Две формы вины в одном преступлении



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Две формы вины в одном преступлении



В УК включена ст. 27 под названием «Ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины». В статье сказано: если в результате совершения умышленного преступления причиняются тяжкие последствия, которые по закону влекут более строгое наказание и которые не охватывались умыслом лица, уголовная ответственность за такие последствия наступает только в случае, если лицо предвидело возможность их наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитываю на их предотвращение, или в случае, если лицо не предвидело, но должно было и могло предвидеть возможность наступления этих последствий. В целом такое преступление признается совершенным умышленно.

По своему внешнему проявлению то или иное преступление может быть весьма сложным. Преступление может состоять из одного либо из нескольких действий, при этом иногда наступают различные по характеру и тяжести общественно опасные последствия. Поэтому неодинаковым может быть психическое отношение лица к совершенным действиям (бездействию) и различным наступившим последствиям. Так, лицо может нанести ранение ножом в ногу потерпевшего и неосторожно относиться к наступившей в результате этого его смерти. Следовательно, возможны такие случаи, когда психическое отношение к действию (бездействию) и наступившим общественно опасным последствиям является неодинаковым. На несовпадении психического отношения лица к совершаемым действиям (бездействию) и наступившим последствиям и основывается уголовно-правовое понятие двух форм вины в одном преступлении.

Подобная форма психического отношения имеет место при преступлениях, в которых цель действия не совпадаете наступившими последствиями. При оценке содеянного и определении вины необходимо учитывать субъективное отношение лица и к действиям, и к наступившим последствиям. Однако правовая природа содеянного в таком случае и общественная опасность его зависят от отношения лица к наступившим в результате его действий (бездействия) общественно опасным последствиям.

В отдельных случаях при определении ответственности за содеянное в статьях УК учитывается не одно, а несколько последствий, психическое отношение к которым неодинаково. Примером этому могут быть преступления, ответственность за которые предусмотрена ч. 4 ст. 111 УК (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего) и ч. 3 ст. 123 УК (незаконное производство аборта, повлекшее смерть потерпевшей). Психическое отношение лица к последствиям разного порядка в таких случаях действительно неодинаково. Умышлено причиняя тяжкий вред здоровью потерпевшего, лицо может неосторожно относиться к наступлению другого последствия своих действий — смерти потерпевшего.

Установление двух форм вины в указанных случаях имеет практическое значение, так как в каждом конкретном случае даст возможность отграничивать названные деяния от смежных составов преступлений. Именно с учетом характера субъективной стороны проводится отграничение умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК), с одной стороны, от убийства (ст. 105 УК), а с другой — от причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК). Если умысел лица был направлен не только на причинение тяжкого вреда здоровью, но и на лишение жизни, то содеянное следует квалифицировать как убийство. Если же лицо не имело умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, а психическое отношение к факту наступления смерти характеризуется неосторожной виной, то содеянное надлежит квалифицировать как причинение смерти по неосторожности.

43. невиновное причинение вреда

Исходя из принципа вины, сформулированного в ст. 5 УК, лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные деяния и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Отсутствие вины исключает уголовную ответственность. Статья 28 УК гласит:

«1. Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.

2. Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам».

Таким образом, в ст. 28 УК названо три разновидности невиновного причинения вреда:

  • лицо не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия);
  • лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть;
  • лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло их предотвратить в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

Первая разновидность невиновного причинения вреда связана с неосознанием лицом общественной опасности своего деяния, что исключает уголовную ответственность за последствия, наступившие в результате данного деяния, поскольку нельзя отвечать за то, что находится вне сознания и воли человека.

Так, районным судом гражданин Ф. был признан виновным в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека, при следующих обстоятельствах.

В состоянии алкогольного опьянения Ф. возвращался с полевых работ на управляемом им комбайне, на подножке которого находился Ж. Зная о неисправности тормозной системы комбайна, Ф. на спуске не выбрал скорость, обеспечивавшую безопасность движения, и не справился с управлением, в результате чего комбайн опрокинулся, придавил Ж., и тот от полученных повреждений скончался на месте происшествия.

Ф. признал вину в части допущенных им нарушений правил дорожного движения, повлекших опрокидывание комбайна. Относительно смерти Ж. он пояснил, что не знал о нахождении на подножке комбайна потерпевшего, поскольку тот вспрыгнул на нее без его ведома и ему это не было видно из кабины. Он следил за дорогой и «все время смотрел вперед».

При изложенных обстоятельствах Ф. не мог осознавать, что в результате допущенных им нарушений правил дорожного движения может пострадать Ж., и в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 264 УК.

Дело областным судом было прекращено за отсутствием в действиях Ф. состава преступления.

Особенностью данного случая является то, что Ф. допустил нарушение Правил дорожного движения, управляя в состоянии алкогольного опьянения транспортом с неисправной тормозной системой. Между нарушениями правил дорожного движения и смертью потерпевшего имеется причинно-следственная связь. Однако Ф. не осознавал и по обстоятельствам дела не мог осознавать, что потерпевший может пострадать в результате допущенных им нарушений правил дорожного движения. Поэтому вины Ф. в гибели потерпевшего нет.

Вторая разновидность невиновного причинения вреда связана с отсутствием или объективного, или субъективного критерия небрежности. Она обусловливается или отсутствием обязанности лица предвидеть последствия своего деяния, или отсутствием возможности предвидения лицом последствий своего деяния.

Так, гражданин С. в своем гараже распивал спиртные напитки с ранее незнакомой И. Затем они решили согреться в принадлежащем С. автомобиле ГАЗ-З1029, находившемся в гараже. И. села на заднее сиденье, С. занял место водителя, завел двигатель, включил печку и уснул. В результате И. отравилась выхлопными газами и скончалась, а С. в бессознательном состоянии был доставлен в больницу.

Суд обосновал вывод о виновности С. тем, что осужденный длительное время работал водителем, в силу жизненного опыта знал и предвидел, что от выхлопных газов можно задохнуться, однако рассчитывал, что принятые меры предосторожности — открытие калитки на воротах гаража — достаточны для предотвращения вредных последствий — смертельного отравления.

В протесте прокурор поставил вопрос об отмене приговора суда с прекращением производства по делу за отсутствием состава преступления в действиях С.

Судебная коллегия Верховного Суда РФ пришла к выводу, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

С. не предвидел возможность наступления смерти И., так как предполагал, что в машине он и потерпевшая проведут непродолжительное время, поскольку в автомобиль они сели с целью согреться, в связи с чем С. и включил двигатель. Осужденный находился в равном положении с потерпевшей, поэтому, если следовать содержанию судебных решений, предвидел наступление смерти не только И., но и своей, что маловероятно и подтверждает отсутствие осознания С. общественной опасности своих действий и возможности наступления общественно опасных последствий. У него были основания рассчитывать на благополучный исход общения с И.: он хотел согреться вместе с И., а затем выйти из машины, но эти основания оказались недостаточными для предотвращения смерти потерпевшей, о чем осужденный не мог знать и не мог их предвидеть.

При таких обстоятельствах в деяниях С. отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 109 УК.

Третья разновидность невиновного причинения вреда характеризуется тем, что лицо объективно не способно в силу своих психофизиологических качеств предотвратить наступление последствий, которые оно предвидит и которые наступают в результате его деяния. В одних случаях — в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий, в других — в силу несоответствия своих психофизиологических качеств нервно-психическим перегрузкам.

Иначе говоря, третья разновидность невиновного причинения вреда предполагает наличие таких условий (обстоятельств, ситуаций), которые исключают возможность человека реагировать надлежащим образом. В каждом конкретном случае должны оцениваться условия (обстоятельства, ситуации) и психофизиологические возможности лица.

Представляется, что третья разновидность невиновного причинения вреда предполагает возникновение экстремальных условий или нервно-психических перегрузок помимо или против воли и сознания лица. В противном случае лицо подлежит уголовной ответственности. Например, водитель, превысивший разрешенную правилами дорожного движения скорость и не справившийся с управлением, в результате чего произошло дорожно-транспортное происшествие и погиб человек, не может ссылаться на то, что автомобиль вышел из-под его управления помимо его воли. Точно так же подлежит уголовной ответственности человек, который добровольно допустил нервно-психические нагрузки, приведшие к общественно опасным последствиям. Например, водитель, который во время отпуска управлял собственным автомобилем, находясь беспрерывно за рулем в течение продолжительного времени, превышающего его психофизиологические возможности, не может ссылаться на то, что он очень устал, поэтому не смог предотвратить наезд на пешехода.

С другой стороны, наезд со смертельным исходом на пешехода автомобиля с неисправной тормозной системой может не повлечь уголовной ответственности водителя. Например, в случае, если будет установлено, что водитель объективно не смог бы предотвратить наезд и при наличии исправных тормозов, поскольку пешеход внезапно оказался на проезжей части вне зоны пешеходного перехода в непосредственной близости от автомобиля.

44. мотив и цель преступления

Под мотивом преступления принято понимать осознанное побуждение, которым руководствовалось лицо при совершении преступления, иначе говоря, это источник действия, его внутренняя движущая сила. Это обусловленные потребностями и интересами побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление. Потребности человека следует рассматривать как все то, что необходимо для его нормальной жизнедеятельности, но чем он в данное время не обладает*. Потребности, присущие человеку, могут быть интеллектуальными, моральными, эстетическими и др.

* См.: Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. М., 1966. С. 394.

 

Преступление — это форма выражения и объективизация мотивов преступления, в свою очередь, мотив позволяет понять подлинный характер правомерного или противоправного поведения*.

* См.: Лукашева Е.А. Мотивы и поведение человека в правовой сфере // Советское государство и право. 1972. № 8.

 

Преступление совершается после того, как побуждение опосредовано сознанием действия и предвидением его последствия. Все умышленные преступления мотивированы — это положение почти общепризнанно. Сложнее решается вопрос о мотивах неосторожных преступлений. Одни авторы отрицают значение мотивов в неосторожных преступлениях (А.А. Пионтковский, Ш.С. Рашковская и др.), другие применительно к неосторожным преступлениям считают возможным говорить не о мотивах преступления, а о мотиве поведения, приведшего к преступлению*.

* См.: Филановский И.Г. Социально-психологическое отношение субъекта к преступлению. Л., 1970. С.48.

 

П.С. Дагель, Г.А. Кригер и Е.В. Ворошилин полагают, что в подавляющем большинстве случаев неосторожные преступления имеют сознательный волевой характер, а следовательно, они мотивированны и целенаправленны. Установление мотивов неосторожных преступлений помогает понять причины данных преступлений, личность преступника, его антисоциальную направленность, позволяет индивидуализировать ответственность и наказание. Различные мотивы могут обусловить, например, нарушение правил безопасности, приведшее к тяжким последствиям.

Безмотивными некоторые неосторожные преступления могут быть названы лишь условно в случаях, когда деяние лишено сознательного волевого контроля. Такая ситуация возможна при совершении преступлений в форме преступной небрежности, когда сознанием и волей лица не контролируется поведение при условии, что лицо должно было (объективный критерий небрежности) и могло (субъективный критерий) контролировать свое поведение.

В юридической литературе высказано мнение, что при преступной небрежности имеется мотив преступления, который скрывается в установке личности, в ее интеллектуально-волевом, эмоциональном, оценочном и действенно-практическом компонентах*.

* См.: Джекебаев У.С., Рахимов Т.Г., Судакова Р.Н. Мотивация преступления и уголовная ответственность. Алма-Ата, 1987. С. 25.

 

Мотивы преступлений можно классифицировать по тяжести преступлений: антисоциальные, социальные, псевдосоциальные, протосоциальные.

К антисоциальным мотивам относятся: политические, насильственно-агрессивные, корыстные, корыстно-насильственные.

К асоциальным мотивам, которые менее опасны, относятся, например, эгоистичные, анархо-индивидуалистические и т.д.

Под псевдосоциальными мотивами следует понимать мотивы, обусловленные интересами отдельных социальных групп, противоречащие уголовно-правовым нормам, интересам отдельных личностей и общества в целом. Такие мотивы формируются на основе ложного товарищества, что может привести к агрессивно-насильственным столкновениям на основе ложной корпоративности, которая может обусловить совершение экономических преступлений, преступлений против правосудия и т.д.

Формирование протосоциалъных мотивов преступлений заключается в перерастании социально одобряемых мотивов поведения в социально-негативные мотивы преступления (например, при совершении преступления с превышением пределов необходимой обороны, при задержании лица, совершившего преступление). К таким мотивам относятся месть, ревность, которые формируются скоротечно в условиях конфликтной ситуации и характеризуются повышенной аффективностью.

Одни мотивы типичны для умышленных преступлений, другие — для неосторожных, а некоторые мотивы могут быть характерны как для неосторожных, так и для умышленных преступлений. Установлено, что корысть, месть, ревность, хулиганские побуждения, карьеризм, как правило, мотивы умышленных преступлений, но они же могут быть и мотивами неосторожных преступлений. Для неосторожных преступлений свойственны такие мотивы, как хвастовство, эгоизм и др.

Наше законодательство всегда уделяло большое внимание оценке мотива преступления. В соответствии со ст. 68 УПК РСФСР мотив признается обстоятельством, подлежащим доказыванию, согласно ст. 205 и 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного заключения и приговора должна содержать указания на мотив преступления.

Мотив преступления учитывается при решении вопроса о квалификации содеянного, назначении вида и размера наказания.

На квалификацию влияют те мотивы, которые предусмотрены в качестве обязательного признака субъективной стороны тех или иных видов преступлений, описанных в Особенной части УК.

При назначении наказания, при решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности или освобождении от нее необходимо учитывать мотивы, которые отнесены к обстоятельствам, смягчающим и отягчающим ответственность (ст. 61, 63 УК).

В ст. 61 УК в числе обстоятельств, смягчающих ответственность, предусмотрено совершение преступления под влиянием принуждения, при защите от общественно опасного посягательства, хотя и с превышением пределов необходимой обороны. В соответствии со ст. 63 УК отягчающим обстоятельством является совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозней ненависти, из мести и т.д.

В психологии под целью принято понимать то будущее, которого желает человек и которого он стремится достичь в результате своей деятельности. Цель объединяет в себе представление о желаемом будущем и активную устремленность к нему.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.012 с.)