ОМНИО-ТРЕНИНГ-ТЕХНОЛОГИЯ, КОНТРОЛИРУЕМЫЙ СЕКС 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ОМНИО-ТРЕНИНГ-ТЕХНОЛОГИЯ, КОНТРОЛИРУЕМЫЙ СЕКС



И ПОСЛЕДНИЕ ТОЧКИ НАД "i"

 

Я улегся на теплую плоскую поверхность камня. Было тихо, совсем рядом внизу шевелилось море, ласковое предзакатное солнце ненавязчиво вливалось в тело сквозь упругую, слегка стянутую морской солью кожу, рождая благостное чувство глубокого расслабления.

Лениво повернув голову на всплеск, который послышался справа, я увидел на кромке скалы пальцы Мастера Чу. Потом он подтянулся, и над камнем возникла его бритая голова, покрытая сверкающими каплями. Отжавшись на руках, он легким прыжком поднялся на край плиты, сделал шаг и улегся рядом со мной.

- Ну как, все отплавал? - спросил он.

- Да.

- И в самом конце - нырнул без ласт на дальность?

- Да.

- И...

- Метров десять до камня не дотянул.

- Задержки не хватило?

- Да нет, решил, что не туда заплыл... Метров пятнадцать, вероятно, еще вполне мог плыть... А может, и больше.

- И так - ого-го! Почти сто метров... За одну тренировку - настолько радикальный сдвиг! Здорово у тебя, однако, получается...

- Под твоим чутким руководством... Я, между прочим, уже настолько к нему привык, что... Даже не представляю себе, каким бы я был, если бы мы с тобой тогда не встретились в этой бухте... Вообще, иногда мне кажется, что все изменения, которые произошли со мной за эти три года - исключительно твоя заслуга, а вовсе даже не моя...

- Я не думаю, что ты прав. Те, кто нас учит, выполняют роль карты. Однако перебирать ногами на местности все равно приходится нам самим. Я не могу пройти твой путь за тебя, даже если бы хотел. И заставить тебя идти - тоже не в моих силах. Ты должен сам захотеть... Вернее - вознамериться. И если хочешь - идешь. Я только могу какими-нибудь уловками стимулировать твое намерение. Но, так или иначе, оно должно быть твоим, а не моим. Без намерения - сам знаешь... А учителя, воплощенные в человеческом облике - только источники информации. Ибо намерение рождается совсем на другом уровне реальности. Техника, с помощью которой реализуется самоосознание Духа - всего лишь способ находить свой собственный неповторимый путь на странной пересеченной местности, составленной множеством параллельных миров, и переставлять ноги, чтобы по этому пути продвигаться.

- Однако мне неоднократно доводилось сталкиваться с мнением, что учитель все-таки необходим...

- Конечно, карта - отнюдь не последнее дело. Хорошая карта - идти легче, неожиданностей меньше. А если вместо карты - приблизительный план, можно угодить в какой-либо непредвиденный расклад. Или забрести куда-нибудь не туда. И хорошо, если выход оттуда отыщется достаточно скоро. А то ведь можно до конца жизни слоняться в тумане по замкнутому кругу, так и не поняв, где север, где юг, где холодно, а где - жарко... И при этом быть уверенным, что идешь по самой прямой, самой короткой и единственно правильной тропе... В большинстве своем человеческие существа, кстати, так и поступают... В особенности те, кого взяли в оборот демонические силы.

- А как насчет ловушек? - перебил я.

Он удивленно приподнял брови:

- Ловушек? Каких ловушек?

- Ну, тех, что скрыты в тумане...

- А-а-а... Так ведь в тумане любая паршивая канава может оказаться роковой западней. Все зависит от того, с какой стороны в нее свалиться и какое место при этом ушибить... Хотя, конечно, заблудившийся в тумане может попасть и в по-настоящему крутую переделку... Но самые страшные ловушки, из которых почти невозможно выбраться - отнюдь не те, что скрыты в тумане. Самые страшные - те, о которых знаешь, и многократно предупрежден, и ясно видишь их прямо перед собой, и, тем не менее, не можешь устоять и делаешь последний шаг... В таких случаях обычно говорят: "Что поделаешь - карма..." Только вот карма здесь ни при чем - просто глупость. Вышедшая из-под контроля глупость.

- Ты полагаешь, глупость действительно может быть под контролем? - поинтересовался я. - Мне всегда казалось, что контролируемая глупость - не более чем Кастанедина коммерческая придумка.

- Так ты читал Кастанеду? Вот уж не думал...

