Не обошлось и без взаимного рукопожатия со старым другом, радым возвращению Джона.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Не обошлось и без взаимного рукопожатия со старым другом, радым возвращению Джона.



Три месяца назад.

Джон вернулся в Мракан после полугодового лондонского отпуска. Вспомнить привычные ощущения, а также немного погрузиться в прошлое помогла прогулка по особняку, где лежат старые фотографии, родительские вещи: мамина сумка, папина папка и много всякого добра.

Интерьер поместья Вэйном напоминал знаменитое творение Андреа Палладио - виллу Альмерико-Капра, более известную, как вилла Ротонда!

Не обошлось и без взаимного рукопожатия со старым другом, радым возвращению Джона.

- Вы так и не нашли лекарство? - дворецкий по имени Фредерик и с немецкой фамилией Беннер (сокращенно Фред) - служитель семьи Вэйнов старик, в одиночку воспитавший "богатенького Ричи". Любопытство - одна из черт дворецкого. Безграничное любопытство!

- Пока нет - ответил наследник, - Но обязательно найду и привлеку воров к ответственности. Они узнают, что такое справедливость.

- Но вы, позвольте заметить, не Бэтмен, не Супермен и никогда не работали в полиции - перебил его Фред, - Как вы собираетесь искать их?

Джон насмешливо фыркнул:

- Я подключил не один десяток высококлассных спецов. Никто не остался без аванса. Как отец мой спасал жизни людей от болезней, так и я буду делать, но, может, несколько другими способами... Несправедливость - хуже любой хвори, от нее не спастись, приходится действовать нетрадиционными методами.

- Что вы имеете в виду под словом «нетрадиционные».

- Любой способ нетрадиционен сам по себе. Я читал много книг, где философы высказывали мнения о том, как лучше бороться со злом. Читал детективы По, триллеры Кинга... Много анализировал, размышлял, сравнивал! Искал автора, восприятие жизни которого максимально совпадает с моим!

- И к какому выводу вы пришли?

Джон глубоко вздохнул:

- Наше общество не идеально, из-за чего преступность достаточно частое явление, хоть и не норма.

Болтовня на темы "рай и ад", "добро и зло" длилась почти час. За это время их языки порядком выдохлись. "Мастер Джон" - так дворецкий величал своего воспитанника.

- Когда-нибудь я добьюсь гармонии, и тогда ты будешь мною восхищаться! - Джон в последнее время много грезил, пускал в голову кучу нестандартных мыслей, а ведь совсем недавно он был совсем другим. Неужели на его мировоззрениях так сказалась Англия?

- Я на это надеюсь - дворецкий остановил Джона, когда тот направился в родительскую комнату, - Кстати, чуть не забыл напомнить вам, что дорогая мисс Кристен, которую вы сильно любите, обещала заехать в восемнадцать вечера и проведать вас. Поэтому, будьте любезны, хоть раз в своей жизни притворитесь джентльменом. Она испытывает к вам очень теплые чувства. Не стоит огорчать ее надежды.

Джону понравилась идея "поболтать" с подругой детства.

- По-твоему, она любит меня?

Фредерик недолго думал, что ответить:

- Определенно, вы не одиноки. В этом мире есть люди, которые считают вас хорошим человеком независимо от того, сколько у вас в кошельке.

Хозяин поместья заявил:

- Я не готов к отношениям с ней.

- В ком же дело?

- Не в Кристен, а во мне. Сейчас я озабочен поимкой воров, и крайне сложно будет лгать не чужому человеку.

- А разве вам плевать на нее?

- Ты удивишься... - он открыл ключом дверь комнаты и залез рукой в сундук с одеждой, - Но нет... Нет, не плевать, но сейчас неподходящее время для отношений.

Фред проявил настойчивость и помог настроить гардероб:

- В таком случае вам нужно временно выключить эгоизм и рассказать ей об этом. Если мисс Кристен обидится и отвернется, это будет плохо для нас обоих. Ее мать хорошо общалась с вашим отцом, и я помню, у них был недолгой роман, разумеется, до того, как он нашел Марту.

Но Джон знал о прошлом Кристен не меньше старичка:

- Зная, что ее отец был алкоголиком и подонком, я уверен, дружба с моими родителями скрасила ее матери жизнь. Что я меньше всего хочу делать, так это лгать...

- А может, вы просто боитесь влюбиться? - улыбнулся дворецкий и подготовил деревянную вешалку.

Поместье Вэйнов располагалось на большом полуострове, который входит в территорию Мракана. Ровно 18:00 на больших деревянных часах, купленных когда-то Майклом Вэйном в итальянском магазине.

Кристен пришла на следующий день. Явилась, не сообщив, и тем самым преподнесла сюрприз своему другу детства.

Сначала этот друг был мрачен:

- Зачем ты пришла? - а позже посветлел!

- У меня к тебе дело, Джон. Это серьезнее, чем наши отношения - сказала Кристен.

Странная вещь: они не видели друг друга с детства, но общаются так, будто вместе живут. Социофобию Вэйна, его комплексы еще можно понять, но Кристен - словно открытая книга, за время отсутствия друга детства у нее не было ни одного достойного мужчины.

Фреда она узнала тут же и не забыла приобнять, затем бросилась в объятия Джона.

Разочаровывали лишь ее мотивы: девушка пришла не ради страсти.

Вэйн включил здоровую иронию:

- Разве может быть что-то важнее нашей любви?

Кристен понимала, Джон ждал совсем другого. Разговор вдруг принял неожиданный поворот, пролетел мимо любви.

- Это касается дела жизни твоего отца.

- Ты о чем?

Ничего не объясняя, гостья позвала Джона в машину - родительский подарок, и пообещала обо всем рассказать экскурсии по Бедному Городу.

- Садись, я все расскажу тебе.

- Вспомни, что говорил тебе отец незадолго до своей смерти.

Женские пальцы то и дело тряслись, а руки с тяжестью справлялись с рулем.

- Многое... - в голосе Джона послышались нежелание общаться на тему былого и пофигистическое отношение к ситуации.

Преодолев мост, Крис свернула в Старый Город, в который входит Китайский Квартал, Старая Котельная и несколько других загубленных мест.

- Борьба с нищенством затрудняется из-за самих нищих, многие бездомные не хотят менять свою жизнь и отказываются от работы, которую им предлагает Wayne Enterprises.

За это откровение Джон получил по щеке и все остальное время пытался молчать, чтобы не разозлить враждебно настроенную подругу.

Через десять минут Кристен остановила авто в районе Малого Киева и еще раз спросила:-

- Он говорил тебе, что наш город охвачен преступностью и что у зла есть лицо? Что обществом управляет мафия? Говорил?

- Что-то подобное он говорил моей матери, но только не мне - Вэйн без разрешения вырвал из рук у Кристен минералку и сделал несколько глотков, - Я же был еще мал. А детям криминал неинтересен.

Кристен неожиданно всплакнула...

- Эй, что с тобой?

- Это все... - ей было трудно говорить, это все Борис.

- Борис? Тот, который угрожал моему отцу?

- Да, тот самый Борис.

- И что с ним?

- Ничего...

- И что она сказала тебе? Что? Она его боялась? Как и все? - спрашивал Виктор.

Вытерев слезы, дева настроилась на продолжение беседы и рассказала Джону о Гуднаеве:

- А что может быть с тем, кто держит весь город в ежовых рукавицах? Борис распространяет наркотики, из-за него каждый день умирают подростки! Никто не хочет ему мешать.

- Почему?

- Страх, Джон...

- О, да! Страх это сила!

 

 

- Все боятся его, некогда славный Мракан превращается в ад. Апатия завладела сердцами. Твой отец так и не смог этому воспрепятствовать...

- Он просто не успел... - поддержал ее Джон и помог успокоиться, но пришло время узнать причину личной ненависти к Гуднаеву, - А почему ты плачешь?

- Борис шантажирует мою мать. Требует от нее денег. Почему - никто не знает. Много хороших людей повисли на этом крючке. Ни в чем не повинных...

- Я его не боюсь. Он состоит из плоти и крови, также как и мы с тобой...

- Не боишься? - Кристен в кое веки повстречала смелого мужчину, и сама не поверила в это...

- Мои родители заслужили справедливости, и если какой-то приезжий урод рушит все то, за что они боролись, я не должен бояться посмотреть ему в глаза и спросить с него. Во мне почти не осталось страха, почти не осталось...

Образ Фатума - фирменный фокус Виктора. Латы, капюшон и маску носит жрец - член ордена.

- Иллюзионист точно подмечает, как должен выглядеть вожак и постепенно, по деталькам, собирает его образ! Направляет фантазию в нужное русло! Так получается собирательный образ!

Тибет.

- Отчаяние - отрицательная эмоция, брат Джон, со временем перестающая в более грубую форму - депрессию. Чаще оно приходит к нам с осознанием краха, как в личной, так и во всех других жизнях! Но бороться нужно не с ней, а с собой. Оно попросту последствие...

 

 

Мудреца уничтожало осознание, следовательно, то самое отчаяние. Теперь ему было не до морализаторства!

Хорошенько побив, Спаун схватил мастера за горло, тряханул несколько раз.

- Не отворачивайся! Смотри мне в глаза!

Все еще уверенный в себе, Дум произнес:

- Ты не спасешь мир, просто не сможешь! За этой маской скрывается идеалист, который не может убить человека, потому что боится замарать руки! Но как ты остановишь механизм?

Спаун ослабил хватку и забегал по коридору. Нужная ему вещь находилась в четырех метрах. Но появились непредвиденные трудности - запароливание.

 

- Я все сделал так, что ее теперь так просто не отключить! Ты проиграл! Тебе не остановить восстание справедливости! Добро придет! И очень скоро! - безумец лежа кричал, смеялся над Вэйном, озорно мигал глазками.

"У меня совсем нет времени. Придется действовать радикально" - подумал Спаун и... вытащил несколько взрывных шаров, бросил в стену.

- Что ты делаешь? - спросил Дум.

Их с ног до головы накрыло приливною водой.

 

- Твоему плану пришел конец, Доктор Судьба! - демон даже сейчас, когда до безшансности спастись оставались считанные секунды, не прекратил ненавидеть...

Нахлебавшись, Виктор задал прямой вопрос:

- И ты оставишь меня умирать здесь?

И Джон, уже не тот, что прежде, не тот юноша, каким Мракан его помнил семилетие назад, а переродившийся в образе демона герой, ответил загадочным полушепотом...

- Это судьба!

 

В итоге: один из них выбрался и выплыл на поверхность, а второй остался умирать, считать мгновения, наблюдать, как панель управления пускает искры.

Виктор защурил глаза перед неотвратимой смертью:

- Мои братья... Сейчас я к вам вернусь...

 

Лодка еще немного продержалась на плаву и ушла на дно залива...

 

 

Эту жители Мракана никогда не забудут: массовый побег психов завершился их возвращением в клинику. Решилась судьба и "оборотней" в отделе Пэксвелла.

Борис позвонил другу ранним утром, чтобы сдать "крысу":

- Мой человек в твоем отделе, Макс, доложил мне, что в допросной избили одного шизофреника.

- Не тяни резину - послышалось из трубки, - Кто это?

Украинец улыбнулся и ответил:

- Скажи честно, ты не догадываешься?

 

К Финчу подошли двое полицейских. А с ними лейтенант! Но вместо испуга он вежливо поздоровался с шефом, даже не предполагая, что его могли сдать:

- Я с ночки на ногах стою! Вчера оттянулся на садисте...

Пэксвелл посмотрел на ублюдка строгим взглядом и крикнул подчиненным:

- В наручники его!

- Что? - сержант изумленно удивился, шарахнулся, - Я буду жаловаться мафии!

- Да, да... - тихо молвил лейтенант.

 

 

Джон Вэйн теперь был снова в роли Джона Вэйна: утро он решил посвятить созиданию, полезному занятию для ума и сердца.

Чтобы скоротать время и размять руки, нет ничего лучше физического труда: поколол дровишек, переставил мебель, смастерил стол, скамейку, кровать...

Основной материал - деревья, растущие в окрестностях поместья.

 

И хоть Мракан-Сити порой казался проклятым городом, сгнившим от коррупции, в нем жили добрые и честные люди, готовые помогать друг другу и, несомненно, заслуживающие лучшей жизни. Добрые и честные...

Подвиги Спауна - героя, действующего вне системы, дали надежду на рассвет, на светлое будущее. С виду - человек в резиновом костюме, по смыслу - символ, демон объявил войну итало-американскому сообществу, напугал самого Шифера и заставил мафию остепениться, уйти в тень...

 

Но и в его жизни имелись светлые моменты, в частности - встречи с подругой детства Кристен, до сих пор любимой и незабываемой с той самой страстной ночи...

- Я не думал, что ты придешь сегодня - Джон произнес это, когда услышал знакомые шаги позади себя, - Что-то понадобилось? - их ритм оставался все таким же приятным.

- Нет, Джон. Я пришла просто так, захотела еще раз навестить тебя - разговор начался с легких перевзглядов и улыбок, - Но я кое-что узнала о тебе...

Продолжился чутка напряженнее:

- И что же ты узнала? - друг посмотрел Кристен в глаза, - Не бойся сказать правду. Она всегда мудрее лжи. Во всех ситуациях.

Девушка немного засомневалась в своем решении, но в итоге нашла в себе силы признаться:

- О твоей маске.

Джон немало удивился, жаждал знать "как?".

- Когда ты в последний раз общался с дворецким, я не смогла скрыть любопытства, все время подозревала тебя в чем-то... И так получилось, что случайно подслушала ваш разговор. А затем я увидела твои глаза, полные амбиций. И поняла, как сильно тебя изменило семилетие, которое ты провел вне Мракана.

Вэйн прирожденный романтик, задал вопрос-комплимент:

- А время, проведенное в разлуке, укрепляет любовь, или, наоборот, убивает?

Они решили проверить, сохранились ли чувства - та страсть, что держала их вместе долгие годы. Легкий "дружеский" поцелуйчик превратился в засосный поцелуй.

 

Следующая тема разговора - вторая личность Вэйна. Ее-то Крис и хотела обсудить больше всего:

- Спаун - лишь маска, просто символ, так ведь? Способ борьбы с несправедливостью... - спросил он ее, в надежде услышать "да" и вновь ощутить себя простым человеком - смертным, таким, каким он был до Тибета и храма.

Хотела б Крис ответить "да", но, видя перед собой совсем другого Джона Вэйна, дала другой ответ:

- Нет, Джон - она потрогала его щеку, погладила шею, - Вот - твоя маска. Твое настоящее лицо заставляет преступников дрожать от страха. Тот, кого я любила, ушел давным-давно. И так до сих пор и не вернулся. Может быть, он живет где-то далеко, и когда Мракану уже не понадобится Спаун, я увижу его вновь и смогу быть с этим человеком рядом...

Джон не осудил ее, не стал мучить просьбами "вернись", а кивнул головой и понял, почему они пока (наверно) не могут быть вместе...

Все, что он сказал:

- Спасибо, что не забыла обо мне. Если желаешь знать правду - я в любой момент готов принять тебя, потому что я тебя люблю.

 

 

Время: двадцать три часа.

Лейтенант ждал Спауна на крыше здания полицейского участка и каждые две минуты поглядывал на наручные часы. Каким же глобальным было его потрясение, когда появился демон. Не просто успел, а уложился в несколько секунд! Воздух был наполнен запахом гари, а в ушах стоял непрерывный гул ночного города, пятью этажами ниже.

- Поджог? - спросил Спаун.

- Как единственный способ вызвать тебя? Мне пришлось спалить собственный кабинет, чтобы ты вышел на меня - признался Пэксвелл.

- И я здесь.

- Мне интересно знать, каким образом вы намереваетесь сместить Шифера и отправить всю итало-американскую систему в СтоунГейт? Думаете, это вам по зубам?

Демон-защитник подошел к этому вопросу с философской точки зрения:

- Рим строился не один день. Я очищу город, но только с вашей помощью и с помощью всех тех, кто готов сражаться, бороться за порядок и закон, и, если не останется выбора, умереть за них! Как Ной построил ковчег. Как рабы фараона возвели пирамиду.

- Придется попотеть... - вздохнул Пэксвелл, - Против системы идти особенно трудно, когда она дает сбой. Это чревато последствиями...

- Разумеется. Я готов ко всему, лишь бы "залатать дыру": банда Украинца напугана, Эдгар Дупи пойман с поличным.

- Стало быть, появилась надежда... Но Шнайдер сбежал, вместе с остальными продажными копами и судьями...

- Схватим - пообещал Спаун, - И посадим за решетку.

 

- Что-то еще лейтенант?

- Да...

 

- Вчера вечером пропали спасенные тобою люди. А этой ночью их нашли мертвыми. Мэр Свифт, комиссар Вагнер, судья Томпкинс...

 

- Кто убил, вы знаете?

Пэксвелл капель занервничал, чувствуя, что в системе возникли осложнения и передал демону конверт:

- Это что?

- Послание. Видите ли, он не пытался скрыть свою личность. Скорее, наоборот. И этот не свойственный преступникам поступок припугнул меня.

 

Мститель немного помял в ладонях вещдок и медленно вынул письмо:

- Сумасшедший Джек - мрачно произнес он.

Содержимое текста указывало на неадекватность убийцы:

"Сраун, безусловно, соберет огромное количество клевретов, которые будут смотреть ему в лицо и одновременно похохатывать над теми несогласными с его невъе...ской крутизной! Имеет ли смысл деление на ультраправых и ультралевых экстремистов, на хороших и плохих в преддверии гомерического праздника гомерических хохота и безумия?

 

Утро доброе в окошко

На ковёр насрала кошка

Нет воды, взорвался чайник,
Мозги выебет начальник

Свет включил, хуйнуло током

Окотил рубашку соком

Морду жжёт, говном воняю
На работу прибегаю!

Бормоча, валю домой!
Блядь сегодня выходной!!!!!!!!

Утро доброе в окошко!

Ай, опять насрала кошка...

 

- Я разберусь с ним - с верой в самого себя, в свои силы сказал Спаун.

Лейтенант своеобразно попрощался:

- Мне плевать на то, кто ты. Главное, что не враг.

Мститель подумал про себя.

"Может, все-таки раскрыть?"

- Я буду надеяться на лучшее - с этими словами он демонстративно распахнул плащ и улетел на крыльях ночи.

У лейтенанта онемели губы:

- Мистер Вэйн?

 

 

Три месяца назад.

Джон вернулся в Мракан после полугодового лондонского отпуска. Вспомнить привычные ощущения, а также немного погрузиться в прошлое помогла прогулка по особняку, где лежат старые фотографии, родительские вещи: мамина сумка, папина папка и много всякого добра.

Интерьер поместья Вэйном напоминал знаменитое творение Андреа Палладио - виллу Альмерико-Капра, более известную, как вилла Ротонда!

Не обошлось и без взаимного рукопожатия со старым другом, радым возвращению Джона.

- Вы так и не нашли лекарство? - дворецкий по имени Фредерик и с немецкой фамилией Беннер (сокращенно Фред) - служитель семьи Вэйнов старик, в одиночку воспитавший "богатенького Ричи". Любопытство - одна из черт дворецкого. Безграничное любопытство!

- Пока нет - ответил наследник, - Но обязательно найду и привлеку воров к ответственности. Они узнают, что такое справедливость.

- Но вы, позвольте заметить, не Бэтмен, не Супермен и никогда не работали в полиции - перебил его Фред, - Как вы собираетесь искать их?

Джон насмешливо фыркнул:

- Я подключил не один десяток высококлассных спецов. Никто не остался без аванса. Как отец мой спасал жизни людей от болезней, так и я буду делать, но, может, несколько другими способами... Несправедливость - хуже любой хвори, от нее не спастись, приходится действовать нетрадиционными методами.

- Что вы имеете в виду под словом «нетрадиционные».

- Любой способ нетрадиционен сам по себе. Я читал много книг, где философы высказывали мнения о том, как лучше бороться со злом. Читал детективы По, триллеры Кинга... Много анализировал, размышлял, сравнивал! Искал автора, восприятие жизни которого максимально совпадает с моим!

- И к какому выводу вы пришли?

Джон глубоко вздохнул:

- Наше общество не идеально, из-за чего преступность достаточно частое явление, хоть и не норма.

Болтовня на темы "рай и ад", "добро и зло" длилась почти час. За это время их языки порядком выдохлись. "Мастер Джон" - так дворецкий величал своего воспитанника.

- Когда-нибудь я добьюсь гармонии, и тогда ты будешь мною восхищаться! - Джон в последнее время много грезил, пускал в голову кучу нестандартных мыслей, а ведь совсем недавно он был совсем другим. Неужели на его мировоззрениях так сказалась Англия?

- Я на это надеюсь - дворецкий остановил Джона, когда тот направился в родительскую комнату, - Кстати, чуть не забыл напомнить вам, что дорогая мисс Кристен, которую вы сильно любите, обещала заехать в восемнадцать вечера и проведать вас. Поэтому, будьте любезны, хоть раз в своей жизни притворитесь джентльменом. Она испытывает к вам очень теплые чувства. Не стоит огорчать ее надежды.

Джону понравилась идея "поболтать" с подругой детства.

- По-твоему, она любит меня?

Фредерик недолго думал, что ответить:

- Определенно, вы не одиноки. В этом мире есть люди, которые считают вас хорошим человеком независимо от того, сколько у вас в кошельке.

Хозяин поместья заявил:

- Я не готов к отношениям с ней.

- В ком же дело?

- Не в Кристен, а во мне. Сейчас я озабочен поимкой воров, и крайне сложно будет лгать не чужому человеку.

- А разве вам плевать на нее?

- Ты удивишься... - он открыл ключом дверь комнаты и залез рукой в сундук с одеждой, - Но нет... Нет, не плевать, но сейчас неподходящее время для отношений.

Фред проявил настойчивость и помог настроить гардероб:

- В таком случае вам нужно временно выключить эгоизм и рассказать ей об этом. Если мисс Кристен обидится и отвернется, это будет плохо для нас обоих. Ее мать хорошо общалась с вашим отцом, и я помню, у них был недолгой роман, разумеется, до того, как он нашел Марту.

Но Джон знал о прошлом Кристен не меньше старичка:

- Зная, что ее отец был алкоголиком и подонком, я уверен, дружба с моими родителями скрасила ее матери жизнь. Что я меньше всего хочу делать, так это лгать...

- А может, вы просто боитесь влюбиться? - улыбнулся дворецкий и подготовил деревянную вешалку.



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.179.111 (0.014 с.)