз больше, то он решительно настроен выжить. И я жадничаю не только из-за денег. Если он хочет заплатить мне в пять раз больше, хотя его могли бы прооперировать за меньшую сумму, то он намерен выжить любой ценой. И его решимость составляет пятьдесят процентов моего успеха».

Есть люди, которые не хотят выжить, они не хотят сотрудничать с врачом. Они принимают лекарство, но у них нет желания выжить, напротив, они питают надежду, что лекарство не поможет, и поэтому их не будут винить за самоубийство и они смогут покончить счеты с жизнью. Таким образом, внутренне этот человек уже ушел. Лекарство не может помочь его внутреннему состоянию, а без его внутренней поддержки врач практически бессилен — лекарства недостаточно.

От этого хирурга я узнал... Он сказал: «Вы не представляете. Иногда я совершаю абсолютно аморальные поступки, но я их совершаю, чтобы помочь пациенту».

Я сказал: «Что вы имеете в виду?»

Он сказал: «Коллеги меня осуждают...» И все врачи Нагпура осудили его: «Мы никогда не видывали такого обманщика».

Он укладывал пациента на стол в операционном театре — врачи были готовы, медсестры были готовы, студенты смотрели с галерки сверху. И шептал в ухо пациенту: «Мы сошлись на сумме в десять тысяч, но этого недостаточно. Ваша проблема серьезнее. Только если вы готовы дать мне двадцать тысяч, я возьму инструменты в руки, в противном случае вставайте и уходите. Вы можете найти что-нибудь подешевле».

Но в такой ситуации... А человек был при деньгах, иначе как бы он согласился? И он соглашается: «Я дам вам двадцать тысяч, но спасите меня».

И он сказал мне: «Спасти его мог бы любой хирург, но не с такой уверенностью. Но раз он платит двадцать тысяч, значит, он полностью на моей стороне, все его внутреннее существо будет оказывать поддержку. Люди осуждают меня, потому что они не понимают меня. Разумеется, это аморально — согласиться на десять тысяч, а затем положить человека в операционном театре и шептать ему на ухо: «Двадцать тысяч, двадцать тысяч, иначе вставай и уходи, потому что я не понимал, что болезнь зашла так далеко. Я рискую, ставкой является вся моя репутация. За десять тысяч я на это не пойду. И я никогда не терпел неудач, успех — мое правило. Я оперирую только тогда, когда полностью уверен в успехе. Поэтому решай. И у меня не так много времени, потому что ждут другие пациенты. Решайся за две минуты: или соглашайся, или вставай и убирайся». Это нелегально, аморально, но я не могу сказать, что это не психологично».

Все, что касается человека, не может быть полностью объективно.

У меня был один знакомый, доктор, который сейчас в тюрьме, потому что у него вообще не было специальности. Он никогда не учился в медицинском колледже, все степени, которые он написал на своей вывеске, были фиктивными. Но все же я придерживаюсь того мнения, что по отношению к этому человеку была допущена несправедливость, потому что не имеет значения, были ли у него ученые степени. Он помог тысячам людей, и особенно тем, кто теряли надежду, переходили от одного доктора к другому, и все доктора были при степенях. А этот человек был способен их спасти. У него был определенный Божий дар, а не степень. И он превратил свою больницу чуть ли не в волшебную страну. В тот миг, когда пациент входил в его контору, он ту же испытывал удивление. Он побывал уже везде, потому что люди имели обыкновение обращаться к нему только в качестве последнего средства. Все знали, что этот человек обманщик, это не было какой-то тайной. Это был открытый секрет. Но если вы собираетесь умереть, то какой в этом вред?

И вы входили в его сад, у него был прекрасный сад, а затем в его контору... Секретаршами у него работали красивые женщины, и это было частью его лечения, потому что, когда человек смотрит на красивую женщину, даже если он умирает, его воля к жизни совершает прыжок, он хочет жить. После приемной человек должен был пройти по лаборатории. Проводить человека по лаборатории было совершенно необязательно, но он хотел, чтобы человек увидел, что он не обыкновенный врач. И лаборатория была просто чудом — абсолютно бесполезная, в ней не было ничего примечательного, но зато столько пробирок, колб, подкрашенная вода переливалась из одной пробирки в другую, словно там происходил какой-то важный эксперимент.

А затем вы попадали к врачу. А он никогда не пользовался обыкновенными методами проверки пульса. Нет. Вы должны были улечься на электрическую постель с дистанционным управлением. Постель поднималась высоко в воздух, и вы, лежа на ней, вы рассматривали огромные пробирки, висящие над вами. К вашему пульсу подсоединяли провода, и ваш пульс заставлял воду в пробирках подпрыгивать. Так же проверяли и сердце, не обыкновенным стетоскопом. Он сделал так, что все приготовления были видны пациенту, чтобы тот понимал, что попал к гению, эксперту.

У того человека не было степеней, вообще никаких степеней. Ученые степени были у его фармацевта, который и имел обыкновение предписывать лекарства, потому что тот человек понятия не имел о медицине. На самом деле, он никогда не совершил ничего преступного. Он никогда не выписывал лекарства, он никогда не подписывал рецепты. Это делал сотрудник, у которого были ученые степени, который обладал необходимой квалификацией, чтобы это делать. Но он все это организовал, и он написал на своей вывеске странные степени... Но поскольку такие степени не существуют, то я не думаю, что это противозаконно. Он ведь не утверждал, что они получены в существующем университете. Все это была выдумка, но выдумка была полезна.

Я видел пациентов, наполовину вылечившихся уже при осмотре. Выходя из кабинета, они говорили: «Мы чувствуем, что уже почти вылечились, а ведь мы еще даже не принимали лекарства. А вот здесь рецепт, теперь мы пойдем и купим лекарство».

Но потому, что он все это делал... Вот когда я увидел, что правосудие слепо. Он не сделал ничего незаконного, он никому не причинил вред, но он в тюрьме, потому что он «обманывал людей». Он никого не обманывал. Если помогать людям дольше прожить — обман, то что же тогда такое медицинская помощь?

Из-за человеческих существ медицина никогда не сможет стать абсолютно цельной, на сто процентов объективной наукой. Вот почему существует столько медицинских школ — Аюрведа, гомеопатия, натуропатия, акупунктура и многие другие — и они все помогают. Гомеопатия — это всего лишь таблетки с сахаром, но это помогает. Вопрос только в том, верит ли в это человек. Существуют люди, которые являются фанатиками натуропатии, — им больше ничего не помогает, только натуропатия может им помочь. Но это не имеет никакого отношения к болезни.

Один из моих профессоров безумно увлекся натуропатией. Появись любая проблема — и пакет с грязью на живот. У меня была привычка ходить к нему для удовольствия, потому что это очень успокаивало, и у него было все здорово устроено — красивая ванна и цветы. И без всяких затруднений я имел привычку приходить к нему и говорить: «У меня сильная мигрень».

Он говорил: «Не беспокойся. Просто положи пакет с грязью на живот». Пакет с грязью на животе не может вылечить мигрень. Но мне помогало, потому что мигрени у меня не было! Грязевая ванна, полная ванна грязи. Вы тонете в ванне, только голова выглядывает из нее — это очень приятно и прохладно. Он вскоре догадался: «Вы приходите ко мне всякий раз с новой болезнью».

Я ответил: «Это правда, потому что у меня есть книга по натуропатии. Из этой книги я беру болезнь, а затем иду к вам. Сначала я читаю, чтобы знать, что вы будете делать со мной, я заболеваю этой болезнью, в противном случае бесполезно лежать в грязи полчаса..."

Он сказал: «Значит, вы обманывали меня?»

Я ответил: «Я не обманывал вас, я ваш самый выдающийся пациент. В университете все смеются над вами, а я единственный, кто поддерживает вас, И другие, которые приходят сюда, приходят благодаря мне, потому что я рассказываю, что моя мигрень исчезла».

Он сказал: «О Боже, теперь у меня началась мигрень. Убирайся!»

Люди часто злились на меня. Они говорили: «Моя мигрень, вместо того чтобы пройти, стала еще сильнее, потому что холодный желудок не помогает мигрени».

Я говорил им: «Должно быть, ваш организм работает иначе. Моему организму это помогает!»

Есть гомеопаты — фанатики, которые полагают, что гомеопатия является единственной правильной медициной, а все другие виды медицины опасны, в частности аллопатия — отрава. Если вы пойдете к гомеопату, то сначала он примется выспрашивать у вас всю вашу биографию от рождения до настоящего времени. И у вас начнется головная боль.

Один из врачей-гомеопатов жил неподалеку от меня. И когда мой отец приезжал ко мне, я отводил его к гомеопату. Гомеопат сказал мне: «Молю вас, не приводите ко мне вашего отца, потому что он рассказывает все о трех поколениях, о том, чем болел его дедушка...»

Я сказал: «Он тоже гомеопат. Он докапывается еще глубже до причины».

Он сказал: «Но он тратит столько времени, и мне приходится его выслушивать, а ведь у него просто болит голова! Он рассказывает про своего дедушку и его болезни, про своего отца и его болезни, а затем про себя. К тому времени, когда он заканчивает свой рассказ, день проходит. Другие пациенты давно ушли, а я все слушаю про то, какими болезнями он болел с детства, и наконец оказывается, что у него головная боль».

Я говорю: «О Боже, почему вы мне раньше не сказали?», а он говорит: «Вы гомеопат, и я гоме



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.107.77 (0.022 с.)