ТОП 10:

От гражданина Российской Федерации Владимира Николаевича Мегре



 

Уважаемый Владимир Владимирович! Наверное, именно нашему поколению очень повезло. Нам предста­вилась реальная возможность начать строительство бла­гополучного, процветающего государства, прочно защи­щённого от внешнего агрессора, внутренних конфлик­тов, преступности. Государства, в котором будут жить в достатке счастливые семьи. Наше поколение не только может начать строительство прекрасной страны, но и само успеет пожить в ней, если будет добрая воля у власть имущих на законодательном уровне выделить каждой желающей семье один гектар земли для обуст­ройства на нём своего родового поместья. Достаточно простое действие вызовет творческий порыв большин­ства людей из разных слоев общества к созиданию, к творчеству.

Земля должна выделяться бесплатно, в пожизненное пользование, с правом передачи по наследству. Продук­ция, произведённая в родовых поместьях, не должна об­лагаться никакими налогами.

Согласитесь, Владимир Владимирович, не нормаль­ная, не логичная сейчас сложилась ситуация: у каждого россиянина вроде бы и есть Родина, а где лично его кусо­чек этой Родины, никто показать не может. Если каждая семья получит его и превратит в цветущий райский уголок, то и большая Родина станет прекрасной.

Сегодняшние планы развития страны не вдохновляют народ на созидание, ибо непонятно, куда, к какому будущему они приведут. Построение демократического, экономически развитого государства западного образца большинством населения, может быть, даже интуитивно, от­торгается. И, думаю, что не зря отторгается. Если здраво рассуждать, то зачем нам, каждому и всем вместе взятым, тратить усилия на то, чтобы в конце концов построить государство, в котором будут процветать наркомания, проституция, бандитизм? А ведь всё это присутствует на Западе.

Раньше мы считали, что в, так называемых, высоко­развитых странах изобилие продуктов питания, но те­перь выясняется, что это изобилие достигнуто за счёт применения всевозможных химических добавок в почву, ядохимикатов, а также за счёт генной инженерии. Мы увидели, что импортные продукты питания проигрывают по вкусовым качествам нашим. В Германии с удоволь­ствием покупают картошку, завезённую из России.

В ряде стран правительства, озабоченные таким поло­жением с продуктами, уже издали постановления об их специальной маркировке. Употребление продуктов пита­ния, полученных в результате генной инженерии, вызывает все большую настороженность и у ученых. Америка и Германия оказались в первых рядах по количеству ра­ковых заболеваний на душу населения. Надо ли нам идти по их пути? Думаю, что такой путь мало кого вдохновит. Но мы смирились с тем, что пропагандируются импорт­ные товары и западный образ жизни. Смирились с тем, что появляются всё новые и новые заболевания, с тем, что воду можно пить только из бутылок, купленных в магазине, с тем, что население России ежегодно уменьша­ется на семьсот пятьдесят тысяч человек. Всё, как у них. Ведь и в высокоразвитых странах падает рождаемость.

Мы во многом стремимся походить на них. Но мне не раз приходилось слышать от людей, живущих в этих стра­нах, об их надежде. Надежде на то, что Россия находится в поиске и непременно должна найти свой путь развития, показать всему миру более счастливый образ жизни.

Господин Президент, несомненно, Вам на рассмотре­ние предлагались разные программы развития страны. Если среди прочих данное предложение покажется вам сомнительным, прошу вас апробировать его в качестве эксперимента в регионах, губернаторы которых смогут увидеть в нём рациональное зерно...

Более подробно об этом предложении говорится в книгах серии «Звенящие Кедры России», автором которых я и являюсь. Мне трудно представить, что, находясь в те­кучке государственных дел, Вы лично могли их прочитать. Однако соответствующие административные органы знакомы с ними и уже вынесли свой вердикт. Они определили, что эти книги породили в России новую рели­гию, которая распространяется «с быстротой лесного по­жара». Такое мнение высказывается и в ряде публикаций в прессе. Для меня данное заключение явилось полной неожиданностью. Я высказывал в книгах своё отношение к Богу, но не думал о создании какой-то религии. Просто писал книги о необычной красивой отшельнице сибир­ской тайги и её пылкой мечте о прекрасном. Бурная ре­акция людей разного социального положения, популяр­ность книг в России и за рубежом, возможно, и похожа на религиозность. Но я думаю, дело здесь совсем в другом. Идеи, философия, информированность сибирской от­шельницы, язык, которым она общается, будоражат души людские.

Наверное, аналитики ещё долго не придут к единому мнению о том, кто такая Анастасия и что означают книги с её высказываниями, какое дать определение реакции на них, пусть разбираются. Не потонули бы в этих разборках конкретные предложения, которые вносит Анастасия.

Владимир Владимирович, чтобы убедиться в эффективности предлагаемого Анастасией относительно земли, можно провести эксперимент, невзирая на то, кто такая Анастасия или В. Мегре. Можно апробировать менее значимые её утверждения.

Первое: думаю, сотрудникам Вашего аппарата не со­ставит большого труда дать поручение соответствующему научно-исследовательскому институту о проведении не­сложного анализа эффективности предложения Анастасии, касающегося очистки от вредоносной пыли воздуха в больших городах. Суть этого предложения изложена ещё в моей первой книге.

Второе: поручить провести анализ масла из ореха си­бирского кедра как лекарственного общеукрепляющего средства. Информация из древних источников, современ­ные исследования учёных Томского университета подтверждают утверждение Анастасии, что этот природный продукт при соблюдении определённой технологии его получения, является одним из самых эффективных средств в мире при лечении большого спектра болезней. Более обширных, чем в Сибири, плантаций, на которых произ­растает плодоносящий кедр, в мире не существует.

Российский бюджет мог бы иметь ощутимые прибыли от поставок этого продукта на международный рынок и использования его внутри страны. Необходима государ­ственная программа по использованию дикоросов Сибири. Программа, предусматривающая не организацию крупных производственных предприятий, а развёртыва­ние сети мелких, с привлечением людей, проживающих в отдалённых сибирских регионах. Для осуществления этой программы не требуется больших капитальных вло­жений, лишь необходимо законодательное решение, позволяющее получать в длительную аренду таёжные угодья местным жителям.

А вообще, Владимир Владимирович, жизнь неуклон­но подтверждает и более невероятные на первый взгляд утверждения. Лично я абсолютно убеждён в прекрасном будущем нашей страны. Вопрос лишь в том - ускорять будут его сегодня живущие или тормозить. Я искренне желаю вам, Владимир Владимирович, да и всем нам, се­годня живущим, быть созидателями прекрасного буду­щего!

 

С уважением, Владимир Мегре

Вопросы и ответы

 

Проект Анастасии увлёк меня. Хотелось думать и говорить о нём ежедневно. Хотелось во чтобы то ни стало защитить его, отстоять от насмешек, развеять сомнения скептиков. О нём я рассказывал на проходивших читательских конференциях в городе Геленджике, в Цент­ральном Доме литераторов в Москве. Большинство при­сутствующих, а их было в общей сложности более двух тысяч, из разных стран СНГ и дальнего зарубежья, под­держали этот проект, заинтересовались им. Но я приведу здесь основные вопросы, замечания сомневающихся и свои ответы на них, основанные на утверждениях Анас­тасии, своих собственных убеждениях и той информации, которую удалось собрать.

Вопрос: В современном мире экономика любого госу­дарства не может жить вне мировой экономической системы. Современные экономические процессы свидетель­ствуют о необходимости создания крупных промышлен­ных структур, специальных знаний законов современно­го рынка, его структуры, приоритетных направлений фи­нансовых потоков. Чувствуется, экономического образо­вания у вас нет. Ваше предложение заключается в акцен­те на мелкотоварное производство, что может отвлечь от главного и пошатнуть экономику государства.

Ответ: Экономического образования у меня действи­тельно нет. Но с тем, что крупные концерны и заводы имеют большое значение для экономики государства, я с вами полностью согласен. Думаю, и вы согласитесь с тем, что крупный завод экономически прибылен для го­сударства только тогда, когда он работает, производит пользующуюся спросом продукцию. Когда крупное пред­приятие останавливается, а такие случаи не редкость в нашем государстве, да и в других случаются, оно прино­сит убытки.

Государство вынуждено платить рабочим пособие по безработице. Сотни тысяч людей вынуждены влачить жалкое существование, получая это мизерное пособие. Они не знают, что им делать, они привыкли кормиться только от работы на своём предприятии. Вот в таких слу­чаях они могли бы использовать освободившееся время для более интенсивного труда в своём хозяйстве.

Родовое поместье не только место для проживания, приятного времяпрепровождения, оно может стать и доходным рабочим местом, и более доходным, чем на многих даже крупных предприятиях. Что касается государства в целом, то, по большому счёту, оно состоит не только из крупных и мелких концернов, его основной составляю­щей как раз и являются семейные ячейки.

Поместье для каждой семьи может стать тылом, стра­ховым полюсом при всевозможных экономических катаклизмах в государстве. Думаю, нет ничего плохого в том, что каждой семье будет предоставлена возможность самостоятельно обеспечить своё безбедное существова­ние. Также, считаю, что свобода личности не возможна без экономической свободы. Живущая даже в современной городской квартире рабочая семья не может быть сво­бодной. Она зависима от работодателя, назначающего зарплату, от коммунальных служб, дающих или не даю­щих ей тепло, воду, свет, от поставок продовольствия, от цен на услуги и продукты питания. Она — раб всего этого, и дети в такой семье рождаются с рабской психологией.

Вопрос: Россия — индустриально развитая страна и мощная ядерная держава. И только в таком состоянии она может обеспечить безопасность своих граждан. Если все жители страны станут заниматься только землей, страна превратится в чисто аграрное государство и ста­нет беззащитной перед агрессором.

Ответ: Не думаю, что непременно все сразу согласят­ся заняться только своими участками. Процесс будет происходить постепенно, ситуация окажется естественно регулируемой. Мощь государства зависит не только от наличия у него достаточного количества ядерных боего­ловок, но и от общего экономического положения, которое включает в себя как достаточность, так и качественность продовольствия. И если продовольствия, необходимого человеку, не хватает в государстве, оно вынуждено про­давать свои природные ресурсы, своё вооружение, усили­вая тем самым возможного противника.

Предлагаемый проект способен укрепить экономиче­ское положение государства, а следовательно, дать возможность более успешно работать науке, промышленно­сти, содержать более боеспособную армию. Но в недалё­ком будущем, при масштабном внедрении данного образа жизни, я думаю и убеждён в том, что он, непременно, вы­зовет интерес у многих граждан других стран, в том числе и стран, нам сейчас не дружественных. И в них тоже люди захотят так же, как множество россиян, обустроить свою жизнь. Начало осуществления проекта в разных странах послужит началом мирного сосуществования народов.

Вопрос: В каких-то, наиболее благополучных регио­нах России данный проект осуществить, конечно, можно. Но не кажется ли вам наивным полагать, что его осуще­ствление возможно в такой исконно бандитской респуб­лике как, Чечня?

Ответ: Значительное понижение социальной напря­женности, особенно в так называемых, горячих точках, и полное прекращение конфликтов с помощью данного проекта мне видится не наивным, а абсолютно реальным. Если взять для примера Северный Кавказ и его наиболее

болевую точку — Чечню, то в настоящее время стало ясно, и об этом говорят в прессе, что основу конфликта составляет борьба небольшой группы лиц за владение нефтяными запасами республики, за власть, за деньги. Такое положение характерно для большинства горячих точек, да и вообще, для конфликтов разных времён. Тогда почему же в военные действия в Чечне вовлечено боль­шое количество населения и особенно мужского?

В Чечне существовали согни нелегальных нефтепере­рабатывающих предприятий, принадлежащих неболь­шой группе лиц. На этих предприятиях работали десятки тысяч рабочих из числа местного населения. При попыт­ках наведения порядка эти люди оказываются безработ­ными, и, следовательно, их семьи — без средств существования. Эта категория населения встала на сторону боевиков, фактически защищая на самом деле своё рабо­чее место и пусть минимальное, но — благосостояние своей семьи. К тому же, как известно, не бесплатно, а по­лучая за участие в боевых действиях немалое, по сравне­нию с пособием по безработице, вознаграждение. Следо­вательно, для большинства рядовых боевиков участие в действиях бандформирований такая же работа, как для милиционера или офицера российской армии, только бо­лее высокооплачиваемая. Поэтому прекращение воен­ных действий многие рядовые боевики явно считают для благосостояния своей семьи бесперспективным.

Каким же образом возможна ликвидация безработицы в Чечне, если мы не смогли её ликвидировать полностью ни в одном, даже благополучном регионе? Предполо­жим, Правительство, отпустив на Чечню колоссальные средства, начнёт строить там всевозможные предприя­тия, чтобы обеспечить работой каждого желающего. Но при этом возникнет ещё одна проблема — размер зара­ботной платы. Если же специально для чеченского населения её повысить, то тогда на Чечню будет работать вся Россия, ведь деньги в данном случае можно будет взять только с налогоплательщика. Но и в этом случае большая часть их будет попадать не по назначению, так как до сих пор проблема доведения выделяемых средств до нуждаю­щихся ещё не решена. В итоге, мы будем иметь то же самое при значительном увеличении затрат. Чеченская респуб­лика — благоприятный для сельхозпроизводства регион.

Давайте представим, что в нашей стране уже действует закон о земле для родового поместья. Представим, что государство охраняет родовые поместья от любых пося­гательств. Чеченская семья получает своё родовое поместье, где вся произведённая продукция является исклю­чительно её собственностью и будет собственностью бу­дущих поколений, обеспечивая им безбедное существова­ние и жизнь не под бомбами, не изгоями, а в прекрасном уголке, ими же и обустроенном кусочке своей Родины. Убеждён, такая семья не будет противостоять государ­ству, обеспечившему ей такую возможность, она будет защищать такое государство с большим рвением, чем сейчас противостоит. Она будет защищать такое госу­дарство с таким же отчаянием, с каким защищала бы своё родовое гнездо. Она будет пресекать любые попытки под­стрекателей к отделению от такого государства, любые попытки расовой дискриминации.

Убеждён, при достаточно масштабной акции с орга­низацией подобных поселений на территории Чечни, даже в качестве эксперимента, горячая точка под назва­нием Чечня превратится в один из самых благонадёжных регионов России, станет одним из значимых духовных центров на земле. Всё развернётся на сто восемьдесят гра­дусов. Когда Анастасия говорила о факторах, с помо­щью которых можно ликвидировать преступность, мне тоже было трудно сразу поверить в её слова. Но жизнь потом всё равно неуклонно подтверждала правоту её слов. И что касается Чеченской республики...

На читательскую конференцию в город Геленджик приехало более тысячи человек, из разных регионов России и стран СНГ. Больше всего меня поразило то, что там при­сутствовала делегация из Чечни. Специально никто на конференцию никого не приглашал. Чеченцы приехали сами. С некоторыми из них я разговаривал потом отдельно.

Сейчас мы говорим о Чечне, но разве в других точках нашей страны нет преступности? Она есть, и во всевозможных своих проявлениях. Одна из причин, порождаю­щая преступность, — безработица, ситуация, не дающая вышедшему из тюрьмы человеку обустроиться в нашем обществе. Проект Анастасии способен решить и эту про­блему.

Вопрос: Если, в России давать каждой желающей се­мье по гектару, земли на всех не хватит. И уж точно не хватит новому, нарождающемуся поколению.

Ответ: В настоящее время более остро стоит вопрос о том, что землю некому обрабатывать. Я имею в виду не только пустыри и неудобицы, но и пахотную землю. Что касается нового поколения, то, к сожалению, у нас сейчас ежегодно россиян умирает больше, чем рождается. По данным Госкомстата население России ежегодно сокра­щается на 750 тысяч человек, проблема сейчас состоит в том, чтобы новое поколение вообще появилось.

Первоначально и у меня было иллюзорное представ­ление, что семья или один человек, живущий, скажем, в пятиэтажном доме занимает меньше земли, чем человек, имеющий частный дом с приусадебным участком. Оказа­лось всё совсем не так. Любой человек, на каком бы эта­же он не жил, ежедневно употребляет в пищу всё то, что растет на земле. Чтобы это произрастающее ему доста­вить, используются дороги, машины, склады и магазины, все они располагаются тоже на земле. Следовательно, каждому человеку служит его участок земли ежеминутно. Служит, несмотря на то, что человек бросил его или не думает о нём.

Конечно, я сразу же не смог ответить на поставлен­ный вопрос, опираясь на конкретные цифры, но позднее я нашёл эти цифры и сейчас могу привести их в этой книге.

Земля России: Общая площадь Российской Федерации составляет 1709,8 миллионов гектаров. В сельскохозяйственное использование может быть вовлечено только 667,7 миллиона гектаров. По состоянию на начало 1996 года общая площадь сельскохозяйственных угодий со­ставила 222 миллиона гектаров, или 13 % общих земель­ных ресурсов страны, в том числе пашня — 130,2 мил­лиона гектаров (7,6 %).

