Злословить о том, кто причинил нам вред

Предположим, нас обманули, унизили или обидели. Неприятно! Тем не менее, рассказывать об этом другим запрещено.

Мы можем сочинить оправдание: дескать, единственная наша цель - упрекнуть нарушителя и добиться, чтобы он так больше не поступал. Не будем верить этому самообману! Ведь на самом деле, сознаемся, нами движет желание отомстить.

Когда люди узнают, что из соседней тюрьмы сбежал преступник, они, естественно, держат двери на замке. Точно так же, если мы злы на кого-то, попытаемся приложить максимум усилий, чтобы держать на замке собственный рот. Ведь если мы этого не сделаем, нами, не дай Б-г, будет совершен грех произнесения лашон-ара.

Рознер рассказывал нехорошие истории о Синявском. Райхер пытался его остановить.

"Пойми меня правильно, - возразил Рознер, - я лично ничего не имею против Синявского, но он постоянно оскорбляет других. Недавно, например, он зло высмеял меня в аудитории, где присутствовало более 20 человек".

Райхера такое объяснение не убедило, и он парировал: "Если ты не испытываешь к нему личной неприязни, то почему до этой истории ты ни разу не осудил и не упрекнул его и только теперь наполнился педагогическим негодованием?"

Рассказ о том, что кто-то причинил вам вред, предотвратит потерю

Допустим, мы стали жертвой какого-то неблаговидного поступка. Можно рассказать об этом другим людям, если в результате рассказа мы - или вернем потерю, или исправим совершенное против нас.

Когда человека обманывают, его реакция на обман, как правило, быстра и необдуманна. Поэтому надо быть предельно осторожным, чтобы не нарушилось ни одно из перечисленных выше условий. Они настолько важны, что перечислим их еще раз.

(1) Мы должны руководствоваться практически полезной целью: вернуть потерянное, предотвратить возможный ущерб.

(2) Мы должны быть личными свидетелями того, что именно этот человек, а не кто-либо иной, несет ответственность за причиненный нам ущерб. Если мы действуем на основании слухов, то против этого человека ничего нельзя предпринимать.

(3) Прежде чем начать действовать, следует тщательно обдумать ситуацию и взвесить все "за" и "против", чтобы убедиться, что этот человек не выполнил какого-то закона Торы. Постараемся быть объективными и не будем забывать о своих предубеждениях! Может быть, согласно закону, этот человек имел право на тот поступок, который он совершил.

(4) Если у нас есть возможность добиться положительного результата, поговорив со своим обидчиком лично, мы обязаны так поступить.

(5) Рассказывая, мы должны учитывать каждую мельчайшую деталь, даже ту, которая характеризует нашего обидчика с положительной стороны. (Каждая такая деталь, даже если она не позволяет полностью оправдать человека, все же в какой-то степени преуменьшает серьезность его нарушения.) Не будем преувеличивать и заострять конфликт. Даже если мы всерьез обижены на то, что с нами дурно обошлись, постараемся не дать личным амбициям повлиять на справедливость нашей оценки и на объективность всего рассказа в целом.



(6) Если у нас есть малейшая возможность достичь положительного результата, не говоря дурного о своем обидчике, мы обязаны это сделать. И если нам все же придется упомянуть имя обидчика, то приведем при этом как можно меньше деталей, чтобы уменьшить возможный вред.

(7) Наш рассказ не должен причинить нашему обидчику большего вреда, чем полагается согласно закону Торы.

Человек не захотел оказать нам услугу

Кто-то не проявил по отношению к нам должной отзывчивости. Нам запрещено упоминать об этом в разговоре с другими людьми с целью унизить того человека. Сюда входят разные случаи: кто-то не одолжил нам денег, не пригласил в гости, был нелюбезен с нами и т.д. Досадовать на это запрещается, даже если у нас нет намерения мстить. Задетые чувства - не причина для рассказа о том, что у нас наболело.

Господин Ашевский собрался в круиз по Средиземному морю. Господин Альтерман, который приобрел билет на тот же теплоход, просит приятеля прихватить с собой часть его багажа. Ашевский отказывает в просьбе, хотя у него всего один баул. Альтерман не имеет права рассказывать об этом, даже если у Ашевского нет причины отказывать ему в просьбе.

Резл попросила Ципи одолжить ей небольшую сумму. Та отказалась. Резл, встретив Фейгу, пожаловалась: "Честное слово, я не знала, что Ципи так скупа. У нее не нашлось для меня ни гроша!" Высказывание Резл содержит лашон-ара.

Позорить общину за недостаток милосердия

Случается порой, что человек, побывав в другом городе или еврейской общине, считает, что ему не оказали должного внимания, и начинает отзываться пренебрежительно об этой общине или городе. Он совершает очень серьезное нарушение запрета лашон-ара - ведь речь идет о большом количестве людей. Он имеет право сообщить об этом авторитетному человеку при условии, что его единственное намерение - исправить положение в указанной общине. Разумеется, при этом он обязан соблюсти все семь упомянутых выше условий.

Месье Блюменталь, собирая деньги для некоего достойного учреждения, обратился в известную синагогу и получил очень небольшую сумму. Месье Блюменталь, шокированный скупостью, выразил свою досаду в присутствии месье Полака. То, что он рассказал - лашон-ара!

Еще один пример запрещенного высказывания: "Евреи местечка К. - все, как один, снобы".

Злословие о группе людей

О большой группе людей запрещено злословить, даже если при этом мы не упоминаем конкретных фамилий. Поэтому запрещено злословить об этнических и религиозных группах, -например, говорить, что ашкеназим (выходцы из европейских общин), сфарадим (выходцы из мусульманских стран), марокканцы, хасиды, "литваки", русские евреи и пр. делают что-либо дурное...

Злословие обо всем еврейском народе

Страшный грех - дурно говорить о народе Израиля. Никогда не говорите ничего предосудительного ни о евреях в целом, ни обо всех израильтянах ("Они все делают неправильно", "с этим народом невозможно жить", "я с трудом существую в этой стране" и т.д.).

Злословие как месть на злословие

Предположим, кто-то дурно о нас отозвался. Мы не имеем права отплатить ему тем же.

Титенштейн назвал Дашевского обманщиком. Дашевский прослышал об этом высказывании, но у него нет права злословить о Титенштейне в ответ, хотя он может принять необходимые меры предосторожности, чтобы высказывание об "обманщике" не принесло ему ущерба.

Злословие в оправдание

Некоторые люди используют злословие для самозащиты и самооправдания, когда их подозревают в каком-то проступке. Даже если человек знает, кто совершил проступок на самом деле, он не имеет права называть его имя, чтобы обелить себя. Единственное, что он может сделать - постараться убедить окружающих в своей невиновности. А если он в состоянии принять вину на себя, чтобы избавить другого человека от неприятностей (позора, поношений и пр.), то он совершит поступок, достойный всяких похвал. В Талмуде приводится ряд примеров подобного альтруизма.

Если вас и еще кого-либо подозревают в совершении какого-либо проступка, и, обелив себя, вы автоматически переносите вину на другого, вам все равно разрешено заявить о своей невиновности (конечно, если вы действительно невиновны). Но в случае, когда действие, в котором вас подозревают, фактически не является незаконным, а его просто считают таковым, Хафец-Хаим не дает однозначного ответа, можно ли вам заявить о своей невиновности и тем самым свалить вину на другого. Думайте и решайте сами!

По улице идут три друга: спереди Берл, за ним Янкель и Ицик. Янкель нарочно толкает сзади Берла. Тот оборачивается и кричит: "Ицик, что на тебя нашло?" Ицик может сказать ему: "Это вовсе не я", - даже если там нет никого, кроме них троих. Но ему запрещено говорить: "Толкался Янкель". Более того, будет достойно похвалы, если Ицик возьмет вину на себя (так, чтобы Янкель понял свою ошибку и больше ее не повторял).

Но если Янкель толкнул Берла нечаянно (например, поскользнувшись), а подозрение пало на Ицика, то нет однозначного ответа, может ли Ицик заявить, что виноват не он, если там, кроме наших друзей, никого нет.

Громкий голос Эльки разбудил Рину. Рина, думая, что это сделала Эсти, накидывается на нее с упреками. Эсти отвечает: "Тебя разбудила вовсе не я, а Элька". В этом утверждении содержится лашон-ара. Надо было ответить просто: "Извини, но тебя разбудила не я".

 

ГЛАВА 11

Лашон-ара "перед тремя"

Среди законов лашон-ара есть одна очень непростая тема: можно ли пересказывать дальше то злословие, которое была услышано из уст говорящего перед тремя свидетелями?

Среди авторитетов есть такие, которые считают, что если кто-то злословил в присутствии трех или более человек и эти люди впоследствии пересказывают услышанное, то их пересказ уже не содержит лашон-ара, поскольку виновен тот, кто сказал эти слова первым. Раз те трое знают о чем-то, то полученная ими информация уже не является тайной и так или иначе получит распространение, став известной всем.

Следует также обратить внимание на то, что многие авторитеты с этим мнением не согласны. К тому же, поскольку разрешение "перед тремя" само по себе содержит множество ограничений, соблюдение которых удается крайне редко, Хафец Хаим подвергает сомнению само это мнение. Тем не менее, оставаясь честным ученым, Хафец-Хаим выделяет условия, при которых это правило не применяется (вместо того, чтобы вообще его запретить).

1) Запрещено намеренно распространять информацию, полученную в результате злословия, даже если оно было произнесено в присутствии трех человек.

2) Запрещено распространять "злоязычную" информацию, полученную от одного человека, который утверждает, что слышал ее в присутствии троих.

Даже согласно приведенному выше мнению (которое разрешает распространение лашон-ара, услышанного в присутствии троих), разрешение касается только тех "первоначальных слушателей", которым этот рассказ и рассказывался. Но нет разрешения всем остальным, которые получили этот рассказ по цепочке от тех троих.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь