ТОП 10:

Сословно-представительская монархия в России в XVIв.



В середине XVI в. в России складывается сословно-представительная монархия, что выразилось прежде всего в повышении статуса главы государства. Начиная с 1547 г. глава государства стал именоваться царем. Изменение титула преследовало следующие политические цели: укрепление власти монарха и ликвидацию основ для притязаний на престол со стороны бывших удельных князей так как титул царя передавался по наследству. В конце XVI в. сложился порядок избрания (утверждения) царя на Земском соборе. Царь как глава государства обладал большими полномочиями в административной, законодательной и судебной сферах. Но его власть не была абсолютной. В своей деятельности он опирался на Боярскую Думу и Земские соборы.

Боярская Дума формально сохранила свое прежнее положение. Это был постоянно действующий орган, наделенный законодательными полномочиями и решающий вместе с царем все важнейшие вопросы. В состав Боярской Думы входили бояре, бывшие удельные князья, окольничьи, думные дворяне, думные дьяки. Хотя социальный состав Думы и изменился в сторону увеличения представительства дворянства, она продолжала оставаться органом боярской аристократии.

Особое место в системе органов государственного управления занимали Земские соборы. Они созывались с середины XVI до середины XVII в. Их созыв объявлялся специальной Царской грамотой. Земские соборы включали в себя Боярскую Думу, Освященный собор (высший коллегиальный орган православной церкви) и выборных представителей от дворян и городского населения. Противоречия, которые существовали между ними, способствовали усилению власти царя. Земские соборы решали основные вопросы государственной жизни: избрание или утверждение царя, принятие законодательных актов, введение новых налогов, объявление войны, вопросы внешней и внутренней политики и т.д. Вопросы обсуждались по сословиям, но решения должны были приниматься всем составом Собора.

Система приказов как органов управления продолжала развиваться и к середине XVII в. их число достигло 90. Для работы приказов характерен жесткий бюрократический стиль: строгое подчинение (по вертикали) и следование инструкциям и предписаниям (по горизонтали). Возглавлял приказ начальник, назначаемый из числа бояр, окольничьих, думных дворян и дьяков. В зависимости от направления деятельности приказа начальниками могли быть: судья, казначей, печатник, дворецкий и т.д. Ведение делопроизводства возлагалось на дьяков. Техническую и канцелярскую работу осуществляли подьячие. Вопросами организации государственной службы и финансирования госаппарата занимались приказ Большого прихода, Разрядный, Поместный и Ямской приказы.

Структурным подразделением приказа являлся стол, специализировавшийся в своей деятельности по отраслевому или территориальному принципу. Столы, в свою очередь, разделялись на повытья.

В компетенцию приказа Большого прихода входил сбор общегосударственных налогов и пошлин. Территориальные приказы по сбору налогов и Земский приказ ведали сборами в столице и ее пригородах. Чеканкой монеты занимался Денежный двор, подчиненный приказу Большой казны. Существовали и другие приказы: Разбойный приказ, Приказ сбора пятинных и запросных денег, Аптекарский приказ, Печатный приказ и пр.

Во второй половине XVI в. земские и губные избы становятся основными органами управления на местах. Земские избы избирались тяглым населением посадов и волостей на 1–2 года в составе земского старосты, дьячка и целовальников. Земские органы содержались за счет местного населения. Эти органы осуществляли финансовые, судебные и полицейские функции. Губные избы становятся основными органами управления в уездах. Они выполняли полицейские и судебные функции. Возглавлял избу избираемый населением староста, судопроизводство возлагалось также на целовальников, дьяков и подьячих. Губные избы находились в непосредственном подчинении Разбойного приказа.

В начале XVII в. была проведена реорганизация местного управления. Административные, полицейские и военные функции возлагались на назначаемых центральной властью воевод. Им же стали подчиняться земские и губные избы, городовые приказчики. Воеводы в своей деятельности опирались на специально созданный аппарат – приказные избы, в состав которых входили дьяки, приставы, приказчики, рассыльщики и другие должностные лица. Воевода назначался Разрядным приказом, утверждался царем и Боярской думой. Срок службы воеводы составлял 1–3 года.

В рассматриваемый период была проведена реформа вооруженных сил:

– продолжалось упорядочение организации дворянского ополчения,

– было создано постоянное стрелецкое войско. С начала XVII в. появляются постоянные полки: рейтарские, пушкарские, драгунские и т.д. Эти полки были прообразом постоянной и регулярной армии, сформировавшейся в России только в XVIII в.

Общественный строй. В формах феодальной поземельной собственности и правовом статусе основных группировок господствующего класса продолжали развиваться тенденции, появившиеся еще в первой половине XVI века.

Главе государства (с 1547 г. – царю) принадлежали, как и раньше, дворцовые и чернотягловые (или черносошные) земли. Законодательство этого времени довольно четко (особенно Соборное уложение 1649 г.) определило различие этих форм феодальной собственности: дворцовые земли – собственные ему же, но как главе государства. Дворцовые земли и жившие на них крестьяне эксплуатировались обычными для феодализма способами: на них распространялись повинности в виде барщины или оброка. Черносошные крестьяне платили подати государству, выполняли многочисленные повинности типа дорожной, мостовой и т.д. Как и раньше, и дворцовые и чернотягловые земли раздавались в собственность отдельным феодалам и количество их значительно сокращалось. В 1627 г. был издан специальный указ, запретивший дальнейшую раздачу дворцовых земель в вотчины или поместья «для того, что на государев обиход и на всякие дворцовые расходы…. не доставает много, а исполнять неоткуды».

Верхушка феодальной знати носила название бояр, но последней еще в большей мере стало придворным чином, жаловавшимся царем. Другая группа феодалов называлась служилыми людьми – дворянами. Продолжался процесс дальнейшего ограничения прав и привилегий старой феодальной знати. Среди мероприятий, направленных на подрыв еще сохранившегося влияния последней и проведенных в середине XVI века прежде всего должна быть названа опричнина. 1 В 1656 г. Иван Грозный разделил земли государства на земские (т.е. обычные) и опричные (т.е. особые), включив в последние земли оппозиционной княжеско-боярской аристократии. Некоторые из этих княжат и бояр погибли, другие получили другие земли в неопричных уездах из рук царя как пожалование, под условием верности и службы. Тем самым был не просто нанесен удар по старой феодальной знати, но подорвана ее экономическая основа. Конфискованные земли были розданы служилым людям. Опричнина сделала поместье главной и господствующей формой феодального землевладения, оттеснив на задний план боярскую вотчину. Они же знаменовала и дальнейший этап в развитии феодальной эксплуатации крестьян, привела к росту их повинностей, к сокращению количества земли, находившейся в непосредственном пользовании крестьян.

Весьма существенные изменения происходили и с самими понятиями «вотчина» и «поместье». Вотчинное и поместное землевладение все в меньшей мере свидетельствовало о принадлежности к той или иной группе феодалов, а больше говорило об определенном комплексе прав на землю.

Вотчинное землевладение становилось условным (т.е. было связано с обязанностью служить царю). В 1556 г. было принято специальное «Уложение о службе», определившее равные обязанности как для вотчинников, так и помещиков выставлять в имевшейся у их земли определенное (соответствующее размеру и качеству земли) число вооруженных людей (кроме своего личного участия в военной службе. Была произведена повсеместная опись земель, которая должна была дать материал для установлении служилых обязанностей феодалов.2

Ограничивалось право распоряжения старинными вотчинами (прежде всего княжескими, принадлежавшими бывшим князьям). Указ 1551 г. запретил их продавать и сдавать в монастырь («на помин души») без ведома царя. Позднее было запрещено их обменивать, давать в приданое. Ограничивалось и право передачи по наследству (наследниками могли быть только прямые потомки мужского рода). Нарушение установленного порядка влекло конфискацию земли в пользу государства, царя.

Появилось новое понятие – «жалованная» или «выслуженная» вотчина, т.е. данная непосредственно за службу и под условием службы.

Ограничивалось в это время и право родового выкупа. Устанавливался срок – 40 лет для выкупа проданной, выменянной, заложенной родовой вотчины, точно определялся круг родичей, имеющих право на выкуп (при этом исключались прямые потомки – дети и внуки). На купленные вотчины (не родовые) право родового выкупа не распространялось.

Введенные ограничения этого старинного феодального института ставили в лучшее (по сравнению с прежними временами) положение приобретателя земли, давали возможность вывести родовую вотчину из старинного рода бояр и предавать новому владельцу.

Права поместных владельцев в рассматриваемый период постепенно увеличиваются, расширяются. Так, еще в 1618 г. было установлено, что поместья, принадлежавшие лицам, убитым на войне или пропавшим без вести, оставались во владении жен и детей, а при отсутствии таковых передавались «роду и племени» прежних помещиков. Постепенно передача поместной земли по наследству становилась общим явлением. Можно было поменять поместье на вотчину, дать поместье в приданое. Царским указом поместные земли могли переводится в вотчины.

Служилые дети (дворяне) получили право покупки вотчин. Интересны указы, определившие размеры поместных «дач» (окладов). Они свидетельствуют о том, что бояре, как и дворяне, наделялись поместной землей. Позднее дворяне стали наделялись землей на вотчинном праве. Все это свидетельствовало об интенсивном процессе сближения вотчины и поместья, уравнения в правах боярской знати и поместного дворянства, другими словами – консолидации господствующего класса феодалов в единое сословие. Наиболее полно (и юридически определенно) этот процесс был отражен в Соборном уложении 1649 г. в специальных главах о поместных и вотчинных землях.

Одновременно с консолидацией3 различных групп феодалов в единое сословие все больше проявлялась и его замкнутость, невозможность перехода в него лиц из низших сословий (крестьян, посадских, священников). Все более четко формулировалось положение, по которому владение землей являлось сословной привилегией, монопольным правом только феодалов. В рассматриваемый период только гости имели право покупать по «челобитным» земли из числа «порозжих» (не имевших владельца). В XVII в. принцип монопольного права дворян на землю получил более определение.

Феодалы имели и другие привилегии: не платили подати, были освобождены от ряда повинностей, пользовались преимуществами, предусмотренными уголовным правом и процессом. Им (и детям приказных служащих) принадлежало право занимать чиновные должности в приказах. В 1640 г. было прямо запрещено принимать в подьячие духовных, посадских и пашенных людей.

Происходивший в рассматриваемый период истории процесс полного и окончательного закрепощения крестьян привел к существенному увеличению их зависимости от феодалов. Так, Соборное уложение прямо формулирует право вотчинной юстиции (статья 7 Главы XIII) по всем делам, за исключением кражи, разбоя, убийства.4 Феодалам предоставлялось и право полицейского надзора за крестьянами. На их же возлагалась ответственность за выполнение крестьянами государственных повинностей. Долги помещика могли быть оплачены крестьянским имуществом (статья 262 Главы 10); крестьянин мог быть поставлен на «правеж»5 за долги своего господина. Помещики начали решать вопросы брака своих крепостных. Если господин обвинял крестьянина в совершении тяжкого уголовного преступления, то (как сказано в статье 48 XXI главы Соборного уложения) «тех людей по приводу расспрашивать и без обыску пытати….» Если же подозрение падало на дворян, то закон предписывал «наперед пытати людей их, или дворников, или крестьян».

Другим важным видом земельных владений наряду с вотчиной и поместьем оставалось церковное и монастырское землевладение. Предпринятые в начале XV века попытка несколько ограничить рост церковно-монастырского землевладения больших результатов не дала. Громадные земельные владения лиц духовного звания и особенно монастырей продолжают увеличиваться. Им принадлежало до 1/3 всех феодальных владений в стране. В некоторых местностях (например, Владимирской, Тверской) более половины всех земель принадлежало духовенству.

Вопрос о монастырско-церковном землевладении самым тесным образом связан с политическим положением церкви в Российском государстве. Она – не только крупнейший землевладелец, но и огромная идеологическая сила, колоссальный аппарата, помогавший власть имущим. Этим и может быть объяснена двойственная политика царской власти относительно церковно-монарстырского землевладения, политика компромиссов (характерная даже для правления Ивана IV).

Царская власть, стремясь удовлетворить земельные интересы дворянства, делала многочисленные законодательные попытки ограничить рост церковно-монастырского землевладения и даже осуществить частичную его секуляризацию, т.е. передачу земли светской власти. Этот вопрос обсуждался на церковном Стоглавом соборе в 1551 г. Секуляризация была отвергнута. Была лишь запрещена закупка вотчин монастырями и верхушкой духовенства без ведома царя под угрозой конфискации новоприобретенных земель. Позднее были ограничены вклады вотчин в монастыри (по завещаниям, «на помин души»). При Иване Грозном была проведена частичная конфискация церковно-монастырских земель (в наибольшей мере на Новгородской земле).

Однако указанные меры не дали значительных результатов и поэтому в 1580 г. было принято новое решение, запрещающее митрополиту, архиереям и монастырям покупать вотчины у служилых людей, принимать в заклад и «на помин души», увеличивать какими-либо другими способами свои земельные владения. Вотчины, купленные или взятые в заклад в нарушение этого «приговора», должны были отбираться «на государя». Но это решение не было полностью реализовано. Духовенство продолжало владеть огромными землями и пользоваться иммунитетными правами. Обладая большими политическим правами на своих землях, духовенство стремилось к усилению своего влияния в стране в целом. В 1589 г. в России было учреждено патриаршество и русская церковь получила самостоятельность. Патриархи избирались на церковном соборе, но утверждались царем. Учреждение патриаршества усилило притязания церкви на политическую власть в стране. Эта тенденция особенно сильно проявилась в начале и середине XVII века, когда патриархами стали отец царя Михаила Романова Филарет, а затем Никон, пользовавшийся большим влиянием и стремившийся всячески усилить экономические и политические позиции церкви, установить ее верховенство над светской властью. Конфликт Никона с царем Алексеем закончился победой последнего. Никон был лишен в 1666 г. сана и отправлен в монастырь.

В середине XVII века был нанесен серьезный удар по монастырско-церковному землевладению. В Соборное уложение 1649 г. под прямым давлением дворянских кругов было включено положение, четко сформулировавшее запрет патриарху, митрополитам, монастырям вотчин «……..не покупати и в заклад не имати, и за собой не держати, и по душам в вечный поминок не имати….».

Ограничивалась и церковная юрисдикция: из нее исключались дела о таких преступлениях, совершенных духовными лицами, как политические, о душегубстве, о разбое. Уголовная ответственность за преступления против религии и церкви предусматривалась, начиная с Соборного уложения 1649 г., светским законодательством. Им же определялись и преступления против нравственности, семейных устоев, ранее подпадавшие под церковную юрисдикцию. Для суда над духовенством по делам, не связанным с религией, был создан особый Монастырский приказ – государственное учреждение, ведавшее также сбором некоторых податей с монастырских земель.6

В середине XVII в. вводились и серьезные ограничения для монастырей и духовенства в торговле и ремесле – Соборное уложение содержало положение о ликвидации так называемых «белых» слобод. Посадские люди еще в XVI веке требовали ликвидации торгово-ремесленных слобод, принадлежавших монастырям, духовенству (а также и другим феодалам). Население этих слобод освобождалось от посадского тягла и несло феодальные повинности лишь в пользу своего господина. От этого несли ущерб и царская казна, и посадские люди, страдавшие от конкуренции «белых» слобод. Законодательство неоднократно обращалось к этому вопросу и формулировало различные аппреты, стремясь ограничить привилегии монастырей и светских феодалов в торгово-ремесленных занятиях, но «белые» слободы продолжали существовать.

Статьи Соборного уложения, постановившие, что «белые» слободы, в которых «живут торговые и ремесленные люди, и всякими торговыми промыслами промышляют и лавками владеют, а Государственных податей не платят, и служеб не служат: и те слободы, со всеми людьми…… взятии на Государя в тягло, и в службы безлетно и бесповоротно….», могли появиться только в ряду других правительственных мероприятий, подчинявших церковь государственной власти.

Однако был неверным вывод об упразднении в связи со всем вышеизложенным привилегированного положения духовенства. Оно все еще продолжало владеть многими землями и крепостными крестьянами имело ряд привилегий – не платило податей, не отбывало многих повинностей. Жизнь, честь духовенства защищались повышенными мерами наказания, оно имело привилегии и в уголовном процессе.

