ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

СЛУЧАИ БЛАГОДАТНОЙ ПОМОЩИ, ПОЛУЧЕННОЙ ЧРЕЗ СТАРЦА ПАВЛА БОЛЬНЫМИ (ИСЦЕЛЕНИЯ) ПРИ ЖИЗНИ СТАРЦА И ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ; СЛУЧАИ БЛАГОДАТНОЙ ПОМОЩИ В ДРУГИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ (НЕСЧАСТНЫХ)



Своею высокою жизнью подвижническою старец Павел стяжал себе у Бога дар молитвенной помощи, проявленной им в отношении людей несчастных и бедствующих. Так, одна благодетельница старца, некая Матрена, таганрогская мещанка, свидетельствовала: пришла она к старцу со своим мужем за советом, чем и как излечиться ей от своей долговременной и мучительной болезни ног (ревматизма). Из-за сильной боли она почти не могла ходить без посторонней помощи, так что сама едва могла перейти через улицу Старец и говорит ей: "Матрена, собирайся-ка ты в Киев и в Почаев". Она подумала про себя смеется батюшка, и сказала ему: "Батюшка, я не могу через дорогу перейти, как же я в Киев пойду?" Но старец твердо и настойчиво ей ответил: "Пидышь!" и велел ей собираться в дорогу. "Когда мы уже собрались в путь,— рассказывала она,—то старец сам надел на меня сумку, подвязал поясом, дал мне в руки палку, перекрестил, и я, к своему удивлению, пошла из его келий бодро, почувствовала себя здоровою и, несмотря на далекий путь в Киев, шла всю дорогу пешком и благополучно воротилась обратно. Я верю, что Господь послал мне исцеление чрез молитву за меня старца Павла".

Из села Ряженого Донской области, Таганрогского округа, одна крестьянка, по имени Елена, ходила к старцу Павлу и очень часто бывала в воскресные дни в городе Таганроге, посещала службы в св. храмах, и каждый раз заходила обедать к старцу Павлу по его повелению.

В том же селе Ряженом жила ее родственница некая Ксения (фамилия неизвестна), которая много лет страдала припадками и от этих припадков очень болела голова, так что в последнее время потеряла даже зрение и временами не могла сама ходить, и ее водили за руку. Елена, веря в праведного старца Павла и зная, что он многим помогал в нуждах своими молитвами, неоднократно и настоятельно советовала Ксении обратиться в своей болезни к старцу, но та все не хотела, отговаривалась тем, что болезнь не пускает ее пойти в Таганрог. Наконец, видя, что болезнь ее не проходит и даже усиливается, Ксения решилась по совету Елены пойти к старцу Павлу Приехав в Таганрог, она пошла в собор, чтобы увидеть там старца, так как в то время старец ходил еще на церковные службы в соборную церковь. Только что она вошла в ограду и стала всходить на ступени паперти, вдруг, где ни взялся старец Павел, подошел к ней сзади и с такою силой ударил ее в затылок кулаком, что, по ее словам, у ней как будто фонари в глазах засветились, и с головы ее как бы что-то слезло. Эта больная была уже пожилой женщиной, лет пятидесяти, имела веру в Бога и проводила хорошую жизнь.

Опомнившись от неожиданного и сильного удара, Ксения хотела войти в собор, но старец, стоявший пред ней, вынул из своей сумки кусок хлеба и дыню, сказал ей: "На тоби оце, пиды сядь в огради на скамеечку и зъишь, тоди прийдешь в собор и будем молыцця". Исполнив сказанное старцем, она вошла в собор и начала молиться, но вдруг старец опять подошел к ней сзади и вторично с силою ударил ее по голове, и она почувствовала, что глаза ее прозрели и стали видеть хорошо. С того времени, по ее словам, она окрепла здоровьем, припадки уничтожились, и головная боль больше не возвращалась. Она поблагодарила Бога и батюшку старца Павла и отправилась домой с великою радостью, получив исцеление, и прожила она в добром здоровье несколько лет, прославляя доброго старца Павла.

Из села Александровка одна женщина, по имени Пелагея, очень страдала сильными припадками, кричала разными голосами и бегала в исступлении по селу, лишенная ума. Муж ее Феодор не раз бывал у старца Павла; он решил повезти жену в Таганрог к старцу, говоря: "Что еще батюшка скажет, чем и как лечить ее?" У него не хватало уже терпения и сил возить ее по разным лекарям и бабкам, и главное, сколько ни лечил он 'ее, она не получала никакой пользы Привозит он ее к старцу Павлу; их впустили в приемную, где старец принимал посетителей И вот, когда старец вышел к ним и Феодор поведал ему свое горе, прося его ев молитв и совета, чем лечить больную, старец вдруг обратился к больной и начал сильно кричать на нее: "Выгоните оцю дуру до хозяина, нехай вин йи зориже". И выгнал ее из своей келий. Она вышла, заливаясь горькими слезами, подошла к скирде сена, которое стояло во дворе (сено это было хозяина дома, у которого жил старец), легла под ним и безутешно плакала, что батюшка, вместо помощи, прогнал ее от себя. Так старец и не позвал ее больше в келию, и она вместе с мужем, погоревавши и вдоволь наплакавшись, отправилась домой в свое село, верст за 50 от Таганрога. Но слезы ее, по молитвам старца, обратились ей в радость; еще не доезжая до дому, дорогою она почувствовала в себе перемену: ей стало хорошо, как будто какая тягота с нее спала. С того времени припадки ее стали уничтожаться, и она, получив облегчение от своего недуга, с великим усердием и радостью пришла поблагодарить старца за его ев молитвы Преподав ей наставление, старец послал ее в странствие в г. Мариуполь к чудотворной Смоленской иконе Божией Матери; она сходила туда и с того времени получила полное выздоровление от своей болезни. После этого Пелагея часто посещала своего благодетеля старца Павла и всем рассказывала, что "по молитвам праведного старца получила от Господа исцеление".

Прошло немного времени после исцеления этой женщины; в том же селе Александровке один бедный крестьянин, занимавшийся земледелием, заболел страшной болезнью. Болезнь его проявлялась сначала в большом росте живота, так что ему в тягость было носить его, а затем он весь стал пухнуть—лицо, руки и ноги. Сначала он лечился у докторов, но лечение это не принесло ему пользы, обращался он и к простым средствам, но и эти средства не приносили ему пользы в его тяжкой и неизвестной болезни. И вот эта Пелагея, испытавшая на себе силу старческих молитв и получившая исцеление в своей болезни, посоветовала больному обратиться к старцу Павлу, говоря: "Поедем к батюшке, что он тебе еще скажет". И сама согласилась повезти его в Таганрог. Привезла его в келию старца; их впустили, и вот старец, вышедши к ним с палкою в руках, обратился к Пелагее и сердитым голосом начал говорить ей: "У-у! Дура така, прывезладо мене прыкащыка, пойдем, каже, до батюшки, то батюшка скажыть", а затем, обращаясь к больному, так же сердито сказал ему "А ты' Напрыкащы-кував пузе, тай кажешь, шо больный", да палкой его в живот и ширнул, и выгнал их из келий во двор Получив укоризну от старца, они сели около своей подводы, не зная, что делать и что думать о таком поступке старца Выходит к ним послушник старца Емельян и, увидя их, сетующих, начал утешать их, говоря. "Не плачьте, рабы Божий, Бог даст, батюшка вас еще позовет". И действительно, недолго им пришлось ожидать, чрез несколько времени старец высылает свою послушницу позвать их опять в келию, и, когда они вошли, он снова начал кричать, говоря одной из своих послушниц "Ульяна! Налый бутылку ев воды и дай оций дури, а то дорогою, як растопе сало з оцею прыкащыка, то вона хоть водою буде залывать его". И старец сейчас же велел им отправляться домой в свое село Проехали они уже верст 30 от Таганрога, и вдруг с больным сделалось так нехорошо, такое сильное расстройство желудка, что от сильной слабости делался без памяти, так что только ев водою она и облегчала его тяжелое состояние, давая ему пить эту ев воду Пока они доехали домой, это расслабление желудка было раз десять, и живот его с каждым разом становился все меньше и меньше, принимая свой естественный вид Когда они приехали домой, то вся опухоль его опала, и живота не стало, и он имел вид обыкновенного здорового человека, а через несколько времени совершенно поправился здоровьем и прожил после сего немалое время, благодаря Бога и прославляя Его подвижника старца Павла, глубоко веря, что он получил исцеление именно по молитвам старца.

В одно время у старца Павла было много посетителей и между ними был один человек из Петрушиной, именем Стефан. В то самое время приехали из Иерусалима два поклонника, и о них доложили старцу Павлу, что они желают видеть его лично Он велел впустить их в кухню и посылает к ним этого Стефана "Пиды, Степан, та опросы у тих странныков, шо воны на Черном мори бачилы, та нехай кажут правду". Стефан вышел к ним и говорит: "Батюшка спрашивает вас, что вы видели на Черном море, да говорите правду". Они содрогнулись от старцевой прозорливости и открыли ему всю истину. "Когда мы ехали по Черному морю,—рассказывали те странники,—была сильная буря и шторм, пароход качало из стороны в сторону, так что волны переливались через него, и мы были в большой опасности и приходили в отчаяние. Не надеясь на человеческие усилия помочь беде, мы обратились тогда к молитве и призывали имя старца Павла, чтобы он своими молитвами исходатайствовал нам у Бога помощь и спасение. И вдруг, о чудо. Увидели мы старца, прошедшего по пароходу в белой одежде, подобной снегу, подвязанного поясом, с палкою в руках, и он стал невидим, после чего буря начала стихать, и скоро сделалась на море тишина, и мы благополучно доехали до пристани и теперь заехали поблагодарить его, великого молитвенника за бедствующих людей". Когда Стефан вошел в келию и передал старцу этот их рассказ, который слышали все посетители, тогда старец призвал этих странников и просил их и всех слышавших никому не рассказывать об этом событии. "Пока я не помру—говорил старец,—а як помру, то хоть и всем рассказувайте".

Во всех приведенных случаях мы видели, как действенна была молитвенная помощь старца Павла в отношении людей страждущих при его жизни, но и по смерти его сильна его молитва для верующих, по свидетельству людей, испытавших на себе благодатную силу этой молитвы праведника.

Прошло после смерти старца Павла лет восемь, одна девица, по имени Татьяна, жившая в келий старца в качестве послушницы, однажды зимою пошла без благословения на море принести воды. Придя к ополони, она стала набирать из нее воду, и вдруг ведро ( вероятно, от сильного холода рука ее окоченела) сорвалось с ее руки и скрылось под водой. Испугавшись случившегося, она не знала, что делать и как ворочаться в келию с одним ведром, тем более, что она нарушила келейное послушание, выйдя без позволения. Она долго употребляла все усилия, чтобы достать ведро, опускала в ополонку руку и коромысло во все стороны, но ничего не получалось, промучившись так долгое время и изрядно намерзшись, она стала молиться Богу, и тут ей пришли на память слова старца Павла, как он говорил одному посетителю. "Як у тебе буде яке горе, хоть на мори, хоть наводи, а ты крычы "Павло, ратуй!"—и я буду помогать тебе". Со слезами на глазах, она в отчаянии стала кричать и просить старца. "Батюшка, старец Павел! Ты ж так учил людей просить тебя и обещал им помогать, помоги же и мне, живущей в твоей келий, найти потерянное!", и, осенив себя крестным знамением и сказавши: "Господи, благослови, батюшка дорогой, помоги", она закинула коромысло в воду, и вдруг как бы кто руками накинул ведро на крючок, и она вытащила его из ополонки радуясь и благодаря Бога и дорогого старца, веря, что именно он помог ей в ее несчастии.

В 1902 году, в Великий пост, одни синявские рыбаки ловили рыбу на Дону компанией. В то время наказным атаманом некоторые места в реке были строго запрещены для ловли и за ними следила стража случалось даже, что некоторые хищники, ловившие рыбу в запретном месте, даже убивались стражею, а рыболовные снасти отбирались в пользу казны, но эти вышеупомянутые рыбаки ловили рыбу на разрешенном месте. Улов их Господь благословил, и они поймали много рыбы и приставили ее для продажи в Таганрог и сейчас же по приезде тут же на пристани ее продали, сторговавшись с покупателями, за 700 рублей. Только что они успели ее сдать покупателям и готовились получить за нее деньги, как вдруг к ним подбегает полиция и всех их здесь же арестовывает, проданную рыбу отобрали, а их посадили в участок по доносу неизвестных лиц, здесь же присутствующих, обвинивших их в том, что якобы они ловили эту рыбу в запретных местах Сидят они в участке и не знают, что им делать, за что их посадили и что их ожидает? Находясь в такой напасти и не чувствуя за собой никакой вины, они начали молиться, чтобы Сам Господь их защитил. И вот, одному из этих рыбаков, по имени Василий, который был зятем одного благочестивого благодетеля старца, по имени Леона Катрича, пришло на память воспоминание о великом старце Павле, который во время своей жизни много помогал бедствующим людям в их несчастиях. Он и говорит своим товарищам: "Братцы, знаете, что я надумал? Есть здесь недалеко в городе келия старца Павла, давайте пообещаем пожертвовать в нее хотя бы немного на деревянное масло для лампады, если мы получим деньги за проданную рыбу". Все с радостью ухватились за эту мысль и с усердием пообещали принести свою жертву в келию старца, молитвенно призывая при этом на помощь праведника, чтобы он помолился о них Господу об избавлении их от напасти. И о, чудо! Только что они это сделали, вдруг открывается дверь, где они сидели, входит к ним полицейский и сопровождает их к начальнику. Начальник с честью отдал им деньги 700 рублей, успокоил их и отпустил домой с добрым расположением, говоря: "Идите себе с Богом", а тех клеветников осрамил и выгнал их вон, и они с позором при многочисленной толпе, осыпавшей их насмешками, принуждены были почти что бежать и моментально скрылись из виду. Тогда те рыбаки, приписывая свое освобождение молитве старца Павла, тотчас же отправились исполнить свое обещание—поблагодарить своего заступника и помолиться в его келий. Пришедши к воротам старцевой келий, они попросили впустить их туда, но послушница, вышедшая к ним, когда увидела этих людей,—их было четыре человека, и все они были необыкновенно большого роста и на вид суровые,—она испугалась и не хотела их впускать, но, узнав от них, что они пришли издалека и по очень важному делу, наконец, решилась открыть им фортку. Вошедши в келию, они с усердием помолились Богу и рассказали живущим там послушницам о всем случившемся с ними, приписывая свое спасение молитвам великого подвижника старца Павла, и пожертвовали обещанное на неугасимую лампаду В то время был в келий старца один благодетель, приехавший из Ростова-на-Дону, по имени Иван Калинович Омельченко, который видел этих рыбаков и все рассказанное ими слышал, и он прославил Бога и Его подвижника старца Павла.

Упоминаемый уже в этом жизнеописании Антон Харитонович Мерошниченко после кончины блаженного каждый год неопустительно раз или два ездил на его могилу и в келию в Таганрог из любви к старцу который своими молитвами много помогал ему. Перед смертию старец Павел завещал ему не оставлять его келии и живущих в ней, и Антон Харитонович свято исполнял это завещание и много жертвовал туда как деньгами на наем обеден, так и вещественными приношениями. Это продолжалось лет 20 после смерти старца, но вот незадолго до смерти на Антона Харитоновича напало искушение, враг начал внушать ему нехорошие мысли в отношении старца: зачем он все в Таганрог дает деньги нанимать по старцу обедни, когда он мог бы пожертвовать эти деньги и в свою приходскую церковь и дать заработать своему храму, а также и своим духовникам. Вняв этой злой вражеской мысли, он один год решил не поехать в Таганрог и заказал в своем храме годовой сорокоуст по старцу, уплатив за ежедневное служение литургий 700 рублей и успокоив себя мыслию, что он сделал все должное по отношению к старцу. Но спокойствие его продолжалось недолго, на него напала такая тоска и досада, что не было для него радостного ни одного дня с тех пор, как он перестал ездить в Таганрог. К тому же служба в приходском храме совершалась небрежно и с пропусками: приедет он в церковь среди недели, а службы или вовсе нет, или служится обедница, что очень его огорчало и тревожило его совесть, что он неправ в отношении к почившему старцу, так сильно его любившему. В семействе у него также было что-то неладное: сыновья его, прежде скромные люди, свихнулись, часто стали проводить время в компании среди гуляющих и вели себя далеко не так, как прежде. Народ все это видел и, раньше всегда относившийся с уважением к Антону и всей его семье, теперь стал даже смеяться, говоря его сыновьям: "Отец ваш годовой сорокоуст нанял, а вы гуляете да пьянствуете", и много ему пришлось вынести порицаний и огорчений от своих односельчан. Но это было еще не все. При такой неурядице Господь наказал его еще стихийным бедствием: пронеслась большая буря над его имением, которая сильно разорила его: посрывала крыши с его амбаров и разных строений и разнесла много зернового хлеба; много также пропало и других предметов хозяйства, так что он понес большие убытки в течение того года в своей экономии, и Антон Харитонович упал духом, а главное, в будущем не видел для себя ничего отрадного, и начал он задумываться, не оттого ли это все ему приключилось, что он стал забывать своего друга и благодетеля старца Павла. Тогда во сне явился ему старец и, став у порога его дома, как бы наяву своим обычным громким голосом говорит ему: "Антон! Пора в Таганрог ехать". Сон этот разбудил и встревожил его; он немедленно собрался и поехал в Таганрог, в келию старца: нанял обедню по нем, отслужил панихиду над его могилой и попросил у старца прощение, и мгновенно сердце его успокоилось, и стала в душе радость. С того времени до конца своей жизни Антон Харитонович опять стал ездить за Таганрог и посещать могилу и келию блаженного старца Павла. Этот случай вразумления, данного старцем своему бывшему другу, ясно показывает, что старец Павел, так много послуживший ближним своим при жизни, не. забывает их и после своей смерти. Стяжавший пламенную любовь к Богу и возлюбивший ближнего своего по заповеди Божией, он воистину имеет дерзновение к Господу испрашивая верующим и обращающимся к нему помощь и заступление от Господа.

Не ограничиваясь изложенными к сей главе случаями, в которых проявилась благодатная помощь старца верующим людям, приведем еще примеры такой помощи, явленные блаженным старцем уже много лет спустя по его кончине Для большей достоверности описываемых ниже поистине дивных деяний почившего старца предоставим говорить о них лицам, испытавшим на себе эту благодатную помощь.

Смоленской губернии, Гжатского уезда, села Рождественского крестьянка Наталья Ф. Потапенкова, имевшая от роду 40 лет, проживающая в г. Таганроге около тридцати лет, в доме по Старопочтовой ул., № 64, рассказывала, что с 1889 г. от самого замужества страдала она внутренней болью, сопровождавшейся удрученным состоянием души: развратные мысли не давали ей покоя, какая-то невидимая сила заставляла ее ругаться бранными словами, и, несмотря на лечение, она не получала облегчения. Зависела ли ее болезнь от ее слабого организма или от частых родов (у нее было шестнадцать душ детей) — неизвестно, но только болезнь эта не поддавалась лечению и в последние годы все больше усиливалась брань и ругательства до того ею овладевали, что она, не отдавая себе отчета, кляла и бранила своих детей-малюток, просила им у Бога смерти, иногда же в порыве исступления на нее находили страшные мысли — умертвить ребенка или искалечить его Неудивительно посему, что дети эти под влиянием материнских проклятий в большинстве долго и не жили и скоро умирали, из шестнадцати душ только трое остались в живых Выше сказано, что она обращалась к таганрогским докторам, но помощи от них в своей болезни не получала Как-то однажды купила она у одного развозчика молоко, и, когда опорожняла кувшин, то развозчик и говорит ей: "Скорей, тетка, давай кувшин, а то мне непременно нужно заехать на кладбище". А время было уже позднее Она спросила его, отчего он так спешит на кладбище, разве есть у него кто там похоронен. Тогда тот развозчик начал ей рассказывать о благочестивом старце Павле Павловиче, как он, когда был жив, говорил ему как хорошо будет человеку тому, кто будет ходить в его келию, а после его смерти на его могилу. "Вот я стараюсь исполнять его слово и часто посещаю его могилу и чувствую себя в своей жизни хорошо Смотрю я на тебя и замечаю, что ты больная, вот я и тебе советовал бы сходить на старцеву могилу и в его келию" Женщина эта исполнила совет развозчика и пошла искать келию старца (три дня искала ее), затем пришла на могилу его и со слезами стала просить его ев молитв. Почувствовав некоторое облегчение в своей скорби, она тайно от своего мужа стала часто посещать его могилу, усердно прося старца о выздоровлении. В скором времени брань и дурные помыслы исчезли, внутренняя боль облегчилась, и она стала жить спокойно и с тех пор вот уже двадцать три года чувствует себя совершенно здоровой, прославляя Бога и приписывая свое исцеление заступничеству праведного старца Павла, которого она с великою верою почитает и к которому прибегает во всех обстоятельствах своей жизни.

У вышеупомянутой женщины Натальи Потапенковой, получившей исцеление у старцевой могилы, была родная сестра Анна, по мужу Сорокина, также проживающая в городе Таганроге, имеющая теперь от роду 47 лет Получив благодатную помощь от старца, Наталья, по чувству родственной любви, стала молиться и просить старца за свою погибающую от сильного пьянства и разврата сестру, и молитва эта, растворяемая обильными слезами и подкрепляемая верою в силу молитв старца, не осталась тщетной Вот что рассказывала о себе эта самая Анна Сорокина, как она провела свою жизнь прожила она в замужестве как следует, по-христиански,— пять лет, последние же тринадцать лет вела очень распутную жизнь, без водки не могла прожить ни одного дня во все эти годы, пропила все свое имущество, которое получила она от родителей в приданое, а также все оставшееся от свекрови, пила так сильно, что снимала последнюю сорочку, как говорят, и ту меняла на водку. Пропивши все свое, она нередко захватывала и чужое и несла в кабак. Часто бросала свой дом и шлялась по кабакам, где с такими же, как и сама, распутными мужчинами гуляла и развратничала, допиваясь нередко до того, что валялась без чувств на улицах под заборами, одним словом, дошла до того в своей жизни, что, потерявши человеческую совесть и стыд, обратилась в босовичку, погибая и нравственно, и физически. В последнее время от великого и чрезмерного пьянства у нее стали появпяться припадки белой горячки, при которых она доходила до того, что хватала в руки топор и веревку с намерением лишить жизни себя или мужа Припадки болезни повторялись все чаще и чаще, ум ее начал как бы помрачаться, и она не знала уже, что ей и делать, но Милосердный Господь, "не хотящий смерти грешника, но еже обратится и живу быти ему", показал этой погибающей женщине путь спасения в сонном видении Видится ей во сне, рассказывала она, будто она на Таганрогском кладбище пришла к какой-то гробнице и увидела там свою родную сестру, которая стояла там и, обращаясь к этой гробнице, усердно молилась за нее об избавлении ее от пьянства Выслушав ее моление, Анна тут же спросила сестру. "Кого ты просишь за меня?", но она, вместо ответа, взяла меня за руку и толкнула меня на ту гробницу со словами. "Молись и ты, и проси, здесь прозорливый лежит" Поднявшись с гробницы и оглянувшись назад, я тут увидела своего Ангела-хранителя, который сказал мне. "Покайся, а то я тебя брошу, и ты погибнешь" Здесь я проснулась и не могла понять, что со мной Тогда я отправилась к сестре и рассказала ей про свою болезнь, также и какой сон видела. Выслушав меня, сестра с первого же слова начала говорить мне о старце и советовала просить его ев молитв. "Ты бы, сестра, ходила на гробницу батюшки старца Павла и на его обедню, да пила бы ев воду, взявши с его молебна, которая освящается по литургии, да взяла бы земли с его могилы, может быть Господь исцелил бы тебя по молитвам старца".

Эти слова как бы пронзили мое сердце до глубины души, и я, исстрадавшись от великого горя, воскликнула "Веди, веди меня, сестра, куда хочешь, лишь бы я только не погибла!" Через два дня по обычаю была обедня по старцу Павлу в Кладбищенской церкви, и мы с сестрой пришли туда, и, когда после обедни священник пошел служить панихиду на могилу старца, тут-то я и рассмотрела ту самую гробницу которую видела во сне, и от душевного волнения и в ужасе закричала. "Сестра, сестра, вот это та самая гробница, что я видела во сне, тут мое спасение от погибели, прошу тебя и умоляю, не оставляй меня и всегда води до этого гроба". С того времени я часто начала посещать могилу старца и бросила пить водку. Теперь расскажу, каких трудов стоило мне мое исцеление от этой гнусной и тяжкой болезни — пьянства, невидимый враг человеческого спасения полагал мне великое препятствие на пути к обращению, больших трудов стоило мне вначале посещать могилу старца, я с неохотою шла, но все-таки старалась принудить себя, так как от каждого посещения могилы старца я чувствовала облегчение. Видя мое твердое намерение к своему исправлению, враг начал разжигать мою плоть всеми мерами мне так хотелось водки, что внутренности мои, казалось мне, горели, и от великого воспаления я не могла удержаться и кричала неистовым голосом, а также рвала на себе всю одежду, хлеба и другой пищи я не могла принимать в это время, только и находила себе спасение у могилы старца. Измучившись припадком, я бросаю все, накидываю на себя шаль и, не считаясь со временем (даже зимою), скорее бегу на кладбище к могиле старца, которая стояла еще без часовни, падаю на могилу и кричу, прося у него помощи от этого вражия разжигания, беру с могилы землю, ем ее. и осыпаю ею все тело, которое, казалось мне, находилось в пламени, тут-то я и чувствую облегчение, у меня является аппетит, и, придя домой, я могла принимать пищу. Так я мучилась целых полгода и все это время боролась со своим тяжелым положением, ежедневно бегая на могилу старца, которая давала мне облегчение и поселяла в душе надежду, что Милосердный Господь и Матерь Божия спасут меня от этой ужасной болезни по молитвам праведного старца И действительно, надежда моя не осталась тщетной, через полгода вражия борьба меня оставила, я почувствовала успокоение в душе и полное выздоровление от своей болезни; с того времени пошел уже седьмой год; я чувствую себя очень хорошо, как будто я на свет народилась; все соседи мои удивляются перемене моей жизни и, зная мою прошлую жизнь, с недоумением спрашивают, как и кто мог отвлечь меня от такой мерзкой и распутной жизни, я же твердо уверена, что Господь меня исцелил по молитвам Своего угодника благочестивого старца Павла, в чем даже могу свидетельствовать под присягою. Адрес мой; г. Таганрог, Александровская улица, Na 19. Свидетель моей болезни и выздоровления Ф Черидов.

Села Николаевки, Таганрогского округа, крестьянка Марфа И. Паравская, имевшая от роду 40 лет, страдала десять лет расслаблением всех членов и болезнью внутренних органов, особенно позвоночный столб не давал ей никогда покою. Испытала она все простые средства и ничего от них пользы в болезни своей не получила. Тогда она обратилась в г. Таганрог к врачам, которые, внимательно осмотрев ее, нашли у нее серьезную болезнь и сказали, что ей необходимо тщательное лечение и хороший уход, на что требовались средства, но так как последних у нее не было, то она решилась отправиться в с. Шабельск, где была бесплатная земская лечебница. Там доктора пользовали ее две недели, и она не только не получила облегчения, а, напротив, состояние ее сделалось очень тяжелым, и врачи, опасаясь ее смерти, отправили ее обратно домой, где она долгое время находилась между жизнью и смертью. Испытавши и простое лечение, и врачебную помощь, она решила прибегнуть к последней и единственной помощи—Божией. Услыхав от людей про старца Павла, она решилась поехать на его могилу и со всем усердием стала молиться там о своем исцелении, прося старческих молитв за себя пред Богом. Вера ее в силу старческих молитв не посрамила, и она почувствовала облегчение. Взявши с могилы земли, она уже дома привязала ее к позвоночному столбу и носила, отчего стала замечать, что боли ее членов уменьшились и все тело ее укрепилось, так что понемногу она начала даже делать домашнюю работу, между тем как раньше она в силах только была в постели лежать. Через несколько времени она совсем выздоровела от своей болезни, приписывая свое исцеление милости Божией и св. молитвам старца Павла. В благодарность за свое исцеление она обещала часто посещать могилу старца и посещает ее два раза в неделю до настоящего времени. "Свидетели моей болезни и выздоровления муж мой Павел Паравский и Наталья Мартыненкова".

Таганрогского округа, хутора Бесергеновки жена крестьянина Романа Надольского, по имени Евдокия, 48 лет, рассказывала, как она в 1909 году получила исцеление от могилы старца Павла. "Восемнадцать лет я страдала хроническим помешательством, как признали мою болезнь доктора. Каждый год два или три месяца у меня появлялись припадки умопомешательства: является у меня какой-то безотчетный страх. Я боюсь людей, бросаю дом и даже грудных детей на произвол судьбы и бегу в степь, и живу там недели по две, а иногда и больше, чем много хлопот доставляла мужу и домашним, которые принуждены были часто и подолгу искать меня, но у меня опять являлась мысль бежать из дома, нередко я даже обманывала мужа, говоря, что пойду в церковь, а между тем убегала в степь и скиталась там. Муж мой все старания прилагал к моему лечению; за эти восемнадцать лет мы пролечили шесть коров, а по мелочи и сосчитать нельзя; долечились до тех пор, что пришли в крайнюю бедность; испытала я и простых лекарей, и ученых докторов, и кто бы чего ни посоветовал, то исполняли. В последнее время доктора отказывали в моем лечении и советовали отправить меня в Новочеркасск в сумасшедший дом. Ездили мы по совету людей и к святыням Киевским, но и там Господь не благоволил подать мне исцеление, но Своими неисповедимыми судьбами привел меня на могилу Своего нового угодника старца Павла, где благоволил послать мне Свою небесную помощь. Пролечивши все свое состояние, мы пришли в крайнее убожество, а мое болезненное несчастное состояние не улучшалось и только вызывало сострадание людей, видевших меня. Одна таганрогская госпожа, у которой я жила в прислугах девушкой, жалея меня, из своих собственных средств истратила на мое лечение 300 рублей, но болезнь моя не поддавалась лечению и становилась горшей; мои односельцы, жители села Бесергеновки, видя мои страдания, горевали надо мной, и вот одна старушка, узнав о моем несчастном положении, посоветовала мне пойти на обедню, совершаемую по старцу Павлу, и подать о упокоении его просфору и затем ту просфору кушать, а также пойти на его могилу и помолиться ему об исцелении, что я с великим трудом исполнила: в церковь я сходила и просфору за упокой старца подала, но когда я решилась пойти на могилу его, то какая-то невидимая сила мне препятствовала и внушала мне такие мысли: неужели поможет тебе эта мертвая могила, и я два раза ворочалась назад, наконец, в третий раз с великим усилием пришла на могилу старца и усердно просила его о своем исцелении. Накануне этого посещения старцевой могилы мне было сновидение, будто какой-то старец взял меня за голову и подавил ее руками крестообразно, и при этом сказал: "Теперь будешь здорова". По описанию вида старца— это был именно старец Павел. С того времени прошло уже три года, припадки моей болезни более не повторяются, и я чувствую себя совершенно здоровой, благодаря Бога и праведного старца Павла".

Одна молодая женщина, крестьянка Черниговской губернии, проживающая в Таганроге Агафия Терещенкова, двадцать пять лет страдала от младенчества припадками, и в такой болезни вышла замуж. Припадки ее не оставляли и с возрастом, и доводили ее до всевозможных мучений, ни днем, ни ночью она не находила себе покоя; во время ночи припадки ее еще более ожесточались, ее бросало в постели, и ей казалось, что тело ее разрывается на части, и, бывало, так ее измучит за ночь, что молодая женщина не имела на себе никакого вида, и в таком несчастном состоянии ей нередко приходила мысль покончить жизнь самоубийством. Не имела она утешения и в храме Божием, когда, бывало, придет помолиться в церковь; страшные и хульные мысли на Бога и Божию Матерь одолевали ее, и она не могла даже смотреть на божественные лики св. угодников, а когда ее подводили к Св. Тайнам, то от великого трясения и нервного расслабления она едва стояла на ногах. В таком горестном несчастном состоянии обратилась она в Греческую церковь к священнику Матфею Попандопуло, который вычитывал над нею заклинательные молитвы, но Господь не благоволил подать ей исцеление, и болезнь ее продолжалась, сколько раз она служила молебны с водосвятием, но все напрасно. Тогда она по совету людей добрых отправилась на могилу старца Павла и, помолившись здесь, почувствовала успокоение, а затем и облегчение от припадков болезни. "С того времени я неоднократно стала посещать могилу блаженного старца и раз от разу мне становилось лучше, так что в настоящее время (прошло уже пять лет) я чувствую себя совершенно здоровой, не знаю, как благодарить мне Бога, что теперь в храме Божием имею возможность спокойно молиться, радуюсь и благодарю великого старца Павла за его ев молитвы о мне, грешной, так как с твердою верою свидетельствую, что по его молитвам Господь дал мне исцеление Свидетель моей болезни о Матфей Попандопуло".

У одного крестьянина Донской области, Таганрогского округа, Тимофея Голотина, четырехлетняя дочь Варвара страдала частыми припадками Все эти четыре года родители употребляли все средства, чтобы видеть своего единственного ребенка здоровым, но болезнь не уменьшалась, а напротив, усиливалась, так что припадки временами повторялись два-три раза в сутки! В 1903 году, когда они переезжали на жительство в Таганрог, то везший их с вокзала извозчик, увидя страдания девочки от случившегося с ней припадка, дал матери такой совет. "Вот что вы сделайте здесь у нас на кладбище похоронен старец Павел, так вы подайте об упокоении его просфору и кормите этой просфорой свою дочь, и она, Бог даст, будет здорова". Они послушались этого совета, начали давать девочке просфору и ей стало лучше. Тогда они стали водить, по совету людей, девочку еще на могилу старца и на обедню, совершаемую по нем, и в скором времени припадки болезни совсем уничтожились, и теперь девочка эта в полном здравии растет на радость родителям. В настоящее время ей уже 18 лет. Мать этой девочки Параскева Голотина также страдала внутренней женской болезнью, так что работать она не могла, и только кое-что делала, и то с трудом, по домашности. Хотя и искала она помощи в лечении, но таковой не получала Когда же, водя свою девочку на могилу старца и на его обедни, стала молиться и за себя и просить помощи у старца, то почувствовала и себя лучше, а затем и вовсем стала здорова и в благодарность за свое выздоровление дала обещание всегда посещать могилу старца, что и исполняет до настоящего времени, посещая ее три раза в неделю.

Проживающий в г Таганроге, Смоленской губернии, Гжатского уезда крестьянин Спиридон Потапенко заболел желчной болезнью Немедленно же был приглашен к больному таганрогский врач Шамкович, который нашел его болезнь тяжкой и опасной и, признав надежду на его выздоровление сомнительной, отказался его пользовать Тогда домашние его обратились за помощью к старцу Павлу, взяли от его гроба земли и ев воды из его келий, которой больной так сильно желал, стали давать ему пить эту воду, и больной скоро почувствовал себя лучше, внутреннее воспаление стало уменьшаться, и желчная болезнь стала проходить, к удивлению и радости всех домашних, которые и не надеялись уже его видеть в живых, считая его почти безнадежным, теперь же говорили, что он воскрес из мертвых Выздоровление свое больной приписывает силе молитв старца Свидетели его болезни — кассир Таганрогского вокзала Георгий Кочергин и Наталья Китова Старопочтовая улица, дом № 64.





Последнее изменение этой страницы: 2016-12-30; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.216.79.60 (0.016 с.)