СПОСОБЫ И ПУТИ ИЗМЕНЕНИЯ ЗНАЧЕНИЙ


В основе большинства семантических изменений лежат ме­тафора или метонимия.

«Метафорический перенос слова с одного предмета на дру­гой основан на сходстве признаков двух предметов. Общие чер­ты вещей выделяются путем их сопоставления в момент поды­скания имени для обозначения предмета, не имеющего назва­ния. Эти признаки могут быть как существенными, так и несу­щественными. Главное в этом процессе — возникновение в со­знании образа другого предмета, уже названного в языке. Об­щий признак двух предметов служит основанием мотивации обозначения нового предмета старым названием, то есть назва­нием известного ранее предмета. Происходит своего рода име­нование вещи „чужим" именем путем переноса слова».2

Схематически процесс метафоризации может быть представ­лен следующим образом:

где И — исходное слово, Р — результирующее слово; переход от первого ко второму осуществляется через П — пересечение смыслов двух слов.

«Метафора экстраполирует, она строится на основе реаль­ного сходства, проявляющегося в пересечении двух значений, и утверждает полное совпадение этих значений. Она присваи­вает объединению двух значений признак, присущий только их пересечению».3

Перенос имени основан на уже упоминавшемся принципе асимметрического дуализма языкового знака, который закл|ю-чается в том, что какое-либо значение может быть выражено иным знаком (словом) и, наоборот, любое слово, имеющее свое значение, может быть выбрано в качестве номинативной едини­цы для выражения иного значения, нежели его собственное. Эта возможность слова заложена в его непосредственной обра-

2 П а в е л В. К. Лексическая номинация. Кишинев, 1983. С. 44.

3 Д ю б у а Ж-, M э н г е Ф., Э д е л и н Ф. и др. Общая риторика / Пер.
с франц. М, 1986. С. 196—197.

 

 

щенности к внеязыковой действительности. Слово выражает по­нятие, объем которого составляют совокупности предметов, об­ладающих отраженными в сознании человека признаками. По­скольку в предметах, составляющих объемы /разных понятий, можно выделить какие-либо общие или сходные признаки, эти предметы могут быть легко подведены под другие понятия и получить их имя.

Необходимо разграничивать языковую и стилистическую (индивидуальную) метафору. Индивидуальное метафорическое употребление слова в художественном тексте не придает ему нового номинативного значения. Такие единичные употребления слов не фиксируются обычными толковыми словарями. Изуче­нием индивидуальных метафор как фигур речи, нарочитого об­разного наименования предмета занимается стилистика. В се­масиологии метафора изучается как один из типов семантиче­ской номинации, в тесной связи с когнитивными процессами, ^социальными актами и языковым употреблением. В современ­ной лингвистике исследование метафоры как инструмента мыш­ления, связующего звена между образной и концептуальной ре­презентацией и общим энциклопедическим знанием, позволило по-новому осмыслить отношение семантики и прагматики.



Несмотря на индивидуальный характер возникновения язы­ковой метафоры в речи отдельного индивидуума, такая метафо­ра в результате ее многократного употребления языковым кол­лективом постепенно становится новым производным ЛСВ слова.

К числу языковых признаков метафоры относят семантиче­скую двуплановость (образность). Образность всегда возникает на первом этапе создания метафоры. Сохранение или стирание образности зависит от целей метафоры. Если метафора выпол­няет функцию номинации, то образность быстро стирается в сознании говорящего коллектива. Когда же метафора создается с целью выражения отношения говорящего к предмету выска­зывания, характеризации последнего, образность сохраняется в течение более длительного времени.

Метафорический перенос осуществляется на основе ассоциа­ции, полученной путем чувственного восприятия. Сама природа такого переноса требует образных элементов, но по общему психолингвистическому закону они присутствуют с категориче­ской обязательностью только при акте создания метафоры; когда же она становится узуальной, порождающая ассоциация забывается.

