ТОП 10:

ПОЧЕМУ ПРОИЗОШЛА ПЕРЕМЕНА ОТ ДОХРИСТИАНСКОЙ ЭПОХИ К ХРИСТИАНСТВУ?



Как было показано выше, несмотря на все утверждения и теории, просто не существует твердого основания для того, чтобы подтвердить, что в христианских Писаниях использовался тетраграмматон (кроме четырех сокращений в книге Откровения). Исторические свидетельства, некоторые из которых очевидно датируются временем через несколько десятилетий после написания Павлом своих посланий, ясно говорят об обратном. Имея в виду то, что в дохристианских (еврейских) Писаниях тетраграмматон использовался многократно, тысячи раз, мы имеем дело с действительно существенной переменой. Принимая во внимание известные доказа-тельства, остается вопрос: как объяснить такую значительную перемену? Как это соотносится с тем, что мы должны принять к сердцу библейские увеще-вания славить, чтить и святить имя Бога?

Чтобы ответить на этот вопрос, нам нужно сначала понять, что под словом «имя» подразумевается в Писании, и что означает выражение «Божье имя». Часто в своем мышлении под словом «имя» мы подразумеваем лишь его ограниченное значение: личное название, слово, которое используется для того, чтобы отличить одну личность или вещь от другой, то, что иногда называется «именем собственным», например «Джон», «Мэри», «Австралия», «Атлантика». Это наиболее обычное значение слова «имя» в повседневной речи, в этом же значении это слово часто используется и в Писании. Однако у слова «имя» есть и другие значения. В конце 1960-х годов, когда в Обществе Сторожевой башни шла работа над подготовкой справочника «Помощь для понимания Библии» [Aid to Bible Understanding] (сейчас называется «Понимание Писания» [Insight on the Scriptures]), мне было поручено написать статьи «Иегова», «Иисус Христос» и «Имя». В то время я не видел причин подвергать серьезному сомнению учение Общества о том, что среди христиан первого века широко использовалось имя «Иегова», и я искренне стремился поддержать эти взгляды[257]. Тогда я не знал о многом из того, что обсуждалось выше в этой главе; о других факторах я просто не думал, так как мое мышление сосредотачивалось в большей степени на том, чтобы поддержать учения организации, а не на том, чтобы взвесить и оценить их достоверность. Но все же, при исследовании трех вышеупомянутых вопросов, одну вещь я понял яснее, чем когда-либо прежде: слово «имя» может нести смысл гораздо более широкий, более значимый, нежели ему обычно приписывается. Благодаря этому я осознал, насколько узким и ограни-ченным было мое отношение ко многим отрывкам Писания, а также, что объяснениям организации часто не хватало прочного обоснования.

Например, «имя» может означать не какое-либо конкретное «имя собственное», а репутацию, чьи-либо личные качества. Когда мы говорим, что человек «заслужил себе доброе (или дурное) имя», мы имеем в виду не слово или фразу, которыми его называют, например, «Ричард» или «Генри» или «Джон Смит», но репутацию, которую он заслужил. Его доброе или дурное «имя» не имеет никакого отношения к тому, каким именем собственным его называют. Аналогично этому, когда мы говорим, что из-за каких-либо неправильных поступков человек «потерял свое доброе имя», мы употребляем слово «имя» не в прямом, буквальном смысле, а в гораздо более широком. Буквально человека могут назать прекрасным именем «Мирослав Добронравов», но в более широком смысле его имя может быть «дурным». Ясно, что это второе «имя» имеет большее значение, нежели используемое в качестве обращения обычное имя, так как оно отражает то, кем в действительности человек является, что он сделал в своей жизни. В Писании слово «имя» также часто используется в этом более широком, глубоком смысле[258].

«Имя» может означать власть, которой что-либо совершается. Именно в этом смысле мы употребляем слово «имя», когда произносим словосочетания типа «именем закона» или «именем короля». У закона нет какого-либо конкретного «имени» в обычном смысле слова. И когда мы произносим фразу «именем короля», мы не имеем в виду какое-нибудь конкретное имя, такое как «Генрих», «Луи» или «Фердинанд». Мы подразумеваем власть или положение, которыми можно поддержать выдвигаемые требования. В Эфеся-нам 1:21 апостол говорит о правительстве, власти, силе, господстве и «всяком называемом имени». Это ясно показывает, что «имя» часто представляет собой власть и положение[259]. В статье о святом Духе в «Сторожевой башне» за 15 января 1991 года (с. 5) организация в сущности вынуждена признать это значение слова «имя», когда она объясняет значение высказывания из Матфея 28:19: «крестя их во имя Отца, и Сына, и святого духа». Так как у святого Духа нет «имени» в обычном, повседневном значении этого слова, ясно, что слово «имя» используется здесь в другом смысле. Еще в выпуске «Сторожевой башни» за 15 декабря 1944 года (с. 371, 372, англ.) было опубликовано следующее высказывание:

Крещение во имя Сына означает больше, чем просто буквальное имя Сына, Иисус Христос, — ведь слово «имя» имеет не только буквальное значение. «Имя» несет с собой всю ту честь, власть, силу и положение, которые Отец возложил на Сына.

Что верно в отношении фразы «имя Сына» в сравнении с буквальным именем «Иисус Христос», то справедливо и в отношении «имени Отца» в сравнении с буквальным именем «Иегова».

Аналогично этому, то же самое выражение, «во имя», может означать, что говорящий или делающий что-нибудь «во имя» кого-то другого, тем самым представляет этого другого[260].

Поэтому в конечном итоге, говорить о чьем-либо «имени» в действительности может относиться вовсе не к какому-либо слову или фразе, используемым для обозначения кого-нибудь, а к самой личности, ее качествам, чертам, принципам, репутации, к тому, кем эта личность является. (Похожим образом, когда мы просим кого-нибудь о чем-то «во имя справедли-вости», мы подразумеваем все то, что представляется этим качеством справедливости). Следовательно, мож-но обоснованно сказать, что даже если мы знаем, как зовут какого-нибудь человека, мы в не обязательно знаем его «имя» в подлинном, значимом смысле.

Работая над статьей «Иегова» для справочника «Помощь для понимания Библии», я привел следующие слова исследователя еврейского языка профессора Г. Т. Манли [G. T. Manley]:

Исследование слова «имя» в В[етхом] З[авете] показывает, насколько многозначи-тельно это слово в еврейском языке. Имя — это не просто ярлык, оно является важной частью личности того, кому оно принадлежит[261].

Поэтому «знать Божье имя» включает в себя гораздо больше, чем знать конкретное слово, которым называют Бога. Говоря о тех, кто утверждает, что Исход 6:2, 3 указывает на то, что впервые тетраграмматон (или имя «Иегова») стал использоваться во времена Моисея, профессор еврейского языка Д. Г. Веир [D. H. Weir] пишет:

[Они] не изучили [данные стихи] в свете других мест писания. Иначе они бы поняли, что под именем здесь должны подразумеваться не два слога [Йах-ве], составляющие имя Иегова, но идея, выраженная в них. Когда мы читаем в Исаия lii. 21 «поэтому народ Мой узнает имя Мое», или в Иеремии xvi. 21 «и узнают, что имя Мое — Иегова», или в Псалмах, Пс. ix. [11, 17] «будут уповать на тебя знающие имя Твое», мы сразу же видим, что знать имя Иеговы сильно отличается от того, чтобы знать составляющие его четыре буквы [ЙГВГ]. Знать имя Иеговы заключается в том, чтобы из опыта знать, что Иегова является именно тем, кем его называет его имя (ср. также Ис. xix: 10, 21; Иез. xx. 5:9; xxxix. 6, 7; Пс. lxxxiii. [82:19], lxxxix. [88:17]; 2 Пар vi. 33). — Библейский словарь Imperial Bible Dictionary, том 1, с. 856, 857[262].

Ввиду того, что я стал осознавать гораздо более глубокое значение слова «имя» в Библии, при написании статьи «Иегова» для книги «Помощь для понимания Библии» я упомянул следующее (с. 1202):

Знать имя Бога значит для человека гораздо больше, чем просто быть знакомым с каким-либо словом (2 Пар. 6:33). В сущности это значит знать Бога как Личность — его замыслы, дела, качества, открытые в его Слове (Сравните 3 Царств 8:41-43; 9:3, 7; Неемия 9:10). Примером этому служит случай с Моисеем, человеком, которого Иегова «знал по имени», то есть знал близко (Исх. 33:12). Моисей имел преимущество видеть явление славы Иеговы, а также слышать, как было «провозглашено имя Иеговы». При этом провозглашении звучало не просто повторение имени «Иегова», но говорилось о качествах и делах Бога: «Иегова, Иегова, Бог человеколюбивый и милосердый, медленный на гнев, великий в милости и истине, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий беззаконие и вину и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий беззаконие отцов в сынах и в сынах сынов до третьего и до четвертого рода (Исход 34:6, 7, ПАМ). Подобным же образом, в песне Моисея, в которой есть слова «имя Иеговы провозглашаю», говорится об отношении Бога к Израилю, а также описывается его личность (Втор. 32:3-44).

Когда Иисус Христос был на земле, он «открыл имя своего Отца своим ученикам» (Иоанна 17:6, 26). Хотя ученики и раньше знали это имя и были знакомы с делами Бога, записанными в еврейских Писаниях, они узнали Иегову еще гораздо лучшим и более великим способом: через того, кто находится «у груди Отца» (Иоанна 1:18). Христос Иисус совершенным образом представлял своего Отца, творя дела своего Отца и говоря не от себя, но слова своего Отца (Иоанна 10:37, 38; 12:50; 14:10, 11, 24). Вот почему Иисус мог сказать: «Кто видел меня, видел и Отца» (Иоанна 14:9).

Это ясно показывает, что по настоящему знают имя Бога только те, кто является его послушными служителями (Сравните 1 Иоанна 4:8; 5:2, 3). Поэтому, заверение Иеговы из Псалма 90:14 относится к таким людям: «защищу его, потому что он познал имя Мое». Само по себе имя не имеет магической силы, но Тот, которого называют этим именем, может предоставить защиту своим преданным людям. Таким образом, имя представляет самого Бога. Вот почему в притче говорится: «Имя Иеговы есть крепкая башня; праведник убегает в нее, и на высоту возносится [и безопасен, СП]» (Пр. 18:10, ПАМ). Так люди возлагают свое бремя на Иегову (Пс. 54:23). Кроме того, любить (Пс. 5:12), превозносить (Пс. 33:4) имя, клясться им (Втор. 6:13), доверять ему (Пс. 32:21), петь ему хвалу (Пс. 7:18), призывать (Быт. 12:8), благодарить (1 Пар. 16:35), помнить (Пс. 118:55), бояться (Пс. 60:6), искать его (Пс. 82:17) и надеяться на него (Пс. 55:11) означает делать все это по отношению к самому Иегове. Злословить имя Бога значит богохульствовать против Бога (Левит 24:11, 15, 16)[263].

Мы можем увидеть это из того, что понятие «имя» используется аналогичным образом в отношении Сына Бога. Когда апостол Иоанн пишет: «Всем же, кто принял его, он дал право стать детьми Бога, так как они проявляли веру в его имя», он явно не имеет в виду просто имя «Иисус»[264]. Он ведет речь о личности Сына Бога, о том, кем он является как «Агнец Божий», о его назначенном Богом положении в качестве Искупителя, Спасителя и Посредника для людей. Осознавая это, вместо фразы «верующие во имя Его» в некоторых переводах говорится: «Те, кто уверовал в Него» (Современный перевод, перевод под ред. Кулакова), «те, что поверили в Него» (перевод Л. Лутковского)[265].

Может ли простое использование имени «Иисус», или даже очень частое употребление этого имени в речи, или постоянное привлечение внимания непосредственно к этому имени доказать, что люди, делающие это, являются настоящими верующими в Христа, являются его истинными последователями? Очевидно, что это само по себе не говорит о человеке, что он является христианином. Это также вовсе не показывает, что такие люди «провозглашают» имя Сына Бога в настоящем библейском смысле слова. Миллионы людей сегодня часто употребляют имя «Иисус», регулярно произносят его. Однако многие из них искажают и в сущности затемняют настоящее и жизнедающее «имя» Сына Бога, так как своим поведением и действиями далеко отстоят от того, чтобы отражать его учения, его личность, его образ жизни. Их поведение в жизни не дает знать об их вере в искупительную силу Иисуса. «Веровать в имя Его» означает именно это, а вовсе не частое употребление какого-либо существительного или имени собственного[266].

То же самое верно и в отношении имени «Иегова». Неважно, как часто бы отдельные люди или организации людей ни произносили это буквальное имя (претендуя на особую праведность из-за частого использования этого имени), если они по-настоящему не отражают (в своем отношении к другим, в поведении и привычках) того, каким является сама Личность: Его качества, пути и нормы, то они в действительности не «познали имени Его» в библейском смысле. Они по-настоящему не узнали той личности, что представлена тетраграмматоном[267]. Повторение этого имени в таком случае будет просто пустыми словами[268]. Если эти люди или организации утверждают, что говорят «его именем», но в ложном свете представляют то, что Он сам сказал в своем Слове или высказывают ложные пророчества «именем Его», или придумывают и навязывают другим небиблейский свод законов и правил «именем Его», или несправедливо судят и осуждают других «именем Его», то в сущности они «произносят имя Его тщетно». Они поступают так, не имея на то его разрешения, и их дела не отражают качества и нормы Его самого, его Личности[269].

То же самое верно в отношении того, когда какая-либо форма тетраграмматона используется ради сектантских интересов, для того, чтобы отличить одну религиозную группу от других. Свидетельства говорят о том, что название «Свидетели Иеговы» возникло именно в ответ на эту потребность. Подобным же образом, выражение «славить святое имя Его» или «святить имя Его» не относится просто к какому-либо слову или фразе — ведь как можно было бы «славить слово» или «славить титул»? Напротив, оно ясно означает славить саму Личность, почтенно и с восхищением говорить о Нем и о его качествах и путях, считать его Святым и уважать его в самой высокой степени.







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-05; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.205.60.226 (0.006 с.)