ТОП 10:

Сиротин Г.А. Броннинские батареи.



30 марта 2006 года исполнилось 150 лет подписания мирного договора между Россией и союзниками во главе с Англией и Францией. Этот договор подвёл черту под грозными годами Крымской (Восточной) войны 1853-1855гг.

Крымская война началась в октябре 1853 года между Россией и Англией, Францией, Турцией и Сардинией. Столкнулись экономические и политические интересы на Ближнем Востоке. Её основные сражения протекали у черноморских берегов, но борьба шла и в Закавказье, и на Белом море, и на Камчатке, и на Балтике. Здесь тревожные события разворачивались в Финском заливе, возле самого Кронштадта.

Русское правительство понимало, что в войне против Англии и Франции боевые действия развернутся и на Балтийском море. В связи с этим Кронштадтская крепость приобретает важнейшее стратегическое значение.

25 февраля 1854 года Николай 1 в сопровождении свиты, среди которой был инженер-генерал-майор И.И. Ден, посетил Кронштадт, где губернатор Кронштадта адмирал Ф.П. Литке представил ему рапорт о состоянии крепости, составе флота и вооружения, численности войск. После этого Николай 1 учредил должность кронштадтского военного генерал-губернатора и подчинил ему морские и сухопутные силы, дислоцированные в районе крепости. На этот пост был назначен И.И. Ден. Военно-политическая обстановка для России тогда стала неблагоприятной. Англия и Франция имели более развитую промышленность и вооружили свои и турецкие войска нарезным оружием, дальность стрельбы которого превосходила гладкоствольные русские ружья в два раза.

Объединённый флот союзников состоял в основном из паровых кораблей с винтовыми двигателями. Русский же флот имел, главным образом, устаревшие парусные суда. 15 октября 1853 года Турция начала войну против России, надеясь захватить Крым, Кавказ и утвердить своё господство над Чёрным морем. На этот шаг её усиленно подталкивали Англия и Франция, которые 16 марта 1854 года сами объявили войну России.

Командование русского флота не считало возможным вступать в открытый бой с неприятелем. Усиливалась оборона восточной части Финского залива. Восстанавливались старые и возводились новые укрепления. На берегах оборудовали сигнальный телеграф и сигнальные посты.

Для защиты Ревеля, Свеаборга и Кронштадта в 1854 году, впервые в морской истории, применили новое оружие – морские мины. Под руководством изобретателя нового оборонительного оружия академика Б.С. Якоби этим делом занялись офицеры саперного батальона.

Что касается русского Балтийского флота, то в Адмиралтействе считалось невозможным выйти в море и разбить союзников. Но отстояться за кронштадтскими укреплениями надеялись твёрдо. На Балтике в то время в составе российского флота было 25 линейных кораблей, 7 парусных фрегатов, 27 пароходов, 60 мелких судов и 40000 человек личного состава. Среди матросов никакой тревоги не замечалось, но близкая опасность чувствовалась уже в феврале.

Первым по времени враждебным вооружённым выступлением двух западных союзников было появление их флотов в Балтийском море, сопровождавшееся нападением на русские суда, бомбардировкой, разрушением и захватом населённых пунктов на побережье Финского залива.

Главной, наиболее реальной силой обороны с русской стороны была громадная, по тогдашним меркам, сухопутная армия на Балтике из 270000 человек.

В ожидании нападения грозного флота, Россия деятельно готовилась к защите. В марте 1854 года, по приказу императора Николая 1, совместно с адмиралами П.И. Рикардом и Ф.П. Литке, начальниками двух морских дивизий, была составлена записка об обороне Кронштадта и назначении Балтийского флота. Береговые укрепления поспешно приводились в боевую готовность.

Весной 1854 года в Балтийское море была послана соединённая англо-французская эскадра под начальством вице-адмирала Чарльза Непира. Опытный адмирал сэр Чарльз Непир, его полный титул – граф де Панзо Сан-Винцент и т.д. включал список названий взятых им крепостей и выигранных морских сражений.

Поход английской эскадры на русскую столицу был широко разрекламирован. Перед отходом кораблей аристократический «Клуб реформ» дал в честь командующего Ч. Непира банкет, на котором высказывались пожелания скорой победы над русским флотом. Английская королева Виктория, приняв на своей яхте вице-адмирала Непира и командиров кораблей, объявила, что сама поведёт эскадру в море.

На банкете, где собрались лорды Адмиралтейства, министры и высшая знать, ему предрекали через три месяца взятие Петербурга. Непир хвастался, что он «…завтракать будет в Кронштадте, а обедать – уже в Петербурге…». В своих приказах адмирал писал, чтобы точили ножи резать русских и прочие нелепости.

Англичане мечтали о водружении британского флага на шпиле Адмиралтейства в Петербурге. Они ставили перед собою задачи:

* держать в тревоге столицу России;

* воспрепятствовать отправке подкреплений русским войскам на Чёрном море;

* попытаться нарушить нейтралитет Швеции и склонить её к войне с Россией;

* блокировать Балтийское море;

* захватывать суда;

* бомбардировать укрепления на побережье.

В европейской прессе в это время разразилась антирусская пропаганда, усилился поток публикаций, искажающих подлинное положение дел в Петербурге. В них говорилось о смятении в городе, о бегстве населения, о спешно стягивающихся войсках на защиту столицы. Жители же Петербурга чувствовали себя вполне спокойно. Император Николай 1 продолжал работать в своей летней резиденции в Петербурге. Сюда же собрались и другие члены императорской семьи.

Весной 1854 года в Балтийское море вошёл союзный флот – 49 английских кораблей с 2344 орудиями и 31 французский корабль с 1308 орудиями – во главе с адмиралами Ч. Непиром и Парсеваль-Дешоном.

Королева Англии Виктория на собственной яхте, в первых числах мая 1854г. в Портсмуте провожала английскую эскадру до самого дальнего прибрежного маяка рядом с флагманским кораблём. В середине июля к эскадре присоединился французский десант – 6000 человек. Перед отправкой в Булони им сделал смотр Наполеон Третий.

13 июля 1854 года неприятельская эскадра появилась в 80 верстах от Кронштадта, а на следующий день её корабли были уже у берега Красной Горки.

Союзникам удалось захватить всего лишь Толбухинский маяк. Артиллерийская дуэль с русскими фортами не принесла успеха интервентам. Они не рискнули приблизиться к Кронштадту, а тем более к Петербургу, понимая, что их ждёт неминуемая гибель, если попытаются кильватерным строем пройти узким каналом к городу, основанному Петром 1. Появление вражеских кораблей не вызвало у петербуржцев никакой паники, а наоборот, члены императорской фамилии отправились за Ораниенбаум, к Бронке, смотреть на вражеские корабли из телескопов и зрительных труб. На ближайшей возвышенности они свободно обозревали морскую панораму, и рядом с ними была целая процессия рядовых граждан столицы, среди которых царило полное спокойствие. На даче, между Петергофом и Ораниенбаумом, у И.С.Тургенева завтракали 20 июля 1854 года А.К. Толстой, Некрасов, Анненков, Маркевич. Они ездили на Красную Горку смотреть на вражескую эскадру. А.К.Толстой вспоминал:”…утром…был вёрст 15 за Ораниенбаумом, на Бронной горе … насчитал 31 судно…”

С 14 по 20 июля 1854 года вражеские корабли находились в районе Кронштадта и вели разведывательные действия. Свидетелями этих событий были не только жители окрестных мест, но и живущие здесь на дачах литераторы И.С. Тургенев, Н.А. Некрасов, И.И. и А.Я. Панаевы, П.А. Вяземский, Ф.И. Тютчев и др.

Н.А.Некрасов под впечатлением происходящих событий написал стихотворение «14 июля 1854 года», с эпиграфом – «Вы грозны на словах, попробуйте на деле!» А.С. Пушкин».

Некрасов пишет: «…Великих зрелищ, мировых судеб

Поставлены мы зрителями ныне:

Исконные, кровавые враги

Соединясь, идут против России…

… и наступает время,

Когда решитель мира и войны

Исторгнет их всесильною рукой

И сверху потрясённому покажет»…

А поэт П.А. Вяземский вторит ему:

«…Зададим Вам пир,

А тебе, вампир,

Адмирал Непир,

Ждёт у нас не пир!...»

Среди простых же людей звучала задорная песенка:

«…Берегись, хвастун Непир!

Вздор язык твой мелет.

Ведь за это бомбардир

Прямо в глаз прицелит…»

Непир решительных мер не предпринимал, а промерял фарватер, искал уязвимые места в обороне русских войск. Северный фарватер залива был перекрыт двумя рядами подводных мин, а попытки выманить корабли Балтийского флота из-под прикрытия береговых батарей успеха не имели. Убедившись, что Кронштадта ему не одолеть, 17 июля 1854 года Непир увёл союзную эскадру в море и занялся откровенным разбоем – захватывал купеческие корабли, рыбачьи суда и лодки, грабил небольшие города. А осенью союзная эскадра бесславно покинула Балтику.

На берегах Темзы готовились к новому походу на Петербург. Вместо адмирала Непира, обвинённого в неудачах балтийской кампании 1854 года, командование эскадрой возложили на вице-адмирала Ричарда Дандаса, славившегося хорошей репутацией на флоте.

Руководство России основательно готовилось к новой встрече неприятельского флота. В России занялись строительством парового флота – созданием флотилии канонерских лодок. Опытный моряк И.А. Шестаков и разворотливый предприниматель Н.И. Путилов занялись этой проблемой. 11 декабря 1854 года в Кронштадте заложили 6 паровых канонерок и уже весной 1855 года спустили их на воду.

В 1854-1855 годах у Кронштадта впервые в мировой практике создавалась минно-артиллерийская позиция. Было установлено 13 заграждений из 1865 мин, а по артиллерии довоенный уровень был превзойдён в полтора раза. Более чем 200-тысячная русская армия, сосредоточенная на побережье Балтийского моря, спешно пополнялась государственным ополчением.

В январе 1855 года был опубликован Высочайший Манифест с призывом ко всем сословиям принять участие в народном ополчении по примеру войны 1812 года. Этим Манифестом в Петербургской губернии образовалось пять дружин (по четыре роты). Начальником губернского ополчения был назначен генерал от инфантерии И.Л. Шаховской.

12 декабря 1854 года о защите берегов Балтийского моря было принято решение: “Признать полезным устройство береговых батарей впереди Ораниенбаума для содействия нашей флотилии канонерских лодок”… , а …”на южной стороне положить ряд ряжей для устранения обхода с фланга”…

Вдоль побережья Финского залива спешно строились временные позиции береговых батарей.

В те грозные годы были воздвигнуты береговые батареи впереди Ораниенбаума к старой Красной Горке и номерные форты на заливе от Малой Ижоры до о. Котлин.

Береговые батареи возводились силами войск, в основном из земли, с применением небольших количеств дерева.

В начале 1855 года шла постройка Ключинской батареи на Ораниенбаумском берегу, напротив Кронколонии. Работали здесь лейб-гвардии Измайловский полк и два запасных батальона, высылавших ежедневно по 1000 человек и окончившие работу к 16 мая.

На батареи было установлено 12 орудий, для которых был сооружён бруствер в виде буквы «Г» с прорезями для орудий. Гарнизон составлял 50 человек. Внутри батареи развернули 5 палаток для гарнизона и соорудили склад боезапаса, покрытый дёрном.

Назначение этой батареи – защита ряжевых заграждений и флотилии канонерок, которые предполагалось держать у Ораниенбаумского берега.

На выдающемся в море мысе напротив Малой Ижоры соорудили Измайловскую батарею, к западу от неё – Ополченную. Вблизи же деревни Куккузи был установлен редут Егерский в виде буквы «П». Бруствер был выложен из кирпича и на нём поставили около 20 орудий. Гарнизон редута насчитывал около 100 егерей-артиллеристов, которые располагались в 10 деревянных одноэтажных домах рядом с редутом.

Возле д. Бронной сосредоточились части запасной дивизии 1-го армейского корпуса, а вблизи Ораниенбаума – семь батальонов Лейб-гвардии Уланского, Егерского и Гренадёрского полков, полк императора Австрийского, резервная рота гвардейского сапёрного батальона, Вологодская №3 дружина ополчения. Руководил всеми работами инженер-генерал-майор О.Г. Дзичканец, ученик и правая рука известного русского фортификатора инженер-генерал-лейтенанта Э.И. Тотлебена. В деревне Верхняя Бронная находился удобный наблюдательный пункт, откуда отчётливо был виден вражеский флот на подступах к Кронштадту.

Отсюда в 1854 году Николай 1 наблюдал обстрел Кронштадта морской эскадрой союзников, а после его смерти в начале 1855 года действиями оборонявшихся руководил Александр Второй. В деревне до сих пор сохраняется площадка, называемая «Царский лужок», на которой установлен памятник – невысокий гранитный обелиск с надписью (ныне снятой).

21 мая 1855 года в письме дочери Э.Ф. Тютчевой поэт и дипломат Ф.И. Тютчев пишет: «… Что касается здешних мест, неприятельский флот вновь появился на горизонте, и паломничество любопытных в Ораниенбаум возобновилось пуще прежнего…»

Союзники развернули подготовку к кампании 1855 года и усилили свой флот. Задача перед ними стояла прежняя. В мае 1855 года к Кронштадту снова пришёл неприятельский флот. Командовал объединённой эскадрой вице-адмирал Ричард Дандас, помогал ему французский адмирал Пепо. В составе эскадры было более 100 кораблей с 2500 орудиями и 20 тысячами десантников. Союзная армада бросила якоря у Красной Горки и принялась за промеры фарватера и рекогносцировку. Навстречу им выступили паровые русские канонерки. При разведке на русских минах подорвалось 4 неприятельских корабля. Враг не принял боя, не решились англичане и французы перейти к активным действиям.

Простояв неделю у Кронштадта, союзники убедились, что предпринимать активные действия против него не смогут. Подходы к крепости были прикрыты минными заграждениями, а русские корабли – береговыми батареями. 15 августа 1855 года союзники окончательно скрылись за горизонтом на виду защитников крепости и вывели свои корабли из восточной части Финского залива, сообщив об этом в донесениях правительствам Англии и Франции.

А всё это лето кронштадтские дамы высказывали свой патриотизм, устраивая балы для офицеров гвардейских полков. Великая княгиня Елена Павловна позволила занять на вечера зал павильона Катальной горки в Верхнем Ораниенбаумском парке. Ради патриотизма и воодушевления защитников Отечества, ездившие верхом дамы стали носить, вместо цилиндров и мушкетёрок, фуражки из белого кашемира с красным околышем.

Главный объект операций союзников – Кронштадт и Петербург – остались нетронутыми, Балтийский флот не только не уничтожен, но, напротив, за этот период он увеличился значительным числом паровых канонерских лодок. Торговля наша, за исключением финляндской, и то в незначительной степени, не пострадала. Побережье Финского залива, за малым исключением, тоже не пострадало. Во всех делах, где участвовал русский флот, союзники всегда отступали с уроном. Война окончилась 19 марта 1856 года. Царское правительство признало своё поражение в Крымской войне и подписало невыгодный для России мир, показав гнилость и бессилие крепостной России. В то же время Кронштадтская крепость выиграла на Балтике эту кампанию, за всю войну не сделав ни одного выстрела. Все орудия с батарей решено было перевезти по льду в Кронштадт и сдать в те ведомства, откуда они были получены.

Уроки Крымской войны привели в России к отмене крепостнического рекрутского набора, и была введена всеобщая воинская повинность, были введены новые принципы организации армии и флота, сокращён разбухший аппарат канцелярии, улучшена система обучения офицеров, созданы школы специалистов «низших чинов», началось строительство сильного парового и броненосного флота, развитие отечественной судостроительной базы, обмундирование военных сделали более удобным и практичным.

Война на Балтике показала высочайший патриотизм, высокое боевое мастерство и героизм русских офицеров, солдат и матросов, их огромное желание защитить от врага своё Отечество, а также поддержку воинов-героев всеми слоями российского общества.

 

Борис Божнёв







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.53 (0.009 с.)