ТОП 10:

Общая характеристика преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности



Половые преступления представляют собой умышленные действия, посягающие на охраняемые уголовным законом поло-вую неприкосновенность, нравственное и физическое развитие несовершеннолетних и малолетних, а также на половую свободу взрослых лиц.

Видовым (групповым) объектом этих преступлений является совокупность общественных отношений, обеспечивающих половую неприкосновенность и половую свободу личности. Половая свобода и половая неприкосновенность составляет часть гарантированных Конституцией РФ прав и свобод личности. Статья 22 Конституции РФ провозглашает: «Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность». Половая неприкосновенность — составляющая половой свободы, поэтому ее нарушение всегда нарушает и половую свободу.

По объективным признакам все преступления, входящие в эту группу, совершаются путем действия. По законодательной конструкции (за исключением квалифицированных и особо квалифицированных видов изнасилования и насильственных действий сексуального характера, предусматривающих наступление последствий) все преступления имеют формальный состав.

Субъективная сторона этих посягательств характеризуется умышленной виной, причем умысел может быть только прямым. Квалифицирующие признаки, закрепленные в п. «а» и «б» ч. 3 ст. 131 и 132 УК, предусматривают неосторожное отношение к последствиям, что позволяет отнести эти деяния к преступлениям с двумя формами вины.

Субъект — любые вменяемые лица, достигшие в зависимости от конкретного состава 14, 16 или 18 лет. Субъектом изнасилования может быть только лицо мужского пола.

Половые преступления можно подразделить в зависимости от непосредственного объекта на две группы.

1. Посягательства на половую свободу личности: изнасилование (ст. 131 УК), насильственные действия сексуального характера (ст. 132 УК), понуждение к действиям сексуального характера (ст. 133 УК).

2. Посягательства на половую неприкосновенность, нравственное и физическое здоровье несовершеннолетних и малолетних: изнасилование и насильственные действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних и малолетних (п. «д» ч. 2 ст. 131 и 132 и п. «в» ч. 3 ст. 131 и 132 УК), половое сношение и иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим 16 лет (ст. 134 УК), развратные действия (ст. 135 УК).

Изнасилование (ст. 131 УК).

Основным объектом изнасилования является половая свобода взрослой женщины. Под половой свободой понимается право лица самостоятельно решать, с кем и как удовлетворять свои сексуальные желания. Критерии и границы допустимости половой свободы устанавливаются лицом, в отношении которого совершаются сексуальные действия. При этом женщина самостоятельно оценивает, пострадала ли ее половая свобода. В случае изнасилования несовершеннолетней или малолетней девочки объектом является половая неприкосновенность, которая предполагает запрет на совершение любых сексуальных действий против личности. Если посягательство на половую свободу и неприкосновенность сопровождается применением насилия, вред причиняется дополнительному объекту здоровью потерпевшей. Для наличия состава этого преступления потерпевшей может быть только лицо женского пола, независимо от ее отношений с виновным (муж, сожитель и т.д.).

Объективная сторона изнасилования состоит в половом сношении с применением насилия или угрозы его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Таким образом, закон устанавливает две формы изнасилования: 1) половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения; 2) половое сношение с использованием беспомощного состояния потерпевшей.

Объективная сторона изнасилования, совершаемого с применением насилия или с угрозой применения насилия, имеет слож-ную структуру, так как преступление в такой ситуации состоит из двух обязательных действий (насилия и полового сношения).

Под изнасилованием следует понимать лишь половое сношение с женщиной вопреки ее воле и согласию. Способы соверше-ния этих действий четко очерчены в законе. Поэтому не могут рассматриваться в качестве изнасилования действия лица, склонившего женщину к половому акту путем обмана или злоупотребления доверием, например заведомо ложного обещания вступить в брак.

Под изнасилованием, по смыслу ст. 131 УК, следует понимать совершаемое вопреки воле и согласию потерпевшей (с применением насилия или угрозы его применения либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей) естественное половое сношение, т.е. совершаемое путем введения полового члена мужчины во влагалище женщины; при этом виновным является мужчина, а потерпевшей — женщина. Все иные насильственные действия сексуального характера, в том числе и естественное половое сношение, когда виновной является женщина, а потерпевшим — мужчина, не могут расцениваться как изнасилование. Их следует квалифицировать по ст. 132 УК.

Под насилием, по смыслу закона, следует понимать физическое насилие. Оно применяется виновным как средство подавле-ния действительного, а не мнимого или ожидаемого сопротивления потерпевшей.

Физическое насилие может состоять в удержании, связывании, причинении побоев, легкого или средней тяжести вреда здоровью. Такое насилие согласно п. 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» охватывается ст. 131 УК.

Если при изнасиловании либо покушении на него умышленно причиняется тяжкий вред здоровью потерпевшей, действия виновного квалифицируются по соответствующей части ст. 131 УК и по совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 111 УК.

Действия лица, умышленно причинившего в процессе изнасилования тяжкий вред здоровью потерпевшей, что повлекло по неосторожности ее смерть, при отсутствии других квалифицирующих признаков следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 131 и ч. 4 ст. 111 УК. При совершении убийства в процессе изнасилования, после его окончания либо покушения на него в целях сокрытия совершенного преступления либо по мотивам мести за оказанное сопротивление содеянное виновным подлежит квалификации по п. «к» ч. 2 ст. 105 УК. Совокупность преступлений, предусмотренных п. «к» ч. 2 ст. 105 и ст. 131 УК, по действующей редакции ст. 17 УК не образуется.

Под угрозой применения насилия понимается запугивание потерпевшей, совершение таких действий, которые свидетельство-вали бы о намерении немедленно применить физическое насилие — вплоть до причинения вреда здоровью средней тяжести. Таким образом, в ч. 1 ст. 131 УК речь идет об угрозе причинения побоев, легкого и средней тяжести вреда здоровью, поскольку угроза убийством и причинением тяжкого вреда здоровью охватывается п. «в» ч. 2 ст. 131 УК. Угроза должна восприниматься потерпевшей как реальная вне зависимости от того, имел ли виновный намерение ее осуществить. Угроза применить насилие в будущем не может рассматриваться в качестве средства подавления сопротивления потерпевшей, поскольку она имеет возможность обратиться за помощью в правоохранительные органы или к другим гражданам.

Угроза иного характера, например разгласить позорящие сведения о потерпевшей или ее близких, уничтожить имущество, не позволяет квалифицировать содеянное по ст. 131 УК.

Как физическое насилие, так и угроза его применения могут применяться и к потерпевшей, и к другим лицам. К таким лицам могут быть отнесены не только дети или другие родственники потерпевшей, но и другие лица, в судьбе которых потерпевшая заинтересована, например ее воспитанники, ученики.

Таким образом, для наличия состава изнасилования насилие должно быть реальным и иметь отношение к моменту совершения деяния, а не к будущему. Насилие является средством подавления воли потерпевшей и применяется для подавления ее возможного или действительного сопротивления.

Понятие изнасилования с использованием беспомощного состояния потерпевшей раскрыто в п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11. Это могут быть случаи, когда:

1) потерпевшая в силу своего физического или психического состояния (малолетний возраст, физические недостатки, рас-стройство душевной деятельности или иное болезненное или бессознательное состояние) не могла понимать характер и значение совершаемых с нею действий;

2) потерпевшая понимала характер и значение совершаемых с нею действий, но не могла оказать сопротивления.

В обоих случаях виновный должен осознавать, что потерпевшая находится в таком состоянии. При решении вопроса о том, является ли состояние потерпевшей беспомощным, суды исходят из имеющихся доказательств по делу, включая заключение эксперта, когда для установления психического или физического состояния потерпевшей проведение судебной экспертизы является необходимым.

Изнасилование потерпевшей, находящейся в состоянии алкогольного опьянения, можно признать совершенным с использо-ванием беспомощного состояния не во всех случаях, а лишь при наличии такой степени опьянения, которая лишала потерпевшую возможности оказать сопротивление виновному (п. 3 указанного постановления Пленума).