Население Российское Федерации на текущий год со­ставляет 147 миллионов человек. Проблемы с выделе­нием гектара земли каждой желающей семье, как показы­вают цифры, не существует. Мало того, проблема как раз в другом — население нашего государства катастрофи­чески сокращается. И вот какие прогнозы дают аналитики на будущее: обобщенные характеристики населения Рос­сии в 2000-2045 гг. (прогноз составлен на основе существующих тенденций) — количество детей до 15 лет уменьшится вдвое, а вот пожилых людей будет в пол­тора раза больше. Воспроизводственный потенциал на­селения будет практически исчерпан.

И ещё одна проблема — качество пахотных земель нашего государства.

На больших площадях происходит разрушение по­чвенного слоя. Специалисты считают, что эти процессы уже приобрели региональный и межрегиональный харак­тер. В составе сельскохозяйственных угодий России подверженные эрозии и эрозионноопасные территории составляют 117 миллионов гектаров (или 63 %). За последние 50 лет скорость эрозионных процессов возросла в 30 раз, особенно быстро — с начала девяностых годов. По оценкам экспертов ФАО (ООН) наша страна нахо­дится в десятке мировых лидеров по темпам распростра­нения эрозии, и к 2002 году ею будет охвачено до 75 % сельхозугодий. Можно привести и более подробные статистические данные о земле нашего государства, они печальны. Я помещу их в конце этой книги.

Теперь, ознакомившись с вышеприведёнными циф­рами, я могу с уверенностью говорить: проект Анастасии способен остановить творящуюся вакханалию с земель­ными ресурсами нашего государства. На сегодняшний день он является единственно эффективным и реально выполнимым. Он предусматривает восстановление плодородия почв за счёт естественных природных процес­сов. Он не требует дополнительных государственных капвложений, при этом решает проблему экологии, бе­женцев и безработицы, снимает проблемы, которые мы нынешним своим отношением к земле устраиваем для своих детей.

Может быть, существует в природе более эффектив­ный и реально выполнимый проект, но тогда пусть его хоть кто-нибудь обнародует. Пока определённые струк­туры лишь требуют большие деньги на восстановление сельхозпроизводства старым способом. Требуемых денег в государстве нет. Но самое печальное, если их найдут с помощью, скажем, иностранных кредитов, и начнут пи­хать в землю химические удобрения, ещё больше загаживая почву, навоза ведь в достаточном количестве у нас нет.

Деньги потом нужно будет отдавать с процентами, положение с землёй ещё более ухудшится, а ляжет про­блема на плечи подрастающего поколения. Я буду при­лагать все усилия, чтобы отстоять проект Анастасии. Конечно, таёжная отшельница не авторитет для боль­шинства чиновников, а я — не специалист-аграрник, и мне трудно будет доказывать умудрённым политикам его эффективность, но я всё равно буду действовать всеми, доступными мне способами.

Буду благодарен и тем читателям, которые, разбираясь в хитросплетениях государственных механизмов, смогут более профессиональным языком объяснить ответствен­ным государственным мужам эффективность проекта Анастасии. Может быть, эта кита попадёт и во власт­ные структуры, способные решать подобные задачи, поэтому я ещё раз обращаюсь к ним как с заявлением от име­ни всех желающих. Я не знаю, какого количества желаю­щих, но убеждён, что их будет миллионы, от них я обра­щаюсь с просьбой:

Решить земельный вопрос на законодательном уровне и бесплатно выделить каждой желающей семье нашего го­сударства по одному гектару земли. Дать возможность каждой желающей семье обустроить своё родовое поместье, облагородить его и с любовью ухаживать за своим кусоч­ком Родины, тогда и большая Родина будет красивой и счастливой, она ведь и состоит из маленьких кусочков.

Вопрос: Во многих регионах нашей страны сложная экологическая обстановка. Можно сказать, что на сегодняшний день она катастрофическая. Не лучше ли снача­ла приложить усилия к улучшению экологической ситу­ации в целом, как этим занимаются многие экологичес­кие организации, а потом уже заниматься индивидуаль­ными поместьями?

Ответ: Вы же сами говорите, что экологической си­туацией озабочены многие организации, но она ухудша­ется. Не означает ли, что одной озабоченности здесь не достаточно, раз она продолжает ухудшаться и даже становится катастрофичной? Давайте представим прекрас­ный сад, другие деревья, растущие всего в одном прекрасно обустроенном поместье. Всего один райский уго­лок. Размером в один гектар. Этого, конечно, недоста­точно для глобального изменения экологии страны или планеты. Но давайте представим миллион таких уголков и увидим цветущим райским садом всю землю. А начи­нать всё равно нужно каждому, обустраивая свой уголок. Может быть, тогда мы сможем перейти от всеобщей оза­боченности к всеобщим конкретным действиям.

Вопрос: Вы считаете, безработная семья может стать богатой с помощью оного гектара собственной земли?

Если вы так считаете, то почему же тогда бездействует сегодняшняя деревня? В деревне люди имеют землю, но голодают.

Ответ: Давайте вместе подумаем об этом феномене, но предварительно добавлю к поставленному ещё несколько вопросов.

Почему миллионы людей говорят, что для них 4-5 со­ток земли дачного участка явились существенным подспорьем в материальном плане, существенно улучшили их рацион питания, а люди в сёлах, имеющие по 15-25 соток говорят: «Мы — голодаем, нищенствуем»?

Почему? Не зависит ли и наше благосостояние, в том числе и от уровня осознанности? Большинство сельского населения считает, что жить хорошо можно только в го­родах, уходит молодёжь из деревни. Думаю, повинна в таком явлении и недавняя наша пропаганда. Давайте вспомним восторженные статьи в прессе пятидесятых, шестидесятых годов: герои кто? Шахтёры, лесорубы, ста­ночники, лётчики, моряки...

Даже картины городских пейзажей художники рисо­вали со множеством дымящихся труб индустриальных гигантов. Снисходительно иногда упоминали и колхоз­ника, но отрицательным показывали человека, уделяющего внимание земле своего участка. Даже делали по­пытки построить в сельской местности дома по типу го­родских, тем самым лишали людей личных подворий, заставляли их работать только на так называемой обще­ственной земле. Всё как в индийском Ауровиле — мо­жешь жить на земле и работать, но твоей земля всё равно не будет — всё это и приводит к плачевному результату.

О всеобщей бедности современной деревни, как и большинства населения, говорится непрерывно и поли­тиками, и в средствах массовой информации. Говорится так много, что происходит какое-то масштабное внуше­ние — сельский житель может быть только бедным. По­чти не приводятся примеры того, что благосостояние во многом зависит от тебя самого. Кому-то выгодно прак­тиковать ситуацию следующим образом: «Не надейся на себя, только я тебя сделаю счастливым». Так говорят множество лидеров духовных конфессий, множество политиков, собирая для себя электорат. Кто хочет быть бедным и убогим, продолжайте верить им. Я хочу гово­рить о том: не как стать бедным, а как стать богатым. На вопрос можно ли жить безбедно, имея свой клочок земли, я отвечу — можно! И пример конкретный приведу.

В 1999 году один мой знакомый московский предпри­ниматель, прочитавший «Анастасию», пригласил меня к себе в гости. Заинтриговал, сказав, что может накрыть стол, почти такой же, как делала в тайге Анастасия. Когда я пришёл к нему, стол еще был пуст. Мы сидели, разго­варивали, и Андрей — так звали предпринимателя — по­глядывал на часы, извиняясь, что кто-то там задержива­ется.

Вскоре вошёл его водитель с двумя большими корзин­ками. На столе появились помидоры, огурцы, хлеб и многое другое. Комната наполнилась манящими запа­хами. Женщины за несколько минут накрыли прекрасный стол. Не пепси-колу пили мы, а великолепный, пахучий русский квас. Не французский коньяк пили, а домашнее вино, да ещё настоянное на каких-то травах. Помидоры, огурцы были не так прекрасны, как я пробовал у Анастасии в тайге, но они были гораздо вкуснее, чем те, что продаются в супермаркетах и даже на колхозных рынках. «Откуда у тебя всё это?» — недоумённо спросил я и узнал от него следующее.

Как-то возвращаясь в Москву из Рязани, водитель Андрея остановил джип у небольшого придорожного рынка. Купили литровую банку солёных огурцов и банку помидоров. Остановившись у небольшого кафе, решили отобедать. Открыли купленные банки, попробовали. После обеда Андрей велел своему водителю развернуться и ехать в обратную от Москву сторону, к придорожному рынку. Он скупил у пожилой женщины всё, что у неё было, и предложил отвезти её домой на своём джипе. Жен­щина жила одна в очень стареньком домике с маленьким огородиком. Её усадьба располагалась в небольшой деревеньке в пятнадцати километрах от дороги. Пред­приимчивый ум Андрея сработал быстро, и далее все было так...

Андрей купил дом в деревне, на краю леса с двадца­тью сотками земли в 120 километрах от Москвы в экологически чистой зоне. Зарегистрировал дом на имя этой женщины, положил перед ней документы и договор, со­гласно которому обязывался выплачивать ей ежемесячно 300 долларов США, а женщина, в свою очередь, должна выращенную на огороде продукцию отдавать его семье, за исключением той, что съест сама. Звали женщину На­дежда Ивановна, ей шёл 62 год. И она не очень понима­ла или верила бумажкам. Тогда Андрей повёз её в сель­ский совет и попросил, чтобы председатель прочитал и объяснил ей законность бумаги. Председатель сельского совета ознакомился с бумагами и сказал женщине: «А что ты теряешь, Ивановна, твою развалюшку взамен ведь никто не просит. Не понравится, завсегда возвра­титься сможешь». Надежда Ивановна в конце концов со­гласилась.

Теперь она уже три года живёт в добротном доме. Анд­рей нанял работников, которые пробурили скважину, сделали отопление и автономную котельную, вырыли и обустроили погреб. Огородили всё хозяйство забором, завезли весь необходимый инвентарь, купили козу, кур, комбикорма. Ну и многое другое, необходимое в хозяйстве.

К Надежде Ивановне приехала жить её дочь с малень­кой внучкой. Алексей, прочитавший то, что говорила Анастасия о выращивании овощей, рассаду выращивает сам, но семена берёт только у Надежды Ивановны. Отец Алексея, бывший директор ресторана, а ныне пенсионер, летом отвозит рассаду и с удовольствием помогает жен­щинам по хозяйству. Надежда Ивановна вместе с дочерью получили жильё и работу. Семья Андрея — он, жена, отец и двое детей — обеспечиваются всё лето свежими, действительно экологически чистыми овощами, фруктами, а зимой — великолепными солениями и круглый год, при необходимости, лечебными травами.

Кто-то решит, что приведённый мною пример является исключением. Ничего подобного! Ещё десять лет назад, когда я был президентом Межрегиональной ассоциации предпринимателей Сибири, многие предприниматели, входящие в нее, старались организовать подобным обра­зом подсобные хозяйства, кто для своей фирмы, кто только для своей семьи. Сейчас вы можете прочитать в газетах объявления, в которых предлагаются подобные услуги. Но есть одно «но» — очень трудно найти человека, способного работать, а вернее умеющего делать то, что делает Надежда Ивановна. А раз трудно найти, давайте вспоминать сами, как нужно относиться к земле. Давайте обмениваться опытом, как стать богатым и счастливым на своей земле, а не как быть бедным.

Вопрос: Владимир Николаевич, я предприниматель, мне тоже известно, что многие состоятельные люди пользуются услугами сельских жителей, способных грамотно выращивать, хранить сельхозпродукцию, которая дей­ствительно превосходит по вкусовым качествам произве­дённую в крупных хозяйствах. Но при массовом произ­водстве спрос понизится, за счёт чего тогда будет суще­ствовать семья, имеющая доход только со своего гектара земли, если выращенные помидоры и огурцы окажутся никому не нужны?

Ответ: На земле растут не только помидоры и огурцы, но и многое другое. Однако если даже половина российских семей заимеет свои поместья, они не смогут удовлетво­рить в ближайшие двадцать-тридцать лет спрос на свою продукцию, так как она нужна будет не только россиянам, но и многим, особенно богатым зарубежным странам. Дело в том, что сельхозпроизводители большинства стран так увлеклись селекцией, химической обработкой растений, что попросту уничтожили их первозданный вид, я имею в виду не внешний вид, а всю полноту содержи­мого. И если мы говорим об огурцах и помидорах, то на этом примере каждый может убедиться самостоятельно в следующем. Войдите в средний или лучше в хороший су­пермаркет, они сейчас не редкость в крупных городах. На полке вы увидите очень красивые импортные помидоры и огурцы. Стоимость их начинается от 30 рублей за один килограмм. Они одинаковы по величине, красивы, даже иногда вместе с зелёной веточкой продаются. Но не имеют запаха и безвкусны. Это мутанты! Это иллюзия, макет, внешне напоминающий то, что должно быть. Та­кими мутантами питается сегодня большая часть мира. Это не моё открытие, этим обеспокоены люди во многих странах Запада, которые мы считаем высокоразвитыми.

Например, в Германии вынесено решение: указывать на магазинных этикетках, что овощи произведены с приме­нением определённых добавок, — и те люди, что посостоятельнее, избегают их покупать. Продукция, выращен­ная в экологически чистых районах с применением огра­ниченного количества химических удобрений, стоит на Западе значительно дороже. Только существующая на Западе фермерская система сельхозобеспечения не позво­ляет вырастить полностью экологически чистую продук­цию. Западный фермер вынужден использовать и труд наёмных рабочих, и всевозможную технику, и химичес­кие удобрения, и химикаты, уничтожающие сорняки.

Он стремится к получению большей прибыли. Пред­положим, кто-то из западных фермеров, а такие уже есть, захочет вырастить экологически чистую продукцию, да ещё с учётом того, что говорила Анастасия. Если вы пом­ните, она говорила о том, что все сорняки уничтожать нельзя, так как и они выполняют свою функцию. Но предположим, какой-то фермер всё же захочет хотя бы для своей семьи и знакомых вырастить такую продукцию. Перед ним встанет трудноразрешимая проблема — се­мена. Селекция сделала своё дело — первозданного вида на Западе не осталось. И в России очень мало. Особенно после того, как разрешили продажу импортного семен­ного фонда. Если использовать семена со своего участка, овощная культура постепенно будет стремиться восста­новить свои первоначальные свойства, взять из земли всё, необходимое для человека, но до полного восстанов­ления ей потребуются десятилетия. В России, благодаря, может быть, как раз бедности и множеству небольших подсобных хозяйств, много людей используют свои семена, и в этом их преимущество, вскоре оно скажется сторицей и в материальном плане.

Мы говорим о семенах. О необходимости выращивать сельхозпродукцию в экологически чистых зонах, о неприменении химических удобрений — всё это правильно, об этом говорят в разных странах мира, но только гово­рят: достаточного количества вкусной и здоровой сель­хозпродукции не хватает, и, в первую очередь, в высоко­развитых странах. Но это ещё не всё. Переработка! Кон­сервирование!

При всех усилиях нашего технократического мира технически высокооснащённые комбинаты не могут произвести тех же солёных помидоров, огурцов, капусты, превосходящих по вкусовым качествам те, что делают многие российские бабушки. В чём секрет? Помимо многих премудростей, мало кто знает, что должно пройти не более пятнадцати минут с момента снятия того же помидора или огурца с грядки, где он произрастает, до его консер­вирования. Чем меньше этот период, тем лучше. Тогда сохраняется чудесный аромат, эфиры, аура. То же самое и с добавками, например, укропом.

Огромное значение имеет вода. Ну, что хорошего мы можем получить, используя хлорированную, мёртвую воду? Мы её кипятим, обрабатываем банку паром, но есть люди, которые берут родниковую воду, добавляют в неё помимо прочего бруснику и... Хотите попробовать? Возьмите родниковой воды, бросьте в неё одну треть брусники, и вы будете пить с удовольствием эту воду, даже через полгода.

Разительно отличаются в лучшую сторону, приготов­ленные многими российскими умельцами ручным спосо­бом консервированные на зиму овощи и фрукты. В том, что они превосходят по вкусовым качествам продукцию даже самых известных в мире фирм, каждый из вас смо­жет убедиться сам, сравнив ту и другую. Теперь давайте представим — живущая в своём поместье семья «закатала» в тысячу литровых банок помидоры и огурцы. Получи­лась первоклассная, превосходящая по многим парамет­рам продукция. Продукция, которой по вкусовым каче­ствам и экологической чистоте равной нет в мире. Про­дукция, которую захотят иметь к своему столу многие люди из разных стран мира, и миллиардер Америки, и отдыхающие на курортах Кипра туристы. И на этикетках баночных будет значиться: «Из поместья Иванова», «Из поместья Петрова», «Из поместья Сидорова».

Конечно, заниматься продажей одной тысячи литро­вых банок предпринимателям не интересно. Но если в поселении будет, скажем 300 хозяйств, то они заготовят 300 тысяч банок, а это уже интересный бизнес даже для крупной фирмы. Предполагаю, что первоначальная цена одной банки будет стоить так же, как сейчас в супермар­кете, в пределах одного доллара, но когда распробуют, она поднимется, может быть, в десятки раз.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.238.248.103 (0.016 с.)