ТОП 10:

Чрезвычайное положение в Медине



Ночь на восьмое шавваля третьего года хиджры после возвращения с Ухуда была для мусульман тревожной. Несмотря на сильную усталость и все то, что им пришлось пережить, они охраняли все подходы к Медине, но особое внимание уделяли охране своего главнокомандующего, посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, поскольку в любой момент могли ожидать любых неожиданностей.

Поход на Хамра аль-Асад

Что же касается посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, то он провел ночь в размышлениях о создавшемся положении. Он опасался того, что если многобожники решат, что их победа на поле боя ничего им не дала, то обязательно пожалеют об этом и вернутся, чтобы еще раз напасть на Медину, и поэтому посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, принял решение начать преследование мекканской армии.

Суть сообщений авторов книг о военных походах сводится к следующему.

Наутро после сражения при Ухуде, то есть в воскресенье в восьмой день месяца шавваль, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обратился к людям, стал побуждать их ко встрече с врагом и сказал: “Пусть не идет с нами никто, кроме тех, кто сражался в этом бою”. Абдуллах бин Убайй спросил его: “Не пойти ли и мне с тобой?” – на что пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Нет”. Мусульмане ответили на его призыв, несмотря на тяжелые раны и сильный страх, и сказали: “Слушаем и повинуемся”. За разрешением принять участие в походе к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обратился Джабир бин Абдуллах, да будет доволен Аллах ими обоими, который сказал: “О посланник Аллаха, я хочу быть с тобой, в каком бы бою ты ни участвовал, а (на этот раз я не был с тобой) только потому, что мой отец оставил меня присматривать за моими сестрами! Позволь же мне, и я пойду с тобой!” – и пророк, да благословит его Аллах и приветствует, разрешил ему это.

После этого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, двинулся в путь вместе с другими мусульманами, которые шли, пока не достигли Хамра аль-Асад, места, расположенного на расстоянии восьми миль от Медины, где мусульмане разбили свой лагерь.

Там к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, пришел Ма‘бад бин Абу Ма‘бад аль-Хуза‘и и принял ислам. По некоторым другим сообщениям, он так и остался многобожником, однако он давал посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, советы, поскольку племя хуза‘а было связано с хашимитами союзническими отношениями. Он сказал: “О Мухаммад, клянусь Аллахом, нас огорчило то, что постигло твоих товарищей, и, поистине, мы хотели бы, чтобы Аллах привел в порядок твои дела!” – после чего посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, велел ему присоединиться к Абу Суфйану и постараться отговорить его от его намерений.

И опасения посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, относительно того, что многобожники могут думать о возвращении в Медину, действительно имели под собой реальные основания, так как, когда курайшиты остановились в ар-Раухе, находящейся на расстоянии тридцати шести миль от Медины, они принялись упрекать друг друга, говоря: “Вам ничего не удалось сделать! Вы сломили их, а потом оставили, и в живых остались их предводители, которые снова соберут мусульман на бой против вас! Возвращайтесь же, чтобы нам истребить их!”

Ясно, что это мнение было необдуманным, и высказывали его такие люди, которые были не в состоянии правильно оценить силы противников и их моральный дух, и поэтому один из предводителей курайшитов, Сафван бин Умаййа, возразил им следующим образом: “О люди, не делайте этого, ибо, поистине, я боюсь, что он соберет против вас и тех, кто не принимал участия в сражении, и возвращайтесь домой с победой, ибо я не уверен, что, если вы вернетесь в Медину, победа опять будет за вами”. Однако подавляющее большинство мекканцев отвергло это мнение, и они решили вернуться обратно. Но прежде чем Абу Суфйан двинулся в путь со своим войском, к нему прибыл Ма‘бад бин Абу Ма‘бад аль-Хуза‘и, об обращении которого в ислам Абу Суфйану было ничего не известно. Абу Суфйан спросил: “Что там происходит, о Ма‘бад?” – и Ма‘бад да будет доволен им Аллах, старавшийся оказать на него воздействие, сказал: “Мухаммад со своими товарищами отправился в погоню за вами, собрав такое войско, которого мне видеть еще не приходилось. Он горит ненавистью, и с ним идут все те, кто не принимал участия в бою с вами. Они жалеют о том, чего лишились, и испытывают к вам такую ненависть, подобной которой я еще не видел!”

Абу Суфйан воскликнул: “Горе тебе, что ты говоришь?!” Ма‘бад, да будет доволен им Аллах, сказал: “Клянусь Аллахом, я думаю, что ты не двинешься с места, пока не увидишь челки их лошадей!” (или: “…пока передовые отряды их войска не покажутся из-за этого холма!”).

Абу Суфйан сказал: “Клянусь Аллахом, мы приняли единодушное решение вернуться, чтобы уничтожить их!” – на что Ма‘бад, да будет доволен им Аллах, возразил: “Поистине, я советую тебе не делать этого!”

После этого мекканские воины утратили свою решимость, ими овладел страх, и они посчитали, что для того, чтобы все закончилось благополучно, им надо продолжить свой путь и вернуться в Мекку. Однако и Абу Суфйан предпринял попытку воздействия на мусульман, чтобы удержать их от дальнейшего преследования и из-””бежать встречи с ними. В это время мимо проходил направлявшийся в Медину караван племени ‘Абд аль-кайс, и Абу Суфйан спросил: “Доставите ли вы Мухаммаду мое послание? За это я дам вам в ‘Укязе[760] столько изюма, сколько сможет поднять верблюдица, когда вы приедете в Мекку”. Они согласились, и тогда Абу Суфйан сказал: “Передайте Мухаммаду, что все мы решили вернуться, чтобы уничтожить его самого и его товарищей”.

Этот караван дошел до Хамра аль-Асад, где тогда находился посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, со своими сподвижниками. Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, передали слова Абу Суфйана и ему было сказано: “Поистине, все эти люди решили напасть на вас, бойтесь же их!” – но это только добавило мусульманам веры, а Аллах Всевышний сказал: “ … и они сказали: “Достаточно нам Аллаха, прекрасный Он Покровитель!” ~ И вернулись они с милостью Аллаха и наградой, и не коснулось их зло, и последовали они за тем, что угодно Аллаху, а Аллах – Обладатель великой милости”.(“Семейство Имрана”, 173–174)

Прибыв в Хамра аль-Асад в воскресенье, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, оставался там еще три дня – понедельник, вторник и среду, то есть девятого, десятого и одиннадцатого числа месяца шавваль третьего года хиджры, а потом вернулся в Медину. Перед возвращением в плен был захвачен Абу ‘Изза аль-Джумахи, который до этого уже попадал в плен после битвы при Бадре, но был отпущен посланником Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, без выкупа ввиду его бедности и того, что у него было много дочерей, при том условии, что впредь он не будет никому помогать в борьбе против него. Однако этот человек не сдержал своего обещания и, как мы уже отметили выше, своими стихами подстрекал племена к борьбе против пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и мусульман, а потом принял участие и в сражении при Ухуде. Когда посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, захватил его снова, он взмолился: “О Мухаммад, прости меня, окажи мне милость и отпусти меня к моим дочерям, а я обещаю тебе, что больше никогда не буду делать того, что сделал!” – но посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: “Тебе больше не видать Мекки после этого, ибо ты скажешь: “Я обманул Мухаммада дважды!” – а верующего дважды из одной и той же норы не кусают!” – после чего аз-Зубайр или ‘Асим бин Сабит, да будет доволен Аллах ими обоими, отрубил ему голову по приказу посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует.

Кроме того, к смертной казни был приговорен и один из мекканских шпионов по имени Му‘авийа бин аль-Мугира бин Абу-ль-Ас, дед ‘Абд аль-Малика бин Марвана[761] по материнской линии. После того как многобожники двинулись обратно в Мекку в день битвы при Ухуде, Му‘авийа явился к сыну своего дяди, Усману бин ‘Аффану, да будет доволен им Аллах, и ‘Усман попросил для него пощады у посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, обещавшего пощадить его, но предупредившего, что, если он будет обнаружен через три дня, то его ждет смерть. Однако после того, как мусульманское войско покинуло Медину, он задержался там больше, чем на три дня, так как занялся сбором сведений для курайшитов; когда же воины вернулись обратно, Му‘авийа бежал, и по приказу посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в погоню за ним бросились Зайд бин Хариса и ‘Аммар бин Йасир, да будет доволен Аллах ими обоими, которые настигли и убили его.[762]

Поход на Хамра аль-Асад был, несомненно, не отдельным походом, а только частью и завершающей стадией битвы при Ухуде.

Таковы этапы и детали сражения при Ухуде, изучением итогов которого в течение долгого времени занимались исследователи, старавшиеся дать ответ на вопрос: закончилось оно для мусульман поражением или нет? Нет сомнений в том, что во второй половине этого сражения многобожники добились военного преимущества и господствовали на поле боя, что мусульмане понесли тяжелые потери, что часть мусульман была разгромлена и что бой складывался в пользу мекканской армии, однако есть определенные обстоятельства, которые не позволяют нам назвать все это победой мекканцев.

Очевидно, что войска мекканцев не сумели занять лагерь мусульман, а, с другой стороны, значительная часть мединской армии, несмотря на беспорядок и панику в своих рядах, не бросилась в бегство, но мужественно сопротивлялась, пока мусульманам не удалось сплотиться вокруг своего руководителя. Кроме того, они не позволили мекканцам преследовать их, и никто из мединского войска не попал в плен к неверным, которым не досталось никакой военной добычи. В результате неверные не сумели перейти к третьей стадии сражения, несмотря на то что мусульмане продолжали оставаться в своем лагере. Имеется в виду, что мекканцы не остались на поле боя на один, два или три дня, как обычно поступали в те времена победители. Они поспешили уйти и оставили поле боя раньше мусульман, не осмелившись войти в Медину для захвата пленных и имущества, хотя город находился от них всего лишь в нескольких шагах и был совершенно не-защищен.

Все это убеждает нас в том, что случившееся было не более чем удобным случаем, который курайшиты использовали для того, чтобы причинить мусульманам чувствительные потери, вместе с тем не достигнув своей основной цели, состоявшей в уничтожении мусульманской армии после ее окружения.

И тот факт, что Абу Суфйан поспешил вернуться в Мекку, убеждает нас в том, что он боялся позора и поражения своей армии в случае начала третьего этапа сражения, а еще одним подтверждением этого служит позиция Абу Суфйана, которую он занял во время похода мусульман на Хамра аль-Асад.

Таким образом, эту битву нельзя было считать решающей, так как в ней каждая из сторон что-то приобрела и что-то потеряла; обе они покинули поле боя, но ни одна из них не бежала оттуда и не позволила противнику занять свой лагерь, и это не позволяет считать сражение решающим.

На это указывают и слова Аллаха Всевышнего, Который сказал: “И преследуйте врага без устали: если вы будете испытывать страдания, то и они будут страдать подобно вам, однако вы надеетесь (получить) от Аллаха то, на что они не надеются”. (“Женщины”, 104). Таким образом, Аллах уподобляет страдания каждой из сторон страданиям другой, а это указывает на сходство их положения и на то, что ни одна из них не добилась победы.







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.005 с.)