VI. Удержанная молитва: грех ли это?




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

VI. Удержанная молитва: грех ли это?



VII. Кто избавит?

VIII. Хочешь ли быть здоров?

IX. Секрет эффективной молитвы

X. Дух моления

XI. Во имя Христа

XII. Бог мой услышит меня

XIII. Павел как пример молитвы

XIV. Бог ищет ходатаев

XV. Грядущее пробуждение

Приложение:

Непрестанно молитесь (помощь в ходатайстве)

 

ВСТУПЛЕНИЕ

ОДИН из моих друзей, который услышал о публикации данной книги, спросил меня, в чем состоит разница между этой книгой и предыдущей на ту же тему – «С Христом в школе молитвы». Ответ на этот вопрос будет наилучшим вступлением, которое я могу предложить данному изданию.

Мой предыдущий труд был сфокусирован в основном на двух глобальных истинах. Первая – это уверенность в том, что на молитву непременно будет дан ответ. Некоторые христиане считают, что прошение и ожидание ответа на него не является наивысшей формой молитвы. Общение с Богом без каких-либо просьб – это больше, чем прошение. В прошении всегда есть что-то от эгоизма и сделки, – поклонение же является чем-то большим, чем мольба о чем-то. Другие верующие считают, что если молитва так часто остается без ответа, то это является прекрасным поводом для того, чтобы больше думать о духовной пользе от упражнения в молитве, чем о материальных дарах, которые можно получить с ее помощью. Признавая некоторую меру истинности этих взглядов, если они стоят на своем месте, «Школа молитвы» указывает на то, что наш Господь постоянно говорил о молитве как о средстве получения того, чего мы желаем, и что Он любыми возможными путями старался пробудить в нас уверенность в том, что мы обязательно получим ответ на свою молитву. Я намеревался показать, что молитва, в которой человек способен проникнуть в мысли Бога, может утвердить царскую силу обновленной воли и принести на землю то, что без молитвы не было бы дано. Эта способность является наивысшим доказательством того, что человек был сотворен по подобию Божьего Сына. Человек признан достойным того, чтобы вступать в общение с Богом не только в восхищении Им и поклонении Ему, но и с осознанием того, что его воля учитывается в управлении миром, что делает человека разумным каналом, через который Бог может осуществить Свой бесконечный замысел. Та книга была призвана повторить и усилить драгоценные истины, которые Христос проповедует снова и снова. Слава молитвы состоит в том, что ты можешь просить и получать что угодно. Наивысшее применение и слава молитвы, таким образом, состоит в том, что длительная неотступность может одержать победу и получить то, что вначале Бог не мог дать и не дал бы.

С этой истиной рука об руку идет вторая истина, на которой Иисус делает большое ударение. В ответ на вопрос: «Но если Бог непременно обещал ответить на молитву, тогда почему существует бесчисленное множество неотвеченных молитв?» мы обнаружили, что Христос учил тому, что ответ приходит на определенных условиях. Он говорил о вере, о настойчивости, о молитве в Его имя, о молитве по воле Божьей. Но все эти условия были сведены в одно центральное условие: «Если пребудете во Мне, то, чего ни пожелаете, просите, и будет вам». Стало ясно, что сила молиться эффективной молитвой веры зависит от жизни. Эти обетования могут исполниться только для того человека, который отдал себя жизни всецело во Христе и для Христа, как ветвь на Лозе и для Лозы. «В тот день, – сказал Христос о дне Пятидесятницы, –будете просить во имя Мое». Познать истинную власть того, чтобы просить во имя Христа, возможно только при наличии жизни, полной Духа Святого. Мы вынуждены признать, что обычная христианская жизнь не может воплотить эти обетования. Здесь нужна духовная жизнь, здравая и сильная, чтобы молиться с властью. Естественным выводом данного учения явилось ударение на необходимости наличия жизни полного посвящения. Не один человек говорил мне, что при чтении той книги он впервые увидел то, что можно было бы жить гораздо более лучшей жизнью, если бы чудесные обетования Христа исполнились для нас. Более того, мы должны жить такой жизнью.

Что касается этих двух истин, они остаются неизменными и в этой книге. Я желаю лишь одного: изложить их с такой ясностью и силой, какая поможет каждому возлюбленному сотруднику-христианину в достаточной степени ощутить реальность и славу нашей привилегии в качестве Божьих детей: «Чего ни пожелаете, просите, и будет вам». Данная книга обязана своим существованием желанию усилить другие две истины, которые ранее не впечатляли меня до такой степени, как сейчас.

Первая истина заключается в том, что Христос действительно считал молитву той огромной силой, с помощью которой Его Церковь должна совершать свой труд, и что пренебрежение молитвой во многом является причиной того, что Церковь не имеет большей силы над массами людей как в христианских, так и в языческих странах. В первой главе я рассказываю о том, как укреплялось мое убеждение по данному вопросу, и о том, что послужило толчком к написанию этой книги. С моей стороны, со стороны моих братьев в служении и со стороны всего Божьего народа этот труд является исповеданием нашего недостатка и греха, и в то же время – призыв к христианам верить в то, что все может быть иначе и что Христос ожидает того, чтобы с помощью Духа Святого сделать нас способными молиться так, как Ему угодно. Этот призыв, конечно же, возвращает меня к тому, о чем я говорил в предыдущем исследовании молитвы, а именно: что существует жизнь в Духе Святом, жизнь пребывания во Христе, доступная нам, в которой сила молитвы – как сила непосредственно молиться, так и сила получать ответ – может быть познана до такой степени, до которой ранее это казалось невозможным. Любой неуспех в молитвенной жизни, любое желание или надежда воистину занять то место, которое приготовил для нас Христос, приводят нас к самой сути доктрины о благодати, как она проявляется в христианской жизни. Молитвенная жизнь может быть восстановлена до действительно здорового состояния только через полное предоставление себя полноте вождения и пробуждения Духа Святого. Я глубоко ощущаю, насколько мало мне удалось передать это в данном исследовании по сравнению с тем, как бы мне этого действительно хотелось. Я молюсь и доверяю Богу в том, что Он, избирая немощное, использует мой труд для Своей славы.

Вторая истина, которую я постарался осветить, заключается в том, что мы имеем слишком мало понимания того, какое место в Церкви и в христианской жизни должно занимать ходатайство как молитва, отличная от молитвы за себя. Именно в ходатайстве наш Царь, восседающий на престоле, видит для Себя наивысшую славу; именно в нем и мы найдем для себя такую же славу. С помощью ходатайства Христос продолжает Свой спасительный труд и без него ничего не может делать; с его же только помощью и мы можем совершать свой труд, и без него все будет тщетным. В ходатайстве Иисус всегда получает от Отца Духа Святого и все духовные благословения для передачи нам; мы призваны точно так же принимать для себя полноту Божьего Духа вместе с силой передавать духовное благословение другим людям. На ходатайстве зиждется сила Церкви истинно благословлять: просить и получить небесные дары, чтобы передавать их дальше. Потому, что это действует именно так, не удивительно, что из-за отсутствия учения или духовной проницательности, а также упования на собственное усердие и на наши усилия или на влияние мира и плоти, там, где мы трудимся больше, чем молимся, присутствие и сила Бога не видны в нашем труде так, как нам бы того хотелось.