Для квалификации изнасилования, совершенного с использованием беспомощного состояния потерпевшей, не имеет значе-ния, привел ли сам виновный ее в такое состояние (например, напоил спиртными напитками, предоставил наркотики) или воспользовался им.

Как изнасилование с использованием беспомощного состояния потерпевшей следует квалифицировать, как правило, и слу-чаи вступления в половое сношение без применения физического или психического насилия с малолетними девочками (см. п. 4 указанного постановления). Если потерпевшая из-за своего возраста или умственной отсталости не осознает характера и значения совершаемых с ней сексуальных действий, что выясняется в каждом случае индивидуально, следует считать, что она в силу этого находится в беспомощном состоянии.

Так, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в кассационном определении приговор по делу М., осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 131 УК, изменила, переквалифицировав его действия на ст. 134 УК и указав, что само по себе малолетство потерпевшей не является единственным условием для признания ее беспомощного состояния. Для этого необходимо не только установить действительный возраст потерпевшей, но и определить, понимала ли она фактическую сторону отношений между мужчиной и женщиной, уровень ее развития, осведомленность о сексуальных отношениях и их социальном значении. Существенную роль играет и наличие факта сексуального опыта у малолетней потерпевшей.

Суд первой инстанции, формально отметив возраст потерпевших А. и Д. как малолетний, без учета изложенных выше обстоятельств оценил их состояние как «беспомощное» при совершении половых актов с осужденным М.

Вместе с тем из материалов дела и предъявленного М. обвинения нельзя сделать бесспорного вывода о том, что для обеих потерпевших, несмотря на их малолетний возраст, совершение половых актов с осужденным было первым и единственным сексуальным опытом.

Потерпевшие воспитываются в неблагополучной социальной среде, а образ жизни их матери и ее поведение в семье делает обоснованными утверждения защиты об определенной осведомленности девочек о сексуальных отношениях между мужчиной и женщиной.

Преступление сформулировано в законе как имеющее формальный состав. Изнасилование признается оконченным с момента проникновения полового члена мужчины в женские гениталии, независимо от дефлорации. Термин «сексуальное проникновение» используют и европейские законодатели, расшифровывая содержание сексуального действия (УК Франции, УК Испании).

Как отмечалось, при совершении изнасилования в первой форме имеют место двоякого рода действия: насилие и половое сношение. Поэтому применение физического или психического насилия с целью совершения полового сношения, когда насилие является средством к достижению именно этой цели, но при этом сам половой акт не был начат по не зависящим от виновного причинам, следует рассматривать как покушение на изнасилование (п. 6 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11). В связи с этим необходимо отличать покушение на изнасилование от других преступных посягательств, затрагивающих честь, достоинство и неприкосновенность личности женщин (развратные действия, причинение вреда здоровью, оскорбление и др.).

От покушения на изнасилование следует отличать добровольный отказ. В каждом случае необходимо выяснять причины, по которым преступление не было доведено до конца. Не может быть признан добровольным отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного.

Субъективная сторона преступления характеризуется только прямым умыслом. Виновный осознает, что совершает насильственный половой акт помимо воли и желания потерпевшей или с использованием ее беспомощного состояния, и желает действовать подобным образом. Мотивы преступления могут быть различными: удовлетворение половой страсти, месть, желание заставить потерпевшую выйти замуж и др.

Субъектом преступления по ст. 131 УК может быть только лицо мужского пола, достигшее 14 лет.

Часть 2 ст. 131 УК предусматривает квалифицирующие признаки изнасилования:

1) изнасилование, совершенное группой лиц. Под ним следует понимать случаи, когда лица, принимавшие участие в изнасиловании, действовали в отношении потерпевшей согласованно. Изнасилование с применением насилия является сложным по структуре преступлением, поэтому как групповое изнасилование должны квалифицироваться действия лиц, не только совершивших насильственный половой акт, но и содействовавших этому путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, подлежат квалификации как соисполнительство в групповом изнасиловании. Следовательно, соисполнителями группового изнасилования могут являться женщины и мужчины, не обладающие половой функцией, поскольку соисполнителем является лицо, выполнившее хотя бы часть объективной стороны преступления.

Лица, содействовавшие виновному другими способами, например, предоставили квартиру или оружие для устрашения, не подлежат ответственности за изнасилование группой лиц, а привлекаются лишь за соучастие в изнасиловании по ст. 33 и соответствующей части ст. 131 УК.

Под изнасилованием, совершенным группой лиц, следует понимать также случаи, когда виновные, действуя согласованно и применяя физическое насилие или угрозу в отношении нескольких женщин, затем совершают половой акт каждый с одной из них.

При совершении изнасилования группой лиц, лишь один из которых подлежит уголовной ответственности, а остальные — не подлежат в силу недостижения 14-летнего возраста или невменяемости, содеянное нельзя квалифицировать по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК. Это согласуется с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 14 февраля 2000 г. № 7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», в п. 9 которого подчеркивается, что совершение преступления с использованием лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста (ст. 20 УК) или невменяемости (ст. 21 УК), не образует соучастия. Подобная ситуация рассматривается и в п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое», где говорится: лицо, организовавшее преступление либо склонившее к совершению кражи, грабежа или разбоя заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления, в соответствии с ч. 2 ст. 33 УК несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного. Таким образом, действия участника группового изнасилования, если другие его участники не могли быть привлечены к уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, следует квалифицировать по ч. 1 ст. 131 УК.

Квалифицирующими признаками по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК также является совершение этого преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (см. также ч. 2 и 3 ст. 35 УК);

2) изнасилование, соединенное с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (п. «б» ч. 2 ст. 131 УК), имеет место, когда налицо реальная возможность осуществления угрозы, когда угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является средством воздействия на сознание и волю потерпевшей с целью добиться ее подчинения. Следует подчеркнуть, что в п. «б» ч. 2 ст. 131 УК речь идет именно об угрозе причинением тяжкого вреда здоровью, а не о реальном его причинении. Как отмечалось, в случае умышленного причинения тяжкого вреда здоровью требуется квалификация по совокупности со ст. 111 УК, а если тяжкий вред здоровью потерпевшей причинен по неосторожности — квалификация по п. «б» ч. 3 ст. 131 УК.

Под угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью следует понимать не только прямые высказывания, кото-рые выражали намерение немедленно применить физическое насилие к самой потерпевшей, ее детям, близким родственникам или другим лицам, но и такие угрожающие действия виновного, как демонстрация оружия или предметов, которые могут быть использованы в качестве оружия (нож, бритва, топор и т.п.). При этом нет необходимости доказывать, имел ли виновный намерение осуществить угрозу. Подобные действия охватываются п. «б» ч. 2 ст. 131 и дополнительной квалификации по ст. 119 УК не требуют (п. 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11).

В случае, если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена виновным после совершения из-насилования, с той целью, чтобы потерпевшая никому не сообщила о случившемся, и у нее были основания опасаться такой угрозы, действия виновного при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств необходимо квалифицировать по ч. 1 ст. 131 и по ст. 119 УК по совокупности.

Пункт «б» ч. 2 ст. 131 УК в качестве квалифицирующего признака предусматривает также совершение изнасилования с особой жестокостью по отношению к потерпевшей или к другим лицам. Под этим следует понимать причинение физических или нравственных мучений и страданий. Особая жестокость может выражаться в издевательстве и глумлении над потерпевшей, истязании в процессе изнасилования, в причинении телесных повреждений, изнасиловании в присутствии родных или близких потерпевшей, а также в способе подавления сопротивления, вызывающем тяжелые физические либо нравственные мучения и страдания самой потерпевшей или других лиц. При квалификации таких действий по признаку особой жестокости необходимо устанавливать умысел виновного лица на причинение потерпевшим лицам особых мучений и страданий (п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11);

3) изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей венерическим заболеванием (п. «в» ч. 2 ст. 131 УК), может иметь место в случае, когда: а) виновный знал о наличии у него венерического заболевания, б) потерпевшая реально заболела; в) заражение произошло путем насильственного полового акта.

Последствием является заражение потерпевшей венерическим заболеванием (например, сифилисом, гонореей, мягким шанкром, паховым лимфогранулематозом). Отношение к последствию может быть как умышленным, так и неосторожным. Неосторожность возможна лишь в виде легкомыслия, поскольку лицо осознает, что больно венерической болезнью. Содеянное полностью охватывается п. «в» ч. 2 ст. 131 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 121 УК;

4) изнасилование несовершеннолетней (п. «а» ч. 3 ст. 131 УК) — это изнасилование потерпевшей в возрасте от 14 до 18 лет в том случае, когда виновный достоверно знал о несовершеннолетии потерпевшей. Заведомость означает, что виновному известен возраст потерпевшей (например, он является родственником, знакомым, соседом) или он осознает это обстоятельство исходя из таких признаков, как поведение, внешний вид, вещи, одежда. В тех случаях, когда виновный добросовестно заблуждался относительно возраста потерпевшей, так как он приближается к 18-ле-тию или потерпевшая выглядит взрослее, это обстоятельство не может быть вменено. Таким образом, УК 1996 г. (в отличие от УК 1960 г.) в качестве квалифицирующего признака предусматривает не просто изнасилование несовершеннолетней или малолетней, а вводит в него указание на заведомость этих обстоятельств, т.е. переносит акцент в их определении из плоскости объективной в субъективную, с уровня судебного толкования — на уровень законодательного решения вопроса. В настоящее время вменение данного квалифицирующего признака возможно лишь при основанном на объективных обстоятельствах убеждении виновного о несовершеннолетии потерпевшей.

Причинение смерти или тяжкого вреда здоровью потерпевшей может быть вызвано действиями как самого виновного (например, сдавливанием шеи при преодолении сопротивления), так и явиться следствием поведения самой потерпевшей, стремящейся избежать насилия. Так, Ф. был осужден по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 131 УК за покушение на групповое изнасилование совместно с не установленными следствием лицами, повлекшее причинение по неосторожности смерти потерпевшей, которая, пытаясь спастись от неотвратимого группового изнасилования, влезла на окно декоративной решетки балкона, но упала на асфальт и разбилась насмерть. Указанные последствия могут быть вменены виновному лишь в том случае, если имеется причинная связь между его действиями и наступившими последствиями. Содеянное охватывается ч. 4 ст. 131 УК и не требует квалификации по совокупности, если отношение к последствиям в виде смерти или тяжкого вреда здоровью является неосторожным.

Изнасилование, повлекшее заражение потерпевшей ВИЧ-ин-фекцией, предполагает установление факта заражения этой бо-лезнью. Отношение к последствию — заражению ВИЧ-инфекцией — может быть и преступным легкомыслием, и умыслом, так как их общественная опасность оценена законодателем одинаково, что отражено в установлении ответственности как за умышленное, так и за неосторожное заражение ВИЧ-инфекцией в одной и той же статье УК (п. 13 постановления Пленума Верховно-го Суда РФ от 15 июня 2004 г. № 11). Содеянное охватывается п. «б» ч. 3 ст. 131 и не требует дополнительной квалификации по ст. 122 УК. Указание на неосторожность в п. «б» ч. 3 ст. 131 УК относится лишь к последствию в виде тяжкого вреда здоровью.

Заведомое поставление потерпевшей в опасность заражения ВИЧ-инфекцией, произошедшее в результате изнасилования, не является квалифицирующим признаком изнасилования и требует квалификации по совокупности ч. 1 ст. 131 УК и ч. 1 ст. 122 УК.

Под иными тяжкими последствиями следует понимать, например, самоубийство потерпевшей.

Ответственность за изнасилование потерпевшей, заведомо не достигшей 14 лет (п. «б» ч. 4 ст. 131 УК), возможна в случае достоверного знания виновным возраста потерпевшей (см. анализ п. «д» ч. 2 ст. 131 УК).







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.201.9.19 (0.013 с.)