Метафор из а ции обычно подвергаются слова, обозначающие наиболее известные понятия и предметы из ближайшего окру­жения человека. Во французском, как и в других языках, весь­ма многочисленны так называемые антропоморфические мета­форы — а) перенос наименований, связанных с человеком, на иные предметы и явления; б) перенос наименований объектов

 

и процессов на действия человека и части его тела. Например, назывчше метафоры: a) une langue de terre геогр. «коса», les lèvres d'une plaie «края раны», le dos d'un livre «корешок кни­ги», une bouteille ventrue «пузатая бутылка», une table boiteuse «колченогий стол»; б) l'épine dorsale «позвоночник», la pomme d'Adam «кадык», le bassin анат. «таз», le bulbe oculaire «глаз­ное яблоко», jaillir 1.бить ключом, брызгать (о струе); 2. перен. внезапно появляться, выскакивать; dériver 1. относиться (тече­нием, ветром), дрейфовать; 2. перен. плыть по воле волн, про­являть пассивность (ГГ).

Частое явление во французском языке — зооморфизмы, пере­носные метафорические ЛСВ названий животных. Причиной возникновения подобных метафор является ассоциативная связь, устанавливаемая языковым коллективом между представ­лением о животных и представлением о типах человеческих личностей и моделей поведения. В основе этой связи лежит потребность в выражении оценки. Особенность зооморфизмов заключается в том, что они могут возникать на основании не­скольких признаков, реально 'присущих животным или припи­сываемых им носителями языка. Зооморфизмы широко употреб­ляются для обозначения в положительном или отрицательном аспекте моральных, физических, интеллектуальных, социальных и прочих особенностей человека. Например: cheval разг. «ло­шадь, кобыла» (о нескладной крупной женщине), corbeau разг. «анонимщик», fourmi арг. «мелкий торговец наркотиками», jeune loup «молодой честолюбец, стремящийся к успеху (в ка­кой-либо области)», ours перен. «нелюдим», poulain «новичок (в спорте, литературе и т. п. по отношению к его тренеру, из­дателю)», tigre «жестокий, кровожадный человек», tigresse «рев­нивая женщина», veau разг. «лентяй, олух, тряпка». Многие зооморфизмы выполняют оценочно-характеризующую функцию и в этом качестве национально-специфичны.

Кроме того, названия животных, перенесенные на неоду­шевленные предметы, становятся наименованиями различных приспособлений, механизмов, технических сооружений и т. п.: grue тех. «кран», punaise «канцелярская кнопка», souris вчт. «мышь — устройство для позиционного указания на экране дисплея», taupe тех. «станок для бурения горизонтальных сква­жин, туннелей». С этой же целью широко используются антро­поморфизмы — наименования частей человеческого тела: bras «ручка, подлокотник; опора, стойка, кронштейн; стрела (крана); рычаг звукоснимателя», dent «зубец, зубчик; пирамидальный пик, коническая вершина», doigt тех. «палец, рычаг, стержень» и т. п.

«Количественный анализ в ономасиологическом плане тек­стов и словарей показал, что во французском языке метафоризация как средство наименования используется чаще, чем в русском. При создании технических терминов французский

Заказ № 104

 

язык нередко использует метафорическое обозначение там, где русский — функциональное. Это связывается с преимуществен­ным развитием отыменного словообразования во французском, языке и отглагольного — в русском. В речи французский язык часто прибегает к метафорическому обозначению (даже к полу­стертой метафоре) там, где русский язык использует прямое наименование».4

В современном французском языке путем метафорического переноса создаются многочисленные семантические неологизмы-метафоры, которые обретают узуальность и в качестве ЛСВ включалотся в семантическую структуру лексем: BRIOCHEs.f. fig. fam. Ventre un peu trop gros (DMC, 69);

1. бриошь (сдобная булочка), 2. разг. пузо (ГГ, 142).
BULLDOZERs. m. fig. Personne audacieuse, intrépide (ou sans

scrupules) (DMC, 69); 1. бульдозер, 2. пробивной человек, не брезгающий никакими средствами (ГГ, 147). AMUSE-GUEULEs. m. fig. (Avec valeur ironique) Entrée en matière, préambule (DMC, 19); 1. разг. легкая закуска,

2. перен. ирон. вступление (к теме), преамбула, затравка
(ГГ,43).

