ТОП 10:

Американская ворожба над числами



Уже в самом названии, а затем и в тексте своего комментария Гу Пин упрекает американский еженедельник Ньюсуик (Newsweek) в «краже балок и замене столбов», проделанных в статье «The Neighbors are Restless» («Беспокойные соседи», 17.07.1995, с. 20 и след.). При вычислении доли затрат китайцев на вооружение во всеобщем валовом продукте Ньюсуик исходил из крайне завышенной оценки в 5,4%. Согласно китайским данным, эта доля в 1994 г. составляла 1,3% (отдел печати при Госсовете КНР: «Контроль за вооружением и разоружение в Китае». Пекинское обозрение. Пекин, № 48, 28.11.1995, с. 18). Для соседних стран Ньюсуик устанавливает эту же величину в пределах от 1,6% до 3,6% (см.: The Balance of Power, там же, с. 22). Но затем Ньюсуик, сообщая китайские данные, меняет методику расчета. Величина валового китайского продукта дается согласно обменному курсу, а величина затрат на вооружение — согласно реальной покупной способности китайской денежной единицы. Тем самым Ньюсуик умудрился четырехкратно увеличить китайские затраты на вооружение. Пойти на такую подтасовку Ньюсуик побудило желание подкрепить утверждение о «китайской угрозе» (Жэньминь жибао. Пекин, 28.07.1995, с. 7).

Осел в львиной шкуре

«Вряд ли кто-то в мире сомневается в ведущей роли Америки», — утверждают на Западе («Европа под крылом США: за и против мира по-американски». Новая цюрихская газета, 25.05.1998, с. 25). Когда с середины 60-х гг. на Генеральной Ассамблее ООН провалили ряд предложений США в области прав человека, а также по урегулированию ближневосточной проблемы, слова «в мире» из вышеприведенной цитаты, безусловно, грешат против истины. Обзор китайской прессы показывает, что, например, Китай не признает «ведущей роли Америки». «Хотя в мире и осталась единственная мировая держава, она все же не в состоянии управлять всем миром». Эти слова индийского президента Кочерила Рамана Нараянана (род. 1921) (Цайт. Гамбург, 10.09.1998, с. 12), похоже, свидетельствуют, что и Индия считает себя неподвластной США с населением, «составляющим лишь 4% жителей Земли» (Пекинское обозрение. Пекин, № 48, 1.12.1998, с. 8), при этом президент добавил: «В различных частях мира имеются иные значительные властные центры... В предстающем перед нами мировом порядке... народы мирно живут бок о бок, не нуждаясь в заправляющей всем единственной силе, для чего сам мир слишком уж велик».

Вместе с тем приходится видеть, как западные круги не устают говорить о «мире», подразумевая под ним исключительно Запад или отдельные западные страны. Этим кругам необходимо напомнить, что «весь мир никак не сводится к западному миру» (Бернар Гетта (Guetta): Le Temps. Женева, 4.09.1998, с. 15). Когда американец Дэвид Биндер (Binder) заявляет, что немцы «дважды принесли несчастье миру» (Шпигель. Гамбург, № 2, 1998, с. 40), то следует напомнить, что во Второй мировой войне не Германия напала на Китай, а Япония, и это произошло еще в 1937, если не в 1931 г. Или же Китай не относится к «миру»?

Со стратагемной точки зрения в такого рода цитатах и иных заверениях «мировой общественности» у слова «мир» выкрадывают балки и меняют столбы. Juristische Weltkunde («Юридический мировой вестник») — название вышедшего в 1990 г. пятым изданием во Франкфурте-на-Майне справочника, где среди статей вы не найдете ни одного китайца, индийца или японца и ни одного упоминания о каких-либо азиатских правовых институтах. Слово «мир», которое все же охватывает собой весь земной шар и все человечество, здесь подчищено и сведено к одной-единственной части света. Такое использование стратагемы 25 можно охарактеризовать понятием «totum pro parte», что означает «целое вместо части» (подробнее см. 25.24). В западной, как и китайской художественной литературе это довольно известный и законный прием: «Порой держава олицетворяет столицу или династия — императора» (Гюнтер Дебон (Debon), Chinesische Dichtung: Geschichte, Struktur, Theorie («Китайская художественная литература: история, устроение, теория»). Лейден, 1989, с. 174). Но в качестве языковой уловки в политическом рассуждении за обозначением целого его частью скрывается определенный расчет в целях

запугивания: например, когда утверждают, что некий «всемирный конгресс» осуждает Швейцарию за ее поведение во время Второй мировой войны; в действительности большинство государств-членов ООН никогда ни на одной ассамблее не осуждало Швейцарию по какому-либо поводу, так что «мир» никогда не выступал против этой страны;

упрощения: лишая слова вроде «мира» полного содержания и сводя его к одному Западу, делают земной шар как бы прозрачным, пребывая тем самым в наивном заблуждении, что управляются с ним;

умаления: например, чтобы не называть прямо вещи своими именами, т. е. вместо слов «нерожденный ребенок» или «нерожденный человек» говорят «неродившаяся жизнь», обозначая тем самым все неродившиеся существа, включая неродившихся головастиков и жирафов; ради терминологического равноправия следовало бы вместо «женщины» говорить «урожденная жизнь»;