Подобные размышления заставили меня задуматься о том, что может быть сделано для того, чтобы пробудить верующих к ощущению их высокого призвания к ходатайству, а также помочь им и обучить их принимать в нем участие. Таким образом, данная книга отличается от предыдущей в попытке открыть практическую школу и пригласить в нее всех тех, кто никогда не принимал систематического участия в великом труде ходатайства, чтобы они начали это практиковать и отдали себя этому благородному делу. Есть десятки тысяч христианских тружеников, которые познали, что может сделать молитва, и постоянно доказывают ее чудесное действие. Но есть также и десятки тысяч тех, кто трудятся с малым количеством молитв, и еще гораздо больше тех, которые вообще не трудятся, так как не знают, как им трудиться и где. И этих христиан можно завоевать, чтобы они пополнили ряды ходатаев, переносящих благословения неба на землю. Ради этих людей, а также ради всех тех, кто ощущает необходимость в помощи, я приготовил руководство и разработал план для школы ходатайства на месяц (см. приложение). Я прошу всех тех, кто пожелает присоединиться, начать с того, чтобы определенно отдавать этому труду как минимум десять минут в день. Именно делая что-то, мы учимся это делать; когда мы возьмемся за это и начнем ходатайствовать, тогда придет и помощь Божьего Духа. Тогда, когда мы будем ежедневно слушать Божий призыв и сразу же приводить его в исполнение, внутри нас начнет жить осознание: «Я также являюсь ходатаем», и мы будем чувствовать необходимость жить во Христе и быть наполненным Духом, если хотим правильно исполнять этот труд. Ничто другое так не испытает и не стимулирует христианскую жизнь, как честная попытка быть ходатаем. Трудно себе представить, как много приобретем мы лично и Церковь в целом, если всем своим сердцем займем тот почетный пост, который Бог предлагает нам. Что касается школы ходатайства, я уверен, что результатом первого месяца следования этому курсу будет пробуждение ощущения того, как мало мы знаем о ходатайстве. Второй и третий месяцы могут только усилить ощущение невежества и неспособности осуществлять этот труд. Это будет грандиозным благословением. Исповедание: «Мы не знаем, о чем молиться, как должно» является введением в переживание: «Сам Дух ходатайствует за нас», и наше ощущение невежества приведет нас к зависимости от Духа, молящегося в нас и к ощущению необходимости жить в Духе.

Мы много слышали о систематическом изучении Библии, и мы славим Бога за тысячи и тысячи библейских курсов и библейских чтений. Пусть все лидеры таких классов и курсов посмотрят, не смогут ли они открыть молитвенные классы, чтобы помочь своим студентам молиться втайне и воспитать их так, чтобы превыше всего они были людьми молитвы. Пусть служители спросят себя, что они могут сделать в отношении этого труда. Вера в Божье Слово нигде не сможет так натренироваться и усовершенствоваться, как в ходатайстве, которое просит и ожидает ответа. Во всем Писании, в жизни каждого святого, Самого Сына Божьего, во всей истории Божьей Церкви Бог прежде всего является тем Богом, Который слышит молитвы. Давайте постараемся и поможем Божьим детям познать их Бога и ободрить всех слуг Божьих к тому, чтобы трудиться с уверенностью: самой главной и самой благословенной частью моего труда является то, чтобы просить и получать от моего Отца то, что я могу принести другим.

Сейчас совершенно очевидно, что содержание данной книги будет ничем иным, как подтверждением и призывом применить на практике те два великих урока, которые приведены в предыдущей книге. «Чего ни пожелаете, просите, и будет вам»; «Все, чего ни попросите в молитве с верою, получите». Эти великие молитвенные обетования должны быть приняты как буквально и реально истинные, как часть облачения Церкви в силу для своего труда. «Если пребудете во Мне и слова Мои в вас пребудут»; «В тот день будете просить во имя Мое». Эти великие условия для молитвы являются универсальными и неизменными. Жизнь, пребывающая во Христе и наполненная Духом, жизнь, всецело отданная Лозе, имеет власть требовать исполнения этих обетований и молиться эффективной молитвой, которая многое может. Господи, научи нас молиться!

Эндрю Мюррей

Веллингтон, Южная Африка

 

I.

 
 


ОТСУТСТВИЕ МОЛИТВ

 

 

«Не имеете, потому что не просите».

— Иакова 4:2

 

«И видел, что нет человека, и дивился, что нет заступника».

— Исаия 59:16

 

«И нет призывающего имя Твое, который положил бы крепко держаться за Тебя».

— Исаия 64:7

 

НА НАШЕЙ последней конференции в Веллингтоне, которая проходила в апреле и была посвящена углублению духовной жизни, дневные служения проходили в виде молитвы и ходатайства. Мы получили огромное благословение как от слышания того, чему учит Слово о наших нуждах и силе, так и от объединенной и продолжительной ходатайственной молитвы. Многие ощущали, что знают слишком мало о настойчивой молитве требования, и что она действительно является одной из величайших нужд Церкви.