DAUPHINs. m. fig. Successeur désigné ou probable d'un homme d'Etat ou d'une personne occupant une position importante (DMC, 133); 1. дофин, наследник престола, 2. перен. преемник, возможный преемник (ГГ, 280). Для лингвистического анализа процесса метафоризации чрезвычайно важным является определение семантической структуры слова, т. е. порядка внутреннего сцепления содержа­тельных элементов в слове. Слово-лексема представляет собой совокупность ЛСВ, реально функционирующих в речи. Каж­дый ЛСВ имеет свою структурную организацию, которую со­ставляют элементарные компоненты данного значения. Опреде­ление семантической структуры слова-лексемы и его отдельно­го ЛСВ обычно проводится на базе словарных дефиниций ме­тодом компонентного анализа. В его основе лежит разложение значения слова (ЛСВ) на минимальные единицы смысла, не поддающиеся дальнейшему членению, — семы. Каждый ЛСВ лексемы может быть представлен как семема — иерархически организованная совокупность сем, в которой выделяются семы родового значения, или категориальные семы — архисемы, и семы видового значения — дифференциальные семы. На пери­ферии находятся потенциальные семы, которые отражают несу­щественные признаки обозначаемого объекта. Потенциальные семы выражают коннотативные значения и характеризуют се­мантическую изменчивость.5

4 Г а к В. Г. К проблеме общих семантических законов // Общее и ро­
манское языкознание. М., 1972. С. 146.

5 См.: Гак В. Г. К диалектике семантических отношений в языке //
Принципы и методы семантических исследований. М., 1976. С. 73.

 

Таким образом, в структуре значения выделяются семы» обеспечивающие устойчивость смысловой структуры слов (архи­сема и дифференциальные семы), и компоненты, которые в акте вторичной номинации могут изменить свое положение, актуали­зироваться и послужить основой переносного употребления имени — потенциальные семы. В процессе переосмысления зна­чения происходит перераспределение сем, и возникает новое иерархическое построение, дающее новое значение.

На семантическом уровне метафора может быть интерпрети­рована как перегруппировка сем исходного ЛСВ. Перенос имени может осуществляться как на уровне дифференциальных, так и на уровне потенциальных сем, с изменением или сохране­нием архисемы.

В толковом словаре Малый Робер прямое номинативное значение существительного banane определено следующим об-разом: Banane n. f. 1. Fruit oblong (baie), à pulpe farineuse, à épaisse peau jaune, que produit la grappe de fleurs du bana­nier (PR, 142). Оно может быть представлено как семема, включающая следующий набор сем: 1. архисема — конкретный-неодушевленный предмет; 2. дифференциальные семы: а) про­долговатая форма; б) мучнистая мякоть; в) желтый цвет; г) толстая кожура; д) совокупное множество. В словаре неоло­гизмов представлены новые переносные ЛСВ этой лексемы: Banane s.f. Emplois figurés. 1. Par analogie de couleur: médaille militaire, et par extension autres décorations; 2. Par analogie de forme. Autom.: butoir de pare-choc; 3. Aviation: grand hélicoptère (DMC, 46). Сравним значения, приведенные во французско-рус­ском словаре: Banane f 1. банан (плод); 2. разг. бляха (об ор­дене, медали); 3. разг. клык бампера; 4. разг. двухвинтовой вертолет; 5. спорт, арго желтая майка (победитель велогонки во Франции); 6. шк. арго «банан», плохая отметка; 7. разг. взбитая прядь волос надо лбом; 8. fiche banane эл. банановый штепсель; 9. разг. дурачок, дурочка (ГГ, 99).

Переносные метафорические ЛСВ лексемы banane образо­ваны с сохранением архисемы «конкретный предмет» путем актуализации дифференциальных сем «цвет» (зн. 2) и «форма» (зн. 3, 4, 7) в качестве мотивирующих признаков для переноса наименования. В зн. 5 традиционная желтая майка победителя велогонки сравнивается по цвету с бананом (метафора); сам победитель называется по отличающему его предмету одежды (метонимия, об этом см. далее, с. 53). В терминах компонент* ного анализа подобный переход квалифицируется как измене­ние архисемы: предмет -*• лицо.

В качестве инструмента вторичной номинации метафора часто используется в стилистически сниженных пластах лекси­ки — просторечии и арго. Характерной чертой, отличающей просторечные и арготические метафоры, является то, что ква-лификативная соотнесенность предметов, явлений реализуется

4* 51

 

в них на основе несущественных, но наиболее броских, запоми­нающихся шризнаков. Это связано с присущей стилистически маркированной лексике прагматической функцией экспрессив­ного выражения и эмоционального воздействия. Прагматиче­ский эффект во многом достигается именно благодаря метафо­ре, поскольку цель метафоры — не простое называние предмета, а его экспрессивная характеристика.

Например, в словаре арго перенос по дифференциальным признакам с сохранением архисемы: ermite «отшельник» в зна­чении «вор-одиночка». В качестве мотивирующего признака вы­деляется сема «одиночество» при архисеме «лицо». Аналогич­ным образом на основании сходства процесса и результата действия raccourcir «укорачивать» приобретает в арго зна­чение «гильотинировать», сохраняя архисему — конкретное фи­зическое действие, совершаемое лицом. Возможен также пере­нос по дифференциальным признакам с изменением архисемы: hibou «сова» в значении «ночной вор»; мотивирующий при­знак— сходство образа жизни и занятий: «активен ночью», архисема исходного значения — одушевленное нелицо, архисема результирующего значения — лицо. Переносное арготическое значение слова collège «коллеж» — «тюрьма» построено на актуализации сем «ограничение свободы», «принуждение», вхо­дящих в семантическую структуру этого существительного в качестве потенциальных.6 Трансформация значений слов в ре­зультате возведения потенциальной семы в ранг дифференци­рующей характерна и для общеупотребительной, особенно раз­говорной лексики: poupée 1. прям., перен. кукла; 2. разг. забин­тованный палец; papillon 1. бабочка, мотылек; 2. письменное уведомление о штрафе за нарушение правил стоянки автомоби­ля; racleur 1. тех. скрепер; 2. разг. плохой музыкант; 3. арго плохой парикмахер (ГГ 853, 776, 898).

Источник метафоризации часто непредсказуем, а мир ассо­циаций, формирующих семантическое переосмысление, практи­чески беспределен. «Метафора делает абстрактное легче вос­принимаемым, не случайно поэтому один из магистральных пу­тей метафорического переноса — от конкретного к абстрактно­му, от материального — к духовному».7

Не менее широко, чем метафора, во французском языке рас­пространен еще один источник языковой многозначности — ме­тонимия. Метонимия — перенос названия по смежности, т. е. по какой-либо реальной связи между предметами. «Метонимия состоит в том, что вместо названия одного предмета дается на­звание другого, находящегося с первым в отношении ассоциа-

6 Примеры из работы: Шевченко Л. Н. Вторичная номинация как
способ формирования французского арго: Канд. дис. Калинин, 1990.

7 Г а к В. Г. Метафора: универсальное и специфическое // Метафора в
•зыке и тексте. М, 1988. С. 12.

 

ции по смежности».8 Явление метонимии может включать це­лый комплекс значений, различающихся как по способу обра­зования, так и функционально.

Способ образования вторичных значений характеризуется своеобразием ассоциаций, лежащих в основе процесса перено­са; рядом объективных и субъективных факторов, участвующих в осмыслении и назывании предметов и явлений; социально-психологической и культурно-исторической обусловленность!» получения новых значений, а также принципом языковой эконо­мии. Все эти аспекты накладывают отпечаток на результат процесса переноса — вторичное метонимическое значение.

Отличительной особенностью узуальных метонимических переносных значений, называющих не единичный объект, а класс объектов, процесс появления которых сопровождается устойчивыми коллективными ассоциациями, является их регу­лярная воспроизводимость в речи. Это качество узуальных зна­чений позволяет выделить наиболее типичные модели метони­мических переносов. Метонимия отражает реальные количест­венные, пространственные, временные, причинно-следственные и другие отношения, существующие между вещами, и отличает--ся большим разнообразием форм. Регулярные типы метоними­ческих переносов могут рассматриваться как модели семанти­ческой эволюции, способствующие развитию полисемии.

Весьма характерным для французского языка видом метешь мии является синекдоха, представляющая собой вид смежно­сти, основанный на количественных соотношениях. Различаются; две разновидности синекдохи: 1) перенос наименования с части на целое (лат„ pars pro toto «часть вместо целого») ; 2) исполь­зование наименования целого для обозначения части (лат. to-tutn pro parte «целое вместо части»).

Имя части предмета нередко служит для называния всего предмета целиком: le toit, le foyer вм. la maison; la voile вм. le bateau. Синекдоха часто используется для наименования чело­века: по части тела — une mauvaise langue «сплетник»; une grande gueule «крикун»; une tête blonde разг. «ребенок»; un bra­ve coeur «душевный человек»; une bouche inutile «иждивенец» дармоед»; по особенностям одежды: un talon rouge «щеголь»; une vieille culotte de peau разг. «старый вояка, служака»; une ceinture noire «черный пояс» (в дзюдо). По характерной осо­бенности одежды могут быть названы группы людей, объеди­ненных по какому-либо социальному признаку: la robe — судей­ское сословие, la calotte — духовенство. Человек может быть назван по инструменту, которым он пользуется: une belle four­chette «любитель поесть, гурман»; un excellent fusil «великолеп­ный стрелок»; une des meilleures plumes «один из лучших пи-

8Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. M., 1966u С. 234.

сателей»; une fine lame «искусный фехтовальщик». В послед­нем случае метонимическое выражение содержит два переноса: часть----целое (лезвие, клинок вм. шпаги) и орудие-----дея­тель. Чаще, чем в русском языке, музыканты «азываются по своим инструментам: un tambour «барабанщик», un violon «скрипач», une clarinette «кларнетист».

Случаи, когда наименование переносится с целого на часть, встречаются намного реже. Как пример можно привести упо­требление названия животного, если речь идет о мехе этого жи­вотного: porter un renard «носить лисий воротник»; une hermine «мантия с горностаевой отделкой» и т. п.

Название может быть перенесено с содержащего на содер­жимое: boire une tasse de lait, un verre d'eau; le parterre et les loges ont applaudi; la maison est en émoi; с социальной органи­зации, учреждения на совокупность его сотрудников и помеще­ние: la Chambre a voté la loi; la Sorbonne a protesté; le ministère n'est pas loin de la Chambre.

Еще один тил переноса — с действия на его результат, место или вовлеченный в действие предмет: arrêt — остановка как действие и место остановки; presse—печатный станок и прес­са; travail — труд как процесс и как результат этого процесса; crayon — карандаш и рисунок карандашом и т. п.

Наименование материала переносится на изделия из него: fer: fer à friser «щипцы»; fer à repasser «утюг»; fer à cheval «под­кова»; périr par le fer «погибнуть от меча»; mettre aux fers «за­ковать в цепи»; cuivre: les cuivres «духовые инструменты».

Характерным для французского языка способом семантиче­ской трансформации является также перенос названия с имени деятеля на предмет: écouteur — слушающий -^телефонная труб­ка; moissonneuse — жница -^-жиейка.

Еще одна разновидность метонимии представляет собой употребление имени собственного в функции имени нарицатель­ного. Это явление называется антономасией.

1. Наименование продукта по месту производства. Подоб­
ные метонимии весьма многочисленны, так как многие продук­
ты питания, напитки называются по имени той области, насе­
ленного пункта, где они производятся. Так названо большин­
ство французских вин: bordeaux, cognac, Champagne, beaujolais;
сыры: brie (провинция la Brie), camembert (городок в Норман­
дии), gruyère (кантон в Швейцарии). Аналогичным образом
могут быть названы ткани и некоторые предметы одежды:
cachemire «кашемир»; nankin «нанка, китайка, хлопчатобумаж­
ная чесуча»; astrakan «каракуль»; jersey «трикотажное полот­
но»; panama «панама»; fez «феска»; brandebourg «петлица, об­
шитая шнуром» (на мундире).

2. Изобретение называется по имени изобретателя, пред­
мет — по имени того, кто ввел его в обиход: quinquet «кинкет,
масляная лампа» < Quinquet (1785); strass «страз, искусствен-

ный бриллиант» < Strass, ювелир XVIII века; macadam «мака­дам, щебеночное покрытие» < Mac Adam, изобретатель (1756— 1836); poubelle «урна, мусорный ящик» < Poubelle, префект де­партамента Сена, по инициативе которого в городе были уста­новлены мусорные ящики (1884) и др.

3. Произведение называется по имени автора: un Montaigne,
un Watteau, un Rembrandt.

4. Предметы одежды своими названиями иногда связаны с
теми, кто их носил: pantalon < Pantalone, персонаж итальян­
ской комедии; godillot «солдатский башмак, грубая обувь» <
Godillot, поставщик французской армии во время франко-
прусской войны; cardigan «-джемпер с застежкой на пуговицах,
без воротника» < comte de Cardigan, английский граф.

5. Имена мифологических персонажей, исторических лично­
стей, известных литературных героев часто используются в на­
рицательном качестве как средство характеризации:

argus < Argus, prince argyen qui avait cent yeux = surveillant

vigilant et incommode; cerbère < Cerbère, chien à trois têtes qui gardait les enfers =

portier hargneux, peu conciliant; mégère — une des trois funes=femme méchante; mécène< Mécène, ministre d'Auguste qui protégea les artistes = personne riche et généreuse à l'égard des écrivains et des artistes;

gavroche — personnage des «Misérables» de Victor Hugo = ga­min moqueur et désinvolte; dulcinée — personnage du «Don Quichotte» de Cervantes, par

plaisanterie = femme aimée;

tartuffe — personnage de Molière =hypocrite.

Антономасия представляет собой сложное переплетение ме­тонимии и метафоры. Когда в имени собственном закрепляется характерный признак, присущий референту, это происходит пу­тем метонимического переноса, в результате которого перене­сенное имя становится «типом», воплощением определенных моральных или физических черт. Перенесенные имена-типы вхо­дят в словарный состав языка как имена нарицательные (в от­личие от одномоментных переносов, не прошедших стадию ти­пизации). Поэтому перенесенное имя Дон Жуан ассоциируется именно с соблазнителем, Тартюф—с ханжой, лицемером. Ср. словарные дефиниции: don Juan n. m. (1840, personnage du théâtre espagnol devenu le type du séducteur). Séducteur sans scrupule. Méfiez-vous, c'est un don Juan! Tartuffe n. m. (1609, de Tartuffo, personnage de la comédie italienne repris par Molière en 1664). Personne hypocrite. Ad]. Il est un peu tartuffe (PR, 506, 1751).

В процессе речи имена-типы могут быть использованы как метафоры, когда этого требует цель коммуникации. Например, в-таких высказываниях, как II faut être un Adonis pour se faire

peindre «Чтобы с вас писали портрет, надо быть Адонисом» (= красивым, как Адонис, необычайно красивым); Cet athlète est un hercule «Этот спортсмен — Геркулес» ( = сильный, как Геркулес, силач, богатырь), переносно употребленные имена собственные выступают как средство образной экспрессивной характеризации, интенсификации подразумеваемого качества через соотнесение его с именами мифологических героев, сим­волизирующих красоту и силу. Различные семантические аспек­ты переосмысленных имен собственных могут актуализировать­ся в зависимости от коммуникативных намерений говорящего.

Метонимия активно используется в образовании неологиз­мов: un deux-roues «двухколесное транспортное средство»; une pervenche «женщина, служащая во вспомогательном составе полиции»; tes gros bras «телохранитель, распорядитель (обеспе­чивающий порядок) ».

Большое количество и многообразие типов существующих метонимических значений объясняется количеством и многооб­разием ассоциаций, исторических, культурных, а также лингви­стических явлений, сопутствующих образованию нового метони­мического значения Узуальные метонимические переносные значения имеют в своей основе обобщенные представления. Процесс появления таких значений сопровождается устойчивы­ми ассоциациями всего языкового коллектива. Узуальные мето­нимические значения отличаются регулярной воспроизводи­мостью в речи.

В основе метафоры и метонимии лежат ассоциации. Просле­див различие в процессе образования переносных ЛСВ на ос­нове ассоциаций по сходству и по смежности, мы можем отме­тить одну общую закономерность: метафора обычно развивает значение от конкретного к абстрактному, метонимия — от аб­страктного к конкретному.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь