Посвящается Павловой Татьяне Николаевне 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Посвящается Павловой Татьяне Николаевне



Посвящается Павловой Татьяне Николаевне

21 августа прошлого года на 77 году ушла из жизни основоположник российского движения за права животных, создатель первого после революции вегетарианского общества, руководитель Центра этичного отношения к животным Павлова Татьяна Николаевна.

Я не буду сегодня говорить о достижениях Павловой, деятельность которой повлекла за собой существенные реформы во всех сферах использования животных в России. Это тема отдельного, значительного по времени разговора, который мне хотелось бы приурочить к моменту выхода фильма о ней. Сегодня я впервые хочу заострить внимание на её методах работы, стратегии и тактике, обусловившими успех не только при её жизни, но и после её смерти, поскольку наша организация - Центр "Вита" - создалась на базе её организации и продолжает начатое Павловой дело.

Мне посчастливилось работать с Татьяной Николаевной много лет, и я не перестаю восхищаться её уровнем работы, её неповторимостью. Таким людям не мешают время и пространство, они находятся вне эпох, режимов и т.д. Павлова обладала уникальной способностью, находясь в рамках традиционной системы, не просто пробиться к сердцам людей, но и вовлечь саму систему работать на продвижение идей сострадания ко всему живому - идей, в которых она видела будущее человечества.

Она владела редким даром убеждения и авторитетности, заставляя прислушиваться к себе самых закостенелых чиновников, открывая двери любых министерств и проходя сквозь многоуровневые кордоны цензуры. Для меня до сих пор остаётся загадкой, как ей удалось претворять в жизнь идеи, опережавшие эпоху по своей радикальности на десятки лет, ведь она начинала в конце шестидесятых! Сегодня, когда сотрудники нашей организации закончили работу по изучению архивов Павловой, ощущение остаётся такое, что на её месте работало целое министерство с сотней штатных сотрудников.

Вокруг неё объединялись люди глубоко идейные, решавшие посвятить всю свою жизнь борьбе за освобождение животных. Самое удивительное, что современное поколение борцов за права животных, цитирующих Павлову на различных сайтах и воспитанное на её передачах и книгах, о ней вообще не слышало. Этот факт вызвал у меня большое чувство горечи, но затем я поняла: так и должно быть, в этом и была вся Павлова, перевернувшая сознание целой эпохи, но оставшаяся при этом незамеченной.

Её часто упрекали в том, что она работала практически в одиночку и не нарастила "массу". Я же хочу на это сказать, что путь первооткрывателя-стратега сродни пути эквилибриста: с грузом балансировать очень сложно, двадцать человек не смогут единовременно пройти по канату, одна "осечка" - и всё полетит в никуда.

Павловская школа борьбы за права животных, отличавшаяся глубиной подхода, жёсткостью принципов и чёткой философией, в противовес бессистемной и поверхностной практике под общим девизом "Давайте соберёмся, заодно и листовочки пораздаём", характеризовалась следующими чертами:

  1. Чёткая цель и приоритеты
  2. Самый эффективный путь - достигнуть вершины сознания
  3. Глобальность в противовес локальности
  4. Изменяя себя, изменяем общество
  5. Сознание людей - двигатель общественного прогресса
  6. Знание законов общества
  7. Максимализм исключён
  8. Искусство дипломатии
  9. Противление зомбическому подходу
  10. Эффективное использование времени и большая работоспособность

Чёткая цель и приоритеты

Вегетарианцев павловской "закалки" объединяли чёткое мировоззрение, философия, противопоставленная антропоцентризму. Абсолютное бесправие животных в сопоставлении с относительным бесправием даже самых незащищенных категорий людей (инвалиды, пенсионеры, нацменьшинства и др.) определяло приоритеты борьбы и стремление защищать самых обездоленных. Понятно, что невозможность прилюдно выказать свою сексориентацию или добиться двойного увеличения пенсии - это проблемы несколько иного порядка, нежели каждодневные пытки и умерщвление миллионов живых существ на бойнях, зверофермах или в вивариях. Как говорил на эту тему Пол Маккартни: "если бы к вам относились как к мясу, мы бы защищали и вас".

Павлова добилась значительных успехов на своём поприще, прежде всего, потому, что в её среде никогда не было явления "распыления", когда человек пребывал в иллюзии помощи сразу всем, хватаясь одновременно за проблему животных, фашизма, политзаключенных, АЭС, абортов, лесных пожаров и т д. Естественно, что любой экстенсивный путь ("вширь" - за счёт большего охвата) по сравнению с интенсивным ("вглубь") всегда предполагает поверхностность и крайне низкую эффективность. Качество такой "помощи", измеряемой в сознании людей "клипового" мышления количеством посещённых акций, на мой взгляд, очень хорошо отражено в мультике, где алчный персонаж пытался из одного куска материи скроить себе как можно больше шапок, которые в результате получились размером с напёрсток.

Философия павловского круга заключалась именно в том, что корни человеческих проблем лежат в искажённом антропоцентрическом сознании, рождающем дальнейшие аномалии по всем направлениям. Внутри такого общества всегда будет социальное неравенство, терроризм, фашизм и т.д., поскольку оно раздираемо главным внутренним противоречием: человек стремится к благополучию, которое он обустроил на чужих костях, за счёт порабощения всей планеты. Быть тираном и одновременно проповедовать идеи любви, добра, заботы на фоне не прекращающих свою работу концлагерей для животных, невозможно. Невозможно по причине самой природы сострадания, которое не может быть узконаправленным, поскольку сострадание - это способность ставить себя на место другого существа. Овладев этим качеством, человек не может в одних ситуациях уметь чувствовать, а в других - закрыться.

Ребёнок, появившись в этом мире, сразу же сталкивается с этим противоречием и диссонансом. Чтобы принять эту искажённую модель мира с двойным стандартом, надо или убедить себя в разности мировосприятия (животные не так чувствуют боль, у них меньшие потребности, они нуждаются в меньших благах и т.д. и т.п.) или утвердиться в дискриминационном подходе: "да, их жизнь жестока, но, как говорится, "каждому своё". И как только такая мысль утвердилась в сознании - это, например, и есть корень фашизма. А поскольку вся система ценностей общества начинает выстраиваться от отношения к самым беззащитным его членам, то, сосредотачивая внимание на базовом изменении сознания, можно самым прямым образом прийти к изменению взаимоотношений и в человеческом обществе.

Знание законов общества

Павлова искусно использовала знание законов общественного бытия в своей работе. Например, самое простое правило, обуславливающее выбор методов работы: любое инакомыслие общество всегда воспринимает враждебно. Пока носители новых прогрессивных идей находятся в меньшинстве, общество всегда будет стоять на защите своих традиций. Понятно, что на этом этапе ни в коем случае нельзя противопоставлять себя обществу, а, наоборот, объяснять нововведения с позиции пользы для всех членов общества.

Вот простой пример с разностью подходов. О жестокости опытов на животных можно заявить так: "Сволочи! Убиваете животных! Вас надо громить!" Или так: "Люди! Медикаментозная медицина разрушает вашу иммунную систему, не устраняет причину заболеваний, способствует наживанию на вашем здоровье фармацевтических концернов и, кроме того, калечит ни в чём не повинных животных".

Второе необходимое условие принятия обществом прогрессивных идей - формирование группы поддержки. Каким бы безупречным ни был носитель новых идей, общество всегда воспринимает их настороженно, пытаясь усмотреть в них что-то сектантское. Помочь людям подняться над многовековыми догмами и развеять страхи могут люди известные, авторитетные, с общественным положением.

Максимализм исключён

Павлова отлично понимала, что сразу изменить общество невозможно, поэтому в некоторых случаях, продолжая работу за глобальное изменение общества, нужно пойти на некоторые компромиссы ради избавления животных от страданий - добиваться частичной замены жестокой индустрии или жестокого метода убийства на более щадящий.

В тех исключительных ситуациях, когда выбор стоит жёстко: животное убьют или убьют мучительно, Павлова решала для себя эту противоречивую философскую проблему в пользу избавления животного от страданий, а не в пользу горделивого ощущения своей жёсткой принципиальности и безупречности.

Искусство дипломатии

Я не знаю, почему сейчас возобладала тактика открытого противопоставления и дистанцирования от своих противников ("Я не сяду за стол переговоров с палачами!"), хотя очевидно, что такой подход откровенно глуп и неэффективен. Даже вожди первобытных племён, помимо лобовой атаки, знали приёмы дипломатии, хитрости, маневренности и использовали гораздо больший арсенал методов борьбы.

Будучи абсолютно бескомпромиссным человеком, Павлова имела огромное мужество внедряться в самое "логово" жесточайших индустрий и именно там пытаться изменить положение животных, ведя переговоры со своими идейными противниками. Я была поражена её воле и самообладанию, когда она рассказала мне о своём периоде взаимодействия с "шокистами" (исследователями болевого шока), во время которого ей удалось добиться хотя бы обязательного использования наркоза, поскольку существовало убеждение, что болевой шок нельзя изучать под наркозом (!) из-за разности протекания процессов.

Изменение сознания общества не происходит молниеносно. Для того, чтобы процессы изменения потекли, кому-то нужно выступить с новым подходом внутри социально-экономического механизма "спрос-предложение", а это означает сесть за стол переговоров. К примеру. Мы хотим, чтобы на смену меху пришли этичные материалы. В меховой индустрии на разных уровнях задействованы специалисты - технологи (разработка материалов, тканей), модельеры (законодатели моды), известные модели, звёзды и т.д., способные в корне изменить весь процесс, если их суметь заинтересовать. То же самое с опытами. Можно до изнеможения скандировать "опыты- это жестоко", красть и пристраивать из вивариев подопытных животных, но это будет всего лишь борьбой со следствием, до тех пор, пока на министерском уровне кто-то не внедрит альтернативы, т.е. сядет за стол переговоров.

Смелость, в понимании павловского круга, заключается не в том, чтобы прийти на акцию в масках, привлекая к себе внимание, а чтобы умно и тонко добиваться цели при сильнейшем сопротивлении традиционной морали.

Посвящается Павловой Татьяне Николаевне

21 августа прошлого года на 77 году ушла из жизни основоположник российского движения за права животных, создатель первого после революции вегетарианского общества, руководитель Центра этичного отношения к животным Павлова Татьяна Николаевна.

Я не буду сегодня говорить о достижениях Павловой, деятельность которой повлекла за собой существенные реформы во всех сферах использования животных в России. Это тема отдельного, значительного по времени разговора, который мне хотелось бы приурочить к моменту выхода фильма о ней. Сегодня я впервые хочу заострить внимание на её методах работы, стратегии и тактике, обусловившими успех не только при её жизни, но и после её смерти, поскольку наша организация - Центр "Вита" - создалась на базе её организации и продолжает начатое Павловой дело.

Мне посчастливилось работать с Татьяной Николаевной много лет, и я не перестаю восхищаться её уровнем работы, её неповторимостью. Таким людям не мешают время и пространство, они находятся вне эпох, режимов и т.д. Павлова обладала уникальной способностью, находясь в рамках традиционной системы, не просто пробиться к сердцам людей, но и вовлечь саму систему работать на продвижение идей сострадания ко всему живому - идей, в которых она видела будущее человечества.

Она владела редким даром убеждения и авторитетности, заставляя прислушиваться к себе самых закостенелых чиновников, открывая двери любых министерств и проходя сквозь многоуровневые кордоны цензуры. Для меня до сих пор остаётся загадкой, как ей удалось претворять в жизнь идеи, опережавшие эпоху по своей радикальности на десятки лет, ведь она начинала в конце шестидесятых! Сегодня, когда сотрудники нашей организации закончили работу по изучению архивов Павловой, ощущение остаётся такое, что на её месте работало целое министерство с сотней штатных сотрудников.

Вокруг неё объединялись люди глубоко идейные, решавшие посвятить всю свою жизнь борьбе за освобождение животных. Самое удивительное, что современное поколение борцов за права животных, цитирующих Павлову на различных сайтах и воспитанное на её передачах и книгах, о ней вообще не слышало. Этот факт вызвал у меня большое чувство горечи, но затем я поняла: так и должно быть, в этом и была вся Павлова, перевернувшая сознание целой эпохи, но оставшаяся при этом незамеченной.

Её часто упрекали в том, что она работала практически в одиночку и не нарастила "массу". Я же хочу на это сказать, что путь первооткрывателя-стратега сродни пути эквилибриста: с грузом балансировать очень сложно, двадцать человек не смогут единовременно пройти по канату, одна "осечка" - и всё полетит в никуда.

Павловская школа борьбы за права животных, отличавшаяся глубиной подхода, жёсткостью принципов и чёткой философией, в противовес бессистемной и поверхностной практике под общим девизом "Давайте соберёмся, заодно и листовочки пораздаём", характеризовалась следующими чертами:

  1. Чёткая цель и приоритеты
  2. Самый эффективный путь - достигнуть вершины сознания
  3. Глобальность в противовес локальности
  4. Изменяя себя, изменяем общество
  5. Сознание людей - двигатель общественного прогресса
  6. Знание законов общества
  7. Максимализм исключён
  8. Искусство дипломатии
  9. Противление зомбическому подходу
  10. Эффективное использование времени и большая работоспособность

Чёткая цель и приоритеты

Вегетарианцев павловской "закалки" объединяли чёткое мировоззрение, философия, противопоставленная антропоцентризму. Абсолютное бесправие животных в сопоставлении с относительным бесправием даже самых незащищенных категорий людей (инвалиды, пенсионеры, нацменьшинства и др.) определяло приоритеты борьбы и стремление защищать самых обездоленных. Понятно, что невозможность прилюдно выказать свою сексориентацию или добиться двойного увеличения пенсии - это проблемы несколько иного порядка, нежели каждодневные пытки и умерщвление миллионов живых существ на бойнях, зверофермах или в вивариях. Как говорил на эту тему Пол Маккартни: "если бы к вам относились как к мясу, мы бы защищали и вас".

Павлова добилась значительных успехов на своём поприще, прежде всего, потому, что в её среде никогда не было явления "распыления", когда человек пребывал в иллюзии помощи сразу всем, хватаясь одновременно за проблему животных, фашизма, политзаключенных, АЭС, абортов, лесных пожаров и т д. Естественно, что любой экстенсивный путь ("вширь" - за счёт большего охвата) по сравнению с интенсивным ("вглубь") всегда предполагает поверхностность и крайне низкую эффективность. Качество такой "помощи", измеряемой в сознании людей "клипового" мышления количеством посещённых акций, на мой взгляд, очень хорошо отражено в мультике, где алчный персонаж пытался из одного куска материи скроить себе как можно больше шапок, которые в результате получились размером с напёрсток.

Философия павловского круга заключалась именно в том, что корни человеческих проблем лежат в искажённом антропоцентрическом сознании, рождающем дальнейшие аномалии по всем направлениям. Внутри такого общества всегда будет социальное неравенство, терроризм, фашизм и т.д., поскольку оно раздираемо главным внутренним противоречием: человек стремится к благополучию, которое он обустроил на чужих костях, за счёт порабощения всей планеты. Быть тираном и одновременно проповедовать идеи любви, добра, заботы на фоне не прекращающих свою работу концлагерей для животных, невозможно. Невозможно по причине самой природы сострадания, которое не может быть узконаправленным, поскольку сострадание - это способность ставить себя на место другого существа. Овладев этим качеством, человек не может в одних ситуациях уметь чувствовать, а в других - закрыться.

Ребёнок, появившись в этом мире, сразу же сталкивается с этим противоречием и диссонансом. Чтобы принять эту искажённую модель мира с двойным стандартом, надо или убедить себя в разности мировосприятия (животные не так чувствуют боль, у них меньшие потребности, они нуждаются в меньших благах и т.д. и т.п.) или утвердиться в дискриминационном подходе: "да, их жизнь жестока, но, как говорится, "каждому своё". И как только такая мысль утвердилась в сознании - это, например, и есть корень фашизма. А поскольку вся система ценностей общества начинает выстраиваться от отношения к самым беззащитным его членам, то, сосредотачивая внимание на базовом изменении сознания, можно самым прямым образом прийти к изменению взаимоотношений и в человеческом обществе.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; просмотров: 81; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.224.133.198 (0.008 с.)