ТОП 10:

Договор о несправедливости и враждебности



 

Курайшиты собрались на территории племени бану кинана в вади аль-Мухассаб и поклялись, что не будут заключать браков и торговых сделок с представителями родов бану хашим и бану ‘Абд аль-мутталиб, не станут встречаться и общаться с ними, заходить в их дома и разговаривать с ними, пока они не выдадут им посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, для расправы. Об этом была составлена грамота, где они записали, что “никогда не заключат с хашимитами перемирия и не проявят к ним сострадания, пока они не выдадут его для казни”. Ибн аль-Каййим пишет: “Сообщается, что эту запись сделал Мансур бин ‘Икрима бин ‘Амир бин Хашим. Сообщается также, что записывал Надр бин аль-Харис, но на самом деле писцом был Багид бин ‘Амир бин Хашим, на которого посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, призвал проклятие, в результате чего его рука была парализована”.[322]

После заключения этого договора текст его повесили внутри Каабы, а все верующие и неверующие члены родов бану хашим и бану ‘Абд аль-мутталиб за исключением Абу Ляхаба отделились и сконцентрировались в квартале, где жил Абу Талиб, что произошло в первую ночь месяца мухаррам седьмого года с начала пророчества.

Три года в квартале Абу Талиба

 

После этого они были плотно блокированы в этом квартале. Все возможные пути доставки продовольствия и всего необходимого были перекрыты, так как многобожники скупали все доставлявшиеся в Мекку продукты, вследствие чего положение их дошло до крайности и они были вынуждены употреблять в пищу древесные листья и кожу животных, а со стороны того места, где они находились, слышались голоса страдавших от голода женщин и детей. Все попадавшее туда съестное доставлялось только тайно, сами же они покидали место своего пребывания для закупок всего необходимого исключительно в запретные месяцы и покупали еду лишь у купцов, доставлявших съестные припасы караванами из-за пределов Мекки, однако мекканцы предлагали за это больше денег, и зачастую хашимиты ничего не могли купить.

Время от времени Хаким бин Хизам доставлял пшеницу своей тетке Хадидже, да будет доволен ею Аллах. Однажды путь ему преградил Абу Джахль, который хотел ему помешать, и только вмешательство Абу-ль-Бухтури позволило ему все же выполнить задуманное.

Абу Талиб боялся за жизнь посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и когда люди укладывались спать, он приказывал ему ложиться на свою постель, чтобы это видели те, кто хотел его убить; когда же все засыпали, он приказывал кому-нибудь из своих сыновей, братьев или племянников ложиться на постель вместо посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, а его отсылал на другое место.

Кроме того, посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и другие мусульмане покидали свой лагерь в периоды паломничества, встречаясь с людьми и призывая их к исламу, а о том, что в это время делал Абу Ляхаб, мы уже сообщали ранее.

Расторжение договора

 

В подобном положении все они прожили целых три года, но в месяце мухаррам[323] десятого года от начала пророчества вышеупомянутый договор был расторгнут, так как среди курайшитов были и одобрявшие, и неодобрявшие его, и недовольные им добивались его расторжения.

Этим занялся Хишам бин ‘Амр из рода бин ‘Амир бин луайй, который тайно доставлял хашимитам еду по ночам. Он пошел к Зухайру бин Абу Умаййе аль-Махзуми, сыну Атики бинт ‘Абд аль-Мутталиб[324], и сказал: “О Зухайр, приятно ли тебе есть и пить, в то время как братья твоей матери находятся в том положении, которое тебе известно?” Зухайр воскликнул: “Горе тебе, а что я могу сделать в одиночку? Клянусь Аллахом, будь со мной еще кто-нибудь, я бы обязательно расторг этот договор!” Хишам сказал: “Я уже нашел такого человека”. Он спросил: “Кто же это?” Хишам сказал: “Я”. Тогда Зухайр сказал ему: “Поищи для нас третьего”.

После этого Хашим пошел к аль-Мут‘иму бин ‘Ади, напомнил ему о родственниках из родов бану хашим и бану ‘Абд аль-мутталиб, члены которых также являлись потомками ‘Абд Манафа, и стал порицать его за то, что он поддерживает курайшитов, творящих подобные несправедливости. Аль-Мут‘им воскликнул: “Горе тебе, что же я могу сделать? Я ведь один!” Хишам сказал: “Я уже нашел второго”. Аль-Мут‘им спросил: “Кто же это?” Хашим сказал: “Я”. Аль-Мут‘им сказал: “Поищи для нас третьего”. Хашим сказал: “Я уже сделал это”. Аль-Мут‘им спросил: “Кто он?” Хашим сказал: “Зухайр бин Абу Умаййа”, и тогда аль-Мут‘им сказал: “Поищи для нас четвертого”.

Тогда Хашим пошел к Абу-ль-Бухтури бин Хишаму и сказал ему примерно то же, что говорил аль-Мут‘иму. Абу-ль-Бухтури спросил: “А может ли кто-нибудь помочь в этом?” Хашим сказал: “Да”. Абу-ль-Бухтури спросил: “Кто же?” Хашим сказал: “Зухайр бин Умаййа, аль-Мут‘им бин ‘Ади и я будем вместе с тобой”, – и тогда Абу-ль-Бухтури сказал: “Поищи для нас пятого”.

После этого Хашим пошел к Зам‘е бин аль-Асваду бин аль-Мутталибу бин Асаду, поговорил с ним, напомнил ему о его родственниках и их правах, и тот спросил его: “А поможет ли кто-нибудь в том, к чему ты меня призываешь?” Хашим сказал: “Да” и перечислил ему всех остальных, после чего все они встретились у горы аль-Хаджун и договорились, что будут добиваться расторжения договора, а Зухайр сказал: “Я первым заговорю с ними”.

Наутро они пошли к месту собраний курайшитов. Вместе с ними был и одевший красивую одежду Зухайр, который семь раз обошел вокруг Каабы, а потом подошел к людям и сказал: “О жители Мекки, неужели мы будем продолжать есть свою еду и носить свои одежды, а хашимиты станут погибать, не имея возможности ничего ни продать, ни купить? Клянусь Аллахом, я не сяду, пока этот несправедливый договор не будет разорван на куски!”

Абу Джахль, стоявший ближе к Каабе, воскликнул: “Этого не будет, клянусь Аллахом, его никогда не разорвут!” На это Зам‘а бин аль-Асвад сказал: “Клянусь Аллахом, ты еще больший лжец! Нам этот договор не нравился уже при его заключении!” Абу-ль-Бухтури сказал: “Зам‘а говорит правду, нам не нравится то, что там написано, и мы не признаем этого!”

Аль-Мут‘им бин ‘Ади сказал: “Оба вы правы, а тот, кто говорит другое, лжет! Мы обращаемся к Аллаху и отрекаемся от этого договора и от того, что в нем записано!” – и нечто подобное сказал Хишам бин ‘Амр. Тогда Абу Джахль сказал: “Это дело было решено ночью и о нем договаривались не здесь!»

В это время Абу Талиб сидел неподалеку от Каабы. Он пришел туда только потому, что Аллах известил Своего посланника, да благословит его Аллах и приветствует, о том, что Он наслал на этот договор термитов, съевших в нем все имевшее отношение к разрыву родственных связей, несправедливости и притеснениям, после чего там остались только упоминания о Всемогущем и Великом Аллахе. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сообщил об этом своему дяде, а тот пошел к курайшитам и сказал им, что его племянник сказал то-то и то-то, добавив, что готов выдать им его, если он говорит неправду, в противном же случае они должны были отказаться от разрыва связей и притеснений, и курайшиты сказали: “Твои слова справедливы”.

А после их разговора с Абу Джахлем аль-Мут‘им направился к тому месту, где был подвешен этот договор, чтобы разорвать его, но увидел, что термиты уже все съели, кроме слов “С именем Твоим, о Аллах!” Таким образом, там не осталось ничего, кроме имени Аллаха, которое они не тронули.

Так был расторгнут этот договор, после чего посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и люди, находившиеся вместе с ним, получили возможность покинуть свое убежище, а многобожники увидели одно из великих знамений пророчества, однако были они таковы, как сказал о них Аллах Всевышний: « … но когда видят они любое знамение, то отворачиваются и говорят: “Колдовство непрерывное!”»(“Луна”, 2) Курайшиты отвернулись и от этого знамения, а неверие их только усилилось.[325]







Последнее изменение этой страницы: 2017-01-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.227.250 (0.004 с.)