МЫ МСТИМ НЕ ЗА ПОГИБШИХ, А ЗА ТЕХ, КТО ЕЩЕ ЖИВЕТ.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

МЫ МСТИМ НЕ ЗА ПОГИБШИХ, А ЗА ТЕХ, КТО ЕЩЕ ЖИВЕТ.



ТАК ПУСТЬ ОНИ ЖИВУТ ДОЛГО И СЧАСТЛИВО!

 

– Что, струхнул, сука? Когда ты меня отпустишь, а ты меня обязательно отпустишь, потому что шлепнуть Гранзека у тебя кишка тонка! – извиваясь как уж, Хостон продолжал изливать проклятия. У него изо рта уже шла пена. – Так вот, я вернусь и убью тебя! Тебя и твою суку! Можешь не сомнева…

И тут, нелепо подкинув связанные руки, Гранзек ткнулся головой в железный настил моста. Выстрел из пистолета с глушителем был настолько тихим, что на мгновение отвернувшийся Джон даже не заметил, как это произошло. И лишь отведя взгляд, он увидел Марию с пистолетом в руке. Подойдя к вытянувшемуся струной у самого парапета Гранзеку, девушка заглянула в его опустевшие зрачки и без всяких усилий столкнула еще не остывшее тело вниз. Туда, где тихо журчал Темнодолинный ручей.

Наблюдавший все это, Вэйн просто впал в оцепенение.

– Что ты сделала, Мария? Он бы сел в тюрьму навсегда! Зачем было его убивать? – закоренелого пацифиста шокировало роковое решение Блэксонт, ведь сам бы он ни за что не стал марать руки.

– У тюрем есть двери, а значит, из них можно выйти…

 

Корпорация Wayne Enterprises

 

На следующий день первым, кто навестил главу корпорации, был все тот же агент ЦРУ Чарльз Вэлсон.

– Сегодня утром, мистер Вэйн, мне позвонил один из моих осведомителей и сообщил, что полиция обнаружила труп неизвестного на пустыре в Темной Долине. По описанию доносчика погибший соответствовал вводным, которые я ему предоставил.

Джон не отрывался от бумаг.

– Разумеется, речь шла о насильственной смерти! – последнюю фразу Вэлсон произнес с некой таинственностью.

Но и его таинственность никоим образом не повлияла на хозяина.

– Я тут же выехал на место. И, ничтоже сумняшеся, обнаружил в убитом кого бы вы думали? – Вэлсон еще раз внимательно взглянул в глаза Джона. – Да, да. Уоллеса Хостона! Вас это не заинтересовало?

– Что за намеки, агент? – вопрос Джона прозвучал достаточно грозно.

– Да что вы, мистер Вэйн! Просто сам я испытал даже некоторое облегчение! Как говорится, одной проблемой меньше! – Он резко рубанул рукой, будто подытоживая эту тему. – Но у меня к вам личный вопрос...

– Личный? – впервые за время их общения Джон выказал удивление. А потом, когда Вэлсон достал из внутреннего кармана пиджака пачку фотографий, он и вовсе изумился. На фотографиях были он и Мария.

– Откуда вы узнали о нас?

– Мистер Вэйн, я уже достаточно долго живу на этом свете, и достаточно долго работаю в конторе! И, самое главное, я люблю этого человека! – Чарли напоминал взъерошенного мальчишку. – Вы – достойный претендент, раз приглянулись ей. Но я... я люблю ее всем сердцем!

Джон насторожился, хотя в глубине души Чарли Вэлсон был ему крайне симпатичен.

– Простите, но что вы, собственно, хотите от меня?

– Я не собирался ставить вам никаких условий, но вынужден! И вы должны понять меня… Я прошу вас забыть Марию Блэксонт! – Вэлсон перевел дух. – Могу ли я рассчитывать на ваше благоразумие?

Только что сказанное окончательно озадачило Джона.

– Что вы имеете в виду?

Ответ на этот вопрос дался агенту с огромным трудом.

– Я изъял все съемки камер уличного наблюдения в районе, где проживал Гранзек… – Чарли полез во внутренний карман. – На одной из них, мистер Вэйн, были запечатлены вы. Вы и Мария!

Вэлсон пытался неловко сунуть фотографии Джону, но тот отвел руки.

– Вы меня шантажируете?

– Ни в коем случае, мистер Вэйн! Я никому не покажу эти снимки, но ради бога, забудьте Марию Блэксонт! – Казалось, силы окончательно покинули влюбленного агента. Джон же не собирался идти на компромисс, твердо ответив: – Но вот этого я как раз и не обещаю.

Чарльз резко развернулся и вышел, бросив фотографии на стол.

 

…Уже на подходе к дому Вэлсон испытал некоторое волнение.

Взбежав по лестнице, он обнаружил, что дверь его квартиры взломана.

Внутри все говорило о коротком, но тщательном обыске: перевернутая мебель, разбросанные одежда и книги, выбитые днища ящиков письменного стола, с мясом вырванные провода главного компьютера...

Агент ринулся на кухню, вынул из тайника запасной ноутбук, открыл браузер и зашел на почту. Вот что он там прочитал:

 

“Mrakan Mail.Ru. Картинки. Видео. Обсуждения. Ответы. Черный список. Контакты.

У вас 7 непрочитанных сообщений. У вас всего 2 570 сообщений.

Здравствуйте, Walson245564@MrakanMail.ru

Отправленные:

Сообщение для George Stivenss:

Это я, Безумный Джек! Я залез в компьютер Чарли Вэлсона и стал пердеть в его почте! Он неудачник! У него не складывается с дэээвушками, и он вообще тупой лох, дрочащий свою зачаточную ПИСЮ!

 

Сообщение для Margaret Margaret:

Маргарет-Маргарет? Шо за чмошный ник у тебя, детка?! Хотя забей! Я другое хотел спросить. Твой дружок Чарли сегодня высматривал в ЗООмагазине маленьких слоников! Почему у тебя в друзьях такие извращенцы, Маргарет-Маргарет???

 

Сообщение для Betty The Best:

Эй, Бэтти! Крошка! У тебя ослепительная внешность! Почему ты пишешь такому лоху, как я! Я же Чарли! Я же педик и зоофил! Как со мной можно дружить?! Ой, что же я несу-то! Я Безумный Джек!!!

Сообщение для Laura Berton:

Привет, малышка, а почему я не в твоем вкусе? Потому что я лошпедик и неудачник, который любил всю жизнь дрочить и не может даже подарить цветы? Почему я не в твоем вкусе, шлюха? Тебя не возбуждают педики и зоофилы? Ох, это не Чарли тебе пишет. Это Безумный Джек!

 

Сообщение для Laura Berton:

ААААААААА, ТЫ НИКТО, Б…! А КТО ТЫ, ДЕБИЛ? Б…! ТЫ – НИКТО, И ЗВАТЬ ТЕБЯ НИКАК! А Я КТО-ТА Фух, извини, я сегодня просто чересчур веселый!

 

Сообщение для George Stivenss:

Джордж, ты вроде мужик сильный, не то, что малыш Чарли! Я вот копаюсь в его почте и охреневаю от сознания того, какие дебилы существуют! А ты знаешь, шо он все еще девственник? И шо у него ни с кем не клеитсяяяяяяяяяя?

 

Сообщение для Betty The Best:

У меня только один раз в жизни был секс! Но я еще хочу! Можно вас пригласить на свидашку в понедельник?! Или вам интересно переписываться с Чарли? Крошка, ты опупенно выглядишь! Если напугал столь резким текстом, извиняюсь, я по жизни псих такой!

 

…Первой мыслью, пришедшей в голову Чарли, была та, что все это – дело рук Джона Вэйна. Но смышленый агент моментально оценил всю ее абсурдность. "Благородный миллиардер никогда бы не поступил подобным образом"

Последующие размышления прервал телефонный звонок. Чей-то незнакомый хриплый голос произнес:

– Женишок, что-то ты разонравился своей невесточке! Шо за дела? Может, и под венец не пойдете?

Что-то смешливое и бесноватое звучало в голосе говорившего на другом конце провода. И еще! Все это нелепым образом сочеталось с полученными сообщениями из ноутбука… Какие-то странные предчувствия овладели Чарльзом, позже открывшим дверь спальной комнаты и увидевшим... девочку десяти-двенадцати лет, которая держала в руках букет бумажных цветов.

– Подаришь мне такие же? – спросила она.

 

…Сколько прошло времени с того момента, когда Чарльз словно провалился в тартарары под пристальным взглядом Мертвой Королевы, он не мог вспомнить. Резкий холод, пронзивший все тело, от головы до пят, и чуть сумрачный, но еще дневной свет, говорили о его нахождении на свежем воздухе в предзакатный час. Странно, но страха Чарльз не испытывал! Скорее, это было притупленное непонимание происходящего.

Немного осмотревшись, агент Вэлсон понял, что находится на том самом месте, где расправились с Гранзеком. Понял и ужаснулся! И вот тут страх, дикий животный страх стал наплывать волнами. Превратился в своего рода стихию, но не невидимую.

Чарльз собрал в кулак остаток воли, и попробовал подвигать кистями, чтобы хоть как-то ослабить клейкий скотч, которым был примотан к обрубку дерева. Каждое движение давалось бедняге с превеликим трудом, а все его члены сгорали от холода… Только сейчас Чарльз полностью осознал, что его кто-то раздел догола и вышвырнул в лес.

Ощущение неминуемой смерти подкатило к горлу и остановилось у кадыка. Две смутные фигуры, маячившие в отдалении, постепенно обрели ясные очертания. В одной из них Чарли узнал маленькую девочку.

"Да это же Мертвая Королева, она повелевает моей казнью!" – пронеслось в его голове.

Второго он тоже мгновенно узнал. Это был не кто иной, как Джек Хэлван – легенда-изувер, ужас летних лагерей.

– Уже скоро закат! А днем-то умирать сподручнее! Шо же ты, голубок, припаздываешь? – Маньяк стал хлопать в ладоши, согреваясь. – На улице, почитай, морозец градусов за десять! Благодать! – Псих улыбался и хлопал себя по щекам. – Шо ж ты, голубок, в неглиже-то? Где твоя рубашка? Где куртон? Так и заболеть недолго!

Постепенно некое оцепенение наползло на Чарли. Парень уже не ощущал ни холода, ни страха! И полностью отказался от надежды.

Чарли думал об одном – о Марии! И эти мысли как-то согревали.

– Шо же ты, голубок, не окочуриваешься? – Джек все время зевал, в то время как Мертвая Королева пыталась слепить снежок. Но снег даже при небольшом морозе теряет свою пластичность, и у нее ничего не получилось. – Ну, последнее желание, голубок! Тебе жить-то осталось от силы пару минут, а то и меньше! Детонька, помоги дяденьке! – Подонок махнул рукой Королеве, готовой исполнить любой его приказ. Та послушно подошла к Чарли и с невинной улыбкой замотала рот скотчем.

– Шо, тебе не нравится моя помощница? Она не бездомная дворняжка, она, почитай, собака Баскервилей, и понимает команду "фас"! – Джек закряхтел и взял в руки... бензопилу! – Ну, шо, голубок, подсобить тебе, если самому никак не окочуриться?

Бррррр – взревел мотор!

Это было последнее, что услышал опытный агент “конторы” Чарльз Вэлсон. За исключением разве что пересиливающего рев ангельского голоса Марии! Его Марии...

 

Корпорация Wayne Enterprises

 

Спустя шесть часов после встречи с Вэлсоном телефонный звонок отвлек Джона Вэйна от документов, над которыми он работал. На другом конце провода был комиссар Хорренс.

– Мистер Вэйн, несколько часов назад зверски убили сотрудника ЦРУ Чарльз Вэлсон. Что вы можете сказать по этому поводу?

 

 

ЧАСТЬ 5. ХАМЕЛЕОН

Странно на первый взгляд, но человек, лишенный всяческих принципов, зачастую имеет власть над жизнями простых людей.

Сея безумие и хаос, он почти всегда добивается своей цели!

Но самое интересное, что им самим движет только страх!

Отсюда и Хэлван!

 

Медцентр Wayne Enterprises

 

Памятуя, что за последнее время Джон Вэйн пережил несколько покушений, Ричард Стайлонд предложил своему шефу опробовать недавно изобретенное в NEW TECHNOLOGIES устройство для полевой хирургии – мгновенного извлечения всевозможных поражающих организм предметов, таких как пули, осколки и т.д. и т.п. Принцип действия этого изобретения был основан на явлении электромагнитного резонанса и позволял за считанные минуты извлекать из тела раненого опасные для его жизни металлические и прочие структуры. Джон был весьма доволен увиденным.

– Что бы я без тебя делал, Ричард?

Меж тем уголовный мир всего Мракана объявил охоту на благородного миллиардера. Несколько раз только удача и провидение спасали ему жизнь! Да еще простые люди, симпатизирующие Джону.

Однажды один из них – рабочий фордовского завода – случайно стал свидетелем "деликатного" разговора в одном из баров Мракана. Некий подозрительный тип шептался с барменом, ранее замеченным в контактах с мафией. Преступник расспрашивал халдея о Джоне Вэйне, изредка посещающем это заведение. Неплохо осведомленный для своей профессии, тот попытался передать мафиози листок, на котором наш доброжелатель прочел адрес клиники Wayne Enterprises. Все это по каким-то каналам стало известно Фредерику, а от него уже и самому Джону. К делу подключили главврача клиники. И... приманка сработала!

В тот же день в регистратуру клиники стали поступать звонки по поводу и без повода. Незнакомые люди интересовались здоровьем Джона Вэйна, а заодно и выспрашивали номер его палаты.

 

…На следующее утро в двери лечебницы ворвались два вооруженных типа в масках, профессионально обезоружили охрану и сразу же поднялись на этаж, где находилась палата Джона.

Предварительно навинтив на стволы пистолетов глушители, бандиты ворвались в дверь и выпустили по две пули в накрытого с головой одеялом человека, лежащего на специальной ортопедической кровати. Один из них подошел к изголовью для контрольного выстрела, откинул одеяло, и...

Живой и невредимый Джон Вэйн шагнул из-за стоящей у входных дверей ширмы. Последовали два коротких удара. Один – локтем, другой – ребром ладони! И оба отморозка, как подкошенные, рухнули к его ногам…

– Что тут происходит? – Всполошившийся дежурный врач с изумлением глядел на немую сцену.

– Ничего особенного, доктор!

…Эсмонд Фернок не терял времени зря! Союз с комиссаром Хорренсом, долгие задушевные беседы, которые они вели за бутылкой виски, позволили Ферноку снова вернуться в столь знакомое ему лейтенантское кресло. В отдел, который некогда возглавлял он сам, а до недавнего времени – Марк Блэкон.

Хорренс проникся доверием к проштрафившемуся экс-полицейскому и наконец-то подписал приказ о его назначении. Фернок торжествовал!

Джон Вэйн наведался в отдел не только для того, чтобы поздравить старого-нового лейтенанта с возвращением. Он притащил с собой двух хмурых и помятых индивидуумов бандюганской внешности.

– Ну, и что ты хочешь от меня, Джон? Чтобы Фернок расколол их? И, может быть, не самыми дозволенными методами? – Чего-чего, а иронии Эсмонду было не занимать. – А может, их просто шлепнуть, Джон? Шлепнуть за неимением других вариантов?

– Господин лейтенант, вы же знаете мое отношение к вашим методам! – Джон не допускал фамильярности.

И тогда Эсмонд спросил напрямую.

– Твоя воля! Сам-то думаешь, кто убил агента?

– Не знаю, лейтенант, и даже сейчас не могу предположить!

По нервному перекатыванию шариков по щекам посетителя Фернок понял, что он сильно волнуется.

– Вы видели снимки?

– Видеть-то видел, но...

– А, может, вы меня подозреваете, лейтенант?

– Ради бога! Ты же знаешь, я сам не подарок, за свою жизнь многих покалечил, и все такое... Но до подобного не опускался! – Фернок вскочил со своего места и стал расхаживать по кабинету. – Парня буквально растушевали вдоль и поперек, содрали кожу и развесили по кустам… Не самое приятное зрелище, правда? – Он снова упал в кресло, налил и залпом выпил стакан сельтерской. – А сделать это, Джон, могли только нелюди! Кстати, захватили его на своей квартире...

–Я хорошо знал этого человека, Эсмонд! – потупил голову Вэйн. – Чарли был хорошим парнем.

– Джон, найти убийц цэрэушника – вопрос принципа! Контора с нас не слезет! – Лейтенант наполнил второй стакан. – Но версия пока только одна! Это дело рук местных недоумков! Ты знаешь, Темная Долина всегда пользовалась дурной славой. От нее как бы воняло всякой нечистью! В мои времена там сходились сатанисты, как правило, бывшие пациенты Антнидаса! В полицейских сводках отмечено несколько фактов ритуальных убийств, причем исполнителей так и не нашли! – Фернок отбарабанил все это, как заправский чтец-декламатор. – Но вот с какой целью фотки с тобой и твоей девушкой были подкинуты в полицию, и кто это сделал? – Лейтенант грыз карандаш, что случалось с ним довольно часто, когда он не мог разгадать какую-то сложную головоломку. – Да, вот еще что, Джон! Как-то здесь не прозвучало, что Вэлсон и твоя Мария, ну, как ее...?

– Мария Блэксонт! – автоматически поправил Джон.

– Да знаю я прекрасно! Это еще приколы из прошлого, извини… – Фернок неожиданно покраснел. Ему стало неудобно за свой глупый подвох. – Так вот, они же служили в одном подразделении конторы и долгое время являлись напарниками…

– Что вы имеете в виду, Фернок?

– А то и имею, что убийца N явно хочет подставить тебя с Марией!

Старый-новый лейтенант уперся указательным пальцем в стол.

Джон вопросительно посмотрел на него.

– А я пока проведаю, как дела в психушке, пошлю верного человечка, он мне всю информацию на блюдечке принесет! Мой принцип: лучше перебдеть, чем недобдеть! И дай Бог, чтобы в Антнидасе что-то срослось, а не то мы получим такой геморрой! – Коп закатил в потолок свои хитрые глазенки. – Но даже если вы найдете исполнителя, то как добраться до заказчика? Впрочем, честь имею!

Джон вышел.

 

…Безумный Джек настолько не следил за порядком в своем жилище, что со временем все внутреннее убранство дома-погорельца, где он обретался, пришло в полную негодность. Впрочем, это вполне устраивало психа, ведь не станут же копы обращать внимание на заброшенное обгорелое здание.

Мария задохнулась от запаха нечистот, войдя в это отвратное обиталище. Но Джек настойчиво приглашал ее, и ослушаться она не решилась. Поднявшись по шатающейся лестнице на второй этаж, девушка взялась за ручку двери, которая тут же обвалилась с печальным скрипом, чуть было не задев Марию. В открывшемся проеме прямо перед ней за столом сидел Джек Хэлван, лицо которого имело весьма озабоченное выражение.

Не посмотрев на гостью, он задал вопрос тихим слегка раздраженным голосом:

– И где же ты шлялась так долго? Только не говори, что занималась сраной ерундой в своей долбаной конторе.

– А если я тебе скажу, что все это время находилась в раздумьях? – неожиданно для самой себя выпалила Мария.

– Ты? Думала? – Хэлван задрал голову и немигающе опалил вошедшую взглядом. – Это даже не смешно! У тебя разве есть чем думать?

Девушка проглотила хэлвановскую пилюлю, после в упор уставилась на собеседника.

– А ты случайно не встречал в последнее время моего напарника Чарли? – казалось, встречный вопрос не произвел на хитреца никакого впечатления.

– Какого такого Чарли? Очередного твоего ухажера, что ли? – Он погрозил ей пальцем. – Нет, не встречал. А что, должен был?

– Извини, я просто так спросила.

– Стоп! Совсем не просто! – перешел в атаку Джек. – Шо с ним случилось, с Чарли? Пропал? Сгинул? Растворился?

Когда Мария услышала реакцию Хэлвана, на ее глазах возникли слезы.

– Ладно, я не хотел тебя обидеть. Вижу, что не только мне хреново живется, сестренка! Иди уже...

 

Полицейский участок в центре Мракана

 

После ухода Вэйна Фернок решил побеседовать с задержанными "по-мужски" и связался с дежурным.

– Мне срочно ключи от допросника!

Удобно устроившись за металлическим столом, лейтенант принялся насвистывать какую-то популярную мелодию. Наконец к нему привели двух арестантов.

– Ну что, джентльмены, будем говорить и останемся здоровыми, или помолчим, но резко заболеем? – Для пущей наглядности Фернок вытащил магнум и передернул затвор. – Напоминаю вам первый закон американского правосудия! Все, что вы скажете, может быть использовано против вас! И добавлю вам первый закон Эсмонда Фернока! Все, что вы утаите, я, так или иначе, откопаю, но при этом задницы надеру крепко!

Проведя предварительную "разминку", Фернок приступил к допросу с особым пристрастием. Первый, кого он выбрал, был патлатый наркоман среднего роста.

– Правду, Джерри, и только правду! Облегчи свою душу – заложи вся и всех, и ты сядешь лет на десять, всего-то! Плюс сотрудничество с полицией! Минус слабое здоровье… – Лейтенант резко задрал рукав рубахи арестованного. – Я вижу, у тебя ломка, и тебя уже начинает потряхивать… Ну, пару плюсиков мы еще припишем! Глядишь, и сможешь схлопотать условный! – Он обошел скрюченного парня и похлопал его по плечу. – Я внятно объяснил?

Наркоша находился в откровенном замешательстве. С одной стороны, ему страсть как хотелось ширнуться, с другой, он отдавал себе отсчет, что влип, и влип конкретно! Да и фамилия лейтенанта не сулила ничего хорошего.

– Так вот, друг мой Джерри, то, что вы не убили Джона Вэйна, это плюс! А то, что пытались убить, это минус! Свидетелей море, это еще один минус! Вот такая получается арифметика! – Фернок говорил медленно, специально растягивал слова. Он еще до психушки практиковал подобный вид допроса, при котором неторопливый увещевательный тон действовал на преступников сильнее угроз и физического давления. – А на камерах наружного наблюдения, дружище Джерри, мы видим, как вы целый час паслись у входа в клинику. О чем это говорит? Это говорит о том, что вы готовились!

– Нам обещали... – чуть начав, наркоман тут же осекся.

– Что вам обещали, любезный?

Фернок, как опытный волк, почуял запах близкой добычи, и теперь остановить его не мог никто.

– Сыворотку! – выпалил дошедший до ручки арестант. – Сыворотку бессмертия!

– Ну вот, это уже кое-что, друг мой Джерри! Теперь остается разобраться с самым главным! Кто вам это обещал? И советую не спешить с ответом! Собственно, сейчас мы и подытожим все минусы и плюсы!

– Я его не видел, с ним общался Аксель!

По вибрации голоса Фернок понял, что допрашиваемый всеми силами пытается вывернуться.

– Но только вы от него ничего не добьетесь, ничего...

И тут лейтенант в первый раз перебил его. Он встал со стула, подошел к Джерри и прошептал ему на ухо.

– А я и не буду. Я просто убью твоего друга. И говорить ему ничего не придется.

Данное предупреждение подействовало на Джерри, как холодный душ.

– Отпустите меня, я все скажу!

 

…Этим днем Джек Хэлван пребывал не в духе. Тот редкий случай, когда все его раздражало. И причин тому две: первая – с утра подгорел омлет с беконом, вторая – провалился план похищения Джона Вэйна.

Не добавил ему положительных эмоций и Джерри, каким-то образом выбравшийся из полицейского участка, назвавший цену своего освобождения.

– И что ты мне скажешь?

Хэлван скосил на трясущегося наркомана свои безразличные глаза.

– Прости меня, Джек. Все так получилось, я не хотел ничего говорить! – Парень выглядел жалким и одновременно смешным.

– Ну что ты оправдываешься? – маньяк с отвращением ткнул вилкой в пережаренный бекон. – Мало того, что вы стреляли в клиента! Уже за одно это вас надо удавить! И я удавил бы… – все это время он кромсал тупым ножом свой завтрак. – Так и здесь вы обделались. Богач оказался проворнее вас обоих. Вопрос в другом… – Джек все же отправил в рот ненавистный кусок свинины и долго-долго жевал, за чем следил наркоман. – Я сейчас думаю, что мне с тобой делать, Джерри. Отпущу – еще кому-нибудь настукачишь и друзей своих сдашь. – Не доев, псих отодвинул тарелку. – Но убивать я тебя не буду! Нет толку! Расскажи-ка мне лучше, кто принял тебя? Имя и фамилию быстро! И вали из комнаты, мне надо сделать пару звонков!

– Лейтенант Эсмонд Фернок! – выдохнул Джерри.

– Что? Это уже интересно! А теперь марш отсюда! – Джек обхватил голову руками. – Завтра же этого Эсмонда Пердока, или, как там его... завалят!

 

Утро следующего дня

 

– Можно свежий дайджест с ребусами? – торопившийся в отделение на допрос очередного свидетеля Фернок на ходу протянул руку киоскеру.

В этот самый момент некий “оторвант”, куривший в компании себе подобных, довольно дерзко и фамильярно толкнул лейтенанта в спину.

– Пошел вон, и чтобы я больше тебя не видел. Ясно?

Эсмонд недобро сверкнул глазками:

– Я спокойно проходил, что толкаешься, слишком борзый?

– Что хотим, то и делаем! А что, нельзя? – огрызнулся “оторвант”.

Терпение оставляло Фернока.

– Слышь, юморист, а не пойти ли тебе со своей кодлой куда-нибудь подальше, пока я добренький?

Предупреждение не подействовало. Ни слова не говоря, лейтенант выхватил магнум! Подобные ситуации случались с ним не впервые, и вид взведенного оружия в большинстве случаев действовал безотказно. Но сейчас Фернок оказался бессилен. Тупой удар палкой подбежавшего сзади отморозка вырубил его!

 

…Сильно избитый, с переломанными ребрами и с рваными ранами на голове, лейтенант Фернок был доставлен в спецбольницу при полицейском департаменте, где его вскоре навестил Джон Вэйн.

– Что случилось, Эсмонд?

– Сам виноват… – Замотанный бинтами, Фернок едва мог говорить. – Я вчера выпустил того самого налетчика – Джерри, которого ты мне подогнал... Не то чтобы пожалел собаку, но хотел приставить к нему ходунка… – запекшимися от крови губами он хрипел, тщательно подбирая слова. – Хотел, да не успел… – Силы оставили его, но через некоторое время Фернок продолжил: – Этот наркошка, похоже, подсуетился, и результат, как говорится, на лице! – Лейтенант все же крепко выругался. – Больше ни один не выйдет от меня здоровеньким!

Несмотря на серьезность увечий и бурные протесты лечащего врача, полицейский уже на следующий день покинул больницу. Не помогло и строгое предупреждение комиссара Хорренса.

Найти адресные данные Джерри Макгинесса, а именно так звали налетчика-наркомана, не представляло для Фернока особого труда! Джерри уже длительное время сидел на героине, и все попытки соскочить с наркозависимости медикаментозным путем ни к чему не приводили. Эсмонд решил воспользоваться этим – он в тот же день посетил дом Макгинесса.

Дверь ему открыла пожилая женщина, оказавшаяся матерью Джерри. Увидев перед собой незнакомца со следами побоев на лице, она сходу запричитала.

– Хватит, мамаша! Я вам успокоительного не куплю… Ваш сучонок дома? – Не дожидаясь ответа, Фернок ворвался в квартиру. За считанные секунды спеленав перепуганного горе-преступника, пересиливая боль, он потащил его в машину. На завывания миссис Макгинесс лейтенант не обратил никакого внимания.

– Плакать надо было раньше!

Не сильно ухоженный, но резвый джип рванул к полицейскому участку.

Все так же, не церемонясь, без чьей-либо помощи Фернок втащил вконец одуревшего Джерри в допросную. В качестве разминки он схватил бейсбольную биту и два раза ударил преступника по ногам и спине. Джерри, как подкошенный, рухнул на пол.

 

…После обеда лейтенанта навестил комиссар Хорренс.

– Фернок, я по вашу душу, позволите войти?

Комиссар сегодня был уж как-то очень деликатен. Да и сам его визит показался Эсмонду весьма неожиданным.

– Прошу вас, шеф!

Джеймс расположился на кожаном диване, положив ногу на ногу, и внимательно рассмотрел ссадины на лице лейтенанта.

– Не стану наказывать вас, Фернок, за то, что вы не вняли моему предупреждению и самовольно покинули больницу… Я сразу понял, советовать вам что-либо в этом духе бесполезно.

Хозяин кабинета виновато потупил глаза.

– Но доложите, как идет расследование, лейтенант?

– Какое именно, господин комиссар? Дел на полке, сами видите, как грязи! Надо бы сдавать, а ничего не выходит... Чай? Кофе? – Фернок тянул время, пытаясь понять, по какому вопросу зашел к нему шеф. – Например, воришку бриллиантов с Дарк-стрит так и не нашли... – Он нервно перебирал в памяти все последние дела, которые каким-то образом могли заинтересовать Хорренса. – Был один подозреваемый, но...

– Да успокойтесь вы, Фернок! Я зашел к вам, можно сказать, из вежливости! – африканские губы комиссара расплылись в улыбке. – Кстати, нет ли у вас трудностей с набором людей?

– С этим трудности всегда! Отдел загибается, настоящих профи днем с огнем не сыскать! Не служба, а ужас! А что прикажете делать? – Фернок понемногу успокаивался.

– Работать, работать и еще раз работать, мой друг! – поднялся с дивана Хорренс.

 

Следующий посетитель, точнее, посетительница не просто не постучалась, а ворвалась в кабинет лейтенанта. Это была миссис Макгинесс, причем легкие постанывания сменил настоящий рев.

– За что ты убил моего сына? – Заплаканная женщина с кулачками бросилась на Фернока.

– Я? Вашего сына? – Он автоматически встал за кресло. – Извините, вы что-то перепутали! Я просто привел его в чувство и сразу же отпустил домой. Сразу же! – последние слова полицейский подчеркнул. – Даже позаботился о его самочувствии... – Услышанное постепенно полностью дошло до него.

Миссис Макгинесс продолжала размахивать руками.

– Что вы говорите, милейшая? Джерри убили?

…История с кончиной молодого наркомана настолько взволновала Фернока, что даже после ухода миссис Макгинесс он долго ходил по кабинету, размышляя.

"Кто-то все время меня опережает, вражина на этот раз опытный!"

…В конце концов Фернок не сдержал любопытства и снова подъехал к дому Макгинессов. Дверь ему открыла все та же Макгинесс, на голове которой теперь был черный траурный платок.

– Миссис Макгинесс, объясните мне спокойно. Что произошло?

Они вышли на улицу. Матери, только что потерявшей единственного сына, крайне тяжело находиться в квартире, из которой пару часов назад увезли тело.

– Миссис, я не хочу вас расстраивать, но с одним вы должны согласиться. Тот образ жизни, который вел Джерри, рано или поздно привел бы его на тот свет. Он был человек конченый...

И тут женщина снова бросилась на него с кулаками.

– Не смейте так говорить! Кто здесь конченый, так это вы! У вас нет морального права так говорить о моем сыне! – Носовым платком она терла подкрашенные глаза, и вскоре все лицо страдалицы было разлиновано черными потеками. – Наркотики, говорите? Так вот, мой сын не виноват в этом! А вот вы… вы не человек! – Плач снова сотряс ее плечи.

Фернок понял: доказывать что-то бесполезно. Коп достал портмоне и вынул из него всю наличку.

– Вот, возьмите! Деньги будут не лишними...

Женщина демонстративно отвернулась.

– У вас нет души! Оставьте ваши поганые деньги при себе! Вы не человек, вы монстр! – Она резко развернулась, вырвала из его руки пачку и швырнула в лицо. – Да будьте вы прокляты!

Когда она удалилась, на глазах Фернока навернулись слезы.

– Все, край, дальше так нельзя! – Лейтенант долго стоял на одном месте и тихо плакал.

 

…Вернувшись в кабинет, он достал из сейфа бутылку "Белой Лошади" и осушил ее почти полностью прямо из горлышка. Алкоголь на какое-то время притушил залитую адским пожаром душу Фернока. Но чувство полнейшей опустошенности, словно наручниками, сковало разум.

Полицейский прекрасно понимал, что именно его угрозы заставили Джерри уйти из жизни!

 

 

…Пытаясь что-то сказать, парень едва открывал рот. Сказывалась утренняя ломка.

– Посмотри на себя в зеркало, кому ты в крепости будешь нужен? Вен у тебя просто нет, ты, считай, живой труп! А теперь послушай! – Фернок подошел поближе и что-то шепнул ему на ухо.

– Не смейте этого делать! – крикнул Джерри. – Я все выполню, что прикажете! Только маму не трогайте!

Лейтенант нарочито медленно провел пальцами по острию шикарного стилета. Джерри с ужасом в глазах наблюдал за ним. Казалось, еще чуть-чуть, и парень потеряет сознание...

– Да успокойся ты! Не трону я твою маманю, если... – и вся вкрадчивость моментально слетела. – Если сдашь мне с потрохами своего хозяина. И не просто сдашь, а пойдешь к нему вместе со мной.

…Фернок не просто мучился, он болел!

“Что же это за всесильный хозяин, если парень предпочел удавиться?”

Фернок перелистал весь свой личный архив, но ни одно из имен бывших и нынешних злоумышленников не заставило его насторожиться.

– Так, зайдем с другого конца! Кому так сильно насолил наш богатей?

И здесь его размышления ни к чему не привели.

– Так, все, хватит на сегодня! У меня, похоже, окончательно съехала крыша. Надо маленько покемарить!

…Через два часа к нему привели второго налетчика.

– Ну что, Аксель? Наша беседа с тобой – чистая формальность. Твой подельник Джерри оказался пай-мальчиком, все мне рассказал и уже гуляет на свободе, кумарится вовсю... – в Ферноке пропадал хороший артист. – Назови имя босса и катись на все четыре.

– А где гарантии, что не обманешь, легавый? – Аксель смерил Фернока недоверчивым взглядом.

– Говори, недоумок. Будут тебе гарантии!

 

…Мария повторно наведалась в убежище Безумного Джека.

– Что привело тебя, крошка, в мой дивный чертог? – Без шуток-прибауток Джек обойтись не мог. – Ты хочешь полюбить меня с горячностью нимфетки? Или просто кинуть?

– Я пришла сказать, что больше так не могу! Не могу делать то, о чем ты меня просишь! Все слишком далеко зашло, – разом выпалила Мария.

– Не можешь, говоришь? – Джек кухонным ножом выковыривал грязь из-под ногтей. – А не задумывалась ли ты, крошка, что кто-то сильно пострадает, если ты сейчас соскочишь? – Затем он резко приуныл. – Джерри не звонит, Аксель тоже... Это мне совсем не нравится! – Душегуб навис над столом и взглянул на Марию в упор. – Ладно, не получилось у меня пощекотать мистеру Вэйну нервишки, не беда! Не посыпать же из-за этого голову пеплом?

Взгляд сверлил Марию, как бур.

– Я сегодня ему позвоню. Пора старым друзьям повстречаться!

На этот раз Джек не блефовал. Под вечер он действительно приехал в поместье Вэйнов. Его встретил дворецкий.

– Здорово, Фредка, ты малость потолстел! – Джек начал с фамильярностей. – А где же мой дружбан?

Фредерик молча провел Хэлвана в покои хозяина, но оставить их наедине не решился. Джон принял появление старого знакомого абсолютно спокойно, как показалось бы со стороны. Он даже не обратил внимания на привычно развязный тон гостя.

Джек осекся. В кабинете повисла неловкая пауза. Фредерик топтался у дверей, хозяин что-то разглядывал в своих записях, и шуту ничего не оставалось, как брякнуться на мягкий диван. Впрочем, менять свои манеры он не собирался.

– Привет, Джон, как ты? Как поживаешь? Где пропадал?

– Здравствуй, Джек! – Джон поднял голову от документов и внимательно посмотрел на Хэлвана. – Далеко. Так далеко, что даже позабыл о тебе.

Взгляд хозяина словно просвечивал гостя.

– Ну, а как вы поживаете?

– Да все нормально, живу, хлеб жую, нового ничего! Все это наше серое существование меня всегда угнетало, а с возрастом и вообще осталась лишь плесень! Не знаешь, почему так? Может, слишком долго живу? – Он достал из кармана зубочистку и стал ковыряться в зубах (приличия Джек всегда считал условностью). – Слушай, меня интересует одна штуковина. Зачем ты после возвращения снова надел маску?

– Были на то причины… – Джон раздумывал о целях визита Хэлвана. – Все я их вам, конечно, не раскрою, но главную назову. Кто-то вновь терроризирует город!

– Что-то ты темнишь, Темнок! Люди привыкли обходиться без демона-защитника! – Джек перешел на почти забытый сленг десятилетней давности. – Может быть, твое эффектное возвращение не в тему? Мэйби, не надо было возвращаться?

Джон пожал плечами.

Теперь пришла пора Хэлвану задуматься над поведением его горе-друга.

– Что-то вы все говорите загадками, Джек! – Вэйн даже улыбнулся и как-то подозрительно посмотрел на Хэлвана. – Кстати, а что у вас с лицом? Вы вроде как помолодели: и кожа свежая, и морщин поубавилось… В чем дело?

– Полно, Джонни, лукавить! Я стар, как этот мир!

…Акселя лейтенант Фернок, подумав, тоже отпустил. Теперь это был отработанный материал, поскольку имя нанимателя тот выболтал без особого нажима!

О преступной деятельности Джека Хэлвана уже долгое время никто ничего не слышал. Неужели зло вернулось после стольких лет затишья?

"Как волка не корми, он все равно овцу задерет!" – усмехнулся Фернок и пошел рыться в старом архиве.

Впрочем, ничего нужного на сегодняшний момент он там не нашел, благо вышеупомянутый Аксель слил не только фамилию, но и нынешнее жилище заказчика. Не откладывая дело в долгий ящик, Фернок направился по адресу, указанному наркоманом. И хоть лейтенант чувствовал себя совсем не “комильфо”, группу прикрытия вызывать не стал, рассчитывая на внезапность появления, а самое главное, на свой фарт!

 

…День клонился к вечеру, и знаменитые мраканские сумерки волнами наползали на город.

Зайдя в обветшалое строение, служившее временным убежищем Джеку Хэл



Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.017 с.)