- Не только читал, но даже перевел кое-что из его книг... Киевское издание - знаешь? Ну, с картинками такими замысловатыми на супер-обложках...

- Так там - твои переводы?!

- Да, а что?

- Ну-ну, - он озадаченно почесал затылок.

- Так как насчет контролируемой глупости? - переспросил я.

- Тебе лучше знать, - сказал он. - Не я же переводил Кастанеду... Н-да... Крутые книжки... Кстати, при всей той пользе, которую они принесли, вреда от них в этой стране было... и есть... более чем достаточно... Может быть, даже больше, чем пользы. Ибо реальную пользу из них извлечь сумели немногие избранные, а вот крышу на сторону они свернули целой толпе народу. Так что хорошая карта - отнюдь не такая уж бесполезная вещь. И если тебе повезло с воплощенными учителями - ты вправе испытывать глубочайшую признательность к тем скрытым силам, которые тебя ведут.

Он на минуту замолк, а потом продолжил:

- Хотя... Прямых путей не бывает, и даже если тебе попадаются хорошие карты, и ты находишь способ полноценно использовать их указания, что тоже не так-то просто, двигаться ты все равно будешь по спирали. По восходящей спирали. И на каждом витке тебе понадобится новая карта. По крайней мере, новый ее лист. Воплощенные учителя приходят и уходят, мы встречаемся в жизни со многими людьми, и у всех чему-то учимся... Для каждого уровня развития сознания - свои учителя. И потому часто случается так, что тот, кто несколько лет назад многому нас научил, оказывается нашим учеником. А еще через несколько лет... или через несколько жизней... все опять может измениться...

- А скрытые силы, которые нас ведут - это что такое? - спросил я.

- Кроме наших воплощенных учителей, которых много, и которые меняются достаточно часто, есть другие, и именно они ведут нас от витка к витку спирали развития самоосознания. Они очень редко воплощаются в этом мире в качестве человеческих существ. В большинстве случаев мы воспринимаем их как могучие и безупречные потоки Силы в едином пространстве интегральной Вселенной. Их подсказки приходят к нам изнутри, возникая в пустоте внутреннего безмолвия как некое знание, как абсолютная уверенность в необходимости действовать так, а не иначе, как ясное понимание вещей, мгновением раньше казавшихся нам неразрешимой загадкой. Воля этих учителей взаимодействует в нашей личной волей, и вместе они в нужный момент приводят к нам нужных людей, и складывают события нашей жизни в мозаику, уникальный рисунок которой оказывается единственно правильным ответом, на возникающие перед нами вопросы. Точно так же, как и воплощенные учителя, они приходят в нашу жизнь и уходят из нее, они передают нас друг другу, но происходит это не так часто, и каждая такая передача означает начало нового витка в развитии нашего осознания, постижении нами наших учителей и самих себя. Впрочем, они - Сила, и мы - Сила; и они, и мы - самоосознание Единого, так что, в конечном счете все сводится к постижению нами самих себя. А переходы... Когда мы с тобой в первый раз встретились в этой бухте - я рассказывал о себе, помнишь? Тогда в моей жизни был именно такой переходный момент... И в твоей - тоже. Различие состояло в том, что я в точности знал, что происходит, а ты - только подозревал. За многие жизни, в которых мы с тобой встречались на этой планете, друг друга учили и друг у друга учились, таких моментов было столько... Вот и сейчас, похоже, наступает один из них... Мне пора уйти из твоей жизни. А для тебя пришло время научиться точно знать, что происходит...

- Я резко сел, благостное чувство расслабления мигом улетучилось, а сердце словно сдавила холодная рука необъяснимого чувства тревоги.

- Но почему ты должен уходить?! - воскликнул я.

- Сегодня истекают три года... Я говорил тебе об этом. Ты не поверил.

- Почему не поверил? Поверил...

- Потом - возможно, но не тогда, когда я тебе об этом рассказывал.

Он был прав. В тот раз я считал его психом до самого того мгновения, когда он движением руки добыл из глубин моего подсознания воспоминание о нашей с ним первой встрече, которая произошла больше трех тысяч лет назад.

- Три года, отведенные мне на обучение и перенастройку энергетической структуры, закончились. И, судя по тому, что я все еще жив, я справился... Помнишь, я тебе говорил, что для решения задач, которые будут стоять передо мной, если я проскочу, мне нужно будет покинуть эту страну? Паспорт с визой и билет - в кармане моего рюкзака. А ты пока что остаешься... Тебе еще многое предстоит сделать здесь. Я передал тебе всю практическую информацию, которой располагаю. Остальное - за тобой.

- Но ты вернешься?

