ТОП 10:

Ночью желание становится нестерпимым



 

ночью желание становится нестерпимым

ослепляет тело как солнце тьму

 

я хочу тебя так сильно

словно не было никакого вчера

так хочу раздвинуть твои ноги

и впиться губами и языком в твою пульсирующую плоть

вылизать тебя до дна

чтобы капельки сияли в моём разуме

чтобы ты заполонившая меня до краёв

так вздрагивала

кончая в мой рот

терпким потоком сияния

 

и знаю что так снова и снова

я буду тебя хотеть и хотеть

 

 

Поцелуй меня

 

оставляем для неизвестности

эту версию облаков

на полянке последней честности

поцелуй меня

я готов

 

на отверстиях искр лазоревых

на застывшей глыбе огня

колесом цифровой истории

в глубине

поцелуй меня

 

 

Междунежность

 

нежность междуножья твоего

накрывает запахом меня

словно наркотический коктейль

мегабайтами сверхскоростных туманов

в огненную кожуру

упрятанных

завёрнутых

просоленных

вселенных

разлетающихся в миг меня

твоими

двоими

сетями

я пойман

обезвечен

и прострочен

пулемётными очередями ароматов

из междунежности твоей

 

Солнечная вязь

 

солнечная вязь

на крышах наших глаз

удалась

сегодня

мы видим уже целый час

завтра

мы

увидим навсегда

ослепшая тьма

перестанет сканировать нас

 

 

Снегопадами снов

 

снегопадами снов

у порога меня

по мансарде огня

ты навзрыд рассыпаясь не таешь

и стираешь границ

мел на грифеле дня

“ты не знаешь меня

ты меня никогда не узнаешь”

 

 

Версии времени и рая

 

версия 1: время рая

 

я хочу, чтобы в мире стал рай.

мы бы жили, всё время кончая.

и кричали бы: время, кончай!

и чтоб время кончало от рая....

 

наше время приводит в экстаз

наши жизни, годами лаская.

здешний рай не узнает о нас.

да и мы не узнаем о рае....

 

версия 2: время нашего рая

 

я хочу, чтобы в свете стал рай.

мы б сияли, всё время кончая.

и шептали бы: время, кончай!

и чтоб время кончало от рая....

 

наше время приходит в экстаз,

наши жизни годами лаская.

этот рай станет помнить о нас.

да и мы не забудем о рае....

 

версия 3: полёт нашего рая

 

я хочу, чтобы нами стал рай.

мы б летели, всё время кончая.

и стонали бы: время, кончай!

и чтоб время кончало от рая....

 

наше время – полёта экстаз.

ветром вечности жизни лаская,

этот рай всегда помнит о нас.

да и мы не забыли о рае....

 

 

Без многоточий

 

раствор себя

введя

по вене мира

увижу смерть

в проёме

потолка

так милая моя в сплетении

артерий рая

готова

оставаться на века

без многоточий

 

 

Брежу тобой брежу

 

грежу тобой грежу

запах тебя даже

пусть мы уже реже

я же тебя я же

 

ты же во мне ты же

я же в тебе тоже

пусть мы уже тише

всё же ещё всё же

 

ты же в меня дышишь

я же в тебя таю

пусть я хочу ближе

по твоему раю

 

нежно тебя нежно

трогаю и глажу

брежу тобой брежу

я без тебя даже

 

 

НГоднее

 

 

о ГЛАВНОМ вспоминание

да снизойдёт

на нашу странную реальность

в которой мы отделены

от наших Я

вязким путешествием

из ниоткуда в никуда

из Ничто сквозь Нечто

из меня в тебя

 

 

– почему до сих пор не зажёг ты на ёлке огни?

– зажигаю!

– почему до сих пор не проснулся в реальность меня?

– я в тебя пробуждаюсь, ты здесь навсегда!

– почему до сих пор ты со временем рядом, скажи?

– я безвременно здесь...

 

 

по воле свечей

без доли врачей

я твой но ничей

под ёлкой как змей

тебе предлагаю яблоко то

кото-

рое сделает рай в решето

кото-

рое вынесет рай в пусто-

ту

где он изначально висел

как шар новогодний на ёлке

твоей

я съел

этот плод без метёлки

ей-ей!

 

 

 

(....и в Любви воспылал неземной

наши души – на ёлке Творенья огни

мы здесь в нас – я с тобой ты со мной

и на гранях иголок растут наши дни

 

кто нас создал доныне

пусть скажет: о’кей!

мы на этой картине

повсюду.

ей-ей!)

 

 

Жизнь на коне – вот это по мне

 

жизнь на коне – вот это по мне

и под конём привязав на ремне

и там где огнём дракон на спине

и между строк в раздвинутом дне

и в той вышине что на глубине

в электропроводами оголённом сне

в любвеизвергающейся войне

в стекающей из глаз зимы весне

в раненой страстью стране

и где-то ещё – тоже вполне

и даже на.... не-не-не-не

там навряд ли... но если извне..

и внутривне..

отчего бы и нет

 

На глубоком берегу

 

где мой разум бродит парой

на глубоком берегу

с интенсивною гитарой

но тебя я не могу

 

 

***

любить мне проще чем кончать

оргазм как взрыв что на куски

разносит в бога душу мать

сиянье паливной тоски

 

***

лишен мозговой невинности

с рождения до пришествия

в подробных потоках былинности

за гранью бытийного лезвия

 

 

***

я давно не смотрел на твои фотографии

не писал тебе новых стихотворений

водопады эмоционального трафика

не гасят анастезированной мигрени

 

 

***

где же ты идиллия

или ты

или я

 

Я здесь

 

твою ладошку призрачным теплом

в отражениях на узорной воде

дышу

я знаю смерти дом

меня не видно

но я здесь

 

 

Затакт

 

версия 1:

 

любимая покинула меня

когда я спал в полуночи рассвета

любимая оставила меня

когда взорвался тлеющий закат

любимая забыла обо мне

когда я ждал её с небес раздетой

любимая читала обо мне

когда все знаки складывались в такт

 

версия 2:

 

я спал в полуночи рассвета

взрывался тлеющий закат

я ждал с небес тебя раздетой

все знаки складывались в такт

 

 

Вне нас

 

я прошёл за рубеж

искупался во льдах

среди “нет”

между “да”

я стремился к тебе

...так стремился к тебе

 

ты прошла по огням

искупалась во снах

среди “ах”

между “на”

ты искала меня

...так искала меня

 

мы прошли углубясь

искупались вне нас

между “он” и “она”

мы желали себя

...так желали себя

 

 

Инь-ян-сны

 

девочки так склонны

обещать присниться

в снах таких огромных

можно заблудиться

 

мальчики ныряют

в сны так безрассудно

ищут и не знают

сны не обоюдны

 

 

Желание

 

схожу с ума от желания тебя

обыкновенного

плотского

отрави меня весной твоих губ

врывайся в меня

как воздух в лёгкие сна

как свет в окно пустоты

трогай меня за

вневидимое

 

 

я буду губами ласкать твой образ

дотянусь языком до дна твоих грёз

закружусь в твоих мыслях

юлой дип-программы

 

где же ты

 

Окей любимая окей

 

окей

любимая

окей

я ждал тебя в припадках исступлений

и ты пришла сквозь тысячи смертей

на зов последних вожделений

я здесь

любимая

я здесь

оставь меня у губ твоих навечно

и наших душ миксованная взвесь

взлетит без тормоза по встречной

 

Я тоже помню

 

я тоже помню

пусть не все но многое

как я обломками во тьме

летел к тебе

а ты ждала

хоть и не знала

что ты ждешь....

 

ты позови меня

я и во тьме услышу

и среди солнца

и в других раях

 

АЦЕТИЛЕНОВЫЙ АЦТЕК

 

 

Марахойя Маронайя

 

Марахойя кирлама сантори –

Амастрома!

Шахтомайя стокхара искори.

Исталома!

 

Асконтайя измара кри моти –

Шахтомайя!

Аминода чикота стармоди.

Маронайя!..

 

 

Сторма ха Строма

 

Имраскарано сторма ха строма –

Шимрэ малика ан карахин анилойя.

Марахойя тамло изна карс сатрастойя

Шаридэ сатма хома.

Аклойя!

Малойя!

Шинойя!

Магадома.

 

Алисмарага сторма ха строма –

Изна карс дэлинас амалин устрокмана.

Ашинара хат мир, у вайрам катомкана.

Шаридэ ута лома.

Ширлана!

Листана!

Катрана!

Ризэ бома.

 

 

Когда некому спать

знаешь как это бывает

сутками круглыми

квадратными

шарообразными

покатыми

годами внутренними

приходишь туда где спать некому

и тоже не спишь

 

ведь того кто мог бы спать

уже нет

 

 

сакральность

 

Сакральный снег

Негой вех.

Едва ли бег

Гонит тех,

 

Кто вызнал троп

Ржавый мел,

Удач метро

Жатву пел –

 

Искрою тьмы,

Тенью в свет.

Сакральны мы

Явью лет.

 

 

между снегом и явью

 

война между снегом и явью

навзничь взорванный миф

осколки зимы

расстрел снегопада

ледоломная нежность

графитовый вальс стержней

атомные грёзы

переливание крови сна

 

 

пуповина

 

...и вдруг он превращается в пуповину

хватаешься тянешь идёшь вдоль

обнаруживаешь что это она движется вдоль тебя

оказывается это не пуповина

а канат над тьмой

а тьма это грань между тем и не этим миром

проходишь по нему не глядя вниз

держа в руках маленький вихрик энергии

 

 

поймать царевну

 

нырнув под одеяло небосвода

поймаю пролетавшую царевну

и к чёрту ангелов – не той природы

и потому лишь чаевые им

а мне бы благосклонность Всехней Инь

как бонус к накрывающей свободе

 

 

речь отпетого поэта

 

о вы считающие себя поэтами

пишите всякими там верлибрами

мнящие себя гениями отпетыми

не владеющие ни рифмами ни жабрами

пишите всякими там абракадабрами

фижмами и прочими фибрами

коцитами стиксами и летами

тиграми и тибрами

сутками поллитрами

и прочими графоманными

маннами

валящимися на вас с небес

но всё это бес

сидящий в каждом из вас

чтобы нас

ылать эту вашу поэзию

...короче я устал вам писать

откровения свыше

которые Бог не утомляется мне кидать

со Своей Крыши

 

 

***

это просто оооооооооооо!!!

ргазм

во!

збуждение

это же....

лание

тебя

....люблю

 

 

***

любить мне проще чем кончать

оргазм как взрыв что на куски

 

разносит в бога душу мать

сиянье паливной тоски

 

 

Снегуркино кино

 

Дети, здравствуйте уже!

Вы ещё не в кураже?

Щаз Снегурки в неглиже

вам свои покажут жэ!

 

А ещё вокруг шеста

будет их не меньше ста -

вам показывать места,

чтоб кураж ваш не устал...

 

А то всё – быки, быки...

Тут подохнешь от тоски

без Снегурочки-чеки,

что взрывает пульс строки!

 

Лично я бухну до дна,

чтоб стрела весны страна...

ой... текла страны весна...

ай... строка, кажись, пьяна...

 

 

новогодняя весна

 

новогодняя

в огонь дней её

развесенняя

распламенная

разве осень её

пропесенная

заплескалась

распеклась

испелась

напепелилась

отждалась

 

 

всё такое

 

всё такое непонятное

пятикратно семивратное

санитарно-психиатрное

и фалличненько-медбратное

 

всё такое интересное

обнажённое и лестное

так дурдомно-расчудесное

и дающе-разлюбезное

 

всё такое непохожее

внескелетно-внутрикожное

и нимфеточно-заросшее

совершенно-невозможное

 

всё такое абсолютное

и фонтанно-рассалютное

лето-ливневое-лютое

и срединно-промежутное

 

всё такое обалденное

мега-мета-опупенное

бренно-плотное-претленное

кванто-вихре-дао-пенное

 

 

vip-жатва

 

сегодня не наступит никогда

на закалённые углями пятки душ.

а завтра – то, что кончилось вчера –

рассталось с нами шёпотом кликуш

и стоном ветра, запертого в страх.

vip-жатва. странности страда.

 

 

оса (ожерелье сарайных ассоциаций)

 

Сара рай слила в сарай

саркофага

сорри

саркома сразила Сару

"Сорренто не Сараево!" – разинул Сарданапал

асуры под сурдинку сурдопереводили сурдохороводы

райеводили сорняки с "орбитом"

сарайились Сартры

соратники-сорайники

 

Сорайяма Сару в сарае заразил раем

 

импровизируя свободу

 

импровизируя навстречу

беру свободы алый крем

размазывая в бесконечность

закатом губы на заре

 

обветренною воспалённой нежностью

они открыты

безмерность так близка

 

лизнуть покой

как сахар с лсд

как крем свободы вспенившийся с губ

как центр средоточия

равноудалённый

от губ заката и от губ рассвета

от губ желаний

и от губ любви

 

...касаюсь

 

как сладко он горчит

весь путь стекающей свободы

вся суть стекающей любви

ложащейся на грани губ

 

язык мой горд ходить таким путём

 

и как тихи прикосновенья

от губ любви

до

граней поцелуя

 

берега граней изрезаны

мягкостью

 

в тех гранях губ

касание огня

свободы зов

непримирим

 

у девы возрождённой

свобода

расплескалась

с губ

 

вокруг

 

еррор фатален

 

еррор фатален, словно путь

сквозь сердце, устланный тенями.

здесь время разольётся снами,

как синхрофазатрона суть.

террором тысяч терабайт

корпускулярно пролетая –

за миг от квантового рая

тоннель тоналя. всё. труба.

 

 

похмелье

 

ах похмелье святое и страшное

кружит мир поднимающий голову

горизонт расплывается башнями

дождь заката – ладонями голыми

 

и пространство вокруг кубометрами

тянет внутрь меня щупальца воздуха

здесь я жизнь исчисляю рассветами

в анфиладе ночей смена поз тиха

 

 

Меняю кожу

под вихри в венах

снимаю кожу

меняю кожу

на что-то сверху

и движут стрелки

по кликам время

исходит время

из центра солнца

 

 

вены горизонта

 

когда горизонт был просто горизонтом

закат перестал умещаться в него

закат разнежил его

увеличил прикосновениями пальцев и губ

 

ночи кончали рассветами

 

горизонт хотел видеть себя в зеркале дней

зрачки горизонта расширились

вдохнули небо

выдохнули кислород

 

тьма обновила свет

 

дальнейшее бытие горизонта

представляло собой сомнение

иногда ему казалось солнце

иногда он галлюцинировал луной

 

горизонт обнаружил движение в венах

 

 

транс

 

транс –

состояние Ра

 

странное

раненое

крашеное

кратное

страшное

срамное

обрамленное

обратное

привратное

краденое

барабанное

урановое

страждущее

 

прекраснейшее

 

дурацкое

братское

избранное

ратное

раковое

раскатистое

безразовое

радостное

вражеское

драматическое

трагичное

радужное

 

абстрагированное

 

всё

 

всё – это конгломерат проявлений непроявленного

проистекающий из желания гнать

не разбирая дорог

извилин и карм

всё представляет собой

организованную хаотично структурированным образом

всеблажайшую

и наисчастливейшую

возможность развития потпенций

а также

эрекционную передачу разнообразных точек

воспринимаемых в формате ограниченности

точек сборки

 

далее – развёртка понятий

которыми всё приобретает эмоциональную окрашенность фона

который в свою очередь

является

кажется

галлюцинируется

и иллюзорится

в форме логично неопределённых

антипоследовательностей

размываемых

восторгом победоносных поражений

 

 

состояние “рай”

 

рай – это состояние абсолютной осознанности

в которой нет ничего

а есть только сама осознанность

она ничего не делает

на каком-то уровне мы уже там

она осознает себя

раздробляя себя на бесконечность составляющих

для повышения своей осознанности

для того чтобы стать реальнее

мир – это сон который сам себя осознает

у осознанности нет Я

через раздробление и осознание мельчайших частиц мир создает в себе Я

относительно себя

 

вначале была пустота

о!

бог это пустота которая создает из пустоты себя

 

чем больше во вселенной самоосознающих существ

тем реальнее Я вселенной

по сути это Я бога

осознает нас

через наши телесные

бесконечность

создающая себя

развивающая

развивающаяся бесконечность... абстрааааааааакт

сон стремящийся осознать себя

но в нём нет того кто осознает

 

 

а до вечности ближе чем до весны

 

а до вечности ближе чем до весны

 

так они и застыли навсегда

целуясь на ветру вечности

и тьма света

осенила их весной

 

а до вечности ближе чем до весны

 

 

акростихия

 

 

Вбирай меня –

Холодным и слепящим.

О край огня!

Животворящий!

Улёт в извне,

 

Внутри хранящий

 

Огонь в огне,

Кромешный, спящий,

Но пробуждающий из-под –

Осознавание природ!

 

 

Я знал туманы обольщений.

Во мне антитуманный свет

Творит в проходах откровений

Елезаметный силуэт,

 

Блуждающий порочной тенью.

Ещё! Ещё! В тебе – рассвет!

 

Под гранями

Ответов –

Запреты пятками сверкают.

А нитями из света –

 

Лохматый космос

Открывает

Тел наших призрачный экстаз,

Отдавшийся на волю нас.

Салат салютов

 

В тарелке спутничной антенны

 

Ласкает небо ох...енно...

О этот радостный восторг!

То точка джи, то точка орг...

О! Точка сборки нараспев

Свихнулась напрочь, вся сомлев...

 

 

в сплетенье пространств

 

я проснулся из сегодня во вчера

почему-то с утра

хлопнул граняк сгущёнки

и отправился в рай

там меня транслировали на шконке

опера

теперь на тибетские иконки

похожа моя кожура

тыкаю мышью чёрной воронки

ура

я попал в сплетенье пространств

стою внутри этой сторонки

весна как из ведра

 

 

торт вечности

 

вечности всей не хватит

чтобы меня отыметь

я упрямая сволочь на лезвии себя

моё тело можно убить

мою душу можно распять

но вечность это приход

вечность течёт в моих венах

изобретает молекулы снов

в атомах состояний

в плотной её пустоте

я разрезаю торт вечности

 

 

океюшки

 

океян окаянно океил око

окно окстилось окружающей октавой

оклахомный окрик окошмарил окровеньем

оклонил окрест окрошки октябрь

окраин окромя оклада

окоммерциализован окончалами оксюморонов

октивированный октаноид околесиц

окающим оксинебом окатил

 

 

временение

 

...а то и правда кончишь раньше времени

время пусть тоже кончает

оно ж беспольное

а значит ему кончать нечем

но мы такие извращенцы

что оно от нас кончает

смотрит на нас

мы эксгибиционируем

а оно...

время – оно такое хорошее

мягкое

а мы в нём купаемся

ты тоже время

и я время

а мы – ещё временее

временеем на глазах

на устах

временее

вреболее

 

сижу в центре себя

гоню на себя волнами

и всё мне смехуёчки

смехахашечки

смехохуеньки

сижу смехуирую

 

мы овременевшие

вконец

овременели

сидим в центре времени

временеем

в бесконечности

 

 

голоса ЧСВ

 

у ЧСВ голос либо Голоса

чаще Голоса

ЧСВ бывает вялотекущее, буйнопомешанное и взаимопроникающее

уникальных ЧСВ не бывает

они легкопередающиеся

возможно вирусно-инфекционной природы

ЧСВ заразно и легко передаётся через слова, эмоции и мысли

а так же через кулаки, бейсбольные биты, пистолеты и др.

 

мозговые часовые ЧСВ всегда на страже

не пускают никого в секретный бункер

даже если встретят здесь тройное даже

и с тройным проникновеньем в лунки

 

ЧСВ всегда снисходит к нам навстречу

как благословенье высшей суперкасты

осветляет солнцем чёрный вечер

всё. и баста

 

 

спорьте

 

в споре рождаеца не истина

а сексуальное напряжение

я открыл закон природы:

все точки зрения равноудалены от истины

поэтому спорьте

это повышает потенцию отношений

 

 

трогать строки

 

трогаю твои строки

прямо сейчас

трогаю между строк

прямо сейчас

трогал тебя в себе

с утра

был между строк тебя

с утра

и снова хочу

в тебя между строк

прямо сейчас

 

 

грибник

 

жил да был один грибник

он забыл свой нейм и ник

нейм забыл о грибнике

ник завис в его руке

он и правой он и левой

всё равно помёр в тоске

повстречался он там с девой

и она ему в пике

на полёте за ту грань

где сплошная наркомань

в глухомани тех бардо

что не после и не до

что всегда здесь и сейчас

на ушах протовогаз

чёрт

забыл о чём писал

здесь Господь а я вассал

в Его замке тьма грибов

я их съел и был таков

 

 

аттракцион

 

нет ничего кроме пути

в пути есть лишь дух

тело и душа вторичны

жизнь есть сон

сон ест жизнь

 

жизнь в матерном... материальном мире

это отдохновение от вечности

каникулы

где бы и как бы эта жизнь не происходила

поэтому всё это – просто аттракцион на каникулах

в парке отдыха

 

 

ограничение

 

отграничен

отстраничен

и немного отстранён

отстранён совсем немного

это верно да да да

промеж ног идет дорога

в никуда и в нитуда

 

 

в тоске поцелуя

 

каноны позиций

во льдах инквизиций

тисками свободы

раздроблена ода

на кости на строки

пропущены токи

на АК-куммулятор

под счастьем проклятым

разбрызгана майя

гордясь причитая

и в стельку и в доску

намантриться жёстко

и сгинуть ликуя

в тоске поцелуя

 

 

где начинается небо

 

мы ходим по земле

а живем в небе

внутри неба

космос это за небом

 

мы дети земли и неба

танцуем в огне победы

умываясь дождями

дождь оставит в тебе следы

 

 

вокруг да около

 

ах сколько нагнано

вплотную пригнано

наганом анус но

и всё постигнуто

и настроение

под строем прогнано

и всяко тление

вокруг да около

оставим милая

пущай там крутится

а мы красивые

такие вечные

сякие юные

в маразме старческом

в полях летательных

летально-гоночных

изданий марочных

коллекций бля ночных

селекций рыночных

непродающихся

приходы встретились

в пути-стороночке

и нас отметили

наклейкой ласковой

и голограммою

теперь мы там уже

и голограммимся

из той реальности

глядим мы досыта

читаем силушку

до сотворения

 

 

ступенька с точки зрения лестницы

 

...здравствуйте дорогие духозрители

сегодня мы проводим наш репортаж с эскалаторного родильного дома номер ноль дробь ноль

где мы вместе с ангелами-акушерами аплодисментами приветствуем рождение четырёхсотмиллиардного человека-эскалатора...

(астральный репортаж в прямом незамкнутом эфире)

 

 

тараканы

 

всё больше я шизофренею

всё дальше параноиду

я в мозговом сгущёном клее

всех тараканов разведу

 

 

пускай идёт на пользу дела

картон коробки черепной

пока душа еще неспела –

ставь тараканов на постой!

 

В НЕРОВНО-НЕРВИЧЕСКОМ ЖАНРЕ

 

 

 

I

 

в кипящей этой вечности

каждый из нас – пузырь

что надулся

задрожал

и лопнул.

зы:

мы летим ошмётками

сквозь пустоты других

пузырей

по кармическим траекториям вечности.

хых!

 

II

 

слова лезут из меня

как фарш из мясорубки

наверное я графоман

да пофиг

дай мне скорее губки

стану тебя целовать

ушки

щёчки

носик

 

III

 

о е!

ложись дорогая набок

давай любимые губки навстречу мне

оближу тебя как Еву Адам после яблок

заобожаю твой умопомрачительнейший минет

 

 

IV

 

и мы отправимся на лавочку

около подъезда в котором живёт бог

над нами кончается вечность

и качается лампочка

когда я между твоих ног

 

 

Письмо, найденное в окопе

 

Здравствуй, родная моя ...!

Пишу тебе во время затишья

пока не свистят ещё снаряды вражеские

и не отдан приказ идти в атаку

сообщаю тебе, что со мною всё хорошо

кормят нас тут неплохо

каждый день приезжает полевая кухня

и повар Вася, что из глухой саратовской деревушки,

большим половником из нержавейки

раздаёт каждому бойцу его дозняк перловки

.

Одёжу выдают новую

из старых довоенных запасов

не изъеденную молью

и не истоптанную тараканами

Когда мы слышим сигнал к атаке

то поднимаемся стройною колонною

и под барабанную раскатистую дробь

отправляемся на прогулку в сторону вражеских окопов.

Так мы, киборги всея Руси,

и проводим время в ожидании незабвенной победы

над ХЗ Кем

за ХЗ Что

.

Впрочем, это нисколько не ослабляет наш боевой и товарищеский дух

мы сильны как никогда

и великая победа наша не за горами.

Возможно, она спряталась за лесами глубокими

и морями беспардонными

накрывающими нас своею глубиною

до самой полной пустоты

.

И в заключение письма своего, по-солдатски скупого на слова,

хочу узнать – как вы там,

в тёплой и мягкой поднебесной стране

в которую и я мечтаю когда-нибудь вернуться

когда будет завершён данный этап Процедуры Вхождения Планеты в Космос

.

Напиши мне, моя драгоценная,

как твоё здоровье

и прочее самочувствие

чем ты занимаешь дни Ожидания

и каким видишь ты нашу будущую счастливейшую жизнь

Засим завершаю сие письмописание

ибо командир наш уже обожрался грибов

и призывает всех киборгов в атаку

Путь нам преграждают Райские Кущи

свитые из ангельской слюны

столь напоминающей колючую проволоку

но у нас остались ещё мухоморы и немного ЛСД

и реанимированные фильмы о наиблажайшем бытии

Встретимся в последнем сияющем кадре

завершающем монтажную пыль

наших многорадостных фестивальных дней

И да будет Свет Открытого Космоса!

Да снизойдёт на нас Суперсила Узорного Бытия...

 

 

Артишок

 

вырос вырос арт-и-шок

на нашем огороде

он весёлый и большой

и не хочет он в мешок

взявшись за руки меж строк

его мы хороводим

 

 

Закон хаоса дна

 

мы всегда совсем одни

зажигаем сознанья огни

но когда огонь себя зажжён

ты вдруг видишь что была не одна

и это закон

хаоса дна

 

 

ЭЧС

 

бизнес идея

продавать экологически чистую сперму

в баночках

или тюбиках

консервированную

для женщин-космонавток

и для мужчин у которых она кончилась

 

НеоПозНана

 

структура строфы не распознана

тектоника лета не вычленена

обычно она

приходит прозами

строк странных как выстрелы

ещё ночами и дозами

ритмов отмеренных издревле

а также бледно-розовыми мыслями

отравленными желаниями масляными

буднями пропахшими празднествами

ароматными оральными снами

волнами кайфа озарена

 

структура тишины не опознана

 

 

О как я жду

 

о как я жду в тебя проникновенья

о как я грежу и тобою и между

тоской веснеют губы вдохновений

уста устали

райский чат – в чаду

 

о как я рад твоим словам и позам

я издрочился весь на линии твои

вовнутрь воткнув с размаху фотодозу

миксуя взглядом

пустоты слои

 

 

Трип-хоп тишины

 

о Тишине красиво или никак

стерильное пиво не тает в мозгах

она так мило целится в пах

неважно – по яйцам или на трах

когда ты в ней – попадаешь в такт

когда она сверху – это страх

когда она около – ты монах

когда её нет – ты движешься нах

Тишина – это всплеск и даже антракт

Тишина – это взрыва релакс

Тишина – это надгробный фак

Тишина – это саботажный брак

 

 

теории мира слоёный лак

творения напрочь опущенный знак

лезвие жизни в твоих зрачках

о Тишине красиво или никак

 

 

Ум-ца-ца

 

дороги артерий и вен

ведут куда-то к извне

подальше от зон и стен

поближе к эроген-

ностям

и прочим новостям

 

колоколами

сердца

в круговерти угла мин

понаставили. ум-ца-ца!

 

 

Небо небо облака

 

небо небо облака

небо небо облака

небо небо облака

небо небо облака

 

хэй хэй хэй хэй

небо небо облака

хых хых хых хых

небо небо облака

 

небо небо облака

небо небо облака

небо небо облака

небо небо облака

 

эй эй эй эй

небо небо облака

ух ух ух ух

небо небо облака

 

 

куча “я”

 

куча “я”, по воле случая,

накурились через shift.

и вошли в меня, везучие,

и ввели благополучие:

тот, что мёртв – тому, что жив.

но, однако же, канючу я:

мол, какие вы игручие...

мол, нет в свете вас всех круче “я” –

и в сосудах, и в разлив.

 

 

Чёрный юмор

 

если я умирая скажу

"окей ребята встретимся в раю"

знайте

это был чёрный юмор.

adieu!

 

 

Глаз воздуха

 

вор в рот

запах с простыни

вдыхая телом

 

душно так в комнате

воздух нараспашку

окнами

 

комары монитор облепили и дружно сосут

в темноте простыня монитора так ярко блестит

и на ней комары облепившие дружно сосут

фотошопные файлы висят

подкомарно

 

глаз воздуха

вечность смакует

 

 

Торжество амнезии

 

праздники понедельники

безостановочные

рельсы вторников стонут

в победах сред

среднестатистика цикла любви..

окружающий пир

безысходности

квадрофония смысла

 

продолжим тождество истины

проложим торжество амнезии

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.29.254 (0.211 с.)