Городское население. В XVI–XVII вв. наблюдались дальнейший рост городов, развитие торговли, ремесел, кузнечного, медного, оружейного, пушечного дела и т.п. Появились чугунолитейные, железоделательные заводы, стекольные мастерские, бархатные и шелковые мануфактуры и пр. Увеличивалась численность городского населения, усилилась его социальная дифференциация. Городская знать имела ряд привилегий: она ведала раскладкой и сбором тягла со всего посадского населения; имела право участвовать в заседаниях Земского собора, избирать земские избы, создававшиеся во многих городах и черносошных волостях. Крупнейшие купцы (гости)7 могли покупать (по царскому разрешению) земельные владения, получали звания думных дьяков и даже, крайне редко, думных дворян8 (что весьма ярко характеризовало возрастание политического значения городской знати).

Закон предусматривал повышенную ответственность за оскорбление их чести. Об этом свидетельствует уже Судебник 1550 г. (статья 25), устанавливая за бесчестье гостя штраф в 50 руб. (можно сравнить – за бесчестье «боярского человека доброго» всего 5 руб.); Соборное уложение 1649 г. (статья 95 Главы X) еще с большим уважением говорит об именитых людях Строгановых, о гостях, людях гостиных и суконных сотен, устанавливая высокие штрафы за нанесение им бесчестья (например, за бесчестье Строгановых штраф 100 руб., «луччих» людей посада – 7 руб., крестьян черных волостей и дворцовых – 1 руб.).

К середине XVII века сложилась определенная сословная группа, получившая общее название «посадские люди». Это было городское население, которое включало гостей, гостиную сотню, суконную сотню, черные сотни и слободы. Гости – это крупные торговцы, которые вели дела с другими городами и зарубежную торговлю, к сотням гостиной и суконной принадлежали купцы, обладавшие меньшими капиталами по сравнению с гостями.

Как утверждает В.О. Ключевский, гостей и торговцев обеих высших сотен никогда не бывало много. В 1649 г. гостей было только 18 человек; в гостиной сотне – 158; в суконной – 116.9 Высшие слои купечества и промышленных дельцов пополнялись из столичных черных сотен и из провинциального посадского купечества.

Посадские люди других городов и черных сотен и слобод Москвы делились на «лучших», «середних» и «молодших».10

Некоторые исследователи посада не включают в число посадских людей гостей и торговых людей гостиной и суконной сотен.11 Действительно, в их положении много особенного.

Так, они освобождались от тягла и повинностей с двора; от пошлины за «питье» и постоялой повинности; от пени с огня и топки; подводной повинности, перевозов, проезжего мыта и мостовщины.

Царь и правительство назначали, «жаловали» в число гостей гостиной и суконной сотен представителей так называемых черных сотен Москвы и провинциального купечества, т.е. наиболее знатную и разбогатевшую часть торгово-ремесленного городского населения. Так, в 1647 г. в гостиную сотню было переведено и московских черных сотен 104 человека и в суконную – 81.12

Таким образом, это были тяглецы, освобожденные от посадского тягла в связи с получением привилегий. Царская власть возлагала на них определенные обязанности, связанные с организацией торговли, раскладкой и сбором различных пошлин с тяглового населения. Ими же составлялись списки торговых людей по городам. При исчислении посадского тягла за основу брался посадский вор. Основными постоянными податями посада были: прямая государева подать; стрелецкая подать; ямские деньги; полоняночные деньги. Кроме этого взимались чрезвычайные сборы (пятая деньга, десятая деньга).

На посадских людей возлагалось выполнение различных тяглых служб (например, подводная повинность, постоялая повинность, постройка и ремонт городских укреплений, ямская гоньба и др.).

Среди городского населения довольно большой процент составили служилые люди «по прибору» (стрельцы, казаки, пушкари и др.). Стрельцы селились в слободах, жили совместно с семьями, получали жалованье и, кроме военного дела, занимались промыслами, торговлей, огородничеством.

В XVII веке в России городов становится значительно больше. Но в большинстве городов посадского населения было сравнительно немного. Всего лишь 10% дворов в городе были «черными», т.е. свободными от частновладельческой зависимости.

Значительная часть дворов и населения в городах находилась на землях, принадлежавших отдельным феодалам (духовным и светским) и монастырям. Население этих земель освобождалось от посадского тягла и в связи с этим называлось «белым», «белые» слободы постоянно пополнялись выходцами из черного посада, стремившимися освободиться от городских податей.

Торговцы и промышленники начинают сознавать и формулировать свои сословные интересы, требуют ликвидации «белых» слобод, освобождения купечества от сложных поборов за перевозимые и продаваемые товары, установления покровительственных мер русским купцам и ограничения иностранной торговли. Ставится также и вопрос о пополнении численности городского населения (в чем заинтересована была и государственная казна).

Вопрос о «белых» слободах в городах или вблизи них, принадлежавших боярам или монастырям и не плативших городского тягла и не отбывавших других городских повинностей, поднимался посадскими людьми еще в XVI веке. Как уже указывалось, население этих слобод, освобожденное от посадского тягла и исполнявшее только повинности в пользу господина-феодала, составляло серьезную конкуренцию посаду. Несла от того ущерб и царская казна.

Законодательство неоднократно формулировало различные запреты, стремясь ограничить привилегии монастырей и бояр в торгово-ремесленных занятиях, но «белые» слободы продолжали существовать.

Беломестцы переманивали к себе людей, увеличивая население своих слобод и уменьшая тем самым число тяглецов города.

Еще в 1619 г. на Земском соборе было постановлено вернуть в тягло тех, кто «заложился» за сильных людей и тем самым ушел от царских податей, но «белые» продолжали существовать, а в начале XVII века даже получили еще большее развитие.

В 1637 г. был учрежден специальный сыскной приказ, который должен был осуществлять «сыск» прежних тяглецов и возвращать их на посад.13

Посад выступал также против прав владельцев вотчин и поместья (и светских и духовных) облагать в своих землях проезжих купцов и их товары сборами в свою пользу. В 1641 г. было запрещено устанавливать новые сборы (что нашло отражение в статьи 9-10 Главы IX Соборного уложения), но эта мера мало изменила положение посада.

В 1648 году в Москве вспыхнуло крупное восстание. Оно было поддержано в ряде других городов. Царское правительство было вынуждено учесть посадские челобитные и упразднить «белые» слободы.

В обстановке крайнего обострения классовой борьбы был созван Земский собор, который рассмотрел и частично удовлетворил требования посадских людей. Статьи Главы XIX Соборного уложения были связаны с указанными событиями. Они закрепили важную посадскую реформу, направленную на ликвидацию «белых» слобод и возвращение на посад ушедших тяглецов.

Слободы, принадлежащие патриарху, митрополиту, владыкам, монастырям, боярам, окольничим и другим крупным феодалам, переходили государю «безлетно и бесповоротно». Все торговые и ремесленные люди этих слобод должны были платить государственные подати. Исключение делалось для старинных, вечных кабальных людей – они оставлялись прежним владельцам (кабальные люди, родители которых были посадскими людьми или черносотенными крестьянами, передавались в посад) и для дворовых людей Патриарха – певчих, дьяков, подьячих, истопников, сторожей, поваров, хлебников, конюхов и т.п.

Соборное уложение определило монопольное право посада на торговлю и ремесло.

Исключение было сделано лишь для служилых людей в Москве («всяких чинов люди», которые «емлют государево денежное и хлебное жалованье»), занимавшихся торговлей и промыслами – им разрешалось заниматься торговлей и ремеслом, но с уплатой податей. Других повинностей тяглых посадских людей они не несли («а службы никакой тяглой не служить»).

Дворянские круги, правительственная власть, будучи крайне заинтересованными в развитии торгово-ремесленного производства, пытаются способствовать этому процессу сугубо феодальными крепостническими методами: Соборное уложение содержало предписание вернуть на посад всех его бывших жильцов и запрещало впредь населению посада выходить из него. Городское население (исключая городскую знать) оказалось фактически закрепощенным, записанным за определенным посадом. Указ 1658 г. предусматривал жестокие наказания за самовольный переход из одного посада в другой.

Делаются и первые шаги для устранения конкуренции иностранных купцов с русским купечеством путем покровительства последнему. В 1627 г. по просьбе гостей было решено не пускать в Москву торговых иноземцев без царских жалованных грамот, «чтоб нашим торговым людям в том оскудненья не было». В 1643 г. был принят Указ о запрещении иностранцам покупать, а русским людям продавать и закладывать иностранцам дворы в Москве, в Китае-городе, в Белом и Земляном городах и в загородных слободах. Государевым указом в 1649 г. были ликвидированы имевшиеся ранее привилегии английских купцов в России (им запрещалось торговать всюду, кроме Архангельска). Для иностранных купцов Торговым уставом 1653 г. вводятся специальные повышенные пошлины. В 1667 г. был принят Новоторговый устав, согласно которому иностранным купцам запрещалось вести розничную торговлю в пределах России. По Новоторговому уставу иностранные купцы могли торговать только в пограничных городах. Вне их они могли торговать только по особому разрешению. При этом они платили высокие проезжие пошлины.

Крестьяне. Во второй половине XVI – первой половине XVII вв. происходил интенсивные процесс дальнейшего закрепощения крестьян. Этому способствовало укрепление государственного аппарата, создание специальных органов (Разбойный приказ, губные избы) по борьбе с беглыми крестьянами, «лихими» людьми. Судебник 1550 г. повторил статьи Судебника 1497 г. о «Юрьеве дне», но увеличил взимавшуюся с крестьян плату за выход.

В 1581 году был принят указ о заповедных летах, практически отменивший действия положения о «Юрьевом дне».14 В 1597 г. издается указ о сыске беглых крестьян, ушедших не позднее, чем за 5 лет до издания этого закона.15 Таким образом, устанавливаются «урочные лета». Писцовые книги, составленные в 80-90-е годы, стали актами крепости крестьян. Оформление крепостной зависимости крестьян вызвало их бурное сопротивление и обострение классовой борьбы, что привело к возникновению первой крестьянской войны в России под руководством И. Болотникова. Ответом на крестьянскую войну было дальнейшее усиление крепостничества.

В 1607 г. «урочные лета» были увеличены до 15 лет.

Соборное уложение 1649 г. зафиксировало завершение процесса полного окончательного закрепощения крестьян. Были отменены «урочные лета». Беглых крестьян возвращали независимо от срока, прошедшего после их ухода от прежнего владельца, вместе с семьей и всем имуществом («со всеми их животы, и с хлебом стоячим, и с молоченым»). Статья. 1 Главы XI Соборного уложения дает полный и четкий перечень всех существовавших категорий крестьянского населения, подчеркивая при этом, что процесс закрепощения охватывает и государственных, и дворцовых крестьян и крестьян, принадлежащих духовенству, монастырям, а не только вотчинных и помещичьих. Закон устанавливает наказание для тех, кто принял и скрыл у себя беглых крестьян.

Прикрепление крестьян к земле и личности феодала было оформлено как наследственное и потомственное состояние, характерное для социального положения всего крестьянского сословия.

Статьи Соборного уложения подробнейшим образом определяли права феодалов на крестьян, их труд, имущество, личность, закрепляли полное бесправие, полную зависимость крестьян от произвола господ.

Создание четко отрегулированной системы крепостной зависимости отражало интересы не только феодалов, но и государственной власти, так как позволяло более эффективно вести борьбу с крестьянскими выступлениями, усиливать налоговое бремя, возлагая на помещиков полицейские функции и ответственность за уплату крестьянами государственных податей.

Все больше сближались по своему положению с крепостными крестьянами холопы и кабальные люди. Полных холопов в России к концу XVI века было уже немного. Широкое распространение получило кабальное холопство. Кабала – письменное долговое обязательство, приводившее к потере свободы, использовалась для установления фактически крепостной зависимости, в соответствии с кабальным договором должник либо выплачивал проценты, либо погашал эти проценты службой. Еще начиная с Судебника 1550 г. законодательство пыталось оградить от служилой кабалы и превращения в холопа представителей господствующего класса. Об этом сказано в главе XX Соборного уложения 1649 г. Землевладельцы переводили часть своих холопов и кабальных людей «на землю» и положение переведенных мало чем отличалось от крепостного крестьянства. Наделы холопов и кабальных людей облагались государственным тяглом наряду с крестьянскими дворами.

Развитие права в России на ступени сословно-представительной монархии характеризуется его усложнением. Крупнейшим законодательным актом стало Соборное Уложение, принятое в 1649 г. Земским Собором. Источниками Соборного уложения являлись Судебник 1497 и 1550 гг. Стоглав 1551 г., указные книги приказов (Разбойного, Земского и др.), царские указы, приговоры Боярской Думы, решения Земских соборов, литовское и византийское законодательство. Позднее Уложение было дополнено Новоуказными статьями. Уложение было первым кодексом, его текст был разослан в приказы и на места. Соборное уложение состоит из 25 глав и 967 статей. В нем систематизировано и обновлено все российское законодательство, наметилось разделение правовых норм по отраслям и институтам. В изложении норм права сохранилась казуальность. Уложение открыто закрепляло привилегии господствовавшего сословия и устанавливало неравноправное положение зависимых сословий. В Соборном Уложении закреплялся статус главы государства – царя как самодержавного и наследного монарха.

Соборное уложение 1649 г. было основным источником российского права до принятия Свода законов Российской Империи в 1832 г.

Соборное уложение 1649 г. регламентировало формы феодального землевладения. Уложение содержало специальную главу, в которой закреплялись все важнейшие изменения в правовом статусе поместного землевладения. Устанавливалось, что владельцами поместий могли быть как бояре, так и дворяне. Определялся порядок наследования поместья сыновьями, часть земли после смерти владельца получали жена и дочери. Дочери также могли получить поместье в качестве приданого. Соборное уложение разрешало обмен поместья на поместье или на вотчину. Право свободной продажи земли, равно как и право ее залога, помещикам не было предоставлено.

В соответствии с Соборным уложением вотчина была привилегированной формой феодального землевладения. В зависимости от субъекта и способа приобретения вотчины подразделялись на дворцовые, государственные, церковные и частновладельческие. Вотчинникам предоставлялись широкие полномочия по распоряжению своими землями: они могли продать, заложить, передать вотчину по наследству и т.д. В Уложении ограничивается экономическое могущество церкви – запрещено приобретение церковью новых земель, сокращены многочисленные привилегии. Для управления вотчинами монастырей и духовенства учрежден Монастырский приказ. Соборное уложение также регламентировало залоговое право.

Обязательственное право продолжало развиваться в направлении замены личностной ответственности имущественной. Друг за друга отвечали супруги, родители, дети. Долги по обязательствам переходили по наследству; одновременно устанавливалось, что отказ от наследства снимает и долги по обязательствам. В законодательстве были определены случаи добровольной замены в обязательствах одного лица другим. В случае стихийных бедствий должнику предоставлялась отсрочка уплаты долга на срок до 3-х лет.

Соборному уложению известны договоры купли-продажи, мены, дарения, хранения, поклажи, найма имущества и др. В Уложении нашли отражение и формы заключения договоров. Регламентировались случаи заключения договоров в письменной форме, для некоторых видов сделок (например отчуждение недвижимости) устанавливалась крепостная форма, требовавшая «рукоположительства» свидетелей и регистрации в Приказной избе.

Соборное уложение устанавливало порядок признания договора недействительным. Договоры признавались недействительными в случае их заключения в состоянии опьянения, с применением насилия или путем обмана.

Субъектами гражданско-правовых отношений являлись как частные, так и коллективные лица.

Наследственному праву известно наследование по закону и по завещанию.

Завещание оформлялось в письменной форме, подтверх далось свидетелями и представителем церкви. Воля завещателя ограничивалась сословными принципами: завещательные распоряжения могли касаться только купленных вотчин; родовые и выслуженные вотчины переходили к наследникам по закону. В круг наследников по закону входили дети, переживший супруг, в некоторых случаях и другие родственники. Родовые и жалованные вотчины наследовали сыновья, дочери наследовали только при отсутствии сыновей. Вдова получала часть вотчины на «прожиток», т. е. в пожизненное владение. Родовые и жалованные вотчины могли наследоваться только членами того же рода, к которому принадлежал завещатель. Поместья наследовали сыновья. Вдова и дочери получали определенную долю поместья на «прожиток». До 1864 г. в наследовании поместья могли участвовать родственники по боковой линии.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-09; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.210.22.132 (0.029 с.)