За последние два месяца я посетил несколько конференций. На первой из них, которую проводили датские миссионеры в Ланглаагте, молитва была избрана в качестве предмета самого тщательного рассмотрения. На следующей конференции, которая проходила в Йоханнесбурге, один брат-бизнесмен выразил свое глубочайшее убеждение в том, что огромной нуждой Церкви наших дней является недостаток Духа и ходатайства. Неделю спустя в Свободном штате проводилась конференция датских служителей, на которой после двух дней служений, посвященных труду Духа Святого, еще три дня были уделены рассмотрению взаимосвязи между Духом и молитвой. На служительских собраниях, проводимых на большинстве последующих конференций, вновь и вновь поднимался этот вопрос, и везде звучало следующее признание: мы молимся слишком мало! Вместе с этим было высказано серьезное опасение в том, что из-за давления обязанностей и силы привычки было практически невозможно надеяться на какое-либо серьезное изменение.

Не могу передать словами, какое глубокое впечатление оказали на меня эти разговоры. Больше всего меня поразила мысль о том, что среди Божьих слуг может быть какая-либо безнадежность относительно перспективы глобального изменения, а также реального избавления от неудач, которые не могут не мешать нашей радости в Боге и нашей силе в служении Ему. И я молился Богу, чтобы Он дал мне такие слова, которые могли бы не только помочь обратить внимание на зло, но чтобы особенно могли возгреть веру и пробудить уверенность в том, что Бог Своим Духом сделает нас способными молиться так, как мы должны.

Позвольте мне начать ради тех, чье внимание никогда не обращалось к этому вопросу, с приведения некоторых фактов, подтверждающих то, что ощущение неполноценности в этом вопросе является повсеместным.

В прошлом году появилось сообщение об обращении к служителям д-ра Вайта из Фри Сент-Джорджа, Эдинбург. В нем он говорил, что, будучи молодым служителем, он думал, что все время, кроме пасторских посещений, он должен проводить с книгами в своем кабинете. Он хотел кормить свой народ самым лучшим из того, что он мог им приготовить. Но теперь он осознал, что молитва является более важной, чем изучение. Он напомнил своим братьям об избрании дьяконов, которые должны были «пещись о столах», чтобы двенадцать апостолов могли «пребывать в молитве и служении слова». Он сказал также, что временами, когда дьяконы приносили ему его зарплату, он должен был спросить себя, был ли он настолько же верным в исполнении своих обязанностей, как дьяконы – в исполнении своих. Он чувствовал, что было почти невозможно наверстать то, что он потерял, и призывал своих братьев молиться больше. Какое серьезное признание и предупреждение от одного из высоких положений: мы молимся слишком мало!

Два года назад, на конференции в Регент Сквер, этот вопрос был поднят в разговоре с хорошо известным лондонским служителем. Он утверждал, что если необходимо отдавать так много времени молитве, то это повлечет за собой пренебрежение многими другими важными обязанностями. «Сюда относится утренняя почта, которая приходит до завтрака, где есть не менее десяти-двенадцати писем, на которые невозможно не ответить. Затем меня ожидают собрания различных комитетов, а также бесконечное множество других занятий, которых больше, чем достаточно, чтобы заполнить весь день. Трудно увидеть, как это можно сделать».

Мой ответ, по сути, состоял в том, что это было всего лишь вопросом того, что для нас важнее: призыв Божий к тому, чтобы мы уделяли Ему больше времени и внимания, или аналогичный призыв людей. Если Бог ожидает встречи с нами, чтобы дать нам благословение и силу с неба для Его труда, то очень недальновидно ставить другой труд на то место, которое должен занимать Бог и ожидание встречи с Ним.

На одном из наших служительских собраний один из региональных служителей изложил свои мысли по этому вопросу следующим образом: «Я просыпаюсь утром и провожу с Богом полчаса, в Слове и молитве, в моей комнате перед завтраком. Затем я выхожу из дома и целый день занимаюсь множеством дел. В течение дня я очень часто произношу внутри себя беззвучную молитву о направлении и помощи. После трудового дня я возвращаюсь к своей вечерней молитве и разговариваю с Богом о работе, совершенной за день. Но об интенсивной, конкретной, требовательной молитве, о которой говорит Писание, я знаю очень мало». В конце он спрашивал: что я должен думать о такой жизни?

Мы все знаем разницу межу тем человеком, чья зарплата достаточна лишь для того, чтобы содержать свою семью и поддерживать бизнес, и тем, чей доход дает ему возможность расширять бизнес и помогать другим людям. Может быть искренняя христианская жизнь, в которой молитвы достаточно лишь для того, чтобы удержать нас от падения и сохранить нас на том положении, которого мы достигли, без особого роста нашей духовности или подобия Христу. Здесь присутствует скорее оборонительная тактика, при которой люди стараются избежать искушения, чем атакующая и стремящаяся к более высоким достижениям. Если на самом деле должно быть движение от силы в силу, включающее в себя большие переживания Божьей силы для нашего освящения и принесения реального благословения другим людям, то должна быть и более конкретная и настойчивая молитва. Писание учит о том, чтобы взывать к Богу день и ночь, непрестанно и усиленно молиться, совершать молитвенные бдения, быть услышанным за свою настойчивость, – все это в той или иной степени должно стать нашим жизненным опытом, если мы действительно хотим стать ходатаями.

На следующей конференции тот же вопрос был поставлен в несколько иной форме. «Я являюсь начальником станции и осуществляю попечение о крупном районе. Я вижу необходимость в длительной молитве, но моя жизнь практически не оставляет для нее места. Должны ли мы подчиниться? Или скажите нам, как мы можем добиться желаемого». Я увидел, что подобные трудности являются повсеместными. Я вспомнил слова одного из самых почитаемых южно-африканских миссионеров, который уже отправился на покой, – у него была та же жалоба. «В пять часов утра у наших дверей собираются больные люди, чтобы получить лекарства. В шесть приходят печатники, и я должен раздать им работу и научить их. В девять меня зовет школа, и до позднего вечера я занимаюсь огромной корреспонденцией». В своем ответе я процитировал датскую поговорку: «То, что самое тяжелое, должно и перевесить», т.е. должно занимать первое место. Закон Божий не изменяется – ни на земле, ни в нашем движении с небесами: мы получаем в соответствии с тем, как мы даем. Если мы не хотим платить цену и жертвовать временем, своим вниманием и тем, что является законными или необходимыми обязанностями, ради небесных даров, то нам нет смыла искать большого переживания силы небесного мира в нашем труде. Все присутствующие присоединились к этому неутешительному признанию. Об этом много говорилось, много сожалелось, и все же они оставались стоять на месте со всеми своими заявлениями и безрезультатными решениями молиться больше, которые лишь заграждали путь. Нет нужды говорить сейчас о том, к каким дальнейшим мыслям вели наши разговоры, их суть будет изложена в последующих главах.

Позвольте мне призвать еще лишь одного свидетеля. На своем жизненном пути я повстречался с одним сановников, который в то время как раз проводил ретриты для священников Англиканской церкви. Мне было интересно услышать от него то учение, которого он придерживался. Во время нашего разговора он использовал выражение «отвлечение дел», и выяснилось, что он находил это одной из величайших трудностей, с которой ему приходилось разбираться в себе и в других. Говоря о себе, он сказал, что согласно обетам его ордена он был обязан наибольшую часть своего времени посвящать молитве. Но он находил это чрезвычайно трудным. Каждый день он должен был посещать четыре разных места в том городе, в котором он жил; его предшественник оставил ему на попечение различные комитеты, где он должен был проделывать всю работу. Все выглядело так, как будто все вокруг сговорились удерживать его от молитвы.

Все эти свидетельства подтверждают то, что молитва не занимает должного места в нашем служении и христианской жизни, что это такой недостаток, в котором все готовы сознаться, и что трудности на пути к избавлению таковы, что делают возвращение к истинной и полноценной молитвенной жизни практически невозможным. Благословен Господь! «Что невозможно человеку, возможно Богу!» «Бог же силен обогатить вас всякою благодатью, чтобы вы, всегда и во всем имея всякое довольство, были богаты на всякое доброе дело». Давайте верить в то, что Божий призыв к продолжительной молитве не должен быть бременем или пищей для непрестанного самоосуждения. Бог приготовил это для радости. Он может сделать это вдохновением, давая нам силу для всего нашего труда и давая нам Свою силу, чтобы трудиться через нас в наших сотрудниках. Давайте не бояться признавать в полноте тот грех, который устыжает нас, а затем взглянуть на него в силе имени нашего Могущественного Избавителя. Тот свет, который выявляет наш грех и осуждает нас за него, покажет нам и путь из него в жизнь свободы, которая угодна Богу. Если мы позволим одному этому аспекту – неверности в молитве – обличить нас в недостатках нашей христианской жизни, которые являются причиной этой неверности, то Бог использует это открытие, чтобы принести нам не только силу молиться, которую мы так жаждем иметь, но и радость новой и здоровой жизни, спонтанным выражением которой и является молитва.

Каков же это путь, с помощью которого наше ощущение отсутствия молитв может стать средством благословения и вхождения в такое состояние, при котором это зло может быть побеждено? На мой взгляд, мы должны начать с возвращения к Слову Божьему, чтобы исследовать его и понять, какое место, по мнению Бога, должна занимать молитва в жизни Его детей и Его Церкви? Свежий взгляд на то, чем является молитва согласно воле Божьей икакой она может быть через Божью благодать, освободит нас от тех слабых искаженных взглядов относительно абсолютной необходимости в постоянной молитве, которые являются причиной наших неудач. Когда мы получим понимание разумности и правомерности этого Божьего поручения и полностью убедимся в том, что оно чудесно согласуется с Божьей любовью и нашим личным счастьем, тогда мы освободимся от ложного впечатления, что это неумолимое требование. Мы всем своим сердцем и душой прилепимся к такому образу жизни и будем радоваться ему как единственно возможному пути, по которому благословения небес приходят на землю. Всякие мысли о непосильном задании и бремени непрестанных усилий и борений развеются сами собой в блаженной вере в то, что как естественно дыхание в нашей жизни, настолько же проста будет и молитва в христианской жизни, которая находится под руководством Духа Божьего и наполнена Им.

Когда мы займем себя этими рассуждениями и примем это учение Слова Божьего о молитве, тогда мы увидим, насколько наша несостоятельность в молитвенной жизни тесно связана с нашей несостоятельностью жизни в Духе. Молитва является одной из наиболее духовных и небесных функций жизни в Духе. Как мы можем пытаться жить ею в полноте и угождать этим Богу, если наша душа не будет находиться в совершенном здравии, а наша жизнь не будет полностью захвачена и движима Духом Божьим? Понимание того, какое место предназначил Бог для молитвы в полноценной христианской жизни, покажет нам, что до сих пор мы не жили настоящей изобильной жизнью. Мы поймем также, что любая мысль о том, чтобы молиться больше и эффективнее, будет тщетной, если мы не придем в более тесные взаимоотношения с нашим Благословенным Господом Иисусом. Христос – наша жизнь. Он живет в нас настолько реально, что Его молитвенная жизнь на земле и ходатайство на небе вдыхается в нас в такой мере, в какой позволяют этому наша вера и наше посвящение. Иисус Христос является Целителем от всех болезней, Победителем над всеми врагами, Избавителем от всякого греха; и если наша несостоятельность подвигнет нас к тому, чтобы с новым желанием обратиться к Нему и найти в Нем благодать молиться как должно, то это смирение может стать для нас нашим величайшим благословением. Давайте объединимся в молитве к Богу, чтобы Он посетил наши души и сделал нас пригодными для ходатайственного труда, который в настоящий момент является самой большой нуждой Церкви и мира. Ведь только через ходатайство эта сила может быть принесена с небес, что сделает Церковь способной побеждать мир. Давайте возгреем в себе этот дремлющий дар, который остается невостребованным, и искать того, чтобы собираться вместе, насколько это возможно, чтобы быть напоминающими о Господе. Давайте не оставлять Бога до тех пор, пока Он не сделает Свою Церковь радостью на земле. Ничего кроме интенсивной, настойчивой молитвы веры не сможет выдержать натиск мирского духа, жалобы на который слышны повсюду.

 

II.

 
 


СЛУЖЕНИЕ ДУХА И МОЛИТВЫ

 

 

«Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец Небесный даст Духа Святого просящим у Него».

— Луки 11:13

 

ХРИСТОС только что сказал (ст. 9): «Просите, и дано будет вам», – Божье даяние неразделимо связано с нашим прошением. Он применяет этот принцип в особенности к Духу Святому. Как верно то, что земной отец дает хлеб своим детям, так и Бог дает Духа Святого тем, кто Его просит об этом. Все служение Духа осуществляется по одному великому закону: Бог должен давать, мы должны просить. Когда Дух Святой был излит в день Пятидесятницы таким потоком, который никогда не перестает, это произошло в ответ на молитву. Внутреннее излияние в сердце верующего и Его внешнее излияние в виде рек живой воды так же зависят от того же закона: «Просите, и дано будет вам». В связи с нашим признанием отсутствия молитв мы, по сути, говорим, что на самом деле мы нуждаемся в правильном понимании того места, какое занимает молитва в Божьем плане искупления. Это нигде так ясно не видно, как в первой части Деяний Апостолов. История рождения Церкви во время излияния Духа Святого и первого проявления небесной жизни в силе этого Духа учат нас тому, что молитва на земле, чем бы она ни была – причиной или следствием – является истинной мерой присутствия Духа небес.

Мы начинаем с хорошо известных слов (1:14): «Все они единодушно пребывали в молитве и молении». Затем следуют слова: «При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И исполнились все Духа Святого. И присоединилось в тот день душ около трех тысяч». Великое дело искупления было завершено. Дух Святой был обещан Христом «через несколько дней после этого». Он воссел на Свой престол и принял Духа от Отца. Но всего этого было недостаточно. Было необходимо еще одно: десять дней непрерывной, объединенной молитвы учеников. Это была интенсивная, непрекращающаяся молитва, которая приготовила сердца учеников, открыла окна небесные и принесла на землю обещанный дар. Настолько же, насколько сила Духа не могла быть дана без того, чтобы Христос воссел на престол, она не могла сойти без учеников у подножия этого престола. Для всех веков здесь заложен закон, который начал действовать при рождении Церкви: сила Духа Святого должна быть вымолена с неба. Мера продолжительной молитвы веры будет мерой действия Духа в Церкви. Направленная, конкретная, решительная молитва – это то, в чем мы нуждаемся.

Посмотрите, как это подтверждается в главе 4. Петр и Иоанн были приведены в синедрион, где им пригрозили наказанием. Когда они вернулись к братьям и рассказали о том, что им было сказано, «все единодушно возвысили голос к Богу» и молились о смелости проповедовать Слово. «И, по молитве их, поколебалось место, где они были собраны, и исполнились все Духа Святого, и говорили слово Божие с дерзновением. У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа. Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их». Создается такое впечатление, что история Пятидесятницы повторяется еще раз: здесь и молитва, и сотрясение дома, и исполнение Духом, и говорение Слова Божьего с дерзновением и силой, и великая благодать на всех, и проявление единства и любви; чтобы глубоко запечатать в сердце Церкви: молитва лежит в основании духовной жизни и силы Церкви. Мерой Божьего даяния Духа является наше прошение. Он дает как Отец тому, кто просит как дитя.

Пойдемте дальше к главе 6. Здесь мы находим, что когда возник ропот по поводу пренебрежения вдов греческих евреев в раздаянии потребностей, апостолы предложили назначить дьяконов, чтобы те служили у столов. «А мы, – сказали они, – постоянно пребудем в молитве и служении слова». Часто говорят, и правильно говорят, что нет ничего в честном предприятии, что бы препятствовало общению с Богом, когда это предприятие находится на своем месте и всецело подчинено Царству, которое всегда должно быть на первом месте. Менее всего должна мешать духовной жизни какая-либо работа, например, служение бедным. И все же апостолы чувствовали, что это будет им помехой в том, чтобы отдавать себя служению молитвы и Слова. Какой ценный урок! Сохранение молитвенного духа на протяжении дня посреди многих обязанностей и дел является недостаточным для тех, кто руководит церковью. Чтобы поддерживать чистое и живое общение с Царем на троне и небесным миром; чтобы переносить на землю силу и благословение для этого этого мира, не только для сохранения нашей собственной духовной жизни, но и для окружающих нас людей; чтобы постоянно получать руководство и силу для совершения огромного труда, – апостолы, являясь служителями Слова, чувствовали нужду в том, чтобы быть свободными от других обязанностей и иметь возможность всецело отдавать себя многим молитвам. Иаков пишет: «Чистое и непорочное благочестие пред Богом и Отцом есть то, чтобы призирать сирот и вдов в их скорбях». Если какой-либо труд и был священным, то это была забота о тех греческих вдовах. И все же даже такие обязанности могли забирать время у особого призвания, состоящего в том, чтобы отдавать себя молитве и служению Слова. Как на земле, так и в Царстве Небесном есть сила в разделении труда, и тогда как дьяконы должны были конкретно печься столах и о раздаянии потребностей в Церкви здесь, на земле, другие были свободными для упорной, непрекращающейся молитвы, которая обеспечивала бы непрерывный поток сил небесного мира. Служитель Христов отделен для того, чтобы отдавать себя в равной степени молитве и служению Слова. Верность и послушание этому закону является секретом силы и успеха Церкви. Как до, так и после Пятидесятницы апостолы были людьми, преданными молитве.

В главе 8 мы наблюдаем тесную взаимосвязь между даром Пятидесятницы и молитвой, но уже с другой стороны. Филипп проповедовал в Самарии с огромным благословением, и многие уверовали. Но все же Дух Святой не сошел ни на одного из них. Апостолы послали Петра и Иоанна, чтобы те помолились за принятие ими Духа Святого. Сила для такой молитвы превосходила силу дара проповедования. Это была работа тех людей, которые находились в самом тесном контакте с Господом, работа, необходимая для совершенствования той жизни, начало которой положили проповедь и крещение, вера и обращение. Воистину из всех даров ранней Церкви, к которым мы должны стремиться, нет ничего более необходимого, чем дар молитвы – молитвы, которая сводит Духа Святого на верующих. Эта власть дается тем людям, которые говорят: «Мы отдадим себя молитве».

В излиянии Духа Святого в доме Корнилия из Кесарии мы имеем еще одно свидетельство чудесной взаимосвязи между молитвой и Духом, а также еще одно доказательство того, что приходит к человеку, преданному молитве. В середине дня Петр взошел на крышу дома помолиться. И что же произошло? Он увидел открытые небеса, и ему было дано видение, открывавшее ему очищение язычников. С этим видением пришло известие от трех мужей, посланных Корнилием, человеком, который «всегда молился Богу» и слышал ангела, говорящего: «Твои молитвы пришли на память пред Богом»; а затем голос Духа Святого сказал Петру: «Иди с ними». Именно молящемуся Петру была открыта воля Божья, было дано поручение идти в Кесарию и обеспечена встреча с молящейся и подготовленной аудиторией слушателей. Неудивительно, что в ответ на все эти молитвы приходит благословение сверх всяких ожиданий, и Дух Святой изливается на язычников. Много молящийся служитель получит такое вхождение в волю Божью, о котором он иначе и не узнал бы; будет приведен к молящимся людям туда, где он и не ожидает их встретить; и получит благословение превыше всего того, о чем он просит или помышляет. Учение и сила Духа Святого неизменно привязаны к молитве.

Наша следующая ссылка покажет нам веру в силе, какую имела молитва Церкви со своим прославленным Царем, что мы видим не только в апостолах, но и в христианской общине. В главе 12 мы читаем историю о Петре, находящегося в темнице накануне исполнения приговора. Смерть Иакова возбудила в Церкви ощущение реальной опасности, и мысль о потере также и Петра пробудила в ней всю жизненную энергию. Церковь предалась молитве. «Между тем церковь прилежно молилась о нем Богу». Та молитва добилась многого: Петр был освобожден. Когда он пришел к дому Марии, он увидел, что там «многие собрались и молились». Каменные стены и двойные цепи, воины и охранники, да еще и железные ворота в придачу, – все это расступилось перед силой с неба, которую принесла молитва для избавления апостола. Вся власть римской империи, какую олицетворял Ирод, была бессильна в присутствии силы и власти Церкви, действующей Духом Святым в молитве. Эти люди находились в таком близком и живом общении с их Господом на небесах, что осознавали как абсолютную реальность слова: «Дана Мне всякая власть» и «Вот, Я с вами во все дни». Они имели такую веру в Его обещание услышать их, о чем бы они ни попросили, что молились с уверенностью о том, что силы небес могут действовать на земле и будут действовать по их просьбе и в их пользу. Церковь Пятидесятницы верила в молитву и практиковала ее.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.238.70.175 (0.013 с.)