- Не думаю. Мы не возвращаемся. И даже не оглядываемся. У нас нет будущего, а прошлое уничтожается в тот самый миг, когда перестает быть настоящим. Мы никогда не можем прийти туда, откуда ушли. В этом текучем мире все непрестанно меняется, и следы наши на теле времени затягиваются одновременно с тем, как мы переставляем ногу, чтобы сделать следующий шаг. Мне ли тебе об этом рассказывать?

От его слов мне сделалось как-то не по себе. Он, видимо, в точности представлял, что со мной происходит, так как сказал:

- Это пройдет. Всегда чувствуешь себя не в своей тарелке, когда предстоит сделать первый самостоятельный шаг. Потом привыкаешь, и уже не соглашаешься променять свободу принятия собственных - пусть иногда ошибочных - решений ни на какие - даже самые надежные - чужие рецепты. Я все тебе передал, а теперь ты должен отыскать что-нибудь свое. Для развития твоего самоосознания требуются твои методы, и никто, кроме тебя, не может знать, какие именно. Не бойся, у тебя будет, на кого опереться. Тот, кто вел меня до настоящего момента, передает меня другому. Сам же он теперь будет вести тебя. Сегодня ночью, после того, как я уйду, ты с ним встретишься.

- Как, прямо здесь?

- А где же еще? - улыбнулся он. - В том пространстве, где происходят подобные встречи, не существует ничего, кроме сейчас и здесь...

Тут мне в голову пришла странная мысль, не совсем, как мне показалось, соответствовавшая столь внезапно проявившейся драматичности момента.

- Послушай, - сказал я, - мы тут вспоминали только что Кастанеду... У меня есть ощущение, что происходящее с нами как-то очень уж подозрительно перекликается с тем, что описано у него. Может быть, я сплю, начитавшись его книг, и все это мне снится?

- Что, все три года? - с ироничной усмешкой бросил он. - Прямо летаргия...

- Да нет, это я так, фигурально... Но ты сам посуди: мы как бы случайно встретились неизвестно где, виделись время от времени в местах, которые он охарактеризовал бы как места Силы... Теперь вот ты уходишь... Не столь, правда, драматичным способом, как дон Хуан. И с обрыва сигать меня никто не заставлял...

- Ну... Всего ведь три года. Кто знает, во что бы это вылилось, пообщайся мы с тобой лет десять? Уверяю тебя, обрыв подходящий мы бы отыскали.

- Вот и я говорю... Очень уж совпадений много. То ли символично, то ли просто до неприличия банально. Тебе не кажется?

- Ничуть, - ответил он.

Это прозвучало для меня несколько неожиданно. Он заметил мое недоумение и пояснил:

- Здесь очень трудно придумать что-либо новое. Так, чтобы - кардинально... И Кастанеда - отнюдь не оригинален. В своих книгах он описал совершенно стандартную ситуацию. Его взаимоотношения с доном Хуаном строились по самой распространенной и типичной из традиционных классических схем взаимодействия учителя с учеником. Такие ситуации были описаны сотни раз, а может быть, даже тысячи. Очень многие из старинных трактатов построены по той же схеме, что и книги Кастанеды. Взять, хотя бы, ту же "Гхеранда-Самхиту"... Или "Бхагавад-Гиту"... Просто Кастанеда с потрясающим мастерством сумел подать все это в исключительно современной интерпретации... Только и всего. Поэтому то, что происходит между нами с тобой - отнюдь не исключение из общего правила. Оттого и выглядит настолько банальным... За все те жизни, в которых мы с тобой встречались, уже можно было бы и привыкнуть... Учитель и ученик менялись местами, один уходил, другой оставался, но по сути... Суть взаимодействия не изменялась. Если ты пороешься в памяти... в памяти вообще... ты вспомнишь, что в предыдущий раз ушел ты, а я оставался.

- Я помню. Кажется, я помнил это всю жизнь... С самого детства.

- Вот видишь... А говоришь - банально... Конечно, банально - в известном смысле. Но... До сих пор в конце всегда была смерть одного из нас. И некоторая недоговоренность... Три точки... Иногда - две после знака вопроса. Верно?..

- Да, - согласился я.

- В этот раз уйти должен был я. Но я жив, и я знаю, что проживу еще долго. Мы с тобой попали сюда на грани эпох. Что-то кардинально меняется в мире, в нас, в том, что нам надлежит здесь делать. И поэтому, видимо, наши пути расходятся. А смерть, которая должна поставить точку, уже пришла.

- Он кивнул в сторону моря. На том месте, где в последний раз видели погибшего аквалангиста, по-прежнему болталась пластмассовая бутылка, привязанная к лежащему на дне камню.

