Глава III ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИЕ СВЯЗИ СЛОВ

СИНОНИМИЯ

Основой синонимичности языковых единиц является тожде­ство или близость их значений. Синонимия свойственна лекси­ческой, фразеологической, грамматической и словообразователь­ной системам языка. Например, фразеологические синонимы (se) tourner les pouces, peigner la girafe, ne pas en foutre la rame (op. рус. бить баклуши, плевать в потолок, валять ду­рака]. В грамматике наблюдается смысловая эквивалент­ность функционально тождественных форм, например прида­точного предложения и инфинитивного оборота: Avant que vous ne partiez, laissez-moi votre numéro de téléphone — Avant de partir laissez-moi votre numéro de téléphone. В словообразова­нии синонимичны суффиксы -ement и -âge в значении резуль­тата действия, -еиг и -iste в значении действующего лица и др. Наиболее представительной и функционально разнообраз­ной является лексическая синонимия.

В лексике под синонимами традиционно понимаются близ­кие или тождественные по значению слова, по-разному назы­вающие одно и то же понятие, но отличающиеся друг от друга либо оттенками значения, либо стилистической окраской, либо одновременно обоими признаками.1 Явление синонимии нельзя рассматривать в отрыве от полисемии. Следует учитывать, тож­дественны ли сравниваемые слова как лексемы, т. е. совокуп­ности всех ЛСВ, или же между ними имеется лишь одна (или несколько) точек семантического соприкосновения: совпадение, близость значений наблюдаются в отдельных ЛСВ.

Если две лексемы полностью совпадают по значениям во

1 Евгеньева А. П. Введение // Словарь синонимов русского языка/ Под ред. А. П. Евгеньевой: В 2 т. Т. 1. М, 1970. С. 10—11.

всем объеме, можно говорить об абсолютных (полных) синони­мах. Например:

ст. фр. rouge vermeil

прямое номинативное значение I ЛСВ «красный»

номинативно-производное II ЛСВ «румяный»

фразеологически связанное III ЛСВ «чистый, червонный»

or rouge, or vermeil

Подобные случаи абсолютной синонимии многозначных слов очень редки, они наблюдаются на протяжении некоторого пе­риода времени, но с развитием языка это временное равновесие значений нарушается. Так, в интересующем нас примере полно­та синонимических отношений между прилагательными пошла на убыль уже в среднефраицузский период: у rouge появился переносный ЛСВ «хитрый», которого не было у vermeil. В дальнейшем значение этого слова в соответствии с законом «распределения» специализировалось как наименование оттен­ка «алый», в современном же языке — это книжно-литератур­ный поэтизм.

Принимая во внимание многозначность большинства лекси­ческих единиц, следует признать правомерным применение при изучении синонимов метода сопоставления не слов (лексем) в целом с другими словами (лексемами), а их отдельных значе­ний, тех, в которых улавливается семантическая общность. В этом случае синонимами будут считаться лексемы, совпадаю­щие, по крайней мере, в одном из своих ЛСВ. Тождество от­дельных значений и создает семантическую «близость» слов-синонимов.



Итак, синонимы — слова одной и той же части речи, имею­щие полностью или частично совпадающие значения. Синони­мия включает в себя три вида семантических отношений между языковыми знаками:

2. Пересечение смыслов (в диапазоне от почти полного до весьма незначительного совпадения смыслов) :


1. Полное совпадение смыслов:


3. Включение смыслов (также с большим или меньшим сов­падением) :2

В случае полного совпадения смыслов можно говорить об абсолютной синонимии. Критерием выделения абсолютных си­нонимов считается возможность внеконтекстуальной (т. е. не зависящей от контекста) взаимозаменяемости. Таким качеством обладают некоторые термины: apesanteur impondérabilité физ. «невесомость»; hypéronymesuperordonné линг. «гипероним»; spirante fricative линг. «спирант». При полном совпадении концептуального содержания слова такого рода обычно разли­чаются по частоте употребления.

Абсолютная синонимия характерна также для сниженных
пластов лексики — просторечия и арго, в которых многократное
означивание одного и того же объекта действительности не со­провождается смысловой дифференциацией. Например, «поли­цейский»: mouche, marchand, casserole, bec-de-gaz, balai, crâne; «деньги»: pognon, picaillons, galette, oseille, pèze, grisbi, osier,
artiche; «обувь»: godasses, grolles, tatanes, godillots.

