ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

История курдов с древнейших времен до XIX века



 

Курды - это один из древнейших народов Передней Азии. Они утверждают, что являются потомками Ноя. Их этногенез и история изучены недостаточно. На протяжении трех тысячелетий они сохранили свою культуру и язык, хотя никогда не объединялись под единым правительством.

Курды - изначально "потаенный", скрытный народа, имеющий не менее десятка названий: гуран, бабан, джелали, джаф, милан, зилан, заза, мукри, езиди, али-илахи, шамсики — это прозвища одного народа и абсолютный "номинативный" рекорд. В собственной "номинации" единодушны лишь сами курды, гордо называющие себя "курманджи" или "курдины".

Курды, похоже, один из тех избранных народов, которого рука божественного провидения ведет через все грозные испытания и бедствия этой жизни к завершению Великого Замысла в жизни той.

История курдов читается как захватывающий приключенческий роман. Первое упоминание — в клинописи в одном ряду с хеттами, сузийцами и аккадцами. Но где теперь хетты? Хетты так и остались в клинописи, а курды —' числом не менее сорока миллионов — по-прежнему на устах человечества.

О выдающихся особенностях курдов впервые поведал миру греческий историк Ксенофонт. В своем пространном сочинении "Анабазис", повествующем о нелегком возвращении из Малой Азии десяти тысяч греков, он упоминает о "кардухах" (гордианах), которые были особенно настойчивы в преследовании греческой колонны. Географы Страбон и Птолемей описали "страну Кордуэну", по всем признакам напоминающую очертания современного Курдистана.

По жестокой логике истории курды должны были погибнуть, слиться, ассимилироваться, как это произошло с десятками других, не менее древних народов. Однако этого не произошло. Курды входили цельной органической частью, своего рода "золотым вкраплением", в ткань иного этноса, не растворяясь в нем. Так, в Ш веке до н.э. после распада государства Селевкидов возникло Парфянское царство — то самое, что столь удачно воевало с Римом. Если же внимательно изучить историю парфян, то окажется, что важнейшую часть этого общества составляли знатные курдские династии, которые рекрутировали в парфянское войско своих бесстрашных воинов.

То же положение сохранилось и при Сасанидах (226-651 гг.), когда самостоятельные курдские династии — Базикани, Дайамй, Химдани, несмешиваясь с персами, играли ключевую роль в государстве.

С 30-х годов VII века курды вместе с другими народами Западной Азии подверглись массированной арабо-мусулъманской экспансии, которая круто изменила их историческую судьбу. Тогдашний Курдистан был целиком включен в состав арабских халифатов, а сами курды в своем подавляющем большинстве исламизированы. Тем самым для них надолго и прочно оказался перекрытым путь к самостоятельному национальному и государственному развитию. Однако в отличие от многих народов Западной Азии и Северной Африки, покоренных и исламизированных арабами, курды не были ассимилированы завоевателями и сохранили этническую самобытность, а стало быть, и способность к дальнейшему этнонациональному развитию. И это несмотря на то, что они обитали в непосредственной близости от главных центров арабских халифатов Дамаска и Багдада.

В успешном сопротивлении ассимиляции важную роль сыграли иноязычие курдов (курдский язык, принадлежащий к западно-иранской группе, в его развитых литературных и диалектных формах показал завидную стойкость и жизнеспособность перед лицом приоритетного во всех отношениях арабского языка) и их географическая среда обитания (родные горы и тогда, и во все последующие времена служили надежным убежищем для народа, помогая сопротивляться поработителям). Организующим фактором освободительной борьбы служила сложившаяся к тому времени мощная военно-племенная система, характеризовавшая социальный строй курдского общества и оказавшая сильнейшее воздействие на формирование типично курдского менталитета.

Столкновение с арабами – это переломный момент в их национальной истории. Последствия этого события до сих пор сказываются на взаимоотношениях курдов как с исламским, так и с остальным миром. Курды приняли ислам суннитского толка, но весьма своеобразно интерпретировали его, разбавив многочисленными доисламскими обрядами и обычаями. Впрочем, последствия этого сказались много позднее. Первоначально же курды весьма содействовали арабским завоеваниям и внесли решающий вклад в отражении крестовых походов, следствием чего стало создание курдом Салахад-Дином (Саладином) мощной династии Эйюбидов (1169 — 1250).

Период феодальной раздробленности, через который прошли большинство цивилизованных народов мира, курды пережили в особо неблагоприятных условиях. Бесконечные междоусобные войны, но еще более - волны опустошительных тюрко-монгольских нашествий, неоднократно захлестывавшие Западную Азию в период с XI по XV века, не только причиняли неисчислимые людские потери и наносили громадный материальный урон, но и делали существование только что возникавших курдских политических сообществ эфемерным и непродолжительным, создавали непреодолимые преграды для становления сколько-нибудь прочной курдской государственности. Большинство курдских эмиратов были недолговечными раннефеодальными племенными объединениями, и поэтому ни один из них не мог стать центром национально-государственной консолидации курдов.

Эту задачу не ставили перед собой даже знаменитые владетельные дома Курдистана, основавшие свои династии. Население их владений было весьма разнородно, курды иногда не составляли и относительного большинства. Более или менее курдскими по этническому составу можно считать владения династии Хасанвайхидов (959-1015) в Юго-Восточном Курдистане и Марванидов (983-1085) в Юго-Западном. Однако "курдизм" этих и некоторых других полусуверенных или даже фактически суверенных (на короткое время) эмиратов выражался только в происхождении династий и в наличии, наряду с другими этносами, курдского населения. Никакой политической идеи насчет курдского национального государства хотя бы на части территории расселения курдов не возникало, во всяком случае в исторических источниках это не зафиксировано. Тем более это относится к тем династиям, которые правили в некурдских по преимуществу землях, как например Шаддадиды в Закавказье (XI-ХП века) и Эйюбиды, покорившие почти весь Арабский Восток (с 1169 года до середины ХШ века, а в Юго-Восточной Анатолии - до середины XV века).

Один из самых знаменитых курдов в мировой истории Салахаддин Эйюби (Саладин), прославившийся победами над крестоносцами и освобождением Иерусалима, происходил из племени раванд (равади) конфедерации хазбани. Этот герой мусульманского мира был, однако, основателем не курдской, а арабской империи, непосредственно правил в Египте и Сирии, а его войско состояло главным образом из тюрков, но было в нем немало и курдов, как и среди непосредственного окружения султана.

Дальнейший ход исторических событий в Западной Азии был столь же неблагоприятен для осуществления векового стремления курдского народа к самостоятельному государственному развитию. Опустошительный вал монгольских нашествий в ХШ веке и завоевательных походов Тимура в XIV и начале XV века привел не только к невиданному прежде разрушению производительных сил и поголовному террору против мирного населения, но и к новой перекройке политической географии региона. Она продолжалась и в послетимуровский период, во время господства там тюркских династий Кара-Коюнлу и Ак-Коюнлу (XV - начало XVI века), их борьбы между собой. Спасаясь от полного истребления, курды укрывались в родных горах, что, с одной стороны, способствовало их сохранению как этноса, но, с другой, - определенной изоляции от социально-экономического и культурного прогресса, консервации пережиточных родо-племенных отношений и соответствующих им экстенсивных форм хозяйственной деятельности.

В начале XVI века вся Западная Азия была поделена между новой великой державой - Османской империей и сефевидским Ираном, оплотом шиизма в мусульманском мире. В 1514 году часть Курдистана вошла в состав Османской империи. С этого момента и до нынешних времен продолжается многовековое курдско-турецкое противостояния. Большая часть Курдистана (Северный, Западный и Южный) досталась туркам, меньшая (Восточная) - персам. Казалось, наступило долгожданное успокоение, благоприятствующее национально-государственному развитию курдского общества, несмотря на раздел страны.

Этого не произошло. Напротив, турецко-иранская граница, она же линия раздела Курдистана, стала границей войны, и все последующие четыре века курдской истории не дали курдам ни свободы, ни независимости. И на этот раз исторические обстоятельства обернулись против них. Уже при Аббасе I (1587-1628) начинает проводиться политика "выживания" курдов. Наиболее непокорные курдские семьи выселяли в иранский Хорасан, используя в качестве заслона от нападений туркмен и узбеков.

Войдя в состав Османской империи и Ирана, курдские земли стали ареной противоборства обеих держав за обладание Курдистаном, Арменией, Южным Азербайджаном, Закавказьем, Ираком. Войны с переменным успехом шли непрерывно в течение более трехсот лет. В конечном итоге они были безрезультатны, граница в общем осталась такой же, какой она установилась в первой половине XVI века. Однако для народов, населявших спорные территории, в том числе и для курдов, эти бесконечные войны не прошли бесследно. Их жизненные силы тратились во имя чуждых для них интересов турецких султанов и иранских шахов, производительные же силы периодически разрушались. Курды — желанные воины для обеих сторон платили богу войны обильную дань кровью.

Положение разделенного Курдистана в системе внутриполитических отношений в Османской империи и в Иране в эпоху позднего средневековья и нового времени было весьма сложным и противоречивым. Здесь была создана система полусуверенных курдских княжеств различного калибра, управляемых традиционной светской и духовной знатью, отношения которых с центральной властью строились на началах вассалитета. Их обязанности перед ней сводились в сущности только к участию в военных походах султанов и шахов друг против друга. В остальном они были полными хозяевами в своих владениях.

Это привело к росту и укреплению феодального партикуляризма, который стал сильнейшим препятствием к развитию объединительного процесса в курдском обществе. Со своей стороны султанские и шахские власти основной упор делали на всемерном разжигании междоусобных противоречий в своих курдских владениях. Их основная цель — недопущение возникновения и роста освободительного движения в Курдистане и особенно тех общественных процессов, которые могли принять интеграционное направление. До XIX века в Курдистане так и не возникли условия для образования всенародных движений за национальное движение. Борьба шла преимущественно внутри курдского общества за преобладающее влияние тех или иных феодальных кланов. Курдский вопрос был, так сказать, "вещью в себе".

 





Последнее изменение этой страницы: 2019-10-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.009 с.)