Дифференциальная и педагогическая диагностика аутичных детей



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Дифференциальная и педагогическая диагностика аутичных детей



С прогрессом медикаментозной терапии и психолого-педагогической коррекции раннего детского аутизма все более значимой становится проблема как можно более ранней диагностики заболевания, с последующим построением индивидуальной тактики комплексной коррекционной работы с детьми с РДА.

 

Все существующие основные диагностические системы (ДСМ-III-Р, ДСМ-IV и МКБ-10) сходятся в том, что для диагностики аутизма должны присутствовать 3 основные нарушения: недостаток социального взаимодействия, недостаток взаимной коммуникации (вербальной и невербальной) и недоразвитие воображения, которое проявляется в ограниченном репертуаре поведения. [4, с.36]

 

Будет ли ребенку поставлен диагноз аутизма или нет зависит от того, какие диагностические критерии, использует врач.

 

В целях определения нейропсихиатрических синдромов выбор часто останавливается на ДСМ (ручная диагностика и статистика), подготовленная ААП (американской Ассоциацией психиатров), также ДСМ-III-Р и ДСМ-IV.

 

Затем существуют определения Всемирной Организации Здравоохранения, включаемые В МКБ-10 (Международной классификации болезней). Диагностические критерии по МКБ-10 представлены. (приложение 2). [4, с.38]

 

Для постановки диагноза должны присутствовать признаки нарушения развития в течении первых трех лет жизни.

 

Существуют определенные, часто проявляющиеся в аутизме, но не считающиеся основными для постановки диагноза. Однако, они заслуживают внимания: это – гиперактивность, слуховая гипер- и гипочувствительность и различные реакции на звук, гиперчувствительность к прикасанию, нанесение себе повреждений, агрессивные проявления и перемены настроения. Они встречаются на 1/3 людей, имеющих это расстройство.

 

Наряду с диагностическими критериями, по ДСМ-IV(ААП-1994) и МКБ-10 для определения аутизма используется специальная диагностическая карта психолого-педагогического исследования ребенка первых двух лет жизни при предположении у него раннего детского аутизма. Диагностическая карта поведения приведена. (приложение 3). [5, с.116]

 

Приведенные в ней вопросы добавляются к традиционному психиатрическому либо патопсихологическому анамнезу в случае, если основные жалобы родителей либо данные сопутствующих документов вызывают предположение о возможности РДА.

 

Естественно, что у данного аутичного ребенка будут проявляться не абсолютно все признаки РДА, западения в отдельных сферах будут выступать в разной степени. Поэтому, представленная в приложении 2 подробная диагностическая карта, должна способствовать не только ранней диагностике и терапии РДА, но и выбору методов психологической коррекции РДА.

 

Сейчас ранний детский аутизм относят к нарушениям в развитии, а не к психическим болезням, как это было ранее. Отправной точкой такого заключения стало сравнение развития аутичных детей с развитием нормальных детей (Шоплер и Рейчлер, 1979; Шоплер и Рэйчлер и Лэксинг, 1981; Питерс, 1984). [1, с.14]

 

В приложении 3, приведена сравнительная характеристика аспектов раннего нормального развития и раннего развития при аутизме. В данной таблице рассматриваются: речь и коммуникация, социальные взаимодействия и развитие воображения.

 

Необходимо обратить внимание, что таблица данных развития детей с аутизмом не может рассматриваться слишком буквально. Во-первых: ранние стадии аутизма полностью не изучены. Во-вторых: очень важны индивидуальные особенности каждого ребенка. В результате этого, часть родителей не распознают некоторые особенности развития детей, указанные в таблицах. (Приложение 4) [4, с.19-22]

 

Следует обратить внимание на проведение дифференциальной диагностики, так как выявление РДА, особенно в первые годы жизни ребенка, нередко представляет значительные трудности, вследствие того, что дизонтогения в своих отдельных клинико-психологических звеньях имеет много общего с другими аномалиями психического развития у детей.

 

Наиболее часто РДА приходится дифференцировать с такими аномалиями развития, как невропатия, нарушения психического развития при некоторых резидуально-органических повреждениях мозга, умственной отсталости, недоразвитости речи, глухоте, детском церебральном параличе, синдроме Асперенгера, депрессии, шизофрении, синдроме Pemma.

 

Дети с невропатией, так же как и аутичные дети II и IV групп, обладают пониженным физическим, моторным и психическим тонусом, плохой переносимостью перемены обстановки, избирательность в контактах. Этим они часто похожи на аутичных детей. Сходство усугубляется и похожестью интересов (к природе, стихам). Дети с невропатией стремятся к контактам не только со взрослыми, Но и со сверстниками. Их страхи преувеличены, но всегда адекватны (боязнь темноты, собак и т.д.). Дети с невропатией любят ласку, в отличие от аутичных детей они охотно идут на подражание в игре. Их речи несвойственны типичные для II группы РДА скандированность, отставленные эхолалии, невнятность.

 

Наиболее частые ошибочные диагнозы касаются круга церебрально-органической патологии. Психопатологическое сходство этих состояний с проявлениями РДА состоит в наличии психомоторной возбудимости, импульсивности, неустойчивости внимания и настроения, нередко агрессивности, патологии влечений. При гидроцефалии может быть раннее развитие речи.

 

Для дефектологии наиболее актуальна ранняя дифференциальная диагностика РДА и умственной отсталости, задержки психического развития, нарушения развития речевой, сенсорной и моторной сфер.

 

Если у ребенка с РДА имеются нарушения интеллектуального развития, нередко возникает вопрос о дифференциации с умственной отсталостью или тяжелой задержкой психического развития.

 

Аутизм детей I группы, у которых имеется регрессивный характер дизонтогенеза, иногда приходится дифференцировать с органической деменцией.

 

Сходство этих нарушений развития – в распаде целенаправленной деятельности, потере речи, замене ее нечленораздельными звуками. При органической деменции распад речи носит характер ранней афазии, в то время как при данном аустическом варианте наблюдается мутизм, который может «прорваться» целой фразой.

 

У аутичных детей II группы ошибочный диагноз умственной отсталости также обычно обусловлен их нарушениями адекватного взаимодействия с окружающим. На первый план выступают трудности привлечения их внимания к нужному предмету, сложности обучить простым бытовым навыкам, неразвернутость речи. Нарушения контактов со средой при интеллектуальной недостаточности будут выражены значительно меньше, чем уровень интеллектуального недоразвития; в то же время привязанность к матери не будет достигать экстремальной степени, как при аутизме.

 

Аутичные дети III группы, обладающие хорошей речью, склонностью к фантазиям, достаточными ориентацией и навыками, обычно не требуют дифференциации с интеллектуальной недостаточностью.

 

Неправильной постановке диагноза интеллектуальной недостаточностью, а чаще задержки психического развития у аутичных детей IV группы могут способствовать их пассивность, слабость реакции на окружающее, бедность речи. Но при налаживании контактов с таким ребенком, обнаруживаются достаточная наполненность его внутреннего мира, часто наличие интеллектуальных интересов, эмоциональная чуткость.

 

Особенно показательна дифференциальная диагностика II и IV групп РДА и интеллектуальной недостаточности при анализе динамики психического развития ребенка на протяжении 1-2-го года жизни. У аутичных детей раньше формируется речь, предпосылки познавательных процессов и позже – моторная сфера. При интеллектуальной недостаточности двигательная сфера, как правило, развивается все же быстрее грубо запаздывающей интеллектуальной.

 

В целом, отличие аутичного ребенка от ребенка с интеллектуальной недостаточностью именно в значительно большей отрешенности от окружающего, отсутствие зрительного контакта.

 

Вопрос об отграничении РДА от речевой патологии – сенсорной и моторной алалий, дизартрии – возникает в тех случаях, когда аутичный ребенок как будто не понимает речи окружающих, не выполняет словесных инструкций, часто не говорит или почти не говорит сам. Такие затруднения возникают обычно аутичными детьми I и IV групп.

 

Однако у детей с первічной речевой патологіей сохранены невербальные коммуникации: жестовая речь; адекватная мимика; напряженный, пристальный взгяд в шею собеседника; возгласы, цель которых – привлечь внимание акружающих.

 

Особый характер речи детей с РДА IV группы (тихий голос, смазанность, нечеткость произношения) связанный с их некоммуникативностью, а иногда скандированность речи (у детей II группы) могут быть расценены как явление истинной дизартации. Характерно, что первичные речевые расстройства уменьшаются в процессе психолого-педагогической коррекции и логопедического вмешательства.

 

В ряде случаев возникает необходимость дифференциации РДА и глухоты. Аутичный ребенок первых двух лет жизни иногда подозревается в глухоте, так как может не откликаться на зов, не оборачиваться на источник звука.

 

Но в ситуации аффективно значимой, он часто реагирует даже на тихий голос, может заплакать, когда на него кричат, становится тревожным при включении пылесоса, электробритвы. Аутичный ребенок не смотрит на губы собеседника, не ищет зрительного контакта, чтобы понять речь взрослого, как это делает ребенок глухой.

 

Нередко встает вопрос и дифференциальной диагностике РДА и детского церебрального паралича (ДЦП), потому что в клинической картине РДА значительное место принадлежит двигательным расстройствам, а в психопатологической структуре ДЦП – различным аутистическим (чаще псевдоаутистическим) явлениям либо вторичной аутизации.

 

Двигательные расстройства при обеих аномалиях развития будут проявляться в нарушениях тонуса, недоразвитии синхронных движений рук и ног при ходьбе.

 

Дизартрические расстройства характерны для ДЦП в связи с дефектностью самого артикуляционного аппарата. При РДА они будут имитироваться невнятностью речи из-за некоммуникативности аутичного ребенка. В отличии от ребенка с ДЦП аутичный ребенок в аффективно значимых для него ситуациях может говорить внятно и чисто.

 

У детей с РДА и ДЦП наблюдается склонность к невротическим и неврозоподобным явлениям: страхи, боязнь нового. Однако если при ДЦП характер этих расстройств более замкнут на физическую беспомощность ребенка (страхи высоты, глубины), то при РДА эти расстройства внешне значительно менее адекватны (боязнь перемены обстановки).

 

Особые сложности представляет дифференциация начальных проявлений РДА с синдромом Pemma, связанным с прогрессирующим дегенеративным заболеванием ЦНС неясного, предположительно генетического происхождения.

 

В клинической картине заболевания доминирует стереотипные движения рук: «моющие», потирающие, поглаживающие. Отмечается слабость мышечного тонуса. Теряются приобретенные навыки, способность к игре, коммуникациям. Распадается речь, возникают эхолалии.[12, с.83]

 

Приведенная симптоматика требует отграничения от начальных проявлений РДА.

 

Например, при синдроме Pemma, отсутствуют характерные для РДА аутистические особенности до возроста 6-18 месяцев.

 

Также отсутствуют при синдроме Pemma стереотипные манипуляции с предметами, типичные для РДА.

 

При РДА не бывает нарушения дыхания, замедление роста головы и конечностей, типичные для синдрома Pemma.

 

По диагностической системе критериев, люди, имеющие критерии синдрома Аспергера, могут иногда квалифицироваться как имеющие диагноз аутистичесского расстройства и наоборот. Синдром Аспергера и аутизм (при высоком интеллектуальном уровне) пересекаются друг с другом. Были определены две модели для объяснения связи между аутизмом и синдром Аспергера, основанные на IQ и уровне развития сопереживания (эмпатии). Рассматривается возможность постановки диагноза аутистического спектра только в тех случаях, когда уровень «эмпатии» опускается намного ниже значимого уровня. В тех случаях, когда уровень эмпатии более высокий, вместо аутизма может быть поставлен диагноз синдрома Аспергера.

 

Следуя другой модели, низкий IQ (низкий уровень вербальных навыков) ведет к постановке диагноза аутизма, а более высокий уровень IQ – к постановке диагноза синдрома Аспергера у людей с одинаковыми уровнями социальных нарушений.

 

Расстройства, включающие некоторый спектр аутистической симптомологии, но не имеющие полного набора критериев аутизма или синдрома Аспергера, в настоящее время являются основной проблемой в области диагностики. Не существует какого-либо значимого вывода относительно определения их переходного типа или присвоения им названий.

