ТОП 10:

Револьверы, как и автоматические пистолеты, выпускаются всевозможных калибров и моделей.



Особо рекомендуем калибр 38 Special и 357 Magnum. 38 Special состоит на вооружении почти всех полицейских подразделений. Эти пистолеты мало весят, кучно бьют, имеются компактные модели, которые легко спрятать. Если у вас такой пистолет, пользуйтесь патронами с полыми остроконечными пулями, такими как Speer DWM (146 гран) или Super Vel (110 гран). Полая остроконечная пуля, поражая цель, разрывается на осколки, что помогает сразить противника наповал даже при неудачном попадании. Самые популярные пистолеты калибра 38 Special производит «Смит и Вессон». Всеобщей любимицей стала модель Charter Arms. Очень мощное оружие — 357 Magnum. Оно сохраняет убойную силу через стену[314] и даже через толстую дверь на расстоянии в 20 ярдов.[315] Для «магнума» выпускаются специальные патроны, но и 38-й калибр к нему тоже подходит. Оба пистолета стоят примерно одинаково — от 75–100 долларов за новую пушку. Полностью автоматический пистолет стоит на 25 долларов дороже.

Винтовки Ружья можно достать двух типов: магазинные, перезаряжаемые с помощью затвора и полуавтоматические (самозарядные). С воинских складов распродаются устаревшие магазинные винтовки. Они дешево стоят и точно бьют, но скорострельность у них куда ниже, чем у полуавтоматического оружия. Полуавтоматическая винтовка в любом случае предпочтительнее. Карабин М-1 — пожалуй, лучшее полуавтоматическое оружие из всего, что можно купить (около 80 долларов). Он легкий, короткий, простой в обращении. Единственный недостаток — маломощный патрон. Что касается неавтоматических магазинных винтовок, то всего за 20 долларов можно сделать такие удачные приобретения, как Springfield, Mauser, Royal Enfield, русская винтовка калибра 7.62,[316] а также опробованная в деле Ли Харви Освальдом[317] Mannlicher-Carcano. Среди полуавтоматических винтовок одна из лучших — AR-18, это модифицированная для нужд гражданского населения версия военной винтовки М-16.[318] В целом это фантастическое оружие с высокой скорострельностью и кучностью стрельбы, малой отдачей, малого веса и простое в эксплуатации. Если винтовку чистить и смазывать, то она почти не дает осечек. Ее убойная сила приятно удивит владельца. И все это примерно за 225 долларов.

Дробовики Гладкоствольный дробовик — идеальное оружие для самообороны. Это наилучшее средство, чтобы избавиться от банды озверевших свынюк или отбиться от собирающихся линчевать вас гопников.[319] С ним не требуется быть метким стрелком: дробовик стреляет пригоршней мелких свинцовых дробинок, разлетающихся веером с большой площадью поражения. Существуют пневматические[320] и полуавтоматические дробовики. Однозарядные и двуствольные ружья недостаточно скорострельны для самообороны. Пневматические ружья просты в обращении и надежны. В расположенном под стволом магазине находится до пяти патронов. Для самообороны лучше всего применять дробь «нулевого» калибра.[321] Дробовики выпускаются под разные патроны, но мы советуем брать самый большой, двенадцатый. Превосходное ружье — Mossberg модели 500 А стоимостью около 90 долларов. При покупке выбирайте ружье с самым коротким стволом (минимальная разрешенная законом длина-18 дюймов). Более длинные стволы можно обрезать. Чем короче ствол, тем больше площадь поражения. Полуавтоматический дробовик не слишком хорош для самообороны, так как обычно у него не более трех патронов. При некотором навыке и сноровке вы можете достичь в стрельбе из пневматического ружья почти такой же скорострельности, как и из полуавтоматического дробовика, а стоят они намного дешевле.

В продаже есть еще множество другого качественного оружия, и надо разбираться, какое оружие лучше всего подходит для конкретной ситуации. Для этого не побрезгуйте вкратце ознакомиться с брошюрками об оружии, распространяющимися ультраправыми экстремистами.

Прочее оружие Если поблизости есть военная база,[322] то не составит труда заполучить гранатомет М-79. Эта штука вроде огромного дробовика является едва ли не лучшим оружием для самообороны всех времен и народов. Надо просто подкатиться с осторожными намеками к солдатам с волосами подлиннее.[323]

Начальная военная подготовка Если вы не умеете обращаться с ружьем, само по себе оно — всего лишь дубинка. При выстреле стоит такой грохот, что практиковаться в стрельбе по месту жительства нет никакой возможности. (Это не относится к помповым «воздушкам», которые, кстати, хороши для тренировки в перерывах между настоящими стрельбищами.) Найдите приятеля, отслужившего в армии, увлекающегося охотой или занимающегося спортивной стрельбой, и попросите его преподать вам основы безопасного обращения с оружием. Если вы старше 18, то вы имеете право посещать для занятий местное стрельбище.[324] Найдите в «Желтых страницах» телефон, позвоните и узнайте, предоставляют ли они услуги инструктора. Обычно это достаточно дешево. За час вы постигнете необходимые основы обращения с оружием, а остальное — дело практики, практики и еще раз практики — как в вестернах. Свяжитесь с Национальной стрелковой ассоциацией[325] и попросите проконсультировать вас насчет организации стрелкового клуба. Если вы сможете организовать такой клуб, вы получите скидки при покупке оружия, льготы при пользовании стрельбищами и новейшую информацию обо всем, что касается оружия.