- Смерть уже пришла, и прошла мимо. Возможно, кто-то из нас двоих в этой жизни достигнет порога истинного бессмертия... Если я прав, то именно тебе предстоит найти тело того парня и передать его местным властям. Что-то вроде ритуала. Он ни в чем не виноват, так же, как и мы с тобой. Просто так вышло. Совпадение. Или знак... как сказал бы дон Хуан.

Он улыбнулся и на минуту о чем-то задумался, а потом сказал:

- И еще... Смерть - это жестокий и окончательный знак. И если все произойдет именно так, как я говорю - а я в этом почти не сомневаюсь - это будет означать, что здешние места для тебя исчерпаны, и тебе не следует впредь являться сюда за Силой. Они больше не будут для тебя местами Силы. И не нужно пытаться вытянуть из них последние соки - это сделает их враждебными тебе. Поблагодари их и уходи. И не возвращайся.

- Как, совсем? А если я захочу отдохнуть?

- Мир большой. Впрочем, ты можешь вернуться, но только тогда, когда почувствуешь, что помощь этих мест нужна тебе для того, чтобы передать свое знание кому-то, кто придет следом и пройдет дальше, чем ты... Тогда они вновь примут тебя и станут местами Силы для тех, кого ты будешь учить. Ведь это только на первый взгляд кажется, что здешние места - никакие, на самом деле они обладают ого-го какой Силой... Я прав?

Он лукаво улыбнулся.

- Прав, - ответил я.

Почему-то мне было очень сложно произносить слова, я чувствовал себя так, словно был загипнотизирован. Все тело пробирала мелкая-мелкая дрожь.

- Сила этих мест - очень древняя и очень-очень тонкая, - продолжил он, - и отрешенность их ей соразмерна. Потому-то все здесь как бы скрыто. Но это не значит, что ничего нет. Кроме того, отрешенность делает здешние края абсолютно безжалостными. И тому, кто начал играть с ними в игры Силы, они ошибок не прощают. Поэтому, если ты снова придешь сюда один...

- Что тогда?

- Не знаю.

Он поднялся, оделся и сел со скрещенными ногами, прислонившись спиной к белой поверхности скалы. Я тоже оделся и сел рядом.

Было тихо, совсем рядом внизу ласково шелестело море, золотистое солнце мягко клонилось к горизонту. Летчики что-то делали наверху, их почти не было слышно.

- А рюкзак? - спросил я.

- Я уже все собрал, - ответил он. - Пока ты плавал.

Он замолчал и закрыл глаза.

- Послушай, - немного нервно поинтересовался я, - а бессмертие - это конец?

Мне казалось, что между нами осталась некоторая недоговоренность, которая сжимала что-то во мне в тугую пружину, и я чувствовал, что она вот-вот вырвется и распрямится каким-нибудь срывом или эмоциональным всплеском. Я не знал, о чем спрашивать и что говорить, но ощущал, что не могу молчать, что еще не все исчерпано, что где-то должна быть поставлена точка...

- Почему ты так решил? - ответил он вопросом на вопрос.

- Я ничего не решил, я просто спрашиваю, - с некоторым совершенно, казалось бы, необъяснимым раздражением сказал я. - Трудно представить, что может быть дальше... Частичное бессмертие, при котором на земле после ухода человека остается мертвое тело - это еще туда-сюда... Перспективы развития и прочее... Пропуск в новое качество бытия... Помнишь, у Цоя: "...билет на самолет с серебристым крылом, что, взлетая, оставляет Земле лишь тень..." С этим, вроде бы, все ясно. Но истинное бессмертие... Вот я и спрашиваю: неужели бессмертие - это конец?

- Бессмертие - это не конец, - медленно выговаривая слова ответил он и открыл глаза, пристально на меня взглянув. - Бессмертие - это только начало...

- В смысле...

- Ты можешь и не достигать истинного бессмертия, если это, скажем так, не входит в планы твоего проявления в этом мире. Ибо значение имеет лишь непрерывность самоосознания. Добравшись до нее, ты не обязательно должен воплощаться снова. По крайней мере, здесь... Если тебе незачем это делать, ты вполне можешь оставаться "там"... Если же тебе почему-либо нужно еще больше приблизиться к Великому Пределу, ты воплощаешься, выбрав оптимальное время, в месте, наилучшим образом соответствующем той задаче, которую ты перед собой ставишь. Разные типы бессмертия - это, скорее различные функциональные состояния, чем уровни развития самоосознания. Хотя и уровни развития, в известной степени, - тоже.