драматизации: например, когда после всенародного голосования Швейцария отказалась вступать в Европейское экономическое сообщество, раздались голоса: «Юридически — так решил швейцарский народ — мы не принадлежим Европе» (Unireport der Universität Zürich: Wissensmarketing («Университетский отчет Цюрихского университета: сбыт знаний»). Цюрих, 1995, с. 12). «Нет» плану Евросоюза здесь предстает как решение о непринадлежности Швейцарии к Европе (около 10,5 млн. кв.км, Энциклопедия Брокгауза, т. 6. Мангейм, 1988, с. 628), которая посредством стратагемы 25 переиначивается и сводится к Евросоюзу (3,2 млн. кв.км, Der Fischer Welialmanacb 2000. Франкфурт-на-Майне, 1999, с. 1043). Вот так, хотя «как раз нынешняя Европа не сводима к странам Евросоюза» (Передовица: Новая цюрихская газета, 3—4.10.1998, с. 1);

приукрашивания: например, насколько известно, ни один из посвященных «европейской» правовой истории труд не занимался подробно карательными правовыми порядками, которые насаждали в своих колониях европейские державы и которые отчасти сохраняются и доныне, так что вряд ли кому-либо в Европе известно, что, например, наказание палками в Сингапуре идет от англичан, а в Гонконге те отказались от него лишь в 1991 г.; естественно, посредством такой перелицовки очистившаяся от своих колоний «малая Европа» являет нам величественную европейскую правовую историю;

причесывания под свою гребенку взглядов глубинки (provinziell): когда, например, Сибилла Теннис (Tönnies) пишет, что «международное правосознание» собирается отказаться от принципа «равного суверенитета народов (Nation)» и «заменить его универсалистским принципом, ставящим права человека [см. 25.23] выше суверенитета» («Не взирая на народ» (Nation). Франкфуртер альгемайне цаитунг, 4.07.1996, с. 33), то, как показывают неустанно повторяющиеся высказывания Генеральной Ассамблеи ООН в пользу суверенного равноправия народов, выражение «международное правосознание» явно подразумевает в своем перелицованном значении исключительно правосознание западных государств, представляющих лишь пятую часть мирового населения; наивного читателя вводят в заблуждение, будто весь мир думает подобно Западу;

уклонения от ответственности за «вымаранное» (Wegretuschierte): например, когда отстаивают человеческие права, за исключением тех, что не относятся к так называемому «ядру» (см. 25.23); когда, например, слово «Запад» употребляют как синоним добра, правды и красоты, а марксизм-ленинизм — господствующую в КНР идеологию — не признают как нечто сугубо «западное» и поэтому хотят «озападнить» Китай.

Порой мы имеем дело с обычным чванством. «Чудесные лучи идей Мао Цзэдуна освещают весь Китай и весь мир», — упоенно славословил Яо Вэньюань (см. 22.11) во время «культурной революции» (Яо Вэньюань. Комментарий к двум книгам Тао Чжу [«Пин Тао Чжу дэ лян бэнь игу»]. Пекин, 1967, с. 84). Но и европейцы не прочь польстить своему самолюбию, величая Наполеона «властителем мира» (Шпигель. Гамбург, № 2, 1998, с. 28). Наполеон же никогда не видел ни Китая, ни Индии, ни Америки. «Немцев не причислишь к наиболее любимому народу этой земли» (Новая цюрихская газета, 4.04.1998, с. 52): если «земля» означает западные страны, то сказанное верно, однако четырем пятым человечества в Азии, Африке и Латинской Америке немцы совершенно безразличны. Данное замечание с соответствующими изменениями применимо и к следующему хвастливому заявлению: «Как важно, чтобы мир избавился от своего недоверчивого отношения к Швейцарии» (Новая цюрихская газета, 25—26.07.1998, с. 70). Ко всякому, кто заговорит о «мире», нужно внимательно прислушаться, чтобы понять, ведет ли он речь обо всем мире или же подразумевает только Запад. В последнем случае следует различать простую необдуманность или стремление скрыть за величественным словом узость взгляда, а затем поразмыслить, с какой стати здесь прибегают к стратагеме 25.

Вообще-то, пожалуй, не мешало бы западным странам с большей осмотрительностью выбирать слова и не вести себя, руководствуясь девизом «Озападнивание (Westernismus): мы повсюду» (название статьи Рюдигера Тернера (Görner): Новая цюрихская газета, 30.04.1998, с. 45). Иначе постоянно говорящий за всех, а на деле думающий только в пределах Северной Атлантики, Европы или даже своего государства западный человек уподобится эзоповскому ослу. «Осел натянул львиную шкуру и стал расхаживать, путая неразумных животных. Завидев лисицу, он и ее хотел напугать; но та услышала, как он ревет, и сказала ему: «Будь уверен, и я бы тебя испугалась, кабы не слышно было твоего крику!» Так иные неучи напускной спесью придают себе важность, но выдают себя своими же разговорами»[339]. [«Басни основного эзоповского сборника». «Осел в львиной шкуре». «Античная басня». Пер. с греческого и латинского М. Гаспарова. М.·. Худ. лит., 1991].







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.74.77 (0.004 с.)