В общеупотребительной лексике абсолютные синонимы ред­ки; согласно закону «распределения» их семантическое разви­тие идет по линии приобретения индивидуализирующих призна­ков, что выражается в особенностях их сочетаемости, как, на-

2 S с h о g t H. G. Synonymie et signe linguistique // La linguistique. 1972. Vol. 8, fasc. 2 P 9.


пример, в случае с глаголами détester haïr (y последнего в качестве объекта может быть только лицо), или в приобрете­нии одним из слов функционально-стилистической окраски: bicyclette vélo fam.

Некоторые исследователи выделяют как особый вид так на­зываемую контекстуальную абсолютную синонимию. Она озна­чает совпадение значений и взаимозаменяемость слов в рамках одних контекстов и ситуаций и расхождение в других. Visage и figure взаимозаменяемы, когда речь идет о чертах лица, но когда имеется в виду выражение лица, предпочтительно упо­требление слова visage: C'est la nature seule qui donne la figure (le visage). — C'est sur le visage que se peignent successivement toutes nos passions. Calme и tranquille передают качество «спо­койный», при этом tranquille интерпретирует его как некий абсолютный атрибут (un enfant tranquille, т. е. всегда такой), а calme — как относительный (une mer calme, т. е. в данный мо­мент). В определенных синтагматических условиях слово, взаи­модействуя с контекстными партнерами, выявляет тот или иной аспект своей содержательной стороны. Поскольку содер­жание слова представляет собой совокупность признаков и об­ладает подвижностью, которая обеспечивает слову достаточную функциональную гибкость в составе предложения, в зависимо­сти от задач высказывания, ситуации, контекста отдельные при­знаки в содержании слова могут усиливаться и ослабевать, по­являться и исчезать, о чем свидетельствует, в частности, сле­дующий пример: близкие по значению глаголы abandonner и quitter, проявляющие свойство взаимозаменяемости во множест­ве контекстов, в определенной ситуации могут вступить в отно­шение семантической оппозиции: Je la quitte, mais je ne l'aban­donne pas.

Пересечение и включение смыслов лежат в основе частич­ной синонимии. При включении отношения между сопоставляе­мыми лексическими единицами близки к оппозиции род — вид: chaussure soulier. Частичные синонимы, обладая единой по­нятийной отнесенностью, различаются понятийными, функцио­нально-стилистическими и эмоционально-экспрессивными оттен­ками значения. Обычно выделяют следующие типы частичных синонимов:

1. Идеографические синонимы. Называя одно и то же поня­
тие, эти слова выделяют его различные грани, добавляя к об­
щему семантическому содержанию присущие каждому из них
специфические смысловые оттенки:
comprendre concevoir réaliser saisir

понимать понимать представлять себе схватывать

постигать ясно понимать улавливать,

осознавать

Понятийные оттенки, различающие идеографические синонимы, актуализируются в речи, причем в некоторых контекстах они


выходят на первый план и делают невозможной синонимиче­скую замену, в других же — такая замена вполне возможна. Сравним: Je comprends sa colère (здесь не могут быть употреб­лены réaliser, saisir); As-tu compris maintenant? (возможная синонимическая замена — réaliser, saisir); C'est ainsi qu'il comp­rend la vie (возможная синонимическая замена — concevoir).3

2. Стилевые синонимы. Это близкие по значению слова, упо­требляющиеся в разных социально-функциональных разновид­ностях речи. Понятие «умирать» передает стилистически ней­тральный глагол mourir, в официальных документах фигурирует décéder, «высокому стилю» принадлежат trépasser, expirer, s'éteindre, а разговорно-просторечному — грубые crever, claquer. У глагола manger есть литературные синонимы savourer, dégu­ster и просторечные bouffer, becqueter, briffer, crouler, se taper. Наделенные ярко выраженной функционально-стилистической и социальной окраской, стилевые синонимы «привязаны» к опре­деленной сфере употребления (тот или иной функциональный стиль, та или иная социальная разновидность речи) и не обла­дают свойством контекстуальной взаимозаменяемости.

Для французского языка характерно существование синони­мичных пар слов, различающихся по своей принадлежности книжно-литератур ной (I) и повседневной (II) речи:


I


II


I


II


 


altier fier

astre étoile

coursier cheval

ciel

jouvenceau adolescent

nues


ondes eaux

opprobre honte

pasteur berger

souvenance souvenir

trépas mort.


В языке науки следует отметить параллельные употребления собственно французских слов (I) и их синонимов, так называе­мых ученых слов, образованных от латинских и греческих кор­ней (II):


I

charnu

contrainte

cracher

enlèvement

nuisible


II

adipeux лат. coercition лат. expectorer лат. ablation лат. nocif лат.


I

raideur ronger migraine supposition trou


H

rigidité лат. corroder лат. céphalée гр. hypothèse гр. orifice лат.


3.Эмоционально-экспрессивные синонимы. В семантической структуре синонимов этого типа на первый план выступает эмо­ционально-оценочная коннотация, которая подчиняет себе дено­тативный и сигнификативный аспекты значения слова. Напри­мер, серия слов с общим значением «необыкновенный»: extra-

3 Genouvrier E, Désirât С, Horde T. Nouveau dictionnaire des synonymes. Paris, 1977. P. 96.


ordinaire formidable (formid) sensationnel (sensass) énorme colossal époustouflant -•— ébouriffant ahurissant dément etc. Подобного же рода синонимические серии образу­ют имена прилагательные с общим положительным: branché câblé cool extra super chic sympa génial и т. п.— или отрицательным оценочным значением: minable sous-mi­nable débile tarte vache и т. п.,— употребляемые в непри­нужденной разговорной речи.

Многие слова входят в подобные серии в своих переносных оценочных ЛСВ, а по прямому номинативному значению обра­зуют смысловые группировки с совсем другими словами. Кро­ме того, эмоционально-оценочная коинот/ация в экспрессивных синонимах часто совмещается с функционально-стилистической, на основании чего их не всегда выделяют в особый тип.

Слова, объединенные общностью значения, образуют серии или синонимические ряды. Синонимический ряд включает в се­бя семантически связанные между собой ЛСВ слов, относящих­ся к одной части речи. Он формируется вокруг стержневого, или опорного, слова — максимально широкого (в пределах ряда) по значению, стилистически нейтрального, лишенного эмоциональ­но-оценочных коннотаций. Шарль Балли называет такие слова идентификаторами. «Идентифицирующее слово — это не что иное, как выражение мысли, которую мы сознательно очистили от малейшего проявления той или иной тенденции, присущей человеческой природе».4 В синонимическом ряду со значением «слабый»: chétif débile faible fragile frète —• свойства­ми стержневого слова-идентификатора обладает прилагательное faible, представляющее это качество в наиболее отвлеченном и общем виде, без тех дополнительных индивидуализирующих ха­рактеристик (в данном случае преимущественно понятийного плана), которые входят в семантическое содержание остальных членов ряда, как, например, у frêle, называющего «une espèce de faiblesse caractérisée par le manque de résistance ou de solidité», или chétif, которое служит определением «de celui dont la constitution est restée faible par manque de développe­ment».

В синонимические ряды на равных основаниях входят идео­графические, стилевые, эмоционально-экспрессивные синонимы. Например, синонимический ряд со значением «скучный», имею­щий в качестве опорного слова стилистически нейтральное, сво­бодное от коннотаций ч добавочных понятийных оттенков при­лагательное ennuyeux, объединяет следующие члены: ennuyeux «скучный» — fastidieux «скучный, набивший оскомину» — insi­pide (fig.) «перен. скучный, непривлекательный» — soporifique (fig.) «перен. очень скучный, усыпляющий» — mortel (fig.) «перен. смертельно скучный» — embêtant (fam.) «разг. скуч-

4 Балли Ш. Французская стилистика / Пер. с франц. М., 1961. С. 184.


ный, надоедливый» — enquiquinant (fam.) «разе, скучный, за­нудный» — assommant (fam.) «разг. убийственно скучный, уто­мительный» — barbant (fam ) «разг. нудный» — rasant (fam.) «разг. наводящий скуку» — rasoir (pop.) «прост, нудный» — emmerdant (pop. vulg.) «прост, груб, нудный, надоедливый».

Разносторонняя характеризация качества «скучный» дости­гается благодаря его представ л енности в значениях идеографи­ческих синонимов fastidieux, insipide, экспрессивных гипербол soporifique, mortel, assommant; что же касается диапазона сти­левой вариативности, его крайними точками являются книжно-литературное fastidieux и грубо-просторечное emmerdant, между которыми довольно многочисленны слова из арсенала непри­нужденной разговорной речи.

Помимо слов, в синонимические ряды могут входить также словосочетания и фразеологические выражения, передающие общее значение ряда. Например, rire: s'esclaffer «расхохотаться, прыснуть» — glousser «хихикать» — se marrer (fam.) «разг. сме­яться»— rigoler (fam.) «разг. смеяться, веселиться» — se gon­doler (pop.) «прост, умирать со смеху» — se potier (pop.) «прост. хохотать до упаду» — se tordre (fam.) «разг. хохотать, ржать»— se dilater la Irate (pop.) «прост, смеяться до упаду, ржать» — s'en payer une tranche (pop.) «прост, гоготать, ржать» — se fendre la bille (pop.) «прост, смеяться, ржать» — se taper le cul par terre (pop.) «прост, надрываться от смеха».

Синонимический ряд — динамическая структура. В процессе языкового развития его состав может существенно меняться в результате выхода из употребления, изменения значения тех или иных его членов, а также в результате пополнения ряда но­выми языковыми единицами. Наиболее постоянным элементом синонимического ряда является стержневое (опорное) слово.

Четкие границы синонимического ряда установить трудно, так как критерий «близости» значений слов весьма неопределен­ный и позволяет включать в ряд любые мало-мальски соприкаса­ющиеся по смыслу слова; при этом каждое новое звено тянет за со(бой все новые лексические единицы, и в многочленных си­нонимических рядах порой бывает трудно уловить смысловую близость между первым и более отдаленными звеньями этой цепи, например в синонимическом ряду extrême intense excessif violent désordonné (Bailly, 259).

Большую точность и строгость в процедуру отбора членов синонимического ряда позволяет внести комплексное примене­ние современных методов исследования, благодаря которым слово изучается в совокупности своих парадигматических и синтагматических характеристик. Метод сопоставления словар­ных дефиниций помогает обнаружить в значениях слов такие ЛСВ, на базе которых они могли бы составить синонимический ряд. С помощью компонентного анализа ЛСВ предста­ют как наборы сем (семемы). Парадигматическое сопоставление


семем позволяет выделить семантические компоненты, общие для членов ряда, и такие, благодаря которым значения сопоставляе­мых слов расходятся. В ракурсе компонентного анализа синони­мами можно считать ЛСВ, содержащие наибольшее количество совпадающих сем. Синонимический ряд, полученный в резуль­тате сопоставления семных составов ЛСВ (план парадигмати­ки), уточняется с помощью дистрибутивного анализа — изуче­ния межсловных лексико-семантических связей членов синони­мического ряда в плане синтагматики, а также наблюдения контекстуальных употреблений в речи. Применение описанной процедуры к изучению синонимических связей многозначного существительного bien «благо» на первом этапе позволяет об­наружить на основании данных толковых словарей наличие в семантической структуре этого слова ЛСВ «имущество, собственность», который представлен также в смысловом со­держании слов chose, capital, cheptel, domaine, fortune, fruit, héritage, patrimoine, possession, produit, propriété, profit, bénéfice, bien-être, récolte, richesse, указанных в синонимических словарях в качестве синонимов к существительному bien. Мето­дом компонентного анализа в семантическом содержании этого ЛСВ выявлены следующие семы: а) материальное благо вообще; б) собственность; в) ценность материальная; г) ценность физи­ческая,— после чего семный состав существительного bien сопо­ставлен с семным составом слов, имеющих с ним общий ЛСВ. Результат компонентного анализа членов этого ряда, уточнен­ный данными дистрибутивного анализа и контекстуального на­блюдения, позволил проверить степень близости между смыс­лами, пересмотреть количественный состав синонимов и поря­док их следования в ряду: по мере возрастания конкретности значения (и увеличения числа дифференцирующих сем) слова отдаляются от доминанты ряда bien fortune richesse avoir propriété domaine héritage patrimoine dot. Та­ким образом, синонимический ряд предстает как иерархизован-ная структура, построенная с опорой на парадигматические ха­рактеристики слова — его семантические связи с близкими по смыслу словами, а также на синтагматические признаки сло­ва — его сочетаемость.

Многозначное слово (лексема) может иметь синонимы для каждого из своих ЛСВ и, следовательно, входить в несколько синонимических рядов. Это будут отношения частичной синони­мии. Например, прилагательное aigre входит в следующие си­нонимические ряды:

I прямое номинативное значение «вкус» — «кислый, терпкий,
острый»: aigre acide acerbe piquant;

II перен. о звуке «резкий, пронзительный»: aigre aigu
perçant strident;

III перен. о температуре воздуха, ветра «холодный»: aigre
froid glacial cuisant;


IV перен. о тоне, нраве — «едкий, колкий»: aigre acre amer cassant mordant.

По основному (прямому номинативному) значению данное прилагательное является вкусообозначением, но в переносных значениях передает также звуковые и осязательные ощущения. Это явление совмещения в семантической структуре одной лексемы ЛСВ, называющих качества, связанные с восприятием различными органами чувств, называется синестезией. Между отдельными значениями ряда прилагательных существуют раз­личные виды синестезической симилятивной связи, например от зрительно воспринимаемого признака к звуковому и обратно: une voix claire, un rire limpide; une couleur criarde, un gris sourd; от осязательно воспринимаемого признака к вкусовому или звуковому: un potage velouté; une voix molle и т. п. Во французском языке особенно развита синестезия прилагатель­ных, называющих вкусовые признаки. Синестезия представляет собой полирецепторную метафору, основанную на сходстве ощущений при восприятии признаков объектов реальной дей­ствительности разными рецепторами, и в этом качестве в боль­шей или меньшей степени встречается во многих языках: рус. глухая ночь, англ, loud colour, ит. colore stridente и т. п.

В синонимических сериях, группирующихся вокруг лексемы aigre, целый ряд слов является лишь контекстуальными синони­мами, реализующими семантически близкие значения в сочета­нии с ограниченным количеством слов и вне этих синтагматиче­ских связей не образующими синонимического ряда. Например, cuisant синонимично froid, glacial только в сочетаниях ти­па un vent glacial «обжигающий холодом ветер», un souffle cuisant de l'hiver «леденящее дыхание зимы»; в сочетаниях же un accueil froid, une politesse glaciale контекстуальная синони­мическая замена на cuisant невозможна.

В разнообразные контекстуально-синонимические отношения вступают в своих переносных значениях прилагательные цвета. Например: vert 1. «зеленый», синонимами могут быть названия оттенков зеленого цвета olive, céladon, pomme, bouteille etc.; 2. перен. «бодрый, крепкий, лдоровый»: un viellard encore vert,— vigoureux solide gaillard; 3. перен. «вольный, игривый»: tenir des propos verts,— frivole leste grivois gaulois; 4. пе­рен. «резкий, строгий»: une verte semonce,— rude sévère vif; 5. общ.-полит. «зеленый, экологический»: le mouvement vert,— écologiste écolo — environne ment aliste.

Синонимичность лексических единиц является исторически изменчивой категорией, так как в основе ее лежат постоянно совершающиеся в языке процессы расхождения и сближения смыслов языковых знаков. Существование разной степени се­мантической близости между лексемами, семантические схож­дения (заключающиеся в возможности нейтрализации семанти­ческих различий между частичными синонимами) и расхожде-


ния лексем (например, развитие оттенков значения у абсолют­ных синонимов — «распределение синонимов») представляют со­бой результат действия законов семантического развития сло­весных знаков. В зависимости от сдвигов в смысловом содер­жании отдельных слов происходят изменения в структуре соот­ветствующих синонимических рядов.

Пополнение словаря синонимов, изменения в его составе связаны, с одной стороны, с познавательной деятельностью че­ловека, поиском более точной формы передачи мысли, а с дру­гой— со стремлением к экспрессивности, к обновлению и раз­нообразию выразительных средств языка. Источниками синони­мов могут быть:

Заимствования из других языков. Например, в синоними­ческом ряду глаголов речи некоторые члены имеют ЛСВ, со­держащий отрицательную рационально-оценочную коннотацию «болтать, разглагольствовать»: discourir pérorer palabrer;
последний из упомянутых глаголов образован от заимствованного из испанского языка слова palabra «речь»>>palabre «скуч­ная длинная речь, многословие, разглагольствование». Группа
слов со значением «мимолетное увлечение» включает наряду с собственно французскими словами несколько заимствован­ных: amourette toquade béguin caprice< ит. capriccio passade<.ET. passata flirt < англ. (to) flirt.

«Внутреннее заимствование» — так условно называют процесс перехода в общий речевой узус лексических единиц из сни­женных пластов лексики — просторечия и арго, которые рас­
сматриваются как социальные диалекты. Характерной особен­ностью французского языка является проницаемость границ между нормативной и ненормативной лексикой. Арготи­ческие и просторечные лексические единицы часто используют­ся как эмоционально-экспрессивные формы в обиходно-бытовой речи носителями языка, вполне владеющими литературной нор­мой, что в сравнительно короткие сроки приводит к улучшению
функционально-стилистической характеристики изначально «маргинальной» лексики. В современной разговорной речи ши­роко употребляются синонимы слов argent и camarade — соот­ветственно fric (fam.), pote (fam.), пришедшие из арго. Маркиро­ванные как просторечные в толковых словарях изданий 70—80-х годов вторые члены синонимических пар travail boulot, automobile bagnole, eau flotte, enfant môme в словаре Малый Ларусс издания 1993 года имеют помету fam. «разго­ворное». Подобным образом, благодаря утрате словами прини­жающей социальной окраски, пополняется корпус разговорной
лексики, используемой в регистре неофициального общения. Узуализация ерминологической лексики. Успехи научно-технической революции, популяризация специальных знаний,
в частности через общенациональную прессу и телевидение, соз­дали предпосылки для внедрения в общеязыковой обиход до


вольно значительного количества слов, своими первоначальны­ми значениями связанных с той или иной отраслью науки, тех­ники, имевших ранее четкие терминологические значения. В по­вседневной речи они приобретают новые ЛСВ с 'более общим, «бытовым» значением. Приобретение подобного ЛСВ сопровож­дается утратой специальной функционально-стилистической кон­нотации. Такой модификации подверглось, например, прилага­тельное suicidaire (сфера медицины, психологии).

SUICIDAIRE1. A propos de l'acte d'un être humain qui se donne la mort, ad], (déterminant le plus souvent un nom abstrait). Qui tend, qui mène au suir'de; qui tient du suicide «суицидный; ве­дущий, предрасположенный к самоубийству, самоубийственный»: comportement suicidaire; la drogue la plus suicidaire. 2. Fig. Par hyperbole. Qui mène à l'échec, à la ruine, à la faillite «убийствен­ный, гибельный, катастрофический» (DMC, 631).

В новом переносном значении прилагательное входит в си­нонимический ряд désastreux catastrophique funeste si­nistre suicidaire, который предстает как мобильная микро­структура: в то время как книжно-литературная гипербола désastreux стирается, ослабевает, ряд пополняется новым чле­ном — suicidaire с сильным гиперболическим переносным ЛСВ.

В серии antipathie aversion dégoût новым включением является allergie, название болезни по прямому значению: allergie aux langues étrangères, aux voyages. Il se reconnaît une allergie à certains secteurs de la connaissance: «La géographie ne me va pas du tout» (DMC, 15). Глагол satelliser из области кос­мической техники «placer (un engin) en orbite autour d'un astre» приобрел переносное значение «mettre qch ou qn sous la dépendance, sous l'influence de, dans l'orbite (fig.) de qch ou de qn» и стал членом синонимической серии с общим значением «подчинить»: assujettir tyranniser asservir soumettre opprimer courber satelliser (La Normandie ne sera pas «sa­tellisée», elle ne sera pas absorbée par Paris. J'ai toujours navi­gué sur deux principes: ne jamais demander d'argent à mon père et ne pas être satellisé par lui. — DMC, 574).

Количественный состав словаря синонимов и источники его пополнения специфичны для каждого отдельного языка. Так как французский язык отличается развитой полисемией, в обо­гащении его синонимических ресурсов важную роль играет раз­витие значений слов.

Согласно теории немецкого лингвиста X. Шпербера (1885— 1963), духовный климат эпохи порождает определенные центры «семантической экспансии», к которым под действием факторов психологического порядка («эффективности») притягивается большое количество синонимов. Английский филолог С. Ульман (1914—1976), развив сформулированный Шпербером закон «си­нонимической аттракции», включил в число факторов, регули­рующих синонимические ресурсы языков, исторические и соци-


альйые причины: по мнению ученого, количественный и качест­венный состав словаря синонимов того или иного языка отра­жает сферы, наиболее существенные в жизни общества. Поня­тия и явления, занимающие видное место в интересах и дея­тельности языкового коллектива, выражаются в сериях слов-синонимов, так как существует потребность в тонком различе­нии объективных» оттенков мысли, а также в экспрессивной эмоционально-оценочной квалификации объектов действитель­ности. Закон «синонимической аттракции» относится к языко­вым универсалиям.5

Таким образом, если какое-либо явление вызывает всеобщий интерес, о нем часто говорят, то называющее его слово стано­вится центром «семантической экспансии» и вокруг него форми­руется синонимический ряд. В конце 60-х годов во Франции со­циально актуальным было понятие «перемена», что на уровне словаря синонимов выразилось в возникновении семантического неологизма — нового ЛСВ у слова mutation, термина биологии «мутация» — changement soudain et durable и расширении соот­ветствующей синонимической серии: changement transforma­tion évolution bouleversement métamorphose mutation (1968). В серии élite crème gratin fine fleur dessus du panier huiles шесть языковых единиц передают понятие «эли­та, лучшая часть чего-л.»; почти все они практически взаимоза­меняемы, однако понятие «элита» настолько социально значи­мо, что нуждается в многократном и разнообразном по форме обозначении: C'est la crème des maris. La crème de l'armée de terre française. La crème du jazz. Le gratin économique et finan­cier. Le gratin des chanteurs. Le gratin audiovisuel. La fine fleur du sport français. Les huiles du canton и т. п. (приведенные примеры почерпнуты из современной прессы).

К отличительным чертам синонимии во французском языке относится существование синонимических пар слов — этимоло­гических дублетов (т. е. имеющих общий латинский прототип). Их синонимическая связь основывается на общности этимоло­гического значения. Вместе с тем в семантической структуре этимологических дублетов наблюдаются различия, связанные со следующими оппозициями:

1. Переносное/прямое значение


loyal légal


\legalem


«законный» по отношению к моральному закону -»• «чест­ный»

прямое этимологическое значе­ние «законный» (относящийся к закону)


s См.: U llmann S. Précis de sémantique française. Berne, 1952. P. 188, 253—254.


2. Общее/специальное значение


soupçon

suspicion


suspictionem suspicio


«подозрение»

юр. «подозрение, сомнение в беспристрастности судей»


frêle fragile

3. Различие оттенков значения

fragiletn

«хрупкий, слабый»

«хрупкий, ломкий, бьющийся»


Аналогичные семантические и стилистические различия на­блюдаются также в дублетных парах raide rigide, froid fri­gide, nourrissant nutritif, étendue extension, étranglement strangulation, sûreté sécurité, sécheresse siccité и др. Одна­ко 'большинство этимологических дублетов довольно далеко разошлось по значениям и связано только общим источником происхождения.

Иногда к синонимам относят лексические единицы, которые точнее следовало бы назвать лексико-морфологическими вари­антами слова. Это, по существу, однокоренные слова, одно из которых помимо корневой морфемы содержит аффикс: an année; murmuraille; mont montagne. Совпадая по основно­му значению, слова такого рода различаются по своему функ­ционированию в речи. Так, в паре mont montagne первое сло­во фигурирует в географических названиях — именах собствен­ных: le Mont Blanc, le Mont Parnasse и т. п.,— a также во фра­зеологизмах: par monts et par vaux «по горам, по долам»; pro­mettre monts et merveilles «сулить золотые горы», в то время как слово montagne, называя идентичный объект реальной дей­ствительности, свободно в своих сочетательных связях.

Употребление лексико-морфологических вариантов в речи подчинено правилам, которые не всегда можно точно и кратко сформулировать, поскольку различия определяются не семанти­кой слов, а сложившейся традицией их речевого использования. На этом основании им посвящаются подробные статьи в «Сло­варях трудностей», например an année (Thomas, 29). В боль­шинстве случаев слова такого рода представляют собой квази­синонимы, т. е. варианты в плане выражения одного и того же знака (ср. рус. зал зала, шкаф шкап).

ОМОНИМИЯ

Один и тот же звуковой комплекс может быть связан с раз­ными смыслами. За этим отношением просматриваются два явления: полисемия и омонимия Отличие омонимии от полисе­мии заключается в том, что полисемия представляет собой со-


вокупность значении одного слова, а омонимия — совпадение формы двух разных слов. Таким образом, омонимы, — это оди­наково звучащие слова, имеющие принципиально различные значения. Омонимы, совпадающие и в произношении и в напи­сании, называются омографами; те, у которых совпадает только звуковая форма, — омофонами.

Причины появления омонимов разнообразны. Они могут воз­никать в результате фонетического развития слов, имевших пер­воначально различный звуковой и графический облик. Особен­но интенсивно процесс образования омонимов происходил в пе­риод формирования французского языка из народной латыни. Медленно, но неуклонно совершавшиеся фонетические преобра­зования привели к неожиданным совпадениям по форме дале­ких по значению слов:


чары, очарование граб (дерево) кузен

charme < лат. сагтеп charme < лат. carpinus cousin < лат. consobrinus

cousin < нар. лат. culicinus комар
perche < лат. perça окунь

perche < лат. pertica шест.

Развитию омонимии во французском языке способствовали также заимствования из других языков:

ягода бухта, залив печаль, огорчение шагрень (кожа) торжественность,

baie < лат. Ьаса

baie < исп. bahia, XIV век

chagrin < ст. фр. диал. chagraigner,

от герм, корня gram chagrin < тур. çâgri, XVI век pompe < лат. pompa, XIV век <

гр. pompé великолепие

pompe < ит. pompa, XVI век насос

Омонимы появляются также при совпадении звучания в про­цессе словопроизводства, в результате таких словообразова­тельных процессов, как деривация, обратное словопроизводство, усечение, конверсия, эллипсис:

bourse < лат. bursa кошелек, стипендия ->• boursier стипендиат

Bourse < Van der Burse биржа -*- boursier биржевик (фамилия семьи, в особняке ко­торой помещалась первая в исто­рии биржа в г. Брюгге, Фланд­рия, XVI век)

coupe < лат. сирра кубок, чаша

coupe < от гл. couper рубка, резка, стрижка

radio < сокр. от radiodiffusion радио


radio < сокр. от radiographie рентгеновский снимок

rire смеяться —*~ le rire смех

commode удобный — une armoire commode ->• une commode комод.

Омофония, возникшая на фонетической основе, широко пред­ставлена во французском языке; она охватывает разветвленные серии слов, принадлежащих к разным частям речи. Например, ряд омонимов, имеющий звучание [ver] :

ver < лат. vermis червяк

vers < лат. versus стих

vers < лат. versus к, около

vert < лат. viridis зеленый

vair < лат. varium беличий мех
verre < лат. vitrum стекло

verre <лат. vitrum стакан.

В этом ряду два слова были омонимами уже в классической латыни; два последних возникли в результате переноса наиме­нования по метонимии: предмет назван по материалу. Сравним также серии, произносимые как [и] и [metr]:

август остролист (растение) где, куда или хозяин, учитель метр ставить, класть и т. д.

août < лат. augustus

houx < герм, huis

< лат. ubi

ou < лат. aut

maître < лат. magister

mètre < лат. met гит < rp. metron

mettre < лат. mittere

Данный вид омонимии является спутником фонетического сжатия слов: чем меньше фонетический объем слова, тем боль­ше вероятность, что такое слово совпадает по звучанию с дру­гими такими же простыми по звуковому и морфологическому составу словами. Развитая омофония односложных слов — одна из характерных черт французского словаря.

Причиной появления омонимов может быть семантическое расхождение значений многозначного слова. Постепенное накоп­ление новых ЛСВ создает предпосылки к нарушению смыслово­го единства лексемы, завершающемуся образованием омони­мов. Омонимы возникают вследствие того, что с течением вре­мени производные значения, отрываясь от основного, утрачива­ют смысловую связь с ним. Например, слово grève в своем се­мантическом развитии прошло следующие стадии:

Grève— terrain sablonneux au bord de la mer ou d'un fleuve;

— plage de sable au bord de la Seine à Paris;

— la place en bordure de cette plage (place de Grève
devenue place de l'Hôtel de Ville) où avaient lieu les
exécutions capitales et où les ouvriers chômeurs se
réunissaient en attendant l'embauche;


—- Cessation involontaire du travail (être ert grève) ;









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь