Свинина, готовая к употреблению



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Свинина, готовая к употреблению



Грудинка с/копч 632

Корейка с/копч 467

Ветчина 279

Яйца

Белок сухой 336

Желток сухой 623

Яичный порошок 542

Яйцо куриное 157

Яйцо перепелиное 168

Рыба свежая

Горбуша 147

Камбала 88

Карась 87

Карп 96

Кета 138

Корюшка 91

Ледяная 75

Лещ 105

Макрурус 60

Минога 166

Минтай 70

Мойва 157

Навага 73

Налим 81

Нототения мраморная 156

Окунь морской 117

Окунь речной 82

Осетр 164

Палтус 103

Путассу 72

Рыба-сабля 110

Рыбец каспийский 98

Сазан 121

Сайра крупная 262

Сайра мелкая 143

Салака 121

Сельдь 242

Семга 219

Сиг 144

Скумбрия 153

Сом 144

Ставрида 119

Стерлядь 320

Судак 83

Треска 75

Угольная рыба 158

Угорь морской 94

Угорь речной 333

Хек 86

Щука 82

Язь 117

Морепродукты

Кальмар 75

Краб 69

Креветка 83

Морская капуста 5

Паста «Океан» 137

Трепанг 35

Икра

Кетовая зернистая 251

Лещевая пробойная 142

Минтаевая пробойная 131

Осетровая зернистая 203

Осетровая пробойная 123

Рыба горячего копчения

Камбала 192

Килька 162

Окунь морской 175

Лещ 172

Салака (копчушка) 152

Треска потрошеная 115

Угорь потрошеный 386

Рыба холодного копчения

Вобла 181

Лещ 160

Окунь морской 199

Сельдь жирная 225

Скумбрия 150

Ставрида 94

Рыба соленая и вяленая

Балык осетровый 194

Вобла вяленая 236

Лещ вяленый 221

Снеток полесский 264

Рыбные консервы в масле

Сардины атлантич. 249

Сайра 283

Скумбрия 220

Треска копченая 290

Шпроты 364

Рыбные консервы в томате

Бычки 145

Камбала 132

Кета 168

Лещ 139

Ставрида 161

Судак 119

Щука 108

Рыбные консервы в собственном соку

Горбуша 138

Кета 131

Креветка дальневост. 134

Печень трески 613

Тунец 96

Жиры

Жир бараний 897

Шпик свиной без шкурки 816

Маргарин молочный 746

Маргарин бутербродный 744

Майонез 627

Масло растительное 899

Масло сливочное 748

Масло топленое 887

Сласти

Мед 308

Драже фруктовое 384

Зефир 299

Ирис 386

Мармелад 296

Карамель 296

Конфеты шоколадные 396

Пастила 305

Сахар 374

Халва тахинная 510

Халва подсолнечная 516

Шоколад темный 540

Шоколад молочный 547

Мучные кондитерские изделия

Пирожное слоеное с яблоком 454

Пирожное слоеное с кремом 544

Вафли с фруктовой начинкой 342

Пирожное бисквитное

с фруктовой начинкой 344

Пряники 336

Торт бисквитный

с фруктовой начинкой 386

Торт миндальный 524

Орехи, семечки

Фундук 704

Миндаль 645

Грецкий орех 648

Арахис 548

Семечки подсолнечника 578

Соки

Абрикосовый 56

Апельсиновый 55

Виноградный 52

Вишневый 53

Мандариновый 41

Яблочный 47

Свекольный 59

Томатный 18

Безалкогольные напитки

Квас 25

Лимонад 31

Алкогольные напитки

Пиво 1,8 % алкоголя 29

Пиво 2,8 % алкоголя 34

Пиво 4,5 % алкоголя 45

Вино красное 12 % алкоголя 76

Вино белое сухое 12 % алкоголя 66

Вино белое 12,5 % алкоголя 78

Вино белое 10 % алкоголя 66

Вино белое сладкое 13,5%

алкоголя 98

Ликер 24 % алкоголя 345

Мадера 18 % алкоголя 139

Портвейн 20 % алкоголя 167

Вермут 13 % алкоголя 158

Пунш 26 % алкоголя 260

Шерри 20 % алкоголя 152

Водка 40 % алкоголя 235

Коньяк 40 % алкоголя 239

Джин 40 % алкоголя 220

Бренди 40 % алкоголя 225

Ром 40 % алкоголя 220

Виски 40 % алкоголя 220

Масса продуктов в мерах и объемах (в граммах)

Масса продуктов поштучно


Глава 4 Телесная терапия при нарушениях пищевого поведения и алиментарном ожирении

Начиная с конца 70-х годов ХХ века у психологов и психотерапевтов резко возрос интерес к проблеме образа тела у пациентов с нарушениями пищевого поведения. Большинство таких исследований было посвящено вопросу развития образа тела при нервной анорексии (Bruch, 1962; Garfinkel, Garner, 1984; Smeets, 1997). Другим формам нарушения пищевого поведения уделялось гораздо меньше внимания.

Однако уже в середине 80-х годов прошлого века было экспериментально выяснено, что нарушение образа тела является одной из главных предпосылок развития различных видов нарушения пищевого поведения (Vandereycken, Meermann, 1984). Так, были исследованы различные факторы, влияющие на повторение приступов нервной булимии (Freeman, et al., 1985). Исследование показало, что по сравнению с другими изученными факторами образ тела является одним из главных прогностических показателей для данного расстройства. Аналогичные результаты были получены для нервной анорексии (Button, 1986).

Постепенно как исследователи-теоретики, так и практики, психологи и психотерапевты заговорили о том, что расстройства пищевого поведения в огромной степени являются результатом нарушения образа тела, и поэтому терапия, направленная на образ тела, необходима для комплексного лечения этих расстройств (Jansen, 1998).

Физическое тело – это тот инструмент, который человек использует для исследования и понимания мира, инструмент переживания. Тело также является главным средством коммуникации. Человек создает и поддерживает взаимосвязи с другими через посредство тела. Кроме того, тело является одновременно как вместилищем Я, так и объектом, с которым Я устанавливает взаимоотношения.

Таким образом, тело является фундаментальной ценностью человеческой жизни и имеет первостепенную значимость в жизненных процессах. Тело – это изначальная данность жизни. Недавно родившийся ребенок не сознает себя отдельно от мира или мир отдельно от себя. Поскольку границы тела выделяют человека из окружения, его первое отождествление – это отождествление с телом. Затем тело становится основой личности и сознания и воспринимается как Я. Это соматическое, телесное, плотское, вещественное Я – Я тела. Можно сказать, что образ Я – это прежде всего образ тела, ибо через тело человек узнает, кто он такой, – когда физически его ощущает и видит. Я-образ связан с тем, как тело ориентируется во времени и пространстве, с контурами тела, кинестетическими ощущениями и визуальным восприятием. Именно телесно-чувственный опыт становится фундаментом психического развития и самопознания. Это верно и в филогенетическом, и в онтогенетическом аспекте. Первые два года жизни человек мыслит телом, так как еще не владеет речью (Пиаже, 1986). До того как начать говорить и понимать речь, ребенок проходит сенсорно-моторную стадию обучения. Он узнает мир, хватая, сжимая, ползая, встряхивая, стуча, переворачивая, падая, крутя и пробуя на вкус, – все это с помощью тела.


4.1. Образ физического Я при нарушениях пищевого поведения

Как утверждал Фрейд (1961), Эго – «это прежде всего телесное Я (Ego)». Считается, что самое первое ощущение Я младенца неразрывно связано с ощущениями его собственного тела, то есть проприоцепцией (Mahler, McDevitt, 1982). Однако по мере развития ребенка появляется противопоставление Я телу. На уровне тела человек – это животное, ориентированное на удовольствие и удовлетворение своих потребностей. На уровне Я существование человека рационально и созидательно, он – социальное создание. В норме Я и тело работают в теснейшей связи. Функционирование Я здорового человека – это продолжение принципа удовольствия тела. При эмоциональном отклонении Я доминирует над телом и утверждает, что его ценность превышает ценность тела. В результате единство распадается, а тесное взаимодействие переходит в открытый конфликт.

Фрейд подчеркивает значение восприятия и ощущения собственного тела для процесса дифференциации Я и Оно. Собственное тело, и прежде всего – его поверхность, является источником как внешних, так и внутренних ощущений. Оно рассматривается и как объект, и как основа восприятия себя. Поэтому Я носит телесную природу, оно основано на соматических ощущениях, прежде всего – поверхности тела. Поэтому Я можно рассматривать как психическую проекцию поверхности тела (Freud, 1962).

Феничел (Fenichel, 1945) подчеркивал решающую, с точки зрения истории развития, функцию соматического Я: «Благодаря одновременности поступления внешних тактильных и внутренних сенсорных импульсов, собственное тело становится чем-то отличным от остального мира, что делает возможным отличение себя от окружающего». Он писал, что лишь происходящее в начале развития Я формирование психического представительства тела и его органов делает возможным формирование так называемого «образа тела», представления о собственном Я. Поэтому «образ тела» является ядром Я.

Феликс Дейч (Deutsch, 1959) использовал концепцию соматического Я для объяснения психосоматических заболеваний. Он указывал на то, что при органических заболеваниях затрагивается и психическое представительство нарушенных соматических функций.

Значительный вклад в понимание взаимосвязи между восприятием Я и соматическими ощущениями внесли исследования Пауля Федерна (Federn, 1952). В своих работах по психологии Я Федерн прежде всего интересовался различными «состояниями Я». Для него Я не равнозначно сумме своих функций, это прежде всего – постоянное психическое переживание, которое он назвал «чувством Я». Федерн писал: «Чувство Я можно описать как чувство связи психики и соматики во времени и по содержанию, причем эту связь следует понимать как непрерывное или восстанавливающееся единство».

Он различает психическое и соматическое чувство Я: «Соматическое чувство Я есть совокупное чувство всех двигательных и сенсорных возбуждений, касающихся собственного тела; оно содержит единое чувство загрузки сенсомоторного аппарата инстинктивными импульсами. Соматическое чувство Я не идентично схеме тела, то есть совокупности упорядоченного восприятия тела» (Federn, 1926). Соматическое чувство Я может быть частью психического Я, но может существовать и отдельно, например, оно по большей части отсутствует во сне, где действует лишь психическое Я.

В целом Федерн представлял себе Я как континуум меняющихся состояний, эти состояния он исследовал преимущественно в рамках изучения сновидений и психозов. Он ввел важнейшую концепцию «границ Я», отделяющих Я от не-Я как снаружи, так и изнутри. Я окружено гибкими границами, внутри которых находится сфера чувства Я в его различных аспектах, Я как динамическое единство служит своего рода периферическим органом восприятия окружающего и внутреннего мира.

Ребенок в начале жизни не воспринимает себя отдельно от матери, он не разграничивает внутренний мир и внешний, Я и не-Я. Мать воспринимается как часть его тела, само тело не имеет четких границ, ребенок воспринимает свои функции недифференцированно и неспецифично. Мать и ребенок образуют психосоматическое единство, они живут в диадном симбиозе. Наряду с питанием и уходом, обеспечивающими поддержание жизни ребенка, эта диада должна создать особый климат, в котором ребенок под защитой материнской опеки и с помощью тесного эмоционального и телесного контакта имеет возможность постепенно изучать свои потребности и соматические функции, чтобы таким образом обрести чувство собственного тела и научиться его осознавать.

Телесное Я, развивающееся в симбиозе матери и ребенка, также тесно связано с идентичностью. Оно это не просто психическое представительство физиологического аппарата, но выражение идентичности, уникальности ощущения своего тела. Поэтому нарушение развития соматического Я, вызванное патологическим телесным контактом между матерью и ребенком, неизбежно ведет не только к нарушениям функциональной структуры, но и к нарушениям идентичности. Лишь когда мать способна понимать ранние недифференцированные соматические проявления ребенка как речь органов и тела и адекватно отвечать на выраженные таким языком потребности и чувства, она создает условия для нормального развития соматического Я ребенка, то есть для формирования его соматических границ и чувства физического существования. Поэтому неспособность матери воспринимать потребности ребенка, ошибочные и непостоянные реакции на его поведение способствуют формированию тяжелых нарушений развития соматического Я (Аммон, 2000).

Таким образом, развитие основных соматических функций и типов реагирования зависит от эмоционально-телесного взаимодействия матери и ребенка в раннем симбиозе, когда ребенок интериоризирует установки и поведение матери по отношению к нему. Так формируется соматическое Я, осуществляющее первую форму дифференциации внешнего и внутреннего мира на основе ранней соматической границы Я. Возникшее чувство Я есть, с одной стороны, восприятие собственного соматического существования, с другой же – предпосылка для формирования активной направленной коммуникации, то есть для развития и дифференциации функций Я. При этом телесная близость матери носит для ребенка не только либидозный характер, но прежде всего выполняет иную функцию: мать ребенка на ранних стадиях его создает устойчивую внешнюю соматическую границу Я, «внешнее Я» (Spitz, 1969).

Способность человека распознавать и дифференцировать соматические проявления, функции и реакции организма тесно связана с телесным контактом на этапе симбиотического взаимодействия, следует из одной работы (Bruch, 1971), посвященной генезу и динамике ожирения. Там показано, что даже элементарное чувство голода, которое Фрейд (1905) объяснял с точки зрения концепции либидо, представляет собой не биологическое врожденное переживание и поведение, а результат научения во взаимодействии матери и ребенка, за счет кормления и обратной связи, когда ребенок интериоризирует материнские реакции в ответ на его потребности.

Само понятие «образ тела» ввел Шилдер, определив его как субъективное переживание человеком своего тела, то есть как психический пространственный образ, который, по его мнению, складывается в межличностном взаимодействии (Schilder, 1950; Томэ, Кэхеле, 1996). Он предположил, что телесная схема развивается и поддерживается впечатлениями или стимулами, передающимися через телесные ощущения: зрение, вкус, запах, слух, кинестетические ощущения прикосновения и движения. То есть между телом и окружающим миром происходит непрерывное динамическое взаимодействие (см. раздел 1.1 главы 1).

Образ тела – это изменчивый психический конструкт. На протяжении жизни образ тела неоднократно перестраивается в контексте социального взаимодействия, поэтому для Шилдера образ тела – это прежде всего явление социальное. Формирование образа тела начинается на ранних этапах развития Я ребенка, и конструирование образа тела тесно связано с нейрофизиологической схемой тела. Однако субъективный образ тела, вбирающий все богатство репрезентаций сознательных и бессознательных идей, включает в себя и такие репрезентации, которые конкурируют с физиологическими функциями тела или даже игнорируют их. Таким образом, приемлемый образ тела для человека – это такой образ телесного Я, в котором репрезентации нейрофизиологически сформированной схемы тела адекватно сочетаются с инстинктивными побуждениями и сознательными идеями (Филозоп, 2002).

Итак, образ тела – это не только то, что человек видит, когда на себя смотрит, но и то, как он ощущает части своего тела и как ими управляет. Сюда входят психические, эмоциональные и исторические аспекты: что человек чувствует, что думает о своей внешности, что говорит весь его предыдущий опыт: мучительный или приятный, похвала или осуждение. В восприятие тела входит все: физические ощущения, идеи, эмоции, проекции и ожидания.

Исходя из представления о том, что Я есть сумма описаний (контекстов), можно обнаружить тесную связь Я-концепции с телом, при этом описания тела встраиваются в Я-образ. Соответственно, значимые изменения в структуре Я порождают соматические реакции. Многочисленные исследования, направленные на выявление взаимосвязи между телесным восприятием и Я-концепцией, доказали существование в этой сфере устойчивой корреляции (Fisher, Clevelend, 1958). В норме Я-образ – это отражение реальности, ментальная конструкция, которая дает человеку возможность ориентироваться, делая его действия более эффективными.

Образ тела включает «либидозный компонент (libidinal investment) в теле, осознание тела и его функций, эффективное управление первичными процессами тела (primary process material) и оценками Я со стороны других, включая культурные нормы, касающиеся физической привлекательности» (Bernstein, 1972). Другими словами, образ тела имеет осознанные и неосознанные компоненты, причем эти компоненты имеют различное значение для развития образа тела каждого человека.

Сначала исследователи рассматривали образ тела как одномерный конструкт, но затем постепенно переменили свои представления. Образ тела многомерен, хотя сущность этих измерений не совсем ясна. Примеры таких измерений: восприятие, отношение, познание, поведение, аффекты, страх ожирения, искажения восприятия тела, неудовлетворенность телом, когнитивно-поведенческие аспекты, оценка, предпочтение стройности и ограничительное пищевое поведение (Brown, et al., 1990; Cash, 1994; Cash, Green, 1986; Cash, Henry, 1995; Gleaves, et al., 1995; Slade, 1994; Williamson, 1990; Williamson, et al., 1993a,b). То есть природа измерений, включаемых в модели образа тела, весьма разнообразна. Образ тела рассматривают как «свободное мысленное представление очертаний, размера и формы тела, и представлений, которые вырабатываются под влиянием разнообразных исторических, культурных и социальных, индивидуальных и биологических факторов» (Slade, 1994). Другие исследователи (Brown et al., 1990; Cash, 1994; Cash, Henry, 1995) рассматривают такие измерения образа тела, как восприятие и установки. Предлагается также модель из четырех измерений, куда входят опасение относительно избыточного веса, искажения восприятия тела, стремление к стройности и неудовлетворенность телом (Gleaves et al., 1995). Различные подходы порождают различные методы оценки образа тела, что затрудняет сравнение результатов исследований.

Тем не менее все существующие исследования образа тела включают по крайней мере одно из следующих четырех измерений: восприятие, мышление, эмоции и поведение. Эти четыре измерения особенно привлекательны тем, что они простые, функциональные и доступны для тестирования.

Аспект восприятия образа тела определяется как точность суждения по поводу размера, формы и веса тела, а также его пропорций (Cash, et al., 1991; Slade, 1994). Исследование данного аспекта включает оценку точности определения размера тела, как на уровне отдельных частей тела, так и в целом (Cash et al., 1991).

Другие два аспекта образа тела – это аффективное и когнитивное измерения. Аффективное измерение включает чувства, которые люди испытывают по поводу собственной внешности. Познавательный компонент связан с мыслями и убеждениями относительно формы и внешнего вида тела (Cash, Green, 1986).

На разделении аффективного и когнитивного аспектов образа тела настаивают исследователи, которые обнаружили, что люди имеют как рациональное, так и эмоциональное представление о размере тела (Thompson, Psaltis, 1985). В первом случае имеется в виду эмоционально-ценностное отношение к собственной внешности, тут используются такие понятия, как «удовлетворенность» телом, его «значимость» и «ценность». Во втором случае речь идет о «точности», «недооценке», «переоценке» и «искажении» в восприятии тела. (Соколова, Николаева, 1995). Значимость такого разделения подтверждают и другие исследования (Bowden, et al., 1989; Franzen, et al., 1988; Proctor, Morley, 1986). Поведенческий аспект образа тела – понятие спорное, поскольку его можно рассматривать и как проявление или следствие других измерений (Gleaves et al., 1995; Stice et al., 1996).

В настоящее время образ тела в основном рассматривается как сложное комплексное единство восприятия, установок, оценок и представлений, относящихся к телесной внешности и функциям тела (Shontz, 1981). По мнению многих авторов, образ физического Я имеет сложную структуру (Мерлин, 1970). Так, В. Шонфельд выделяет следующие составляющие образа тела: 1) актуальное субъективное восприятие тела – как внешности, так и функциональных способностей; 2) интернализованные психологические факторы, являющиеся результатом эмоционального опыта, в том числе искажения концепции тела, проявляющиеся в соматических иллюзиях; 3) социальные факторы, связанные с тем, как родители и общество реагируют на индивида; 4) идеальный образ тела – соответствующие установки, основанные, в частности, на сравнении своего тела с телами других людей и с их представлениями (Столин, 1983). Иными словами, психологические механизмы и условия формирования образа физического Я определяются как социальными детерминантами, так и самоощущениями индивида (Кон, 1978; Лисина, Силвестру, 1983; Мерлин, 1970; Чеснокова, 1977). И. С. Кон выделяет, например, следующие механизмы формирования образа тела: усвоение оценок других людей, социальное сравнение и самоатрибуция (Кон, 1981).

Внешность, походка, мимика, пластика – вся совокупность экспрессивных характеристик человека несет специфические смысловые нагрузки в разных социопсихологических измерениях. В акте социальной перцепции наружность субъекта является не только объектом восприятия, но и объектом оценки. В акте интроспекции собственная наружность имеет для человека два плана: во-первых, как осознание своей идентичности (Мерлин, 1970), во-вторых, «социальный объект» (Кон, 1983), «я-для-другого» (Бахтин, 1979). Наружность человека является знаком, «текстом», передающим определенную информацию о свойствах человека. Эта информация во многом определяет отношение воспринимающего к объекту восприятия (Бодалев, 1982; Панферов, 1968). «Считывание» информации происходит в соответствии с установками, диспозициями, ценностной ориентацией субъекта восприятия, индивидуализированными в процессе развития символами, представлениями и образами, в которых культура воспринимает, оценивает, осмысливает и нормирует наружность и здоровье индивида, что можно назвать телесным символизмом (по аналогии с предложенным И. С. Коном (1983) понятием возрастного символизма). Символы, представления и образы, лежащие в основе телесного символизма, противоречивы и не являются упорядоченной системой взглядов даже в рамках одной культуры. Многообразие и противоречивость телесного символизма связаны с историей развития каждого общества.

Схема тела дает устойчивое представление о соматическом строении индивида. Кроме того, существуют «образы тела, которые регулярно изменяются, формируются, преобразовываются, опровергаются, распадаются, увеличиваются и наслаиваются на следующий образ» (Siegel, 1979).

Исследователи выделяют внешние и внутренние выражения телесного образа (Siegel, 1979, 1984). Внешнее выражение – это осознанное представление о собственном теле. Оно является неотъемлемой частью процесса дифференциации и формирования чувства телесного Я. Внешнее выражение имеет две составляющих: это граница тела и телесное пространство. Граница тела – это осознание того, где тело начинается и заканчивается. Например, телесные границы позволяют человеку понять, уместится ли он в кресле. Телесное пространство – это осознанное понимание того, где человек чувствует себя комфортно в пространстве относительно других людей или предметов. Например, основываясь на этом понимании, человек выбирает определенное положение по отношению к родителю или же новому знакомому, чтобы чувствовать комфорт. Внутреннее выражение телесного образа характеризуется неустойчивостью, так как и внутренние, и внешние факторы способны его изменить (Siegel, 1979). Предполагается, что этот внутренний образ в каждый момент имеет как осознанную, так и неосознанную части.

Несмотря на большое количество составляющих телесного образа, можно выделить три главных характеристики здорового образа тела. Во-первых, такой образ тела подвижен. Как говорилось выше, образ тела может меняться под воздействием внутренних ощущений или изменений и внешних ситуаций; однако стержневая телесная схема остается неизменной, что обеспечивает чувство стабильности и целостности. При нарушении отношений со своим телом для этого образа характерна ригидность, когда новая или противоречащая привычной картине информация не интегрируется в телесную схему. Во-вторых, здоровый телесный образ реалистичен и связан со здоровыми сторонами личности (Chaiklin, 1975). Схема тела совпадает с тем, как тело в действительности выглядит, то есть с тем, как другие его объективно воспринимают. Кроме того, человек строит свою жизнь в соответствии с этим реалистичным образом, а не с идеальным. В-третьих, у этого образа есть три измерения, то есть это объемная картина тела, а не, скажем, вид тела спереди, который можно увидеть в зеркале. Одновременно это законченная и целостная картина, в которую входят все части тела, где каждая часть обладает своей жизнью и легко доступна осознанию, когда человек направляет на нее внимание. Напротив, если некоторые части тела кажутся «замороженными» или «утратившими чувствительность», в этом случае для образа тела характерны ригидность, нереалистичность и утрата ощущения жизни. Трехмерный образ тела включает в себя и такое качество, как движение.

Сенсорная информация и формирует, и изменяет образ тела, который «зависит не только от визуального и тактильного исследования поверхности тела, но и от ощущений, исходящих из внутренних органов, скелетно-мышечной системы и кожи» (Siegel, 1979). В любом случае образ тела строится из сенсорной информации на данный момент, которая подвергается систематизации (Espenak, 1981). А в конечном итоге такие отдельные моменты в процессе развития формируют сравнительно устойчивый образ тела.

Движение также влияет на формирование образа тела. Как предположила М. Чейс, в формировании образа тела участвуют восприятие силы тяжести и движения (Chace, 1953). Движения тела поставляют сенсорные стимулы, а также запускают процесс интерпретации и интеграции этих стимулов (Сhaiklin, 1975). К тому же движения воздействуют и на внутреннее состояние тела, и на внешнюю окружающую среду. Например, ходьба может пробудить чувства силы и уверенности; приближение к другому человеку может вызвать его ответную реакцию.

Ряд исследователей (Chaiklin, 1975; Bernstein, 1972; Espenak, 1981) рассматривали влияние реакций окружающих и их интереса на развитие образа тела. Ранний опыт прикосновения и телесного контакта крайне важен для развития у младенца внутреннего ощущения импульса, а также способности получать удовольствие (катексис – фокусировка либидо на объекте) от своего тела. Это невербальные послания матери, передаваемые младенцу через поведение, которое отражает качество психологического присутствия матери. Например, если его держат неуверенно, ребенок получает качественно иной опыт, чем когда его держат крепко и уверенно. Вербальные и невербальные реакции окружающих продолжают влиять на образ тела на протяжении всей жизни.

Формирование образа тела проходит через ряд этапов развития, параллельно формированию Я-образа (Bernstein, 1972). Каждая ступень развития ставит перед ребенком серию двигательных задач, которые соответствуют задачам психологического развития. Последующие этапы основаны на опыте решения предшествующих задач, хотя темы каждого пройденного этапа сохраняют какое-то значение и на протяжении последующих лет.

Одна из моделей психологического развития, получившая широкое распространение, была разработана М. Малер (Mahler et al., 1975). На основе данной модели другие исследователи выделили шесть этапов развития образа тела (Bernstein, 1972). Эти этапы следующие: наделение тела позитивным аффектом, установление границ между телом и окружающей средой, осознание частей тела и их взаимосвязи, движение тела в пространстве, половая идентификация и процесс старения.

Наделение тела позитивным аффектом связано с развитием телесного катексиса, это проявляется как базовая забота о собственном теле, скажем, удовлетворение потребности в питании и сне. Этот этап начинается во младенчестве. Ощущение телесного удовольствия у младенца формируется на основе родительских установок по отношению к его телу. Этот этап параллелен стадии симбиоза (Mahler et al., 1975), в течение которой ребенок постепенно учится дифференцировать ощущения удовольствия и боли. Внутренние и внешние переживания, переживания себя и другого на этом этапе еще не разделяются.

Дифференциация собственного тела от окружающего мира связана с созданием границ и формированием чувства телесного пространства, о чем говорилось выше. Эти задачи параллельны начальным задачам этапа сепарации-индивидуации (Mahler et al., 1975), когда ребенок начинает отличать себя от другого.

Осознание частей тела и их взаимосвязи – третий этап, и это необходимая предпосылка способности двигаться в пространстве. В течение этого периода ребенок осознает, что его части тела работают согласованно и действуют определенным образом.

Движение тела в пространстве – это четвертая важная ступень развития, она параллельна стадии практики (practicing) у Малер. Решение задач данного этапа дает младенцу чувство, что он может успешно регулировать свои собственные действия, а способность приостанавливать и начинать собственные действия формирует и укрепляет здоровое чувство контроля и власти.

На пятом этапе в образ тела включаются элементы половой идентичности. Тело обретает ценность уже на новом уровне – на уровне воспроизведения. Интеграция элементов половой идентичности в образ тела формирует способность устанавливать близкие отношения с другими. Задачи этого этапа представляют собой параллель к задачам консолидации индивидуальности у Малер, которые в ее теории соответствуют периоду сепарации-индивидуации, который не имеет определенной точки завершения.

И наконец, этап старения связан с переживанием смертности, которое интегрируется в образ тела. Сюда входит осознание изменений, происходящих с телом в силу естественных процессов старения, а также установок по отношению к этим процессам (например, принятие). Задачи последних двух этапов решаются на протяжении многих лет жизни, и они различными способами влияют на образ тела.

Как было отмечено выше, тело и Я имеют сложные взаимоотношения в системе образа тела. Существует тесная связь между тем, что человек чувствует по отношению к своему телу, и тем, что он чувствует по отношению к себе самому.

Внешние сигналы телесного Я: осанка, походка, жесты, мимика – отражают еле уловимые изменения душевного состояния. По стилю заботы о своем теле можно судить о внутренней гармонии или конфликтах человека, то есть об основном фоне его психического состояния. Телесные ощущения, чувство комфорта или дискомфорта сигнализируют субъекту о состоянии общего благополучия или неблагополучии всего организма. Кроме того, тело поддерживает непрерывную связь Я с внешней средой. Благодаря телесным ощущениям человек получает первичные сигналы о вредном или полезном воздействии среды, тело является посредником между психическим миром и физической реальностью. Самочувствие и удовлетворенность собой человека во многом зависят от эффективности этой связи. По отношению к телу можно судить о том, насколько гармоничной личностью является человек.

Дисморфофобия представляет собой мучительное переживание своей физической неполноценности в связи с реальными или воображаемыми анатомическими недостатками (форма и размеры ушей, носа, губ; рост, вес тела и т. д.). Такие переживания далеко не всегда основаны на реальности: в большинстве случаев их причиной являются воображаемые недостатки внешности.

Выделяют четыре основных признака дисморфофобии (степень их выраженности может варьировать). Это:

• активное недовольство своей внешностью;

• внешность рассматривается как источник всех бед и неприятностей;

• перенос психологических проблем (неумение общаться, выбирать партнера и т. п.) в телесную область;

• убеждение в том, что если исправить недостатки внешности, тут же к лучшему изменится и вся жизнь.

На формирование телесного Я-образа влияют не только физиология и перцепция, но и различные социальные фильтры – фильтры семьи, сообщества, этнической группы и религии. Это набор определенных требований и ожиданий. У человека может создаться образ ловкого или неуклюжего, высокого или низкого, некрасивого или симпатичного себя на основе сравнения Я с окружением. Опираясь на представления других людей о себе, человек, скорее, конструирует Я-образ, а не получает его просто из осознания своего тела. Кроме того, в процессе развития образа тела на этой схеме появляются белые пятна, искажения и неясности из-за специфики обращения со своим телом (Кнастер, 2002).

При рождении каждого ребенка потенциальный спектр его ощущений необъятен, а в процессе развития его тело может стать универсальным средством коммуникации, выражающим и передающим чувства и отношения – от человека к человеку. Но постепенно, в силу воспитания, проблем развития, воздействия стрессов у многих людей диапазон ощущений тела и эмоций сужается (подавляются негативные, разрушительные или неуместные чувства), утрачивается глубина переживаний. Важнейшим аспектом психологического развития ребенка и юноши является процесс формирования самосознания и устойчивого образа Я. Именно образ Я и самооценка играют решающую роль в развитии негативного отношения к своему телу, а такое отношение, как правило, лежит в основе нарушений пищевого поведения. Существует тесная связь между переменными Я-концепции и формами телесного опыта (Соколова, 1989). Телесный опыт – это очень широкая категория, которая охватывает все, "имеющее хоть какое-либо отношение к психологической связи «индивид – его тело». Один из наиболее важных компонентов телесного опыта – это образ тела (образ телесного Я, физического Я), то есть результат осознанного или неосознанного психического отражения, определенная умственная картина тела.

По мнению Р. Бернса, тело является зримой и ощутимой частью Я. «Мы чувствуем, видим и слышим самих себя, никогда не в состоянии отрешиться от своего тела, к тому же этот неотъемлемый элемент нашей личности выставлен на постоянное публичное обозрение», – пишет он (Бернс, 1986). Размеры и форма тела оказывают влияние на качественное своеобразие жизни индивида и его психики, так как они служат предметом как собственных оценок, так и оценок других людей.

Многие исследователи сходятся во мнении, что представление о своем физическом облике является одной из главных составляющих Я-концепции. Это направление исследований изучает образ тела и его связь с Я-концепцией, исходя из представления о теле как своеобразном хранилище Я, обладающем более или менее определенными границами. Второе направление связано с другой характеристикой тела – внешностью. В этих исследованиях тело рассматривается, с одной стороны, как носитель личных и социальных значений, ценностей и т. п., а с другой – как объект, обладающий определенными качествами. Соответственно, тут делается акцент либо на эмоциональном отношении к собственной внешности, либо на когнитивном компоненте. В первом случае используются такие понятия, как «значимость» и «ценность» тела, «удовлетворенность» им, во втором речь идет о «точности», «переоценке», «искажении» восприятия тела. Известно, что существует высокая положительная корреляция между удовлетворенностью телом и удовлетворенностью собой. С точки зрения Р. Бернса, положительная оценка своего внешнего облика в сознании человека, а также в суждениях окружающих может существенно усилить позитивное качество его Я-концепции в целом, и наоборот, отрицательная оценка влечет за собой существенное снижение общей самооценки. При этом самооце<



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.019 с.)