ТОП 10:

СЕКЬЮРИТИ ПРОТИВ СНАЙПЕРА (ВОСПРОИЗВЕДЕНИЕ СОБЫТИЯ)



 

В том же городе Б. черный лимузин останавливается возле офиса. В сопровождении охраны босс выходит из машины и заходит в подъезд. Эту сцену наблюдают штатский и мужчина средних лет в пятнистой форме.

ВОЕННЫЙ: Босса может снять снайпер. Вот смотри, машина каждый раз останавливается в одном и том же месте. Боссу открывают дверцу, и он, выходя из машины, вынужден пройти по прямой метр-полтора, ограниченный полуоткрытой дверцей и самой машиной. После чего босс идет по прямой метров десять к дверям офиса. Для снайпера это очень удобно.

ШТАТСКИЙ: Ну и что? Теперь будем ставить машину в разных местах;

ВОЕННЫЙ. Особенность этого момента в том, что, как бы ни ставили машину, сопряжение направления выхода из нее всегда будет в створе с направлением захода в двери, практически десять метров шеф все время будет двигаться по прямой с незначительными отклонениями в стороны, независимо от того, пойдет он из машины прямо в дверь или будет огибать машину после выхода из нее

Подгоняют машину, экспериментируют, получается так, как сказал военный.

ШТАТСКИЙ: Шефа закрывает охрана со всех сторон, и он в бронежилете;

ВОЕННЫЙ: От снайпера не спасет ни охрана, ни бронежилет. С боков его закрывают, а сверху он открыт полностью. Вот смотри, как нарочно, и дом высотный на линии этих десяти метров. И в нем я вижу несколько точек для стрельбы. А вот и оперативное прикрытие для снайпера. (Возле подъезда высотного дома сидят на скамейке двое парней и курят.) И транспорт их стоит - легковая машина, в меру помятая, чтобы внимания не привлекать, и номер грязью забрызган. Винтовка наверняка уже на позиции^ и они это все охраняют.

ШТАТСКИЙ: И верно, этих ребят я здесь раньше не видел, и машины этой тоже. Что предлагаешь?

ВОЕННЫЙ: Они наверняка пронаблюдали за шефом и знают, что он выйдет утром, как всегда в 9.30. Начнем перед рассветом.

Утро. На часах 9.00. К подъезду высотного дома подходит собранный мужчина в дымчатых очках. Проходит мимо зевающих молодых людей, поднимается в лифте. Подходит к вентиляционной отдушине, из тайника извлекает винтовку, ложится, прикидывает изготовку. Сзади ему на шею наступает тяжелый армейский ботинок. Другой ботинок наступает на винтовку. Заламывают руки, надевают наручники. Возле подъезда парней из оперативного прикрытия валят встречными приемами, сажают в полицейскую машину. Все обошлось без стрельбы. Лучшая операция - все-таки бескровная.

Это редкий случай, когда все обошлось благополучно и без стрельбы. От снайпера-виртуоза, как правило, спасенья нет. В пятидесятых годах в Европе произошел нашумевший случай, когда неизвестный снайпер застрелил известного бизнесмена на ходу, в бронированной машине с бронированными стеклами. Боссу стало жарко, и он открыл косую боковую форточку - такие были на старых машинах. Небольшой щели оказалось достаточно, чтобы снайпер "подловил" момент на повороте дороги и достал "клиента" на ходу в голову. Судя по результату выстрела и условиям, в которых он был сделан, это был действительно настоящий снайпер. Снайпер, застреливший американского президента Джона Кеннеди на дистанции не более 200 метров и стрелявший по машине, едущей со скоростью бегущего человека, не был стрелком высокого класса.

Поэтому охране следует поменьше зевать и почаще профилактировать места, откуда босса могут достать горячей пулей. Поиск и выявление этих позиций проводятся аналогично контрснайперским мероприятиям, проводимым в уличных боях (см. ранее). Снайпер коварен, он не обязательно может стрелять с чердака или окна напротив (которые секьюрити и так обязаны контролировать постоянно). Снайпер может стрелять из подвальных щелей и даже из мусорной кучи. Поверьте, у него хватит терпения сидеть в ней столько, сколько надо. Наивно полагать, что босса может защитить бронированный корпус машины. Уже неоднократно стрелки, засевшие в подвальных окнах на другой стороне улицы или площади, стреляли по ногам шефа через пространство под днищем его лимузина, дождавшись момента, когда он при выходе встанет на ноги. А потом стреляли по самому шефу, когда он падал, - тоже через пространство под днищем. И чем длиннее лимузин, тем лучше у снайперов это получается. Поэтому перед выходом охраняемого лица из машины вывешивается коврик - от днища и до асфальта.

Бывают и другие варианты. Не так давно в газетах описывали такой случай: когда босс вышел из машины, окруженный плотным кольцом телохранителей, откуда-то бросили гранату Ф-1 с диким воплем "ложись!". Секьюрити повалили шефа на землю. И согласно инструкции, легли с боков от него. Все ждали, когда граната сработает. Но она была без запала и так и не взорвалась, а все присутствующие ждали взрыва и на всякий случай не поднимались и сверху представляли собой превосходные открытые цели, лежащие на асфальте. Неизвестный стрелок (из-за близости дистанции стрельбы он не "тянул" на звание снайпера) сверху расстрелял босса, как в тире.

Как показывает мировая статистика, в обороне секьюрити от снайпера оголенных мест более чем достаточно. Телохранители - большей частью рукопашники и стреляют неважно. Профилактировать работу снайпера-террориста по охраняемому лицу можно только встречными усилиями грамотного снайпера, искушенного в снайперских и контрснайперских хитростях. Стрелять при этом по террористу не обязательно. Стрелка-террориста можно все время "оставлять с носом" и нейтрализовать тактическим направлением событий. В поисках новых методов, способов и позиций для стрельбы снайпер-террорист обязательно проявится. При смене обстоятельств всегда будет замечен один и тот же человек и одни и те же совпадения в изменении обстановки. За развитием событий надо внимательно наблюдать тренированным взглядом. И в таком случае обезвредить снайпера можно путем силового захвата. Лучшая операция - все-таки бескровная.

Охрана босса должна внимательно осматривать прилегающую зону ответственности и обращать внимание на свободно колышущиеся на ветру ленточки, тряпочки, женские капроновые чулки и прочее, что может служить флюгером для снайпера. Если что-то подобное болтается на дереве или ветвях кустарника, должен возникать естественный вопрос: зачем оно здесь висит, если оно должно по логике вещей лежать? Следует обращать внимание на появление свежих выщербин на стенах домов по маршруту следования босса - это может быть след от пристрелки снайпера по ориентирам. Следует обращать внимание на громко работающие механизмы в зоне ответственности и на время их включения и выключения - они могут заглушить снайперский выстрел лучше любого глушителя. В городе В. босс, выйдя из машины, в кольце охраны поднимался по лестнице к двери офиса. Поднимался! Часть охранников оказалась выше его, а часть ниже. Он оказался открытым на три секунды, и этого было достаточно, чтобы до сих пор неизвестный стрелок из малокалиберной винтовки аккуратно положил ему пулю в затылок. Рядом, в 150 метрах, работал экскаватор, и выстрела никто не слышал. Позднее оперативно-криминалистическая группа, прибывшая на место происшествия, обнаружила в 15 метрах от места подогрела висящую на дереве грязную строительную рукавицу, пробитую двумя пулями, одну из которых извлекли из ствола этого дерева при его распиливании. Как показали свидетели, эта рукавица висела на дереве несколько дней и на нее никто не обращал внимания. Даже сыщики поначалу чесали в затылках - на кой черт это было нужно? Для знающего человека совершенно очевидно, что неизвестный стрелок (не особенно высокого класса) таким образом пристреливался по ориентирам конкретного места.

Для профилактики снайперской стрельбы по боссу его охране полезно выявлять и Профилактировать места, в принципе пригодные для оборудования снайперских позиций в конкретной зоне ответственности. Как Профилактировать? В зависимости от обстоятельств накрепко закрываются, замыкаются или заделываются строительным образом подходы на такие выявленные потенциальные позиции. На самих позициях устанавливается аппаратура (лучше емкостная), сигнализирующая о наличии на этой точке постороннего человека. Сами эти потенциальные позиции периодически проверяются и выявляются признаки их посещения. Все щели, подвальные и чердачные окна и прочее в ответственные моменты просвечиваются лазерными целеуказателями под контролем оптических приборов с увеличением 20-кратным и более. Скрытно берутся на учет и контроль все лица, постоянно проживающие или работающие в зоне ответственности, прорабатываются и выявляются их связи и контакты. Обращается особое внимание на поведение и перемещения неизвестных лиц, оказавшихся в зоне ответственности. Добывается информация о "примелькавшихся" людях, не проживающих и не работающих в зоне ответственности. Время от времени изменяется привычный распорядок рабочих событий на охраняемой фирме. При снайперском проявлении мгновенно блокируются пути отхода с известных и ранее разведанных снайперских позиций.

Боссу и его охране нужно быть более осторожными и менее обидчивыми. При попадании чем-нибудь в окно не спешите высовываться и смотреть, что это и кто это кинул. Один очень крутой и обидчивый бизнесмен, твердо уяснивший, что никому ничего нельзя прощать, на такой стук подошел к окну с заряженным "помповиком" и тут же получил пулю в голову.

 

НЕПОСРЕДСТВЕННАЯ ПОДГОТОВКА СНАЙПЕРОВ В ПОДРАЗДЕЛЕНИЯХ

 

Снайперов в действующих частях всегда не хватало, и не везде они были положены по штату. Это происходит потому, что в мирное время, когда составляются штаты, снайперы не нужны. Под штатное расписание выделяются оружие, боеприпасы и время на снайперские занятия (автор не оговорился - именно на занятия, а никак не на тренировки). Автор помнит, как на снайперские стрельбы согласно приказам полагалось 9 (девять) патронов на одну стрельбу. Подробных инструкций, а также тренированного инструкторского состава снайперов в мирное время тоже предусмотрено не было.

Надобность в снайперах резко и внезапно возрастает при ведении боевых кампаний, когда снайперы требуются в больших количествах. Особенно остро это ощущается в горах и городах, где боевые действия сплошь и рядом носят нестандартный характер. Но даже в военное время переделать штатную расстановку не позволяет военно-бюрократический склероз, извечное бедствие Российской Армии.

В современных горячих точках противник опережает федеральные войска тем, что ему, противнику, штатное расписание не нужно. Противник просто раздает снайперские винтовки тем, кто более-менее стреляет получше, и организует обучение снайперов прямо в ходе боевых действий.

Это наш русский метод, которым мы пользовались при обороне Сталинграда и о котором мы же и забыли. В Сталинградской кампании снайпер-профессионал брал в ученики и ассистенты способных стрелков и обучал их без отрыва от боевой работы. Мастера готовили мастеров - тем и спаслись в 1942- 1943 гг. Это уже потом организовали трехмесячные, а затем и восьмимесячные курсы снайперов (это в то страшное военное время!).

Сейчас нет даже такого. Поэтому в современной боевой обстановке снайперов приходится готовить прямо на передовой, отбирая для этого наиболее способных стрелков. Четкой, расписанной и утвержденной начальством программы при этом быть не может. В ход идет бессистемно любая информация, поступающая из любых справочных источников. Жестокая боевая необходимость воплощает полученные знания в практическое применение. При этом из-за отсутствия инструкций упускается и не используется масса полезных практических моментов. Поэтому даже на войне при подготовке снайперов нужно соблюдать определенную последовательность.

Поскольку по штату снайперских винтовок предусмотрено столько, сколько предусмотрено снайперов, а возросшее количество снайперов нужно чем-то вооружать, то в ход идут самые разнообразные винтовки, отечественные и трофейные, абсолютно новые и очень изношенные.

Введение в снайперский промысел начинают с изучения устройства оружия различных систем, принципа его работы, взаимодействия частей и механизмов при выстреле, теории ствола и боеприпасов. Новичку показывают приемы ухода за оружием и его сбережения в практических полевых условиях. В кратчайшее время новичка заставляют освоить правильность работы с оптическим прицелом. И только после этого начинают холостые тренировки из снайперского оружия лежа с наработкой практической устойчивости. Новичка заставляют перебегать и ползать с винтовкой, тренируют его в работе из винтовки с колена и стоя. Используют для этого любую возможность. После того как наработана устойчивость, производят проверку наработанного практической стрельбой. Новичка обязательно обучают стрелять с применением ремня, после чего изучают принципы снайперской баллистики, снайперские баллистические таблицы, введение поправок. Одновременно проходят тренировки на определение дальности до целей. После чего производится первый выстрел через фронт - пристрелка по ориентирам в глубине обороны противника. С этого момента новичка прикрепляют к бывалому снайперу-наставнику, и он начинает боевую работу с ним в паре. С первых же минут наставник обучает напарника основам маскировки, снайперской тактики и снайперским хитростям. Наставник производит стрелковые тренировки со стажером, тщательно разбирая и выясняя причины каждого неудачного выстрела и устраняя их. За все действия стажера, качество его боевой работы и за его безопасность наставник отвечает головой. Одновременно оба отвечают перед командованием за результативность действий на переднем крае. Боевая учеба, подкрепляемая жестокой боевой необходимостью, резко повышает учебную восприимчивость и результативность боевой деятельности. Обучение в такой снайперской паре продолжается до тех пор, пока напарник-стажер, даже открывший личный счет, не обретет полную уверенность в самостоятельной работе. Только тогда его переводят в разряд наставников и в свою очередь назначают к нему стажера.

Как показывает практика, желающих научиться снайперскому промыслу более чем достаточно. Знающий командир всегда будет приветствовать такое стремление, отводя для этого часть служебного времени и личное время бойцов, создавая им условия, разумеется, не в ущерб службе. Очень быстро повышается общий уровень огневой подготовки, и к тому же у бойцов возникает индивидуальное тактическое мышление. Разведчик и снайпер - воинские профессии, идущие рядом. Штатный снайпер может и не быть разведчиком, по разведчик обязан быть снайпером. Снайперская подготовка - это уже боевая технология спецназа, освоение которой резко повышает боевую живучесть любого подразделения. Влияние работы опытного снайпера на разрешение боевой задачи, стоящей перед подразделением, очень велико. Реальный результат снайперской стрельбы переоценить трудно - очень часто работа снайпера поворачивает ход боевых событий самым неожиданным образом.

Во время Великой Отечественной войны, несмотря па подготовку снайперов в тылу, в войсках на передовой развернулось снайперское движение, всячески поощряемое начальством. Молодые солдаты обучались снайперскому делу на передовой, в короткий срок доводя полученные навыки до абсолютного совершенства, и сами становились наставниками. Снайперское движение в Красной Армии было массовым и оправдало себя.

В мирное время подготовка снайперов обычно не ограничивается стрелковыми тренировками на стрельбище. Командир группы снайперов обязательно тренирует подчиненных на скрытное и незаметное преодоление дистанций 200-300 метров по-пластунски, вжимаясь в складки местности. Обязательно проводятся тренировки выбора, оборудования и маскировки позиций в ночное время. Днем производится наглядный показ погрешностей, ошибок и недостатков такой маскировки.

Обязательно проводятся тренировки обнаружения позиций, оборудованных другой группой снайперов, с определением дистанций до них. Разыгрываются учебные контрснайперские дуэли с применением холостых патронов.

Такие тренировки происходят в различных местах - в поле, в лесу, на пересечении оврагов, окраинах заброшенных деревень, свалках, стройках, в любых развалинах, в разное время суток и при разных погодных условиях. Учебная снайперская работа в непрерывно меняющейся обстановке с обязательным получением реального результата развивает у снайпера тактическое мышление.

Развитое тактическое мышление у снайперов любых родов войск - и у военных, и у оперативного спецназа - позволяет быстро ориентироваться в незнакомой обстановке, агрессивно брать боевую инициативу в свои руки и не выпускать ее при самых неожиданных поворотах событий.

Чтобы иметь приблизительное представление, как все это делается на практике, проползите с винтовкой 200-300 метров, не отрываясь от грунта. А потом сделайте это после дождя, да так, чтобы это было незаметно со стороны. Снайперской лопаткой выкопайте окопчик и замаскируйте его сверху. В стороне выкопайте пару окопчиков помельче где-то сбоку. Засеките время, которое ушло на эту работу. Представьте, что вам нужно сделать это ночью и побыстрее. Потренируйтесь определять расстояние до различных объектов и проверьте правильность результата. Полежите даже без винтовки 7-8 часов не шелохнувшись, абсолютно неподвижно. Пронаблюдайте в бинокль, а еще лучше в перископ, за одним и тем же участком местности те же самые 7-8 часов, не отрываясь от наблюдения. Сомнительно, что вам все это понравится. Поэтому в снайперской работе энтузиазм важнее таланта.

Подготовка армейских снайперов по полной восьмимесячной программе проводилась в Советской Армии вплоть до 1956 г. и резко прекратилась после отставки министра обороны Г. К. Жукова. Обучение осуществлялось жестко. На протяжении второй половины периода обучения снайперские тренировки проводились в условиях, максимально приближенных к реальным. Группу снайперов выводили на полигон, и, не обозначая рубеж стрельбы, инструктор командовал: "Стрелять будем отсюда!" Где-то вдалеке показывались головные, грудные и движущиеся поясные мишени. Снайперы-курсанты к тому времени обучения обязаны были каждый самостоятельно быстро и без каких бы то ни было приборов определить расстояние до цели, поправки на ветер и на скорости движения подвижных целей. Инструктор ходил от курсанта к курсанту и "ставил" им технику стрельбы, нещадно карая нерадивых нарядами вне очереди. По телефону от линии мишеней передавали результаты попаданий, на основании чего делались выводы и вносились поправочные корректировки. Курсантов заставляли стрелять с косогора вниз и по скату оврага вверх. В последние два месяца обучения стрельбы проводились исключительно по движущимся и появляющимся на короткое время целям, а также по целям нестандартным (осколок блестящего стекла, старая каска и т. д.) в условиях задымленности, сумерек, против солнца и т. д.

Большое внимание уделялось отработке качества стрельбы после быстрых перемещений и подбежек. Материальная часть различных винтовок точного боя - русских, немецких, канадских, японских - изучалась досконально. Досконально изучалась теория стволов и боеприпасов. Снайперов учили правильно отбирать стволы кучного боя и отлаживать оружие. Критерием способности снайпера точно поражать цель служило попадание с первого раза в стреляную винтовочную гильзу на дистанции 50 метров. Существовал и другой способ испытания стрелков: молодой снайпер после периода обучения должен был сбить пятью выстрелами три из пяти солдатских ложек, воткнутых черенками в грунт на дистанции 400 метров. Это не легенды - когда-то автора тоже учили так делать. Так готовили снайперов не для спецназа - для обычной пехоты.

 

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ТЕМЕ

 

На войне снайпер может очень многое. Ответственность его велика. Работа его нестандартна, опасна и физически тяжела. На войне нет выходных и нет перерывов. Для подготовки одного-единственного выстрела работать приходится каждый день, и работать очень много.

Снайпер - это не просто солдат и не просто офицер. Снайпер по своему уникальному боевому профилю - боец спецназа, в каких бы войсках он ни служил. Его действия требуют осознанной самостоятельности.

Боевую способность снайпера наблюдать и подмечать малейшие изменения в окружающей обстановке трудно переоценить. Тренированная наблюдательность снайпера, доведенная вышеописанными упражнениями до уровня инстинктивного и неосознанного получения информации, в условиях жестокой необходимости боевой обстановки обостряется до степени звериного чутья. Мощный информационный поток так или иначе пробуждает у снайпера способность к бессознательному быстрому синтезу исходных данных и боевое предвидение. Тренированный и обстрелянный снайпер способен сперва абстрактно, а затем и образно представить себе то, что противник тщательно пытается скрыть. Необходимость выдать реальный боевой результат заставляет снайпера думать, думать и еще раз думать. При этом развивается способность к неординарному тактическому мышлению. Рано или поздно у снайпера проявляется тактическая и техническая изобретательность. Она не может не проявиться - иначе результативность снайперской работы резко упадет. Для снайпера не существует тупого канцелярского штампа: "Это невозможно потому, что не может быть никогда". Снайперу может прийти в голову тактическая идея, про которую обычный человек скажет: "Это возможно в принципе, но такого никто не делал". Очень высокое начальство в чине от полковника и выше безапелляционно заявит: "Это бред! Не занимайтесь чепухой!"

Но раз такие вещи возможны в принципе, снайпер обязательно их сделает. Начальству снайпер доложит, что он собирается делать и где он это будет делать, но о том, как он все это сделает, снайпер скромно умолчит. Иначе начальство укажет, как именно это нужно делать, и все будет испорчено. Начальство командует по телефону, а снайперу нужно работать на месте событий ползком на животе и по уши в грязи. Поэтому умные командиры предоставляют снайперам полную свободу действий, разумеется, при тщательном согласовании тактических моментов решения общей задачи.

Свобода снайпера - понятие относительное. Со снайпера жестоко спрашивают за реальный ежесуточный результат боевой работы, который снайперу полагается давать при любых обстоятельствах. Поэтому на войне у снайпера свободного времени нет. Его хронически не хватает. Снайпер, если он не находится на переднем крае, бесконечно мастерит всякие хитромудрые ловушки и маскировочные приспособления для борьбы с такими же снайперами, шьет камуфляжи под фон местности, латает рваные и обтрепавшиеся средства маскировки, пристреливает оружие и готовит средства собственного жизнеобеспечения. И очень многое еще снайпер должен смастерить своими руками, потому что за него это никто не сделает.

Кроме того, снайпер постоянно работает с картой места события, уточняет обстановку с командиром, разведчиками и наблюдателями. В силу специфики боевой работы снайпер действует в рамках поставленной задачи, но действует не по инструкциям. Нет таких инструкций. Нет и не может быть кабинетных рецептов для снайперской практики. На нейтральной полосе все происходит по жестоким законам поединка, где побеждает сильнейший, а иногда исход решает роковая случайность. Такие события происходят при полной мобилизации физического потенциала, боевых навыков, звериного чутья и напряженной работы мозга. Работа снайпера - игра в карты, где успех зависит от изобретательности и терпения. Выигрыш - победа. Проигрыш - смерть. Привычная для строевых военных уставная тактика кончается для снайпера с его выходом на нейтральную полосу. Для снайпера там начинается сплошной тактический нестандарт. И никто не имеет права и не может вмешиваться в его действия. И никто не захочет - иначе надо будет самому брать винтовку с оптическим прицелом и лезть в неизвестность на эту самую нейтральную полосу. Снайпер действует самостоятельно, на свой страх и риск, и от него требуют реального результата, а жестокая необходимость заставляет снайпера выдать отличный результат: один выстрел - один труп.

Во все времена снайперы применялись в спецподразделениях различного профиля. Но в целом задачи снайпера оставались одними и теми же. И принцип выполнения этих задач один и тот же - абсолютная точность при полнейшей скрытности. Практика показывает, что настоящие снайперы получаются не просто из хороших стрелков, а именно из тех, чье стрелковое мастерство подтвердилось на нейтральной полосе при жестокой боевой необходимости, в жару, в мороз, в грязи под дождем. Только в таких условиях может появиться сплав звериного чутья с боевым интеллектом. Такой снайпер, обладающий дьявольским терпением и невероятной, изощренной изобретательностью, чье дерзкое умение мобилизовано жестокой боевой практикой, пригоден для выполнения любых снайперских заданий.

Возникает вопрос: можно ли укрыться от снайпера? Мировая статистика равнодушна и объективна - от грамотного и тренированного снайпера спасения нет. Как говорят в Америке, "пуля - это суд Божий". Настоящий снайпер может выследить цель и подстеречь ее практически везде, в самых неожиданных местах и при самых неожиданных обстоятельствах. Снайпер коварен, равнодушен и беспощаден. Перед настоящим снайпером бессильны охрана, расстояние и бронежилет. Меткий стрелок - это действительно длинный нож в сердце противника. Снайпер, обладающий сотнями хитростей и боевых уловок, проявится там, где его не ждут, "достанет" цель и скроется безнаказанно, возникнет на пустом месте и уйдет в пустоту.

Работа снайпера всегда будет налицо, сам же он всегда останется за кадром. Снайпера не должен видеть противник, и будет лучше, если о нем будут поменьше знать свои. В наше время настоящие снайперы никогда и никому не рассказывают, что они делали на войне, кого, когда и при каких обстоятельствах им пришлось подстрелить. И этим гарантируют себя от многих неприятностей в мирной жизни. В боевых эпизодах лицо снайпера всегда будет скрыто камуфляжем. Любопытные будут разочарованы: у снайперов очень спокойные и даже доброжелательные лица. Снайпер не может злиться - эмоции для него непозволительная роскошь. Такие люди не испытывают священной ненависти, ярости и страха - все это "гонит пульс" и мешает точной стрельбе. Для снайпера цель - не более чем мишень, которую ему надо поразить одним выстрелом; если упустишь один шанс, второго может не оказаться.

Снайперы-профессионалы не тупеют на войне от вида крови - своих убитых они редко видят вблизи. А отдаленная цель - это просто цель, как на стрельбище. И стрельба по ней - просто выполнение поставленной задачи.

Род занятий всегда накладывает отпечаток на человека. В невоенной обстановке снайперы очень спокойные, собранные, уравновешенные и доброжелательные люди. Они не любят спорить и считают это лишней тратой нервной энергии. Любой снайпер по натуре - это ниндзя, исповедующий постулат японской борьбы: поддался и победил. Снайперы не любят заниматься политикой - на результаты политических процессов им приходится смотреть через оптический прицел. Это не всегда приятно. И поэтому они равнодушны к призывам политиков занять четкую жизненную позицию, профессионально считая это очередной снайперской приманкой. В понятии снайпера позиция должна быть эффективной и невидимой.

Немецкие снайперы носили бронзовую эмблему: рысь на арбалете. Этот символ наиболее удачно отражает не только специфику работы метких стрелков, но также их внутреннюю сущность. Малоэмоциональный характер снайпера и его подчас вкрадчивая манера поведения - это тоже маскировка. Под спокойной внешностью скрывается профессиональная готовность к агрессивным и безошибочным действиям.

Приобретенное боевое умение сохраняется у снайперов долго - иногда до преклонных лет. Снайперов можно расшифровать по тому признаку, что они даже в пожилом возрасте не пользуются очками, настолько специфика многолетних стрелковых тренировок влияет на постановку зрения. И по внутренней сути эти мужики так и остаются снайперами, как бы они ни выросли по службе и какие бы посты ни занимали.

На государственной службе снайпер беспрекословно и точно выполнит любой приказ, но в частной жизни никогда не станет киллером. В наемные убийцы обычно идут стрелки-дилетанты. Настоящий снайпер, бесплатно стрелявший на войне, после ее окончания никогда не будет убивать за деньги. Профессиональные снайперы-интеллектуалы в мирной жизни иногда становятся охотниками на киллеров. Но это уже совсем другая, отдельная и обширная тема. Искусство терпеливых - всегда в цене.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.208.22.127 (0.017 с.)