Если есть возможность принести пользу


Мы можем сказать человеку, что его обманули, если он, согласно Торе, имеет право аннулировать свою покупку. Но следует быть очень осторожным, т.к. здесь должны быть соблюдены следующие пять условий:

а) мы не должны преувеличивать степень обмана;

б) мы руководствуемся единственно желанием предотвратить потерю, а не желанием получить удовольствие, унижая торговца-мошенника;

(Если покупатель, как нам известно, в любом случае не пойдет в раввинский суд, чтобы аннулировать сделку, а вместо этого начнет ненавидеть продавца, то и в этом случае нам нельзя ничего ему рассказывать.)

в) если есть возможность поговорить с продавцом и убедить его вернуть деньги, полученные обманным путем, то мы так и поступим; и только если продавец откажется выполнить наше законное требование, откроем покупателю, что он обманут, - при условии, что у того есть шанс вернуть убытки;

г) постараемся сделать так, чтобы покупатель сам догадался, что явился жертвой обмана, - чтобы не произносить лишних слов, поносящих другого еврея;

(Понятно, что такой совет годится только для нашего специфического случая. Во всех остальных случаях запрет на лашон-ара и рехилут не становится слабее оттого, говорим ли мы намеком, апеллируя к догадливости слушателя, или произносим все открытым текстом.)

д) после нашего предупреждения хорошо бы проследить, чтобы наученный нами покупатель, придя к продавцу требовать возмещения убытков, не назвал случайно, кто стал источником его информированности; иначе он нарушит запрет на рехилут; поэтому, если мы знаем, что наш покупатель непременно назовет наше имя в разговоре с продавцом, не надо говорить ему об этом - поскольку в таком случае мы преступим запрет: "не ставь препятствия перед слепым".

Особо подчеркнем, что даже при выполнении этих пяти условий, слушатель нашего сообщения (обманутый покупатель) не имеет права судить того продавца - как будто ему уже вынесен приговор раввинского суда. Поэтому он не может, например, отменить свои долги тому продавцу под предлогом восполнения убытка. Все, что он может предпринять в случае с неуступчивым продавцом - пойти к раввинам. Раз так, то мы не можем рассказать приятелю, что его обманули при покупке, если он известен нам как человек способный к импульсивным действиям, далеким от того, что требует от евреев Тора.

11. Рехилут, чтобы спастись от подозрений

Если некто спрашивает у нас, кто нанес ему известный ущерб, мы не можем назвать имя виновного, даже если мы видим, что спрашивающий подозревает нас. Нельзя обелить себя за счет унижения другого человека! Все, что мы можем сделать, это только заявить, что нас подозревают напрасно.

Это правило действует тогда, когда открытие имени истинного виновника не принесет никакой ощутимой пользы. В противном случае имя назвать можно (чтобы потерпевший мог обратиться в раввинский суд для возмещения убытков.). Но все это, понятно, при соблюдении перечисленных условий.



Броха Розовская увидела в витрине мебельного магазина очаровательную тумбочку с инкрустациями. Она тут же захотела ее купить, но вдруг обнаружила, что не взяла с собой ни кошелька, ни чековой книжки. Пришлось договариваться с продавцом, чтобы оставил для нее тумбочку до вечера. Тот согласился, и радостная Броха побежала домой. Каково же было ее разочарование, когда вечером, придя в магазин с деньгами, она обнаружила, что красивая вещица уже продана. "Почему вы не дождались меня?- обратилась она со слезами на глазах к продавцу. - Мы же договорились!" Продавец выглядел виноватым, он сказал: "Видите ли, мадам Розовская. Я не собирался продавать ее никому, но тут вошла мадам Эткина, вы же знаете ее напор, увидела эту тумбочку в углу, где я ее поставил до вашего прихода, и непременно захотела ее приобрести. Я объяснил ей, что товар уже продан, но она ничего не захотела слушать, положила деньги на прилавок и забрала ее. Я сам в ужасе, но что можно было поделать?"

Продавец нарушил запрет на рехилут. Ему не надо было называть имя мадам Эткиной. В лучшем случае он мог привести весь рассказ с насилием со стороны покупательницы, но - без имен!

 

ГЛАВА 10

Опасное партнерство

Предыдущая глава посвящена возможностям предостережения против партнерства, которое может принести вред. В этой главе разъясняется, в каких случаях подобные соглашения могут рассматриваться как нежелательные.

а) Нечестный партнер

Реувен собирается взять Шимона в компаньоны. Мы знаем о том, что Шимон небрежен в своем обращении с чужими деньгами. Нам следует предостеречь Реувена от подобного компаньона, соблюдая условия, описанные в девятой главе.

