СЕМАНТИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЛОВА


Слово как элемент речи, т. е. конкретного говорения, проте­кающего во времени и облеченного в звуковую или письменную форму, чаще всего однозначно: его значение ограничивается, уточняется и конкретизируется контекстом или речевой ситуа­цией. Слово как элемент языка — системы объективно сущест­вующих, социально закрепленных знаков, соотносящих понятий­ное содержание и звучание, в большинстве случаев многознач­но, представляет собой сложную структуру, в которой сосущест­вуют разнообразные значения.

Система значений слова в современном языке — это итог его семантической эволюции. При диахроническом анализе смысловой структуры слова лексиколог прослеживает последо-

Закат № 104 33

 

 

вательность развития значений слова, их возможную обуслов­ленность этимологией и семантическую выводимость одного значения из другого. Прежде всего выявляется первичное зна­чение — то значение, с которым слово впервые зарегистриро­вано в дошедших до нас письменных памятниках. При этом первичное значение слова не следует смешивать с его этимоло­гией, т. е. происхождением (гр. etymon «исходное значение и форма слова»). Французский глагол penser через позднелатин-скую форму pensare восходит к классическому pendere «взве­шивать»; первичное значение penser, отмеченное в памятнике X века, — «думать».

При анализе слова в плане синхронии выделяется основное значение слова, т. е. такое значение, которое в рамках конкрет­ного исторического периода вне контекста вызывает у всех чле­нов языкового коллектива одинаковую реакцию понимания. Е. Курилович, говоря о главном значении слова, квалифицирует его как «то, которое не определяется контекстом, в то время как остальные (частные) значения к семантическим элементам главного значения прибавляют еще и элементы контекста».19 Основное значение в системе значений многозначного слова яв­ляется источником всех остальных значений данного слова. Так, основное значение существительного mouvement — «движе­ние». Все остальные значения: 2. перен. движение: mouvement révolutionnaire; 3. волнение, душевное движение; 4. живость, сила воображения; 5. часовой механизм; 6. воен. перемещение войск, маневр; 7. передвижение, перемещение (кадров); 8. тех. ход и т. д. (ГГ, 714) —развились на базе основного значения.

Основное значение может совпадать с первичным, если сло­во сохраняет свое значение неизменным до современного этапа развития языка. Свое первичное значение до настоящего време­ни сохранили такие глаголы, как parler, voir, pouvoir, savoir, и многие другие слова французского языка — у них первичное значение совпадает с основным. Однако возможна утрата пер­вичного значения и выдвижение в качестве основного нового значения, пришедшего ему на смену. Существительное libraire засвидетельствовано во французском языке XIII века в форме livraire, несколько позднее восстановлено этимологическое Ъ в корне. Первичное значение слова — «переписчик, писатель»; только в XVII веке появилось современное значение «книгопро­давец», которое и является теперь основным значением, а пер­вичное давно вышло из употребления.

Итак, основное значение — это устойчивое и самое про­дуктивное на данном этапе развития языка значение, являю­щееся семантическим центром данного слова.

Отправной точкой семасиологического анализа является

19 Курилович Е. Заметки о значении слова // Очерки по лингви­стике. М., 1962. С. 246.

прямое номинативное значение. Экспериментальное исследова* ние семантических разрядов слов с применением психолингви­стических методик показывает, что прямое номинативное зна­чение является психологической реальностью для носителей языка. Прямое значение «непосредственно направлено на пред­меты, явления, действия и качества действительности (включая сюда и внутреннюю жизнь человека) и отражает их обществен­ное понимание».20 В большинстве-случаев прямое номинативное значение совпадает с основным значением слова. Помимо основ­ного номинативного значения, слово может также иметь значения номинативно-производные. Обычно они бывают несколько уже, специализированнее основного значения. Если, например, ос­новным номинативным значением прилагательного blanc явля­ется «белый», то значение «чистый» — номинативно-производ­ное, аналогично для vert — «зеленый» и «незрелый». Все значе­ния, производные от основного, называют вторичными. Таким образом, в системе значений слова существует определенная иерархия. Свободные номинативные значения не ограничены никакими условностями языкового характера, они лингвистиче­ски свободны. Им противополагаются значения фразеологиче­ски, синтаксически и контекстуально связанные.

Традиционная семантика различает sens propre и sens figuré, т. е. прямое (собственное) и переносное значения слова. Те или иные явления, события, вещи могут быть названы посредством языковых знаков, за которыми закреплены совершенно другие значения. Такое обозначение имеет место благодаря определен­ной предметно-логической связи между ассоциирующимися реа­лиями, обладающими общими признаками. Переносное значение приобретается словом в результате сознательного употребле­ния его в речи для обозначения предмета, не являющегося его обычным и естественным референтом. Например: clé— 1. ключ: donner un tour de clé повернуть ключ в замке; 2. перен. ключ, отгадка, объяснение: trouver la clé d'un mystère найти ключ к разгадке тайны; ballet—1. балет; 2. перен. активная деятель­ность, суета (приезды и отъезды, встречи), активная дипломати­ческая деятельность; zeste—1. цедр/а, кусочек корочки: un zeste de citron; 2. перен. разг. небольшое количество, налет (чего-л.); привкус, душок, частица: un zeste de snobisme налет снобизма (ГГ, 206, 98, 1173).

Поскольку объекты реальной действительности обладают многообразными качествами и свойствами, они могут быть под­ведены под те или иные понятия на основании различных при­знаков. При возникновении переносного значения объект под­водится под определенное понятие, которое в языке уже имеет свое имя.

20 Виноградов В. В. Основные типы лексических значений слова // Вопросы языкознания. 1953. № 5.

 

 

Значения слова могут быть свободными и связанными. Сво­бодные значения отличаются широтой синтагматических свя­зей. Сочетаемость связанных значений регулируется некоторы­ми языковыми ограничениями. Фразеологически связанное зна­чение слова проявляется лишь в сочетании данного слова с бо­лее или менее узким кругом слов, в определенных фразеологиче­ских контекстах. Так, на фоне свободных значений глагола jouer, реализующихся в сочетаниях с разнообразными именами суще­ствительными (jouer du piano, de la flûte etc., jouer une pièce de théâtre, une comédie etc., jouer la surprise, l'indignation etc., jouer qn и т. п.), выделяется фразеологически связанное, кото­рое проявляется в следующем контексте: La clé joue dans la serrure «ключ поворачивается в замке». Слово main, обладаю­щее развитой системой свободных значений, имеет несколько фразеологически связанных: une main de papier «пачка писчей бумаги»; une main courante «поручни, перила» и др.

Синтаксическая связанность значения слова предполагает обусловленность реализации переносного значения условиями синтаксического функционирования слова. Во французском языке значение многих глаголов зависит от их переходного / не­переходного употребления, от сопутствующего предлога: Pré­tendre I vt \. требовать по праву, заявлять свое право на... ;

2. хотеть, требовать что-л. от кого-л.: que prétendez-vous de moi? намереваться, хотеть; 4. утверждать, настаивать. II vi (à qch) домогаться чего-л., стремиться к чему-л., иметь притязания, пре­тендовать. Veiller I vi 1. бодрствовать; 2. дежурить, работать ночью; 3. бдеть, проявлять бдительность; 4. сидеть, собираться вечером (между ужином и сном); 5. veiller à qch, sur qch заботится о..., смотреть, наблюдать за... II vt veiller un malade
находиться при больном, дежурить ночью у постели больного; veiller un mort провести ночь при умершем. Значение имен прилагательных может варьироваться в зависимости от занимаемо­го ими места по отношению к определяемому существительному: Triste 1. грустный, печальный: un air triste; 2. жалкий, плачевный: un triste personnage жалкий человек; 3. плохой, сквер­ный: dans un triste état: в плохом состоянии (о больном); un
triste repas: скудная трапеза. Sacré 1. священный, нерушимый, святой: devoir sacré священный долг; livres sacrés священные книги; 2. бран. чертов, проклятый, отпетый, отъявленный: sacré menteur отъявленный лгун; 3. разг. чертовский, дьявольский,
необыкновенный: il a une sacrée patience: y него дьявольское терпение...

В случае синтаксической связанности значения явления лексико-семантического уровня языка обусловлены закономерно­стями другого уровня (грамматического).

Существует определенная зависимость реализации значения слова от контекста — контекстуальная связанность. Контекст можно понимать узко — как ближайшее окружение слова — и

 

шире — как отрезок связной речи (текст). Именно контекст, рас­сматриваемый в качестве совокупности собственно лингвистиче­ских и экстр а лингвистических условий, в которых однозначно выявляется содержание полисемантичного слова, способствует различению в речи значений многозначного слова. Выражение faire un créneau в разговоре автомобилистов означает «поста­вить машину между двумя другими»; в проекте строительства автомагистрали — «расширить один из участков дороги для объезда», а в статье на экономическую тему слово créneau бу­дет значить «свободное место на рынке», «брешь», «ниша», «неиспользованные возможности». Среди факторов, влияющих на реализацию лексического значения, выделяется социальный, профессиональный, возрастной статус коммуникантов, в зависи­мости от которо-го одни и те же звуковые комплексы выступают как носители разных смыслов. Прил. débile в книжной речи озна­чает «слабый»: «L'esprit humain est débile; il s'accommode mal de la vérité toute pure» (R. Rolland). Молодежь употребляет его в повседневном непринужденном общении как выражение об­щей резко отрицательной оценки: «дурацкий, кретинский, де­бильный»: Regarde Céline: débile, son chapeau rosé!; Bachoter un dimanche, c'est débile. В речи арготирующих (преступный мир) многие общеупотребительные слова используются в спе­цифических переносных значениях: éponger «вытирать губкой; арг. обобрать до последней нитки»; châtaigne «каштан; арг. удар кулаком, тумак»; bavard «болтун; арг. адвокат»; brunette «брюнетка; арг. ночь».

Существование в синхронном плане у одного слова несколь­ких значений, связанных определенными смысловыми отноше­ниями, — явление объективное, присущее самой лексической системе языка и находящее свою реализацию в речи. Полисе­мия — наличие у одного слова нескольких связанных между со­бой значений является одним из важнейших условий функцио­нирования языка, поскольку таким образом один и тот же фо­нетический (звуковая оболочка) и графический комплекс ис­пользуется для обозначения реально различных предметов, яв­лений, процессов.

Прямые номинативные значения свободны от внутрислов­ной парадигматической обусловленности; производные же зна­чения обусловлены исходными, так как связаны с действитель­ностью через исходное значение данного слова или через зна­чения других слов, мотивированы ими. «О многозначности сло­ва можно говорить в тех случаях, когда слово выражает раз­личные, но соподчиненные между собой значения, т. е. когда каждое из значений многозначного слова семантически связано с другими значениями и, следовательно, выражает какие-либо общие существенные признаки, образующие так называемое инвариантное значение. Инвариантным значением многозначно­го слова следует считать его внеконтекстное значение, которое

 

образуется в результате функционирования слова в речи и ко­торое объединяет все значения многозначного слова».21 Напри­мер, многозначное существительное aiguille—1. игла, иголка; 2. стрелка (часов, весов, компаса); ж.-д. указатель, веха, ори­ентир; 3. пик, шпиль, игла, обелиск; 4. шило; 5. зоол. морская игла; 6. игольная улитка,'башенка (моллтоск); 7. бот. игла (ели, сосны)—в качестве инвариантного имеет значение «острый тон­кий предмет».

Многозначность следует отличать от «широкозначности», за­ключающейся в способности слова иметь «значение, содержа­щее максимальную степень обобщения, проявляющееся в чи­стом виде лишь в условиях изоляции слова из речи и получаю­щее известную конкретизацию при употреблении данного слова в речи».22 Иначе говоря, широкозначность — такая разновид­ность лексической семантики, в которой представлена особенно высокая степень абстракции. Во французском языке этим свой­ством обладают глаголы avoir, être, faire, aller и др., существи­тельные chose, fait, affaire, bidule, truc, machin и др. Сло­ва широкого значения соотносятся с понятием широкого объ­ема. Поскольку объем и содержание понятия находятся в об­ратном соотношении, объемное значение способно отразить ми­нимальное количество существенных признаков и охватить максимальное количество различных предметов и явлений дей­ствительности. Благодаря этому качеству слова широкой семан­тики обладают разнообразными свободными связями (обшир­ной дистрибуцией) и легко замещают другие лексические еди­ницы в процессе коммуникации.

Например, глагол faire может означать «обойти, объехать, по­сетить, побывать»; faire toute la ville — обегать вгсь город, faire toutes les librairies — обойти все книжные магазины, faire la Grèce — побывать в Греции; разг. продавать — стоить: à com­bien faites-vous cette robe? — за сколько вы продаете это платье? — Ça fait combien, cette robe? — сколько стоит это платье?; разг. сделаться, стать: il fera un bon médecin — из него выйдет хороший врач; болеть — faire une grippe, une angine; разг. служить: ce manteau m'a fait quatre ans — это пальто я но­сил четыре года; выглядеть: faire vingt ans — выглядеть на двадцать лет; арг. красть: faire une montre — спереть, стащить часы. В сопровождении разных слов faire служит средством наименования множества действий и процессов, однако нельзя сказать, что у него, например, есть значения «путешествовать, болеть, продавать» и т. п. Этот глагол обозначает лишь «дей-ствование» в самом общем виде; соотнесение его смысла с кон­кретным действием обусловлено тем или иным контекстным

21Аллендорф К. А. Значение и изменение значений слов // Учен.зап. I Моск. гос. пед. ин-та иностр. яз. им. М. Тореза. 1965. Т. 32. С. G5.

22 Амосова H. H. Основы английской фразеологии. Л., 1963. С. 14.

 

окружением. Следовательно, денотативная отнесенность широ-козначного слова контекстуальна, она выступает в качестве ре­чевого значения (смысла) в конкретном высказывании, в то время как различные значения многозначного слова есть факты языка. Аналогичным образом обстоит дело с сущ. truc разг. «штука, штучка, штуковина, предмет, вещь; это самое... ; этот, как его... (о предмете, название которого не приходит на ум, о человеке, имя которого не могут вспомнить)»: un truc pour ouvrir les boîtes — штуковина для открывания банок; c'est Truc qui me l'a dit — мне сказал это какой-то человек (ГГ, 443, 1120). «Qu'est-ce que c'est que ce truc jaunâtre là-bas? — De la rata­touille niçoise» (Troyat); «Dire en face des trucs désagréables» (Sartre); «Le cinéma, la tévé, l'électronique, des trucs comme ça» (Queneau) (PR, 1846).

Как видим, слова с широким значением в силу высокого уровня обобщенности своей семантики обладают способностью репрезентировать обширный и разнообразный круг референтов. Многие из них являются высокочастотными единицами сло­варя.

Сопоставляя многозначность и широкозначность, исследова­тели отмечают, что отдельные значения в структуре полисем>ан-тичного слова связаны различными логико-ассоциативными от­ношениями, и образование новых значений осуществляется на базе и по модели семантической производности, в то время как в структуре широкозначноло слова смысловые варианты связа­ны по преимуществу функционально: они являются контексту­ально обусловленными и представляют собой, по сути дела, упо­требления соответствующего слова.23

Итак, слово в качестве основной единицы лексической систе­мы языка обладает собственным значением (или системой зна­чений, если словесный знак полчсемантичен). Это собственное лексическое значение (или система значений) реально проявля­ется в контексте, в непосредственном вербальном окружении на синтагматической оси.

В языке слово существует во всей совокупности своих се­мантических и грамматических признаков, представляя собой структурную единицу — лексему. Лексема как семантически не расчлененный словесный знак, слово-комплекс в полноте своих лексических и грамматических значений и форм является осно­вой всех конкретных воспроизведений (реализаций, манифеста­ций) слова в речи. Основной предельной единицей лексико-се-мантического уровня является лексико-семантический ваг'шнт слова (ЛСВ), семантически расчлененный словесный знак, рав­ный по своему содержанию отдельному значению лексемы. Раз­личные ЛСВ (варианты лексемы) реализуются, устанавливают-

23 См.: Ленца А. Л. Широкозначность глагола и контекст, Кишинев, 1987. С. 47.

 

ся, отделяются друг от друга в речи, в контексте, в том или ином словоупотреблении. Совокупность ЛСВ составляет семан­тическую структуру многозначной лексемы.

В современной лексикологии выделяются три уровня описа­ния слова: слово лексема, слово ЛСВ и семантически (аб­солютно) реализованное слово в единицах речи — словоупо­требление. «Любое полнозначное слово существует, хранится закодированным в системе номинаций как виртуальный знак — семантически нерасчлененное слово со всей совокупностью его значений и форм (словарное слово) ; второй формой существо­вания предметного имени является относительно актулизован-ное слово в лексико-семантической системе языка, т. е. слово, семантика которого расчленена системными средствами на сум­му лексико-семантических вариантов как совокупность систем­ных значимостей слова, и, наконец, в актах речи слово, мани­фестируя тот или иной ЛСВ, предстает в виде многочисленных употреблений, воспроизведений системных значимостей».24

Между лексемой и ЛСВ существует отношение инклюзии: ЛСВ включается в структуру лексемы как часть в целое. От­ношение же между ЛСВ и словоупотреблением — это связь между системной значимостью и ее конкретной манифестацией в речи.

Разграничение собственно значения (ЛСВ) и словоупотреб-л°нид — еще один из дискуссионных моментов в лексикологии. Одним из предлагаемых способов разрешения его является от­несение употребления к речи, а значения — к системе языка. Словоупотребления, иначе называемые «речевыми значениями», подразделяются на узуальные, или принятые в языке устояв­шиеся значения, в которых слово обычно и естественно употреб­ляется, и окказиональные, или значения, приданные данному слову в данном контексте речевого употребления и представ­ляющие собой известный отход от обычного и общепринятого.25 Словоупотребление может рассматриваться в двойном ракурсе: как реализация уже существующего ЛСВ и как процесс ста­новления нового ЛСВ путем закрепления контекстуальных смысловых приращений, «кристаллизации» приобретаемых в контексте оттенков значения в самостоятельное значение. Таким образом, возможен переход окказионального в узуальное. По­добный переход можно проследить в структуре следующих лексем:

HEMORRAGIE1. прямое номинативное значение: écoulement de sang hors des vaisseaux qui doivent le contenir «крово­течение»; 2. перен.: perte importante (en hommes, en biens), que subit une collectivité (pays, nation etc.) a) à pro-

24 Уфимцева А. А. Типы словесных знаков. M., 1974. С. 174.

25 См.: Медникова Э. М. Значение слова и методы его описания. М.,
1974. С. 135.

 

pos de personnes «людские потери (в частности, на войне), кровопускание»: l'hémorragie humaine infligée à l'Afrique; l'hémorragie de la main d'oeuvre; l'hémorragie de cadres; b) à propos de choses «утечка (капиталов, мозгов)»: l'hé­morragie des devises (ГГ, 535; DMC, 269).

ECREMER1. прямое номинативное значение: dépouiller le lait de la crème, de la matière grasse «снимать сливки, пенку с молока»; 2. перен.: prélever dans un groupe humain, une société les meilleurs éléments «отбирать лучшую часть (об­щества, группы людей и т. п.)»: l'exode féminin qui «écréme» la campagne (ГГ, 371; DMC, 191).

FLAMBÉE1. прямое номинативное значение: «яркое пламя»; 2. перен.: explosion de violences collectives, de protestations «вспышка» в политическом, социальном контексте: une flambée de délinquance juvénile; une flambée de terrorisme; экон. élévation soudaine (cours, prix etc.) «резкий подъем, скачок цен»: la flambée des prix du pétrole (ГГ, 462; DMC, 226).

Переносные ЛСВ этих лексем в настоящее время отмечены в словарях как устоявшиеся узуальные значения — неологизмы. Это значит, что произошедший на стадии словоупотребления семантический сдвиг получил общественную санкцию, принят языковым коллективом в качестве новой единицы номинации, регулярно воспроизводимой в речи.

Новые переносные ЛСВ данных лексем реализуются в актах речи в узуальных словоупотреблениях. Но не всякое семанти­ческое отклонение от общепринятого воспроизводимо в языке всеми членами социума. Некоторые семантические инновации производятся в момент речи лишь отдельными лицами. Эти яв­ления остаются на стадии окказионального, индивидуального употребления.

Словесные знаки выполняют обобщающую функцию, и имен­но поэтому возможно наличие у них нескольких означаемых (лексических значений), связанных определенными смысловыми отношениями. Совокупность ЛСВ лексемы дает представление о семантической структуре многозначного слова, которая обу­словливается парадигматическими и синтагматическими связя­ми каждого ЛСВ, входящего в ее состав.

 

 

 

Глава II









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь