ОБЩЕЕ СЦЕНИЧЕСКОЕ САМОЧУВСТВИЕ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОБЩЕЕ СЦЕНИЧЕСКОЕ САМОЧУВСТВИЕ



Печатается по машинописному тексту, имеющему исправления Станиславского (No 274). На заглавном листе есть цифра ХХШ, определяющая место главы в томе, и надпись: "Последняя, заключительная часть главы "Триумвират двигателей психической жизни" и конец книги".

Как видно из надписей, сделанных на заглавных листах рукописей No 475 и 274, между текстом о внешнем и общем сценическом самочувствии должен был итти текст о триумвирате двигателей психической жизни (ум, воля и чувство). Но этому вопросу посвящена особая глава в первой части "Работы актера над собой". Следует отметить, что в литературном архиве Станиславского сохранились также наброски нового варианта главы о "триумвирате" (No 459), однако вследствие сугубо чернового характера этих набросков мы воздерживаемся от их публикации в томе, тем более что в плане 1935 года глава "Общее сценическое самочувствие" следует непосредственно за главой "Внешнее сценическое самочувствие".

Рукопись, представляющая собой текст главы "Общее сценическое самочувствие", была выделена Станиславским из состава другой, более обширной рукописи, в которой рассматривалась схема взаимодействия элементов "системы" (см. в разделе приложений "Схема "системы").

1 Сохранился набросок схемы, в которой Станиславский изобразил элементы "системы" в виде вертикальных столбцов, напомнивших ему трубы органа. Три музыканта, сидящие перед двумя органами -- внутреннего и внешнего самочувствия, олицетворяют собой ум, волю и чувство актера.

2 Описанная здесь схема изображена Станиславским на заглавном листе одного из вариантов рукописи "Общее сценическое самочувствие" (см. автограф, помещенный перед 273 стр. данного тома).

3 После этих слов опускается текст, перенесенный Станиславским в заключительную главу, в раздел "Как пользоваться "системой", а также текст, в значительной степени дублирующий беседу Торцова в главе "Проверка сценического самочувствия".

3. [ПРОВЕРКА СЦЕНИЧЕСКОГО САМОЧУВСТВИЯ]

 

Печатаются последовательно три рукописи, посвященные этому вопросу,

Первая хранится в литературном архиве К. С. Станиславского в двух экземплярах -- машинописный текст, на заглавном листе которого написано: "Том III. Общее сценическое самочувствие" (No 498/1) и второй экземпляр того же машинописного текста, имеющий исправления, сделанные Станиславским, и озаглавленный им "Недописанный урок" (No 437). В этих двух экземплярах текст расположен в различной последовательности.

Печатается по первому экземпляру текста с учетом исправлений, сделанных Станиславским во втором экземпляре, где, в частности, фамилии Творцов и Рассудов переделаны на Торцов и Рахманов, что позволяет отнести эту рукопись к периоду после 1932 года.

Надпись "Том III. Общее сценическое самочувствие" свидетельствует о намерении Станиславского перенести этот текст, первоначально написанный для главы "Внутреннее сценическое, самочувствие" второго тома Собрания сочинений, в соответствующий раздел третьего тома.

Впервые этот отрывок был напечатан (в несколько иной редакции) в приложениях ко второй части книги "Работа актера над собой" (изд. 1948 года).

Второй текст, начинающийся словами "На доске вывешено объявление, призывающее нас, учеников школы, на репетицию пьесы", печатается по рукописи, состоящей из листов малого формата, соединенных между собой наподобие блокнота (No 476). Публикуется впервые.

Третий текст, сюжетно связанный со вторым, начинается со слов: "Я не понял, какая репетиция была сегодня". Рукопись представляет собой ряд сшитых листов обычного формата (No 478). Впервые рукопись была опубликована в "Ежегоднике МХТ" за 1947 год вместе с другими материалами под общим заглавием "Первые шаги на сцене".

Вторая и третья рукописи находились среди материалов, предназначенных Станиславским для третьего тома. По их содержанию можно предполагать, что они относятся к заключительному периоду литературной деятельности Станиславского. (Мысль о возможности воспитания артистической молодежи в условиях театральной работы неоднократно высказывалась им в последние годы и получила отражение в статье "Путь мастерства", опубликованной в газете "Известия" 8 мая 1937 года. Одна из машинописных копий рукописи No 478 имеет датировку 27 ноября 1937 года.)

В известных нам планах расположения глав третьего тома публикуемый, текст не выделен автором в самостоятельную главу, однако в числе заключительных глав тома значится глава "Общее сценическое самочувствие" (No 274), что соответствует заглавию первой из трех публикуемых в этом разделе рукописей.

В публикуемых материалах, как утверждает Торцов в беседе с учениками, подводится итог всему пройденному курсу "работа актера над собой" и устанавливается связь с последующим курсом -- "работа актера над ролью".

1 Подобные пятнадцатиминутные тренировки, готовящие актеров к началу репетиций и спектаклей, проводились самим Станиславским или его помощниками в Оперно-драматической студии его имени (1935--1938 годы).

Станиславский стремился к внедрению этого "туалета-настройки" в практику работы театра.

2 В рукописи название пьесы -- "Горячее сердце" -- отсутствует и заменено многоточием. Оно вписано нами предположительно, на основании сюжетной связи с главой "Этика и дисциплина" и заключительной частью данной рукописи.

3 Здесь и в дальнейшем говорится о третьем акте комедии А. Н. Островского "Горячее сердце", поставленной Станиславским на сцене Художественного театра в 1926 году в декорациях художника Н. П. Крымова.

В тексте пьесы автором дается следующая ремарка: "Площадь на выезде из города. Налево от зрителя городнический дом с крыльцом; направо арестантская, окна с железными решетками, у ворот инвалидный солдат; прямо река и небольшая пристань для лодок; за рекой сельский вид".

4 Просматривая машинописную копию этой рукописи, Станиславский сделал здесь характерную пометку на полях: "Как, с одной репетиции уже на спектакль?.. -- Халтура".

XII. [ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ БЕСЕДЫ]

В этом разделе напечатаны материалы, предназначенные Станиславским для заключительной части третьего тома Собрания сочинений. Основное содержание раздела составляет рукопись, озаглавленная "Как пользоваться "системой" (No 482). В текст этой рукописи в соответствии с указанием Станиславского вводится несколько страниц из материала, первоначально предназначавшегося для главы "Перспектива" (No 410. Машинописный текст, имеющий исправления Станиславского). В раздел включены также четыре наброска, написанные на отдельных листках различного формата, скрепленных вместе и имеющих общее, объединяющее их заглавие "Дифирамбы природе" (No 483).

В плане расположения глав третьего тома, датированном 1935 годом (No 274), заключительная глава третьего тома озаглавлена "Как пользоваться "системой". Первые две рукописи представляют собой материал, заготовленный для этой заключительной главы.

Третья рукопись -- "Дифирамбы природе",-- написанная позже всех остальных (повидимому, в 1938 году), по своему содержанию также относится к заключительному разделу книги, подводящему итог всему пройденному курсу "работа актера над собой". Возможно, что Станиславский предполагал посвятить этой теме, то есть "дифирамбам природе", особую главу, не обозначенную в плане. Однако отсутствие на этот счет прямых указаний Станиславского и черновой характер материала не дают оснований для выделения этого материала в самостоятельную главу.

Тексты этих трех рукописей печатаются в той последовательности, в какой они хранились в литературном архиве Станиславского. Условное заглавие раздела "Заключительные беседы" принадлежит составителю и редактору.

1 Многоточие в начале фразы указывает, что начало этого отрывка осталось недописанным. В рукописи зачеркнута следующая фраза: "Аркадий Николаевич очень смеялся на мой рассказ. Но мне было не до смеха". Повидимому, этому отрывку, посвященному технике речи, должен был, по замыслу автора, предшествовать текст, из которого выясняется, что технические правила ударений в речи на первых порах сковывают учеников, мешают им свободно проявлять свои творческие намерения.

2 Воляпюк -- название искусственного международного языка, изобретенного в 1880-х годах Шлейером (Германия).

3 Следующий за этим текст до слов: "Вот о каком глубоком понимании, о каком чтении, о какой речи мы говорим в нашем искусстве", взят из рукописи "Перспектива" (No 408) на основании следующей записи Станиславского: "Далее смотри главу о перспективе. Там есть якобы статья Станиславского, которая читается. -- Выбрать нужное и поместить отдельно, так как это чтение (в главе о перспективах) вымарывается" (No 482).

Статья, которую читает ученик Названов, текстуально не совпадает ни с одной из известных статей Станиславского, но по содержанию напоминает многие из них.

Из этого фрагмента выясняется подлинное отношение Станиславского к модным "измам", которых он по существу не признавал. Но из тактических соображений Станиславский говорит, что готов признать любое направление в искусстве при условии вытеснения сценической лжи подлинной правдой жизни. Иными словами, Станиславский предъявляет к каждому направлению те требования, которые являются основными признаками реалистического искусства.

4 Здесь и далее, где говорится о дальнейшем чтении статьи, Станиславский сделал на полях рукописи пометку, указывающую, что текст статьи "С.............." должен быть дописан.

5 Далее снова следует текст первой рукописи (No 482). Перед началом ;этого текста имеется пометка Станиславского: "Как пользоваться "системой".

6 Дальнейший текст представляет собой машинопись, имеющую правку Станиславского. Первоначально этот материал предназначался для включения в другие главы ("Сценическое самочувствие", "Эмоциональная память"), но был выделен Станиславским из состава этих глав и подшит к комплекту рукописных листов, имеющих общее заглавие "Как пользоваться "системой".

7 В черновых набросках есть продолжение этого эпизода: "В конце урока Аркадий Николаевич простился с нами и уже повернулся, чтобы уходить, но в это время дверь зрительного зала раскрылась, и торжественной поступью вошел трогательный в своей наивности Иван Платонович. Он держал в руках узкую длинную ленту без надписи, очевидно, предназначенную для нового флажка-элемента -- в_н_у_т_р_е_н_н_и_е п_р_и_в_ы_ч_к_и и п_р_и_у_ч_е_н_н_о_с_т_и, о которых только что говорил Торцов" (No 495/1, стр. 475--475а).

8 Отсюда и до конца главы печатаются четыре рукописных текста, озаглавленных "Дифирамбы природе" (No 483). Рукописи сколоты вместе, но представляют собой самостоятельные фрагменты. Их последовательность не определена Станиславским, поэтому они печатаются в том порядке, который определяется их содержанием и взаимной смысловой связью.

9 Далее опускается часть текста, представляющая собой первоначальный черновой набросок мыслей автора, более точно изложенных в первом из четырех набросков, посвященных "Дифирамбам природе". Однако в этом опущенном тексте имеется ряд интересных формулировок, заслуживающих внимания. Приводим его целиком.

"В оправдание отделываются фразами: вдохновение, интуиция, подсознание, сверхсознание приходят к нам "свыше". Но что это значит "свыше", никто не знает и не задумывается над этим вопросом.

Другие, напротив, все знают и все объясняют. Но когда надо действовать, пустить в ход подсознание, то все их ученые слова на практике кончаются жесточайшим и древнейшим штампом.

Те, которым все так ясно и просто, говорят: сознание -- это фонарь, который освещает ту мысль, на которую направлено внимание, остальное -- в темноте. В минуту вдохновения фонарь освещает всю корку мозга, и тогда мы видим все.

Вот и прекрасно. Так и освещайте почаще, если это так просто. Но беда в том, что нет такого электротехника, который бы умел пользоваться этим фонарем, и потому он продолжает бездействовать, когда нужно, и вспыхивает на мгновение, когда ему вздумается. Я готов верить, что этот пример удачен, что именно так и происходит в действительности, как о том говорит пример. Но разве это двигает вперед практическую сторону дела, разве кто-нибудь овладел этим фонарем подсознания, или вдохновения, или интуиции? Я иду дальше. Скоро наступит момент, когда наука докажет, что все эти кажущиеся нам таинственными процессы объясняются простыми материалистическими и рационалистическими причинами.

Думаете ли вы, что это научит нас владеть вдохновением, как мы владеем... [фраза не дописана].

Нет. Это не даст еще нам в руки простого доступного актеру практического приема. Это не научит его чувствовать и владеть наиболее важным центром физической природы, на который можно было бы при надобности нажимать, как на кнопки механизма, для того чтобы пускать их в действие.

Анатомия знает много... Психология тоже кое-что открыла. Но разве они научили нас владеть или пользоваться рефлексами хотя бы в той же мере, как мы умеем пользоваться сознанием, вниманием, волей, ритмом (...электричеством вызывают мышечные рефлексы)".

10 Строки из трагедии А. С. Пушкина "Скупой рыцарь".

ПРИЛОЖЕНИЯ

I. ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ К ТРЕТЬЕМУ ТОМУ

В этот раздел приложений включены тексты, относящиеся по своему содержанию к главам третьего тома, но не вошедшие в состав соответствующих глав ввиду отсутствия на этот счет точных указаний автора. Некоторые дополнительные тексты по-новому освещают материал, изложенный в главах.

1. [О МУЗЫКАЛЬНОСТИ РЕЧИ]

Печатается по рукописи, находящейся в одной тетради с материалами главы "Темпо-ритм" (No 427, стр. 94).

Публикуемый текст не был включен Станиславским в главу "Темпо-ритм". В одном из ранних вариантов книги "Работа актера над собой" (No 514) он помещен рядом с главой "Пение и дикция". По содержанию" этот текст тяготеет к главе "Пение и дикция", что послужило основанием для включения его в данную главу при первом издании материалов второй части книги "Работа актера над собой".

Однако прямых указаний Станиславского относительно места данного материала в его книге не сохранилось.

1 Подразумевается, что ученики театральной школы привлекаются для закулисной работы по шумовому и звуковому оформлению спектаклей театра.

2 Viola d'amoire (итал.) -- старинный смычковый инструмент альтового тембра.

2. ИЗ РУКОПИСИ "ЗАКОНЫ РЕЧИ"

Выдержки из рукописи "Законы речи", первоначально предназначавшейся Станиславским для включения в текст книги в виде самостоятельной главы, печатаются впервые.

Станиславский предполагал со временем вернуться к этому труду к создать специальный учебник по технике речи. Он придавал большое значение законам речи как подсобной дисциплине, помогающей актеру овладеть словесным действием.

Станиславский внес много нового в теорию и методику преподавания законов речи. Это нашло отражение и в публикуемых выдержках из его незавершенного труда "Законы речи" (No 391 и 406).

1 Станиславский цитирует здесь и в дальнейшем программу, составленную по книге Волконского, "Законы живой речи и правила чтения" (изд. драматических курсов городского района МЦРК). Экземпляр этой программы вклеен в один из ранних вариантов рукописи Станиславского "Законы речи" (No 388).

2 Далее и до конца данного приложения печатаются выдержки из рукописи No 406, посвященные вопросу об остановках (паузах) в речи. Эта рукопись является прямым продолжением рукописи No 391.

3 В характеристиках действующих лиц "Ревизора" Гоголь пишет о судье Ляпкине-Тяпкине: "Говорит басом с продолговатой растяжкой, хрипом и сапом, как старинные часы, которые прежде шипят, а потом уже бьют".

4 Фраза из письма М. С. Щепкина к С. В. Шумскому от 27 марта 1848 года (см. М. С. Щепкин, Записки. Письма, 1952, стр. 250).

3. [О ПЕРСПЕКТИВЕ РЕЧИ]

Печатается по машинописному тексту, имеющему исправления Станиславского (No 410). На первой странице рукописи имеются надписи, сделанные Станиславским: "Речь" и "Перспектива".

Этот текст Станиславский, повидимому, рассматривал как составную часть задуманной им самостоятельной главы "Перспектива артиста и роли". Однако публикуемый отрывок не имеет прямой связи с основным текстом главы и в некоторых формулировках не совпадает с тем, что сказано в главе.

1 И. Л. Смоленский, Пособие к изучению декламации, Одесса, 1907, стр. 85.

Дистрибутивные ударения -- термин, употребляемый Смоленским "для обозначения дополнительных ударений в фразе, определяющих количество входящих в ее состав предложений (от латинского distributio -- (распределение).

2 Пример заимствован из той же книги Смоленского, стр. 86.

Это заключительная фраза монолога Бориса Годунова из второй картины пролога оперы Мусоргского "Борис Годунов".

 

4. [ОБ АРТИСТИЧЕСКОЙ ЭТИКЕ]

Печатаются выдержки из рукописи, которая является первоначальным (вариантом вступления к книге "Работа актера над собой" (No 245). Эта -первая беседа Торцова с учениками, напоминающая беседы самого Станиславского (см., например, его беседы в Оперно-драматической студии, помещенные в книге К. С. Станиславский, Статьи, речи, беседы, письма, стр. 326), не была включена им в состав материалов по этике, опубликованных нами в главе "Этика и дисциплина" в настоящем томе; поэтому мы печатаем ее в приложениях. Впервые этот текст был частично опубликован в первом издании материалов второй части "Работы актера над собой" (1948) в главе "Схема пройденного".

5. [СХЕМА "СИСТЕМЫ"]

Печатаются последовательно тексты двух рукописей:

1. Текст, напечатанный на машинке, с правкой Станиславского, озаглавленный им первоначально "Внутреннее сценическое самочувствие" (впоследствии возникает заглавие "Схема переживания". См. машинопись No 659).

Это материал, не использованный Станиславским в главе "Внутреннее сценическое самочувствие" ("Работа актера над собой", часть первая) и отложенный им для дальнейшей доработки с учетом содержания второй части книги "Работа актера над собой" (No 495).

2. Рукопись и правленый Станиславским машинописный текст заключительной части тетради, озаглавленной "Внутренние линии", "Сверхзадача", "Сквозное действие" и "Перспектива" (No 370). На заглавном листе дата: "Январь 1935 года" и приписка Станиславского: "Прочитывал 20 июля 1935 года". Там же пометка, указывающая, что данный вариант текста является окончательным, и подпись Станиславского. Однако при последующей доработке первой части книги "Работа актера над собой" Станиславский использовал лишь часть текста указанной рукописи. Ее окончание, связанное с описанием схемы "системы", было отложено им для переработки и, повидимому, для включения в особую главу третьего тома.

В плане 1935 года после главы 23 "Общее сценическое самочувствие" следует глава 24 "Основы "системы". Публикуемый материал и рассматривался Станиславским, повидимому, как материал заключительной глав" третьего тома -- "Основы "системы".

Это предположение опирается на следующие данные:

Рукописи No 495 и 370 находились в материалах третьего тома и были отобраны Станиславским для работы в Барвихе, незадолго до смерти.

Составителю данного тома было известно о намерении Станиславского поместить в конце третьего тома схему-чертеж, подводящую итог всему пройденному курсу "работы актера над собой" (этот чертеж, изготовленный по указаниям Станиславского, приводится между стр. 360 и 361). Публикуемые рукописи посвящены разбору этой схемы, о которой говорится и в начале главы "Общее сценическое самочувствие" (см. примечание No 1 на стр. 480). Редактор первой части книги "Работа актера над собой" Е. Н. Се-мяновская записала в своих воспоминаниях, что летом 1937 года К. С. Станиславский изъял эту схему из первой части "Работы актера над собой", имея в виду, что она относится и к теме следующей книги--к "Работе над собой в творческом процессе воплощения" (см. сб. "О Станиславском", ВТО, 1948, стр. 503). В связи с этим Станиславский переделал окончание книги, а неиспользованный текст глав "Внутреннее сценическое самочувствие" и "Сверхзадача и сквозное действие", касающийся схемы "системы", сохранил в качестве материалов для третьего тома, повидимому, для главы "Основы "системы".

Ввиду того что тексты рукописей No 495 и 370 не были переработаны Станиславским и в них, по существу, подводится итог лишь первой половине "работы над собой" (процессу переживания), составитель и редактор тома не сочли возможным включить этот материал в основной текст третьего тома:

Название "Схема "системы" -- условное, оно взято из текста рукописи. Чрезвычайно ответственное заглавие "Основы "системы" могло быть, по мнению составителя и редактора, сохранено лишь в том случае, если бы автор дал его сам, если бы он успел объединить все отложенные материалы в последовательном и стройном изложении.

1 В тексте этого раздела имеется некоторое противоречие: в ряде случаев говорится, что подводится итог лишь первому году обучения, в течение которого изучались элементы п_е_р_е_ж_и_в_а_н_и_я, а элементы в_о_п_л_о_щ_е_н_и_я лишь предстоит изучить в будущем; в других случаях об элементах воплощения говорится как о пройденном этапе программы и подводится итог всему курсу работы актера над собой.

2 Три флажка без надписей, как видно из дальнейшего текста, относятся к двигателям психической жизни: уму, воле и чувству. Здесь о них не говорится потому, что первоначально этот текст входил составной частью в главу "Внутреннее сценическое самочувствие", завершающую изучение элементов переживания, тогда как главу о двигателях психической жизни Станиславский предполагал поместить в заключительном разделе всей "Работы актера над собой".

3 Здесь имеется в виду принцип сознательного подхода к подсознательной области в творчестве, о котором умалчивается по той причине, что глава о подсознании в первой части книги "Работа актера над собой" идет после главы "Внутреннее сценическое самочувствие", для которой первоначально был написан данный текст.

4 Далее в рукописи следует опущенное нами описание схемы "системы", которую ученики вычерчивают на бумаге. Публикуется второй вариант описания схемы, которую ученики создают путем развешивания флажков на стене школьного зала. Оба варианта следуют в рукописи один за другим, причем на обратной стороне последнего листа текста второго вариант" Станиславским написано: "вариант на выбор". Второй вариант выбран по той причине, что в дальнейшем тексте говорится о схеме, развешанной на стене школьного зала.

5 Имеется в виду элемент "освобождение мышц", которому посвящена специальная глава в первой части "Работы актера над собой", но он в не меньшей степени относится и к элементам воплощения.

6 В некоторых вариантах схемы, хранящихся в архиве Станиславского, изображен античный храм, колоннами которого являются элементы "системы". В других вариантах элементы изображены в виде труб органа, иногда -- в виде нитей, сплетающихся в жгуты.

7 После этих слов имеется указание Станиславского: "Чертеж". Помещаем здесь схему, сделанную самим Станиславским. Цифры, проставленные на чертеже, означают следующее: 1 -- нижняя полоса -- "работа над собой", 2, 3, 4 -- три основы "системы": "активность и действенность", пушкинский афоризм и "через сознательное к подсознательному", 5 -- переживание, 6 -- воплощение, 7, 8 и 9 -- ум, воля и чувство, 10 -- элементы переживания, 11 -- элементы воплощения, 12, 13 и 14 -- внутреннее, внешнее и общее сценическое самочувствие; прямоугольник сверху, как выясняется впоследствии,-- область подсознания.

8 В соответствии со сказанным здесь Станиславский в своей педагогической практике последних лет применял "тренинг и муштру", или "туалет актера", двух типов. Первый из них -- повседневная тренировка, направленная на укрепление и развитие элементов самочувствия актера, в различной комбинации их и последовательности. Тренировка второго типа, "туалет-настройка", проводилась перед началом репетиции или спектакля и была рассчитана на то, чтобы разогреть, "размассировать" творческий аппарат актера и ввести его в самочувствие, необходимое для начала репетиции или спектакля. Материал для "туалета-настройки" черпался из самой пьесы.

9 На этом оканчивается текст первой публикуемой рукописи. Пометка Станиславского "нехватает окончания" свидетельствует о том, что текст должен быть продолжен. Далее печатается текст рукописи No 370.

10 Станиславский передает здесь мысль Пушкина своими словами. В статье "О народной драме и драме "Марфа Посадница" А. С. Пушкин пишет: "Истина страстей, правдоподобие чувствований в предполагаемых обстоятельствах -- вот чего требует наш ум от драматического писателя".

11 В некоторых материалах заключительного периода работы над книгой Станиславский называет не три, а четыре основы творчества. Четвертая основа -- "Цель искусства: создание жизни человеческого духа" (No 445).

12 На полях рукописи имеется запись Станиславского: "Где пунктир, там в соответствии с изготовляющимся чертежом впишутся названия красок". Первоначально приведенная здесь схема была выполнена различными красками. Для большей четкости чертежа в настоящем издании сохранены два цвета: зеленым обозначено то, что относится к роли, черным -- то, что относится к актеру.

В некоторых вариантах перечня элементов самочувствия на первом месте стоит линия эпизодов, событий, из которых складывается фабула пьесы (No 263).

13 В одной из хранящихся в литературном архиве Станиславского рукописей (No 473) при объяснении схемы "системы" Торцов говорит ученикам: "Вберите в себя как можно глубже и прочнее сквозное действие роли, пьесы или этюда и пронижите им, точно иглой с нитью, все "размассированные элементы" вашей человеческой души, заготовленные куски, задачи внутренней партитуры роли и направьте их к с_в_е_р_х_з_а_д_а_ч_е исполняемого произведения. Все пронизанное сплетите в один общий шнур. Словом, проделайте на деле то, что указано на чертеже".

14 О пьесе Г. Ибсена "Бранд" говорится во втором томе Собрания сочинений, стр. 162--165.

13 В одной из черновых рукописей (No 250) имеется выделенный "Станиславским текст с пометкой: "к сквозному действию". Приводим его:

"Что мы делали до сих пор? Я вам отвечу образным примером.

Чтобы сделать хороший, наваристый бульон, нужно заготовить мясо, всевозможные коренья, морковь, налить воды, поставить кастрюлю на плиту и дать всему хорошенько вывариться, пустить сок, а уж потом образуется наваристый бульон.

Но нельзя приготовить мясо, коренья, поставить их на плиту и не развести огня. В этом случае придется есть в сыром виде всю заготовку: мясо отдельно, коренья тоже, воду пить отдельно.

Сверхзадача и сквозное действие -- тот огонь, который жарит или варит кушанье и делает наваристый бульон".

II. МАТЕРИАЛЫ ПО ПРЕПОДАВАНИЮ "СИСТЕМЫ"

1. ТРЕНИНГ И МУШТРА

В этом разделе сосредоточены материалы, предназначенные для сборника практических упражнений по "системе", выполняемых учениками Торцова в классе "тренинга и муштры", который ведет Рахманов.

Порядок расположения этих материалов, предназначенных для книги "Тренинг и муштра", не определен Станиславским. Они напечатаны в последовательности, которая подсказывается смысловой связью отдельных отрывков между собой.

В своей педагогической практике Станиславский не придерживался какой-либо строгой последовательности при тренировке элементов самочувствия актера. В "туалете актера" он комбинировал их в самых различных сочетаниях, неизменно возвращаясь в центральному вопросу -- о д_е_й_с_т_в_и_и.

Материалы по "тренингу и муштре" печатаются впервые.

1 Печатаются последовательно три фрагмента из рукописи, посвященной описанию занятий по тренингу и муштре (No 528), предназначенные Станиславским для включения в сборник упражнений (так называемый "Задачник", или "Тренинг и муштра").

2 Печатается выдержка из рукописи, содержащей материалы по различным темам книги "Работа актера на собой" (No 529).

Публикуемый текст озаглавлен Станиславским "Тренинг и муштра. Упражнения на воображение",, что свидетельствует о намерении Станиславского использовать его в предполагаемом сборнике упражнений.

3 Два последующих фрагмента печатаются по машинописному тексту, имеющему исправления Станиславского и озаглавленному им "Задачник. Тренинг и муштра. Упражнения" (No 529).

4 Три следующих фрагмента печатаются по тетради, в которой сосредоточены различные записи по "системе" (No 491, стр. 136--138).

Публикуемые тексты озаглавлены Станиславским "Тренинг и муштра".

5 Описание этюда "счета денег" см. во втором томе Собрания сочинений, стр. 175--176.

6 Три последующих фрагмента печатаются по рукописи "IX. Сценическая правда, вера, наивность", исправленной Станиславским в 1932 году (No 211). Пометка Станиславского на заглавном листе указывает на то, что кроме текста, предназначенного для главы второго тома "Чувство правды и вера", в этой рукописи содержится материал для "тренинга и муштры".

Первый из публикуемых отрывков (стр. 433--435 рукописи) связан по смыслу со вторым (стр. 436--439 рукописи), что подтверждается пометкой Станиславского на полях; перед началом второго отрывка имеется надпись чернилами: "перенести в "тренинг и муштру". Третий отрывок, выделенный Станиславским из текста рукописи, предположительно отнесен нами к разделу "тренинга и муштры" (стр. 1--3, вставленные в рукопись после стр. 357).

7 Печатается текст, находящийся в составе рукописи, содержащей добавления к главе о действии (No 129). Перед началом публикуемого текста в рукописи сказано: "Сегодня был разгром. Бедный Иван Платонович даже плакал. Никогда бы я не подумал, что Аркадий Николаевич может быть таким строгим! Дело было так..." Судя по этому началу, следует предположить, что Торцов, явившийся к концу урока, осудил Рахманова за излишнюю придирчивость к ученикам, вырабатывающую в них чрезмерное критиканство.

8 Печатается по машинописному тексту, имеющему исправления Станиславского (No 508), Этот текст был выделен Станиславским из материалов первой части книги "Работа актера над собой" и хранится в его литературном архиве.

2. УПРАЖНЕНИЯ И ЭТЮДЫ

Во втором разделе публикуются записи Станиславского, определяющие характер упражнений и этюдов, рекомендуемых им для класса "тренинг и муштра" (из подготовительных материалов к неосуществленной Станиславским книге "Практическое пособие для изучения "системы" -- так называемый "задачник"). Часть упражнений и этюдов была им написана для практических занятий в Оперно-драматической студии.

Некоторые из этих записей носят конспективный характер и, повидимому, были бы впоследствии расширены Станиславским.

1 Записи упражнений и этюдов первых трех подразделов (до заголовка "Действие") печатаются по рукописи, озаглавленной Станиславским "Тренинг и муштра" (No 527). Часть текста написана самим К. С. Станиславским, часть -- под его диктовку -- И. К. Алексеевым (сыном К. С.), что относится, повидимому, к периоду около 1930 года.

Публикуемые упражнения на простейшие действия (усложняющиеся по мере их оправдания и углубления) типичны для педагогической практики Станиславского последних лет.

В этих упражнениях синтезируются все элементы "системы", что не исключает, однако, необходимости изучения и тренировки каждого элемента в отдельности.

2 То, что озаглавлено Станиславским "Упражнение No 1" и "Упражнение No 2", вернее было бы назвать первой и второй частями одного и того же упражнения. Их педагогический смысл в том, что действие не может выполняться "ради самого действия" (как это можно ошибочно заключить из перечня примеров, озаглавленных "Упражнение No 1"), оно должно совершаться обязательно "ради чего-нибудь" (как это раскрывается в подзаголовке к упражнению No 2).

3 Прежнее наименование телевидения.

4 Момент, когда принцесса укололась веретеном, являлся сигналом для всех исполнителей этюда (свиты принцессы и слуг) к постепенному ослаблению мышц, доходящему до полной расслабленности.

5 Пьеса "Потоп" Г. Бергера в 1915 году была поставлена Первой студией МХТ.

6 Рассказ Г. Мопассана "Чорт" ("Le diable").

7 В трех последующих подразделах упражнения печатаются по рукописи, относящейся к началу 30-х годов (No 544). Эти упражнения имеют заголовки "Тренинг и муштра", или "Задачник", они предназначались Станиславским для задуманного им практического пособия по изучению "системы".

8 Имеется в виду прием, примененный В. В. Самойловым для испытания чувства правды пришедшего к нему ученика (см. главу "Эмоциональная память" во втором томе Собрания сочинений, стр. 214).

9 Публикуемые здесь упражнения по ритму представляют собой три самостоятельные записи (No 544). То же относится к следующему подразделу.

10 "Приклеиться к полу" -- производить движения, не отрывая подошвы от пола (без топтания на месте). В § 1 говорится о движении глаз при полной неподвижности корпуса, головы и даже лицевых мускулов. Постепенно радиус движения расширяется.

11 Для развития пластики и чувства мизансцены Станиславский обращался также к приему "оживления" статуй и картин (вымышленных или скопированных с классических образцов). Об этих упражнениях упоминается в ряде рукописей, так, например, в одной из рукописей (No 531) Станиславский пишет:

"О живленная скульптура. Группы по всей комнате (то есть заполняющие все пространство сцены.-- Г. К.). Объяснить, что такое группировка, ее законы. Что такое сценическое расположение. Чтобы всем было видно (то есть чтобы всем актерам со сцены был виден зрительный зал. -- Г. К.). Искать себе место. "Палки в огороде". Игра линий ("палки в огороде" -- означает пластически неинтересное вертикальное положение фигур на сцене. Этому противопоставляется "игра линий", то есть пересечение линий, движений и поз находящихся на сцене актеров.-- Г. К.). Оправдание. Умение поместиться (в группе) и оправдать (свой переход или перемену позы).

Оправдание классических поз и статуй по картинам и фотографиям. Памятники.

При всех без исключения упражнениях проводить [их] через контроль чувства правды; воображение -- через оправдание".

В некоторых случаях Станиславский вводил подразделение движений на малые (движения рук и ног, кистей, пальцев, ступней, головы), средние (движения при участии корпуса) и большие (движения с переменой положения всего тела) (см. No 544, лист 12).

12 В этом разделе приводятся "упражнения для Оперно-драматической школы", то есть для Оперно-драматической студии (No 263; датировано 28 апреля 1935 года).

13 Имеется в виду расположение фигур в шахматном порядке в массовой или групповой сцене.

Текст § 5, 6, 7 и 9 взят Станиславским в рамку и перечеркнут, что означает, повидимому, намерение автора перенести этот текст в другое место.

14 Ученикам предлагается скопировать позу статуи, затем ее оправдать и



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.50.33 (0.016 с.)