Идеальное стрельбище — это уединенное местечко за городом. Установите мишени. Неплохая мысль — надуть воздушные шарики и привязать их к деревяшкам. Затем вы спускаетесь вниз по течению ручья или речушки, а ваш товарищ пускает по воде деревяшки с шариками. Несясь по течению, они имитируют атакующего врага и представляют собой отличную движущуюся мишень. Примите меры предосторожности против рикошета. Все присутствующие должны находиться только позади вас. Движущиеся цели также можно смастерить, прикрепив их к бельевой веревке, переброшенной через два вращающихся блока.

Законодательство о праве владения оружие Если вы решили обзавестись оружием, изучите местные законы. Существуют федеральные законы, регулирующие обладание оружием, но они обычно мягче местных актов и постановлений. Если есть сомнения, переведите 75 центов в Управление государственных типографий США — и вам вышлют справочник под названием «Законодательные акты: Огнестрельное оружие». Там вы найдете последние акты и постановления по всем штатам. Во многих штатах вы можете по дешевке купить в магазине либо у частного лица винтовку или дробовик, если вам уже исполнилось 18 лет. Пистолет можно купить начиная с 21 года, но для ношения скрытого под одеждой или в автомашине пистолета требуется дополнительное разрешение.[326] Такое разрешение дают только тем, кто принадлежит к истеблишменту. Зато вы можете хранить пистолет дома. Почти везде запрещено передвигаться с заряженным оружием любого типа. Но если вы запали на настоящее оружие, то уже ни за что больше не возьметесь за духовое ружье, стреляющее горохом.

ПОДПОЛЬЕ

Амеррейх — всего лишь один из многих латиноамериканских диктаторских режимов. Если есть сомнения — попытайтесь провести в родном штате рок-фестиваль, переночевать летом на пляже или надеть рубаху, сшитую из флага. Расспросите черных, каково жить в расистском обществе, и вы почувствуете, какое будущее может ожидать нас всех. Но чем сильнее репрессии, тем больше отпетых революционеров-подпольщиков, легкими тенями снующих вокруг по ночам, а потом весь день напролет занимающихся любовью — таких же отчаянных, как наши южные товарищи «Тупамарос». Громкие политические процессы проходят, только когда поймают кого-то из самых-самых. Увы, слишком многих братишек и сестренок просто втихомолку бросают в тюрьмы и держат там неопределенное время[327] — а все из-за того, что они наивно верят в судебную систему. Напротив, все больше наших предпочитает скрываться от неправосудия: Бернадин Дорн, Рэп Браун,[328] Марк Радд, сотни других. Иные, как Анджела Дэвис, отец Берриган, Пан Пламондон, были схвачены и брошены за решетку, но большинство свободно перемещается и активно борются во чреве Системы, причиняя власть имущим несварение желудка. Поскольку они образуют самодостаточные ячейки, поймать их нелегко. Придется ФБР заводить список Тысячи наиболее опасных преступников в розыске.[329] На наших героев будут охотиться, как на диких зверей в джунглях. Любой, кто их выдает, — предатель.

А теперь скажи-ка, мой друг и читатель, что ты будешь делать, если Рэп или Бернадин позвонят тебе и попросятся переночевать? Если братья Армстронги завалят к тебе на флэт глотнуть кислоты[330] или Кэти Бодин[331] понадобятся деньги, чтобы оторваться от преследователей? Вся молодежная культура, все, кто втихомолку ухмыляется, слыша, как президент Агню и генерал Митчел[332] упоминают «растущее число революционеров с завиральными идеями», все, кто желает победы Вьетконга, кто сопереживает «Тупамарос», кто хотел бы пожать руку участникам греческого сопротивления,[333] кто говорит «Поделом», когда в черном гетто пристрелят свынюку, — все мы обязаны поддерживать подполье. Они — авангард нашей революции и в каком-то смысле эта книга посвящена их мужеству.

Увидишь на стене портрет разыскиваемого подпольщика — сорви и повесь у себя дома (но будь осторожен: это противозаконно). Пускай ФБР бесплатно печатает для нас постеры. Так держать, ФБР! А ты отпечатай портреты военных преступников из Вашингтона и стукачей (но тут надо быть абсолютно уверенным) и приклей на освободившееся место. Поскольку ребята из подполья свободно ходят среди нас, изменив внешность, если ты кого-то из них узнал, не подавай виду. Когда они посчитают нужным, то подойдут к тебе первыми. Если ты активно участвуешь в легальной борьбе, то велика вероятность того, что за тобой следят или прослушивают разговоры, то есть ты «засвечен», и вступать в контакт с подпольщиком — безрассудство. Отсиживаться в подполье бессмысленно, если нет разветвленного сообщества, ставящего политические цели. Те, кто ведет легальную борьбу, своей деятельностью демонстрируют солидарность с подпольщиками. Если ФБР или местный отдел полиции по борьбе с подрывной деятельностью задает слишком много вопросов о конкретном подпольщике, об этом надо всех оповестить. Позвони в вашу альтернативную газету или сделай заявление на большой манифестации Движения или рок-фестивале: слух обязательно дойдет до тех, кого надо предупредить.

Если ты вынужден уйти в подполье, не думай, что надо непременно вступить в прославленную группу вроде «Уэзерменов». Если вы скрылись вместе с несколькими близкими друзьями, держитесь вместе — вот вам и группа. Установите контакты с легальным пиплом из тех, кому можно полностью доверять, но чтобы при этом они не были слишком на виду у властей.

Следует сменить город, перебравшись в другое место, где тебя мало знают и меньше ищут. Надо изменить внешность.[334] Насколько — это уже зависит от тяжести обвинений и рвения сыскных органов. Но от внешних признаков принадлежности к молодежной культуре[335] за редкими исключениями можно не отказываться. Даже сам Дж. Эдгар Чудило[336] признал, что наша культура — наша главная защита. Чтобы внедриться в молодежную культуру, надо быть одним из нас. Агенту ФБР сравнительно просто изучить и сымитировать идеологические клише организации со строгой дисциплиной. Но органично войти в культуру можно, лишь изменив образ жизни. Типичный агент всегда будет выглядеть среди нас как Джимми Стюарт в племени апачей.

По рядовым делам власти не устраивают тотальной облавы на беглецов. Поэтому попадаются, как правило, на мелких правонарушениях, а поскольку при этом принято снимать отпечатки пальцев, то тут их и опознают. А значит, укрывающимся от ареста следует иметь хорошо сделанное удостоверение личности, не допускать превышения скорости, не околачиваться с видом праздношатающегося и — боже упаси — не иметь при себе оружия или справочник сапера. Неплохо бы всегда иметь при себе долларов 100 наличными.[337] Даже если тебя арестуют за незначительный проступок, можно внести залог до разбирательства и слинять прежде, чем начнут снимать отпечатки и наводить справки.

А вот если тебя внесли в почетный список «Десяти наиболее опасных преступников», значит, ФБР начинает настоящую охоту. К тому же это признак того, что они напали на след и уверены, что вскоре тебя повяжут на глазах корреспондентов. «Список» — это пиаровский ход, придуманный Пупером[338] — или как там его зовут? — чтобы показать, какие первоклассные ищейки служат в ФБР, и подкрепить всю эту голливудскую туфту о проницательных суперменах. В жизни же большинство агентов ФБР — исполнительные южане, в колледже специализировавшиеся на бухучете и тому подобных тонких творческих материях. Как только ты попал в «Список», уходи в самое глубокое подполье. На некоторое время лучше вообще прекратить любую деятельность. Но облава продолжается лишь до тех пор, пока ты — новость дня и о тебе трубят журналюги. Придется несколько месяцев пересидеть тихо, еще раз сменить внешность, документы и свести круг общения к минимуму. ФБР работает на публику; как только СМИ потеряют к тебе интерес, можно расслабиться и вернуться к делу.

Удостоверения личности На хорошем оборудовании фотограф-любитель или художник-график могут изготовить такое удостоверение личности,[339] что не стыдно и предъявить. Возьми настоящее удостоверение и очень аккуратно заклей имя, адрес и подпись совпадающими по цвету полосками бумаги. Сфотографируй документ под ярким верхним освещением, чтобы не было теней, либо сними копию на ксероксе. Бумага по цвету и плотности должна быть как можно ближе к оригиналу. Если документ выдается властями города или штата, например, водительские права или свидетельство о рождении, выбирай штат подальше от места, где находишься. Подделывать данные надо осмысленно: даты выдачи и рождения, города и другие данные часто влияют на номер и серию. Вычислить зависимость несложно, если изучить несколько подлинных документов. Почти все удостоверения заполняются на электрических печатных машинках IBM Selectric со сменным шрифтом, причем для каждого вида документов шрифт свой. Подобрать точно такой же шрифт, каким пользуются в госучреждениях, можно, купив за 20 долларов сменный носитель шрифта, а установка занимает 5 секунд. Отпечатав документ, поставь свою подпись и обрежь карточку до нужного размера. Документ осталось слегка испачкать и помять, чтобы не смотрелся чересчур новым.

Набор документов можно получить у близкого друга, похожего на вас по приметам. Другу не составит труда получить дубликаты. В любом случае желательно на основе фальшивых документов получить настоящие.[340] В некоторых штатах получить права или регистрационную карточку избирателя проще простого. Еще легче обзавестись читательским билетом какой-нибудь библиотеки и другими «вспомогательными» удостоверениями. Не пытайся получить паспорт,[341] если только твердо не решил свалить из страны. Тогда у агентств[342] будет меньше времени на проверку информации, а тебе не придется опять менять внешность, чтобы выглядеть, как на фото. Но если ты собираешься устроить что-нибудь такое, после чего разыскивать тебя станут активнее, то лучше получить паспорт заранее.

Целесообразно иметь два комплекта документов на разные лица, если вдруг одним из имен станет опасно пользоваться. Но ни в коем случае нельзя иметь при себе оба сразу. Если почувствовал, что тебе угрожает арест и надо уходить в подполье, заранее подготовь все документы и спрячь в надежном месте. Никому не говори о своем новом имени и «легенде».

Прежде чем предъявлять фальшивые документы полиции, банковским служащим и паспортным агентствам, надо потренироваться показывать документы в менее напряженных ситуациях, чтобы выходило естественно. Если поймают, за подделку документов ждет суровое наказание. Чтобы обзавестись документами, есть способы и получше, но раскрывать их в открытой печати не стоит. При некотором воображении ты и сам сообразишь, как уйти от неприятностей. Мозги-то на что?

Общение и связи В подполье, как и в эмиграции, ты жутко одинок, особенно первое время, когда приходится менять привычки. Общение с другими «беглецами» и людьми, живущими легально (пусть это будут немногие, но близкие товарищи), становится психологической потребностью. Это необходимо и для продолжения революционной борьбы и называется «связью». Если ты выходишь с кем-нибудь на связь или же кто-то устанавливает контакт с тобой, проявляй безупречное хладнокровие. Не горячись, не спеши тут же встретиться. Никаких телефонных разговоров! Если нет другого выхода, пользуйся автоматами. Связной должен в определенное время зайти в условленную будку. Заранее зная номер этого таксофона, ты звонишь туда с другого автомата. Система связи через автоматы надежнее приспособлений, блокирующих прослушивание или искажающих голос. И все равно: автоматы, по которым, как подозревает полиция, ведутся тайные разговоры, тоже прослушиваются.

Разговоры должны быть краткими, а голос следует слегка искажать. Если ты связной, а звонка в условленное время нет — не паникуй. Может быть, вторая будка занята или твой таксофон неисправен (в Нью-Йорке это обычное дело). Разумное время подожди и иди дальше по делам. Придется назначить новый сеанс связи. Личные встречи нельзя проводить в местах, где постоянно собирается люди из Движения или где околачивается много свынюк. Посредники должны присматривать со стороны, нет ли за кем «хвоста». Внимательно посмотри несколько хороших шпионских фильмов, и ты поймешь, как надо действовать.[343] Очень важно, чтобы твои обращения из подполья доходили до множества людей. «Хозяина»[344] это приводит в бешенство, а товарищам по борьбе придает надежду. Главное — чтобы все знали, что ты жив-здоров, в боевом настроении и продолжаешь борьбу. Блестяще устроена система коммуникации у «Уэзерменов». Составь список адресов, на случай обыска его надо хранить в недоступном месте. Можно разработать разветвленную систему посреднической пересылки, помещая маленькие конверты (осторожно, не оставляйте отпечатки пальцев!) внутри больших и посылая их надежным связным, которые отправят их дальше, тем самым сбив полицию со следа. Помимо сообщений и обращений, написанных от руки или напечатанных на машинке, есть еще множество других способов коммуникации. Для этого отлично подходят магнитофонные записи, но еще лучше — видеокассеты. Вы можете надеть маски, для большего эффекта использовать самые эксцентричные театральные приемы, а потом разослать кассеты на телеканалы.[345] Ты можешь рискнуть и дать интервью репортеру, но это крайне опасно, если не продуман остроумный план для обеспечения твоей неприкосновенности и нет полной уверенности в честном слове журналиста. Не забывай, что ему грозит полгода тюрьмы за неуважение к суду, а то и обвинение в даче ложных показаний, если, признав наличие контактов с тобой, он откажется отвечать на их вопросы.







Последнее изменение этой страницы: 2017-02-21; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.236.38.146 (0.008 с.)