- А обычные люди - они также выбирают, переходя из воплощения в воплощение?

- Да. Только их выбор - неосознанный. Как и все, что они делают в жизни. Их выбор запрограммирован, и они не могут его изменить по собственной воле, ибо не ведают, что творят. Ведь они не знают, кто они такие в действительности. Полноценно осознанный выбор недоступен им ни там, ни здесь. По большому счету, они еще даже не люди...

- ?!

Он неприятно рассмеялся.

- А что тебя удивляет? Человеческое существо, не достигшее начального уровня бессмертия, то есть непрерывности самоосознания - условно это состояние также называют просветлением - еще не человек. Человек делается собственно человеком, когда прочно утверждается на пути осознанного развития, когда каждый сделанный им выбор приобретает эволюционную значимость. Чтобы стать истинным человеком, необходимо раз и навсегда утратить человеческую форму, вернее, то, что можно назвать таковой, исходя из среднестатистического состояния подавляющего большинства людей. Фактически это - не человеческая форма, а своего рода шаблонная структурированность сознания, жесткая функциональная взаимозависимость между ограниченностью самоосознания личностным уровнем и твердостью, я бы даже сказал - тупостью, энергетической структуры. За счет этого восприятие фиксируется в жестких и очень узких рамках, а человеческое существо в целом лишается текучести, необходимой не только для свободного перераспределения энергии в системе в ходе ее развития, но также для устранения стрессовых блоков и неподдающихся распутыванию узлов силовых волокон, возникающих в энергетической структуре вследствие внешних и внутренних стрессов, болезней и упорного нежелания понять те или иные аспекты реальности. В общем-то, нежелание понять и принять является единственным источником всех стрессов...

- Однако со стрессами вполне можно бороться! Я не думаю, что только ты один знаешь, как это делать...

Я не мог понять, что со мной происходит. Почему-то я испытывал по отношению к нему все нараставшую агрессивность. Возможно, дело было в том, что я боялся остаться один; а может быть - и сейчас я склоняюсь именно к такому мнению - он сам специально "подогревал" меня какими-то своими методами, чтобы его уход не стал для меня своего рода психической травмой. Иначе объяснить мое дальнейшее поведение вряд ли представляется возможным.

- Пожалуй... - сказал он. - Чтобы избавляться от мусора, скапливающегося в сознании, люди выдумали массу техник. В целом они являются рабочими, однако в подавляющем большинстве своем обладают одним общим недостатком - замыкаются только на сознании. Воздействие же на энергетическую структуру в практике этих техник носит спорадический и непредсказуемый характер. Поэтому до определенного уровня они работают, а там, где функциональная связь сознания и энергетической структуры приобретает очень тонкий и сложный многомерный характер, оказываются недейственными.

- Почему?

Потому что сознание в них рассматривается как некое самостоятельное образование, в котором существуют подлежащие устранению негативные факторы. Но существуют-то они на самом деле не в сознании, а в энергетической структуре. В сознании присутствуют лишь их отображения... И любое воздействие на сознание должно быть прежде всего осознанно целенаправленным воздействием на энергетическую структуру. В этом смысле наиболее радикальными и точными являются даосские практики.

- Но ты как-то говорил мне, что техники желтой расы - не для нас...

- Верно, в своем чистом изначальном виде они не совсем для нас пригодны, ибо опираются на менталитет желтой расы - людей земли, воды и огня.

- Однако в том, что делаешь ты, даосские трактовки просматриваются иногда очень даже явственно...

- Я попытался сделать кардинально новый шаг и на основе полноценного использования очищенных от профанаций древних техник сформировать универсальную тренинг-технологию, пригодную для белых, желтых, красных, черных - для всех. Технологию, которая опиралась бы на понимание инструментальной первичности энергетической структуры и вторичности сознания. Ну, и, разумеется, в первую очередь - на осознание того, что над всем этим стоит Дух, и что сознание есть связующее звено между Ним и энергетической структурой. Не знаю, в какой степени мне это удалось... В любом случае, принципиально невозможно избавиться от человеческой формы, работая с одним лишь сознанием. Прежде всего необходимо сделать это на уровне энергетической структуры и стать абсолютно текучим. Только после этого на уровне сознания можно разделаться с шаблоном, перестать быть лишенной собственной воли программой и превратиться в самоосознающий источник намерения и воли. Конечно, фактически все это происходит одновременно. Говоря "сначала", я имею в виду то, что рабочий поток внимания должен быть направлен прежде всего на энергетическую структуру. Только в этом случае мы действительно сможем изменить себя. До того же, как в человеческом существе произойдут кардинальные осознанные изменения, и оно превратится в полноценно - то есть, непрерывно - самоосознающее существо, оно - вовсе даже не человек, а нечто совсем другое.

- Что именно? - жестко спросил я; почему-то мне не понравилась навязчивость, с которой он вернулся к теме неполноценности обычного человека.

- Сырье для лепки людей. Комок грязи в копошащемся сонмище таких же комков. Бесформенный глиняный кусочек на двух ножках, который судьба гоняет по грандиозному клетчатому полю этого мира, сталкивая со многими тысячами точно таких же мокрых и бесформенных глиняных кусочков. Они расползаются при каждом новом движении, они начисто лишены способности владеть своей волей. Они хаотически копошатся по воле судьбы, изредка вяло сопротивляясь ей без особого, как правило, успеха.

- А как же те, кто правит миром? Президенты, банкиры, супер-бизнесмены, религиозные деятели? Люди творчества - гениальные ученые, писатели, художники, музыканты? Ведь они формируют облик мира... Неужели все они делают это, не ведая, что творят?

- Опять ты за свое... Да, в подавляющем большинстве своем они не ведают, что творят... Во всяком случае, те из них, кто не входит в число просветленных, то есть вполне осознающих самих себя, существ. А таковых этой планете - не так уж много. Если наберется два-три десятка, то это уже будет хорошо. Впрочем, сейчас - времена грани эпох, поэтому их должно быть больше. В такие моменты всегда воплощается некоторое дополнительное количество полноценно самоосознающих человеческих существ, дхармическая функция которых - своей волей влиять на человеческую массу в тех случаях, когда ей необходимо сделать неординарный выбор. Те из бессмертных - будем называть их так, это проще и в целом соответствует истине - кто по каким-либо соображениям функциональной оптимальности входит в число так называемых "сильных мира сего", действуют осознанно. Их выбор - это выбор разумных существ. Остальные же "сильные мира" движимы в основном логикой ублажения своей чувственности, своих страстей и чувства собственной значительности.

- Но ведь многие из них действительно обладают реальной силой! Властью, влиянием...

На любой шахматной доске присутствуют не только пешки, но также короли. И другие фигуры, в том числе - исключительно могущественные... Да и пешки бывают разные... Иная, глядишь, и в ферзи выбьется... Но разве это означает, что они движутся по собственной воле? За любой шахматной партией - столкновение воли и разума тех, о ком бездумные фигуры на доске не имеют ни малейшего понятия... Я уже не раз говорил тебе, что в действительности этим миром правят совсем другие. Это - их игра, игра настоящих людей и сверхчеловеческих существ. И тех, и других - очень немного. А в конечном счете все это - игра Единого с самим собой. Уровней игры, как и уровней осознания - бесконечное множество.

- Но то, что ты говоришь - жестоко! - воскликнул я.

- Эмоции... - с улыбкой сказал он. - Тебе не нравится быть грязью, ты хочешь чувствовать себя чем-то хотя бы сколько-нибудь значительным. И ты имеешь на это полное право. У тебя есть шанс. Он есть у каждого. Ведь грязь, которой мы являемся - это та глина, из которой Бог лепит свое подобие. Вернее, это та часть Бога, из которой Он лепит свою собственную форму. Просто нужно один раз принять решение и сделать выбор. И каждый следующий выбор делать в соответствии с принятым решением. Мы и есть Бог, и мы сами лепим себя из той грязи, которой являемся здесь...

- О каком решении ты говоришь?

- О решении стать разумным существом, о решении вступить в битву за новое качество осознания, за накопление упорядоченного самоосознания. О решении сделать первый осознанный шаг по направлению к Великому Пределу и перенести свою войну внутрь себя, обратив всю свою силу против собственного несовершенства. Каждое мгновение нашей жизни здесь - мгновение выбора. Каждый имеет шанс, потому что в то самое мгновение, когда он с этим согласится, он может сделать другой выбор. Этот выбор влечет за собой следующий, за ним следует еще один, потом еще и еще... В конце концов цепочка осознанных моментов выбора самого себя в потоке видоизменений реальности приведет человеческое существо к новому состоянию. Из той глины, которой оно являлось в самом начале, будет вылеплена новая разумная форма, старая форма безнадежно уйдет, и останется только найти тот огонь, в котором можно будет обжечь глину, закрепив новую форму истинного - самоосознающего - человека. "Подобно необожженному кувшину, в который налита вода, постоянно разрушается тело, содержащее в себе жизнь человека. Йога - тот огонь, который обжигает тело, делая его неподвластным времени. Обожги же тело свое в этом огне и так сверши его очищение..." "Гхеранда-Самхита"...