 

Дети, которые проявляют три или большее количество симптомов, но не имеющие полного набора критериев аутизма, синдрома Аспергера, детского дезинтегративного расстройства или другого, похожего на аутизм, заболевания, могут диагностироваться как имеющие «аутистические особенности». .[4, с.44]

 

Кроме медицинской диагностики проводится педагогическая диагностика и педагогическое обследование аутичных детей. Ниже приводятся критерии аутизма Всемирной организации здравоохранения, включенные в МКБ-10 (Международную классификацию болезней).

 

● Качественные нарушения в социальном взаимодействии, представленные, по меньшей мере, двумя из нижеследующих критериев:

 

- неспособность адекватно использовать взгляд глаза в глаза, выражение лица, позы и жесты тела для регулирования социального взаимодействия;

 

- неспособность развития отношений со сверстниками с использованием взаимного обмена интересами, эмоциями;

 

- редко ищут или используют поддержку других людей для успокоения или сочувствия в периоды стресса;

 

- отсутствие спонтанного поиска обмена радостью интересами или достижениями с другими людьми;

 

- отсутствие социально-эмоциональной взаимности, которое проявляется в нарушенной реакции на эмоции других людей, или отсутствие модуляции поведения в соответствии с социальным контекстом;

 

● Качественные нарушения в коммуникации, представленные, по крайней мере, одним из следующих симптомов:

 

- отставание или полное отсутствие развития разговорного языка, которое не сопровождается попытками компенсации через использование жеста или мимики как альтернативной модели коммуникации;

 

- отсутствие разнообразной спонтанной воображаемой социальной игры-имитации;

 

- относительная неспособность инициировать или поддерживать разговор;

 

- стереотипное или повторяющееся использование слов, фраз.

 

● Ограниченные, повторяющиеся или стереотипные типы поведения, интересов или деятельности, представленные, по меньшей мере одним из следующих проявлений:

 

- активная деятельность по ограниченным и стереотипным видам интересов;

 

- явно выраженное обязательное поддерживание специфического нефункционального распорядка и ритуалов;

 

- стереотипные и повторяющиеся механические движения, действия с частями объектов или нефункциональными элементами игрового материала.

 

Для постановки диагноза должны присутствовать признаки нарушения развития в течении трех лет жизни.

 

Трудности обследования аутичного ребенка связаны не только с трудностями установления эмоционального контакта, с частой невозможностью произвольно сосредоточить ребенка на задании. Ловкий в своих движениях, он проявляет неуклюжесть в выполнении заданий, чисто произнеся длинную «глубокомысленную» фразу, он тут же затрудняется ответить на простейший вопрос. Часто кажется, что такой ребенок просто не хочет контактировать с учителем. Все это затрудняет педагогическую оценку его уровня знаний и умений. Возможны как недооценка, так и переоценка возможностей ребенка. В обоих случаях это вредно для ребенка.

 

О.С.Никольская считает, что можно получить более адекватное представление о ребенке, если организовать ситуацию обследования более гибко, чем обычно. Учитывая его трудности в установлении контакта, страх новой ситуации, можно родителям присутствовать при обследовании как привычную ситуацию, возможно, как поход «в гости». Надо не торопиться с прямым обращением к ребенку, дать ему время освоиться, проявить инициативу в контакте.

 

Большой упор должен делаться на опосредованную организацию ребенка с помощью среды, когда сама структура пространства, инструмент, игрушка провоцируют его на выполнение задания.

 

Прежде всего ребенок дается возможность проявить себя в ситуации, хорошо организованной зрительным полем, - в невербальных задачах дополнения, соотнесения, сортировки, конструирования, в них такой ребенок может иметь успех. Подключившись к этой деятельности, педагог может оценить способность ребенка подражать, использовать подсказку, принимать другие виды помощи, устанавливать вербальное взаимодействие, произвольно выполнять указания учителя.

 

Используя стереотипный интерес для объединения внимания с ребенком, педагог может подойти к изучению возможности усложнения взаимодействия. в этих случаях важна как оценка самого интеллектуального уровня стереотипного интереса ребенка, так и оценка заинтересованности в предмете, восприятия новой информации – возможности организации диалога.

 

Результаты, полученные в ситуации произвольной организации, отражают существующие в настоящее время возможности обучения, социальной организации ребенка. Достижения ребенка. Достижения ребенка в его спонтанной деятельности, в русле его стереотипных интересов дают информацию о возможных направлениях коррекционной работы.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.220.231.235 (0.014 с.)