б) Бедный, но честный партнер

Шимон - кристально честный человек, но крайне ограниченный в средствах. В этом случае запрещено говорить Реувену о несостоятельности Шимона, даже если у того сложилось впечатление, будто будущий компаньон достаточно обеспечен. Нет причины считать, что подобное партнерство принесет вред: ведь бедность - временное обстоятельство, и Шимону может улыбнуться счастье.

Более того, есть основания верить, что именно бедность Шимона станет залогом успеха партнерства. По крайней мере, у Реувена появится возможность дать цдаку (оказать поддержку бедняку, дав ему, например, вещи или деньги и т.п.). Высшая форма цдаки - обеспечить нуждающегося возможностью прокормить самого себя, т.е. сделать так, чтобы он не обращался в благотворительные организации или к частным лицам за помощью. Поэтому любой, кто становится партнером нуждающегося человека (даже не зная о его финансовом положении), выполняет заповедь цдаки в высшей ее форме, а значит, будет благословен.

Итак, нам запрещено по собственной воле рассказывать Реувену о финансовой несостоятельности Шимона. Однако, если нас недвусмысленно спрашивают о его экономическом положении, мы имеем право ответить. Но прежде чем дать ответ, надо убедиться, что мы знакомы с истинным положением вещей и в состоянии дать точную, правдивую информацию. Кроме того, мы должны быть уверены в том, что Реувен не перескажет Шимону то, что мы ему сказали. Если мы знаем, что он не способен смолчать, наш ответ может быть следующим: "Мы недостаточно компетентны для того, чтобы советовать вам что-либо, поскольку у нас нет точных данных о его финансовом положении".

в) Неудачливый партнер

Мы знаем, что Шимон честен, но его прежние компаньоны понесли финансовые потери из-за его неумелости и неудачливости. Если Реувен спрашивает нас о его участии в каких-либо денежных операциях, нам разрешено ответить. Но что делать, если Реувен не спрашивает нас об этом? Хафец-Хаим не дает однозначного ответа на вопрос, можем ли мы в этом случае рассказать о Шимоне по собственной инициативе.

Когда договор о партнерстве уже подписан

Договор заключен. Несмотря на это, мы обязаны предупредить Реувена о том, что Шимон нечестен (если он действительно нечестен). Делаем это для того, чтобы Реувен был осторожен в своих делах с партнером, но он не имеет права расторгнуть соглашение, не посоветовавшись со знатоками законов Торы. И еще: запрещено предупреждать человека о компаньоне, если мы знаем, что он способен расторгнуть соглашение вопреки законам Торы.

Вредный совет

Реувен советуется с нами, стоит ли ему делать Шимона своим партнером. Мы, зная Шимона, опасаемся, что партнерство будет убыточным. Даже если нам запрещено сообщать подробную информацию по собственной воле, мы должны сказать ему об этом, если он просит у нас совета. Но ни в коем случае не будем давать совета, исходя из своих личных мотивов, - чтобы такой совет не ввел его в заблуждение.

Предлагая кому-либо партнера, компаньона по бизнесу, партию для женитьбы, рабочего для найма, советуя совершить покупку и т.д., следует исходить только из личных интересов того, кому дается совет.

Информация о сватовстве

Предположим, мы знаем, что Реувен собирается посвататься к женщине, у которой есть какие-то достаточно серьезные недостатки, о которых он не осведомлен. Более того, мы уверены, что, узнав об этих недостатках, Реувен откажется от своих намерений. В этом случае мы обязаны сообщить ему об этом.

О том, что такое серьезный недостаток, разговор ниже.

Преувеличение недостатков

Предупреждая человека о возможных неприятностях, следует быть предельно осторожным, чтобы не преувеличить недостатки его предполагаемого партнера. Например, нельзя называть жениха глупцом на том основании, что он честен, наивен и не способен заметить обман, или по той причине, что он не в состоянии поддерживать легкую, непринужденную беседу, другими словами, лишен блеска и остроты ума.

Серьезная болезнь

Нам известно, что один из предполагаемых брачных партнеров страдает каким-либо тяжелым недугом, например, душевной болезнью, признаки которой не бросаются в глаза. В таком случае мы имеем право предупредить другого партнера. При этом мы обязаны соблюсти следующие условия:

а) надо быть абсолютно уверенным в том, что человек действительно болен; бывает так, что человек просто слаб физически, - об этом рассказывать не стоит;

б) следует соблюдать осторожность, чтобы не преувеличивать степень болезни;

в) нами движет исключительно забота о партнере, а не неприязнь к другой стороне;

г) если мы чувствуем, что наш совет ни к чему не приведет и свадьба все равно состоится, следует молчать. Любое наше высказывание на эту тему запрещено как бесполезное.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь