ТОП 10:

Записка Г.А.Потемкина об одежде и вооружении войск



 

Особого внимания заслуживают разработанные Потемкиным предложения о реформе русской армии, представленные им в начале 1783 г. на утверждение Екатерине. Записка Потемкина носит название "Об одежде и вооружении сил", но она затрагивает важнейшие вопросы формирования, обучения, обмундирования и содержания войск, смело опережая установки, принятые в западноевропейских армиях того времени.

Смелые, передовые идеи Потемкина были поддержаны Екатериной. Солдат получил широкие шаровары, суконную куртку, мягкие сапоги с портянками, холщевое нижнее белье. Голову украсила вместо шляпы каска. Эта практичная, удобная военная форма в основных элементах сохранилась до наших дней, став принадлежностью всех современных армий.

Следует указать еще одну черту, характерную для потемкинских реформ: он выступает за облегчение тягот солдатской службы, против муштры, показной, внешней стороны обучения. Он постоянно проводит мысль о том, что обучать нужно только тому, что пригодится в бою. Суворов и другие представители передовой русской военной школы в своих мыслях об улучшении солдатского быта, в своей практике по совершенствованию боевой подготовки войск были последователями Потемкина.

Армия с восторгом приняла новую форму одежды. О ней были сложены солдатские песни. "Русская армия по красоте, простоте и удобству своей обмундировки, приспособленной к климату и духу страны, представляла образец, достойный подражания, -- писал серьезный наблюдатель К. Массой. -- Русский солдат не без некоторого основания считал себя много выше своих соседей. Павел имел глупость отнять у него эту национальную гордость, заставляя его рабски подражать немцам прошлого века, которых русские считали далеко оставленными позади себя" (Массон. Т. 1. С. 103).

 

В прежния времена в Европе, когда всяк, кто мог, должен был ходить на войну и, по образу тогдашняго бою, сражаться белым оружием и каждый, по мере достатка своего, был снабжен железными бронями,—защиты таковыя простирались даже и до лошадей; потом, предпринимая дальше походы или строясь в эскадроны начали себя облегчать: полныя латы переменились на половинныя, а наконец и те уменьшились так, что в коннице осталось от сего готическаго снаряду только передняя часть и каскет на шляпе, а в пехоте—знак и то только у офицеров.

Тогда более сражались по одиначке, то защиты таковыя не мало обороняли, особливо же от копий; почему не напрасное имели к ним уважение, которое, превратясь в некоторое военное педантство, поставило цену и аммуниции вовсе не обороняющей; а как все казалось легко в разсуждении железнаго снаряда, то при перемене аммуниции ввели множество вещей излишних и нескладных.

В Россию же, когда вводилось регулярство, вошли офицеры иностранные с педантством тогдашняго времени; а наши, не зная прямой цены вещам военнаго снаряда, почли все священным и как-будто таинственным; им казалось, что регулярство состоит в косах, шляпах, клапанах, обшлагах, в ружейных приемах и прочее. Занимая же себя таковою дрянью, и до сего еще времени не знают хорошо самых важных вещей, как-то: маршированья, разных построений и оборотов; а что касается до исправности ружья, тут полированье и лощенье предпочтено доброте, а стрелять почти не умеют; словом, одежда войск наших и аммуниция такова, что придумать почти нельзя лучше к угнетению солдата, тем паче, что он, взят будучи из крестьян, в 30 почти лет возраста узнает узкие сапоги, множество подвязок, тесное нижнее платье и пропасть вещей, век сокращающих.

Красота одежды военной состоит в равенстве и в соответствии вещей с их употреблением. Платье чтобы было солдату одеждою, не в тягость, всякое щегольство должно уничтожить, ибо оно—плод роскоши, требует много времени и иждивения, и слуг, чего у солдата быть не может. На сем основании предложу по порядку о вещах, составляющих аммуницию.

Шляпа—убор негодный: она головы не прикрывает и, торча концами на все стороны, озабочивает навсегда солдата опасностию, чтобы ея не измять, особливо мешает положить голову и, будучи треугольником, препятствует ей поворачиваться, да и не закрывает также от морозу ушей.

Кафтан и камзол с рукавами, — как сих вещей вдруг не носят, то которая-нибудь и есть излишняя. Покрой кафтана подает много поводу делать его разнообразным, следовательно, уравнения быть не может.

Штаны в коннице—лосинные, которым срок положен весьма долгий, так что, сберегая их, солдат должен на свои деньги делать другую пару суконных,—убыток несносный, коего требовать от него несправедливо, при том много заботят чищением и трудностию надевания; зимою от них холодно, а летом—жарко, под ними же нельзя иметь полотняной одежды. Ныне лосинная одежда не нужна; в старину ее носили для того, что употребляли железныя латы, а как лосина больше могла сносить, нежели сукно, потому и предпочиталась.

Сапоги делают так узки, что и надевать трудно, а скидывать еще труднее, особливо когда намокнут; при том сколько подвязок, чтоб гладки были, и сколько лакированья, чтоб лоснились.

Для пехотнаго шпага—лишняя тягость, оружие неупотребительное, о котором главное старание у всех—как бы ловчее надеть, чтобы маршировать свободнее, также и ворочаться. Многия армии шпаг в пехоте не употребляют, а носят штыки.

Седло венгерское лучше всех седел, доказательством тому, что все наши, ездящия верхом, такия употребляют: венгры, татары, черкесы, казаки и поляки; они легки, лошадей вовсе не саднят. Делать их в полках можно и дешевле старых.

 

О уборке волос.

 

Завивать, пудриться, плесть косы—солдатское-ли cиe дело? у них Камердинеров нет. На что же пукли? Всяк должен согласиться, Что полезнее голову мыть и чесать, нежели отягощать пудрою, салом, мукою, шпильками, косами. Туалет солдатский должен быть таков, что встал, то и готов. Еслиб можно было счесть, сколько выдано В полках за щегольство палок и сколько храбрых душ пошло от сего на тот свет! И простительно-ли, что страж целости отечества удручен прихотями, происходящими от вертопрахов, а часто от безразсудных!

Употребление солдатами пуколь и кос сопряжено с следующими невыгодами: уносит у них понапрасно много времени и изнуряет их; ибо когда бывает отряд на караул, то обыкновенно шесть, а когда эскадрону или целому полку назначается строй, то 12 часов употребить им непременно должно для убирания себе взаимно волос и препроводить целую ночь в сем безпокойстве, без сна,—отчего неминуемо должно последовать неизбежно упущение в других нужных исправлениях, ибо, препроводивши таким образом ночь, в сем изнурении, не имеют они ни времени, ни силы исправить других своих дел, как например, вычистить и накормить своих лошадей и проч.; или, ежели сего упущения не сделают, то, не будучи подкреплены сном, бывают слабы, нерасторопны и мало способны к таким действиям, где потребны бодрость, живость и сила. А притом следует раззорительное для бедных солдат иждивение, которые и так нуждаясь во многом по малости своего жалованья, должны еще из того употребить на пудру, помаду и косныя ленты, в год каждый, по меньшей мере, по 1 рублю по 5 коп. Суконные—лосинных штанов выгоднее тем, что суконные полагаются только на один, а лосинные на четыре года,—почему нижние чины принуждены бывают заменять оные суконными, покупая их на счет своего жалованья, что составит в год каждому не дешевле 60 коп. Во время осенних и дождливых погод лосинные причиняют великое безпокойство, а паче вновь приверстанным; зимою же оные ни мало не греют.

Лосинные—суконных убыточнее для солдат, поелику не только потребно их часто вохрить, на что в год изойдет, по меньшей мере, 20 коп., но надлежит еще иметь к ним пары три штиблет, манжет, что будет стоить в год, по крайней мере, 30 коп. Суконные же, по новому образцу, ничего того не требуют.

Просторные сапоги пред узкими и онучи, или портянки, пред чулками имеют ту выгоду, что в случае, когда ноги намокнут или вспотеют, можно, при первом удобном времени, тотчас их скинуть, вытереть портянкою ноги и, обвертев их опять сухим уже оной концем, в скорости обуться и предохранить их тем от сырости и ознобу; в узских же сапогах и чулках то учинить никак не можно, которых неудобно скинуть, ни свободно опять надеть нельзя, да и чулки невсегда бывает возможность переменить или высушить, чрез что .бедные солдаты, имея безпрестанно ноги мокрыя, подвергают себя нередко простуде и другим болезням, не имея нужды, как (это делают) при узских сапогах, подвязывать крепко своих ног, солдаты могут и свободнее ходить, и больше переносить путеваго труда, и обращение крови не останавливается.

Ежели все сии, столь очевидныя в теперешних мундирных и других вещах, неудобства исправить, то солдат, сверх других многих выгод, будет иметь еще от своего жалованья в остатке, против теперешних издержек, до 2-х рублей.

Каска же, сверх выгоды и способности в употреблении своем, имеет пред шляпою и ту предпочтительность, что и вид делает пригожий солдату, и есть наряд военный характеристически.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-15; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.29.254 (0.005 с.)