- Ты вот твердишь о выборе... А как же судьба? Ведь ты не станешь утверждать, что такой вещи, как предопределенность, не существует вообще...

- Стану... Предопределенности как таковой не существует вообще. Существует кармический набор типовых реакций и обусловленная им предопределенность выбора. Пока ты осознаешь себя на уровне программы - личностного сознания - твоя жизнь течет по программе, и ты целиком и полностью находишься во власти судьбы. Ты не можешь противиться карме и диктуемой ею устойчивой тяге к попаданию во вполне определенные жизненные ситуации. И в каждой ситуации ты делаешь соответствующий этому выбор, который можно точно предвидеть, зная твой шаблон поведения. Ты полностью предсказуем, тебя можно разложить по полочкам, а все твои эмоциональные реакции - вычислить на десять шагов вперед. И это делает тебя дичью, поскольку всей своей жизнью ты потакаешь своим слабостям, идешь на поводу у своих эмоций, независимо от того, какими бы логичными ни были твои поступки и мысли. Вся их логичность продиктована только логикой потакания. И чем более ты логичен и последователен, тем легче попадаешь в ловушки, расставленные тобою в твоей жизни на самого себя. Ты можешь дойти до состояния жертвы, то есть дичи, загнанной в абсолютно безвыходный угол. Тогда твой шанс делается неизмеримо более реальным, и либо ты сумеешь это осознать и реализовать его, либо... В первом случае ты сам превратишься в охотника, во втором - погибнешь. Если ты осознал свой шанс, то дальнейшее - дело техники. Вариант прорыва из тупика с точки зрения изменения качества самоосознания оказывается, как правило, наиболее радикальным. Правда, использовать ультимативные ситуации удается, опять-таки, единицам из миллионов людей... Впрочем, если ты достаточно разумен, то тебе вовсе не обязательно позволять внешним обстоятельствам загонять тебя в угол... Ты можешь осознанно забраться в него и сам, а затем - просто взять и стать пользователем - владельцем и управителем собственной энергетической структуры и собственного сознания со всеми их закоулками, темными нишами, коридорами и уловками. Согласись с тем, что твоя личность - всего лишь марионетка, изучи себя досконально и найди точку, из которой тянуться ниточки - задай себе вопрос "кто я?" и найди на него ответ. Ведь достаточно только осознать себя на уровне хозяина программы - Духа, и ты сразу же из марионетки превратишься в кукольника, а из жертвы - в охотника. И станешь хозяином собственной судьбы. Потом, возможно, тебе удастся добраться до состояния воина, тогда ты будешь властителем судеб всего и всех, кого только пожелаешь...

- А нельзя как-нибудь так, чтобы не загонять себя в угол?

- А ты разве не помнишь? В позапрошлом году мы с тобой говорили о вызове... Угол необходим. Нам не свойственно браться за ум до тех пор, пока мы не оказываемся в тупике. Такова диалектика нашей потрясающей лени. Кстати, помнишь, ты говорил тогда, что раньше считал йогу чем-то сугубо терапевтическим?

- Помню, - с некоторым недоумением сказал я, несколько сбитый с толку столь внезапной сменой темы.

- Так вот, именно принцип тупика лежит в основе ловушки, построенной на превознесении чудесной эффективности йоги как средства исцеления от всех болезней, - с какой-то неуместной веселостью продолжил Мастер Чу; он явно пытался подвести нашу беседу к чему-то вполне определенному, и делал это со странно несвойственной ему неуклюжестью. - Йога предлагается страждущим в качестве способа извлечь себя из угла. В общем-то, в этом нет никакого обмана, поскольку в основе любых по-настоящему осознанных и потому полноценных духовных достижений непременно должна лежать устойчивость и сила энергетической структуры. То есть - здоровье, предпочтительно не изначальное, а приобретенное в борьбе со своими слабостями. Тогда оно не воспринимается как должное. Вся практика йоги построена так, чтобы прежде всего привести энергетическую структуру в оптимальное состояние и выработать в ней импульс, направленный на развитие. Я имею в виду корректно построенную практику. Так что йога - это честная ловушка. Тот, кто, попав в нее, принимает вызов и начинает действовать адекватно, сполна получает то, за чем охотится.

- Всегда ли? - уже из чисто спортивного интереса я попытался сбить его с конька, которого он оседлал. - Знаешь, мне еще не доводилось встречать йога, в котором не ощущалось бы какая-то очень типичная ограниченность, зачастую доходящая почти до идиотизма... Они никогда не бывают свободными...

- Свобода - редкое свойство. Мало кто принимает вызов. В большинстве своем люди боятся свободы и предпочитают увязать в догматизме. Если ты руководствуешься догмами, у тебя всегда есть на кого или на что спихнуть ответственность. Но при этом ты никогда не сделаешь того, что не оговорено твоими догмами, никогда не решишься шагнуть в пустоту. Чтобы не останавливаться, нужно всегда ставить планку на ступень выше. И если ты охотишься за здоровьем, целиться в совершенство. Угодить в любую ловушку может кто угодно, однако в случае с йогой отнюдь не каждый способен разобраться, в чем тут дело, и прорваться, поняв всю необратимую ультимативность вызова. Естественный отбор: большинство не в силах справиться с чувством собственной значительности. Отсюда - возникающее во многих случаях впечатление идиотизма этого занятия. Но на самом деле все не так, об этом говорит эффективность практической стороны - сам можешь судить, ибо все, чему я тебя учил - чистой воды йогическая практика. Хотя мои объяснения и отличаются от того, что обычно встречается в литературе.

- А почему ты не пользуешься традиционными объяснениями?

- Их слишком долго "пережевывали", и в конце концов они обросли таким количеством сентиментальных профанаций, что за деревьями перестал просматриваться лес. Поэтому новые интерпретации должны быть жесткими и непривычными. И объяснять непременно самую суть явлений, иначе их не смогут принять люди с западным типом менталитета. Восток должен был разработать и сохранить системные техники психофизического совершенствования, задача Запада - интегрировать их - опять-таки, системно - и ввести в практику повседневной жизни человечества. Хотя, (это - между нами), по-настоящему мощные тайные кланы, магические сети и тому подобные структуры - образования планетарного масштаба, никакого разделения на Запад и Восток в них не существует и никогда не существовало, и применяемые ими тренировочные технологии уже давно интегрированы. Так что, по большому счету, сейчас просто настало время вывести все это на поверхность. И то, что я делаю и чему учу - один из таких интегральных подходов. Его можно было бы условно назвать "йога-дхара-садханой" - искусством самоосознания в потоке бытия Единого. И, если собственно "дхара-садхана" - "техника потока" есть его силовая или психоэнергетическая сторона, то в основе его лежит, скажем так, технология всеохватывающей тренировки. Ну, например...

Он сделал вид, что задумался на несколько секунд, а потом произнес:

- Например - "омнио-тренинг-технология". Звучит, а? "ОМНИО-ТТ"... По-моему - вполне нормально. И весьма современно... Если эта технология...

- А ты уверен, что придумал названия только что - прямо на ходу? - перебил я его. - У меня возникло впечатление, что это не так...

- В смысле?

- Судя по терминологической системе, которой ты пользовался в течение всего времени, пока меня обучал, ты - вовсе не одиночка. За всем этим должна стоять некая "оргструктура", накопившая довольно значительные массивы практической информации и за века тщательно их проработавшая...

- Однако ты сам говорил, что мои устные тексты с научно-терминологической точки зрения зачастую бывают - как бы это выразиться?.. - некорректными...

- Ну, назвать их некорректными - значит ничего не сказать... Не только с терминологической точки зрения, но даже просто с точки зрения нормального человека ты иногда несешь редкостную чушь, которая вообще не выдерживает никакой критики... Но разве не ты объяснял мне, что сами по себе слова ничего не значат, что значение имеет только поток образов и моментов осознания, которые порождаются ими в восприятии и сознании внемлющего?.. Слова - объекты фиксации внимания и посредники при передаче Силы. Логическая, так сказать, информация, которую они в себе несут - тоже не самое бессмысленное звено в этой цепи, но отнюдь не критическое... Гораздо более существенной является та скрытая информация, которая наложена на поток Силы. Однако, давай не будем уходить в сторону... Ты не ответил на мой вопрос.

- А если я не стану на него отвечать? Представляю я в этой жизни какой-нибудь магический клан, школу тайного знания, секретный орден либо линию передачи знания, или нет - какое это имеет значение? Для нашего-то с тобой взаимодействия, которое продолжается уже три тысячи лет? В конце концов, то, к каким "оргструктурам" мы примыкаем на том или ином этапе нашего развития, и сколько каких семей создаем в той или иной из жизней, никак не отражается на главном - в конечном счете каждый из нас - "один в поле воин". И только один в этом поле - действительно воин... Ибо умирает каждый - сам по себе, только в одиночку. Независимо от того, сколько людей умирае<





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; просмотров: 81; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.81.62.78 (0.014 с.)