ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Грубая диспластика. «Букет» телесных аномалий.



Не все выделенные пункты встречаются у каждого органика. Всегда, по М. Е. Бурно, встречаются первый и второй пункты. Весьма типичны третий и девятый. Также характерны пятый и шестой. При органической акцентуации вышеописанные проявления не несут в себе психопатической патологичности. Человек любого характера может быть примитивным, но в этих случаях мы видим цельность характерологического ядра. Наличие остаточных явлений органического поражения мозга само по себе еще ни о чем не говорит. Главное — клиническая картина особенностей характера /6, с. 258/. Явления мозговой недостаточности могут встречаться без душевной огрубелости и мозаичности ядра и у других (неорганических) характеров.

Обычно в конкретном органике среди характерологической мозаики доминирует какой-то определенный радикал, часто эпилептоидный, циклоидный, истерический, неустойчивый, астенический, но это может быть и любой из других существующих радикалов, включая психастенический и шизоидный.

 

2. Простодушный вариант органического характера

 

Данный вариант органического характера описан М. Е. Бурно /98/. Это распространенный в России тип органического акцентуанта, по-своему интеллигентного и благородного. Огрубелость души в отношении этих людей — слишком резкое слово. Уместней говорить об опрощенности, духовной ограниченности, простодушии. При этом нельзя однозначно сказать, что эта опрощенность хуже рафинированной духовной тонкости. Скорее, речь идет об ином качестве души.

Простодушие проявляется как искренность, доверчивость, бесхитростность, душевность, доброжелательность, скромность, своеобразная душевная чистота. С простодушием малосовместимо коварство, мстительность, фальшь, искусственность, извращенность. Как интересно заметил про простодушных один из участников моего семинара по характерологии: «Может быть, им чего-то и не хватает, но в них нет ничего лишнего».

Этот характер имеет свое отражение в образе Иванушки-дурачка русских народных сказок. В отличие от своих старших братьев он не напряжен корыстью, живет легко и просто, так, что жадные братья его считают дураком. Однако, когда нужно спасти царевну, он оказывается самым смекалистым, смелым и благородным, и никто его уже дураком не назовет. Обычно он всегда выходит победителем, и, как хочется того простому народу, все заканчивается для Иванушки счастливым концом (в жизни, увы, все часто для простодушного не так хорошо — отсюда и рождается потребность в сказке).

Простодушные люди часто бывают интуитивно практичными, смекалистыми, находчивыми. Смекалистость обычно противостоит аналитичности тем, что в ней много практичности и мало теоретичности. В аналитичности же наоборот. Часто аналитичный человек способен прочесть лекцию о природе электричества, но не может починить обычную розетку, в случае с простодушным — все наоборот.

Многим простодушным свойственна «широта души». Будучи обидчивым, такой человек способен, «ударив по рукам», полностью простить обидчика, не станет устраивать шум из-за мелочи. Нередко они безотказны в бытовых ситуациях, стесняются просить о чем-нибудь для себя. В ситуациях, когда нужно отважно действовать, бывают нерефлексивно благородны, то есть сначала ввяжутся в драку, чтобы защитить кого-то, а потом подумают о том, что это было опасно. Вспоминаются рядовые солдаты, которые во время войны скромно и отважно вынесли на себе все ее тяготы. В простодушии светится природная простота, отличная от той простоты, к которой приходят душевно сложные, «запутанные» натуры в результате длительных головоломных усилий.

С простодушием не уживаются чопорность, гонор, высокомерие. При склонности доверять людям многие из них не наивны, бывают добродушно лукавы. Порой грубовато раздражаются, но быстро отходят, снова становясь покладистыми. В некоторых из них нет явной возбудимости, неуравновешенности, они держатся тихо и немногословно. Но если их долго и упорно стараться вывести из себя, то они могут гневно взорваться и не на шутку разойтись.

В их гневе нет эпилептоидной дисфоричности, в простоватой скромности не звучит сложный дефензивный конфликт самолюбия и чувство неполноценности. Их синтоноподобию не хватает циклоидной яркой сочности, хитроватой подвижности. За их замкнутостью не скрывается сложное аутистическое переживание. В простодушной ювенильности нет тонкой художественной выразительности, но есть кураж, ухарство, удаль. Здесь не встречается холодный эгоцентризм, но может отмечаться неустойчивость. Таким образом, им свойственна мозаика радикалов в их опрощенности.

Простодушным людям характерны мягкость, слабоволие, внушаемость и компенсаторное упрямство. Большинство из них совестливы, добросердечны и жалостливы, теплы душой. Иногда такие люди не прочь прихвастнуть. Способны простодушно лгать в защитных целях, не думая о том, что их могут с легкостью разоблачить.

Телосложение обычно крепкое, атлетоидно-диспластическое, но может быть иным. В их манере говорить можно услышать задушевную протяжность интонации, а в жестах увидеть чистосердечную размашистость, порой с элементами добродушной неуклюжести. Мимика обычно проста.

Простодушные отличаются скромными культурными запросами. За сложной книгой засыпают, в музее маются, не понимают оперу и балет (как некоторые из них говорят: «срам смотреть на мужиков в колготках»), зато любят веселую лихую оперетту. После работы включают вечером телевизор и частенько похрапывают под звуки телепередач.

Их беда — частое пьянство с быстрым (1—3 года) формированием алкоголизма. Пьют, чтобы успокоиться после обид: рассуждением им это сделать трудно, проще выпить. В общении для них важна доверительность, открытость без подвоха. Опьянение помогает соприкоснуться с собеседником душой, делает общение веселее. Многие пьют, чтобы приятно «забалдеть» и не маяться от скуки. Алкоголизм относительно мало вредит их работе, связанной с мастеровой умелостью рук или с тяжелым физическим трудом. Порой алкоголь даже помогает легче выполнять монотонный физический труд. Простодушному в одиночку трудно бросить пить, он чувствует себя неуютно среди подвыпивших товарищей, которые подсмеиваются над его трезвостью. Поскольку отказать товарищам в выпивке крайне сложно, лучше лечиться всей компанией или менять ее на трезвую.

Помогая ему вести трезвый образ жизни, не стоит тащить его в музей (типичная ошибка родственников), лучше увлечь природой, рыбалкой, строительством дачи, художественными ремеслами. Простодушные с необыкновенной душевностью тянутся к природе.

Сосредоточимся на положительных особенностях людей данного типа.

1. Часто это мастера и «артисты» своего дела. Они, подобно лесковскому Левше, могут сделать своими «золотыми» руками почти любую работу. В некоторых из них живет чувство мастера. Такой печник, даже если заказчик доволен, разберет печь и проделает всю работу заново, не набавив ни копейки, если заметит какой-то изъян в своей работе.

2. Некоторые наделены удивительной природной интуицией. Простодушный человек, придя в лес, может лечь на землю и слушать ее, сроднясь с нею. После этого он «чует», где прячутся грибы и ягоды, набирая их целыми лукошками к удивлению остальных. Простодушному хорошо на природе, уютно, он чувствует с ней родство, но редко способен, в отличие от тонко чувствующих людей, восхищаться красотой природы.

3. Душевность роднит сложного интеллигента и простодушного, в отличие от интеллекта не разъединяя их, а глубоко связывая. Вспоминается няня Пушкина, Арина Родионовна, наполнившая в детстве душу поэта богатством русского фольклора и теплой добротой своей простой души.

4. Интеллигенты должны быть благодарны простодушным людям, которые берут на себя трудную и грубую работу, создавая возможность для интеллигентов заниматься кабинетным трудом.

5. Внутренняя сила простодушных заключается в их обоснованной уверенности по поводу осмысленности собственной жизни. Они делают то, что до них делали тысячи других людей и без чего невозможно жить: растят хлеб, строят дома и заводы, прокладывают дороги. Они точно знают, в отличие от рефлексирующих интеллигентов, что их труд не напрасен. Сомнения в правильности своей жизни им не нужны и излишни. Они скромно, цельно и крепко стоят на земле.

6. Раздерганные рефлексией сложные люди нередко ходили к людям этого типа учиться «правде жизни» и ее цельности. Достаточно вспомнить Л. Н. Толстого и А. И. Солженицына. Простодушные мудры не результатами духовных поисков, а исконной мудростью самой природы. В них живет доверие к жизни и смирение перед ее жестокостью. Умирают такие люди тихо и скромно, без позы, криков и вопросов. Они видят в смерти не врага, желающего лишить их жизни, а событие столь же естественное, как жизнь, и так ее и принимают — спокойно. Как писал А. И. Солженицын в «Раковом корпусе» о стариках крестьянах: «И отходили облегченно, как будто просто перебирались в другую избу». Подобное мудрое смирение отражается в народном выражении — «Бог дал, Бог взял». В отличие от многих органиков другого типа в душе простодушных есть чувство святого, иногда и чувство Бога. Это чувство рождается не из книг и философствования, а переходит от отца к сыну, от матери к дочери. Простодушные верующие обычно идентифицируют себя с Христом страдающим, а не воскресшим и торжествующим. Отсюда рождается особое русское сострадание к немощным, убогим, несчастным. Для простодушных важно не столько изучение Библии, сколько посещение церкви, там эти люди легко и просто принимают Бога. С точки зрения некоторых интеллигентов, простодушное мироощущение есть иное качество жизни, отличное от примитивности. Как сказал один из участников семинара по характерологии: «У простодушных связь не с Высшим, как у шизоидов, а с Настоящим».

7. В этих людях много симпатичного: скромность, бескорыстие, безотказность, совестливость, жалостливость, отвага, уважение у человеку, нерефлексирующее благородство действием. Они не рассуждают о нравственности, но являются ее живыми носителями, а потому, несмотря на скудость их культурных запросов, их не назовешь мещанами.

8. Для простодушных характерно скромное знание своего места в жизни и трудолюбие. Эти люди от работы не бегут — с нею веселей, а без нее скучно. Простодушные люди служили господам в дворянской России не по долгу, а по совести. Они чувствовали неправду в том, чтобы барин спину гнул: у барина свои «умные» занятия.

9. У простодушных имелась своя культура, а именно — в России православный быт, бывший, согласно П. Флоренскому, «телом» этой народной культуры. Когда этот быт был разрушен реформами Петра Первого, капитализмом и революцией, то крестьянин духовно осиротел. Городская и книжная культура не возместили ущерб, так как они неродственны простодушным людям и труднее ими усваиваются. Сегодняшние простодушные, живущие в городах, тянутся душой к деревне, лесу, речке, домашним животным, но уклад жизни в деревнях выхолощен и пуст в сравнении с культурно-бытовым богатством прежнего православного быта, в котором православие уживалось с языческими обрядами и праздниками. Идеал христианской веры был аскетический, монашеский. Важным являлось не перепутать Божеское с человеческим, а потому к чересчур предприимчивым людям было подозрительное отношение по типу — «слишком уж деловой». Всех, кто интересуется корнями народного характера и культуры, отсылаю к содержательной статье П. Флоренского «Православие» /99/.

Я дал описание «чистого» простодушного типа. Описание простодушных важно и для того, чтобы не создавалось впечатления, что среди людей органического характера встречаются лишь аморальные, антисоциальные типы.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.247.17 (0.011 с.)