Законы раскаяния в грехе, когда мы поверили сплетням

Допустим, мы поверили в рехилут, но теперьхотим исправиться. В первую очередь, необходимо принять твердое решение, что больше мы этого делать никогда не будем. Иногда тяжело представить себе, что человек, сообщивший нам некоторые сведения, просто оговорил другого человека, выставив его в ложном свете. Согласитесь, трудно не верить людям! В таких случаях мы можем признать, что какие-то детали рассказа были им присочинены или, напротив, опущены, в результате чего смысл сказанного исказился. Более того, первоначальное утверждение (о котором нам сообщают и которое было высказано в наш адрес) могло быть сказано таким тоном и с такой эмоциональной окраской, что ничего унижающего и порочащего нас не содержало.

Итак, мы не считаем, что кто-то плохо о нас высказался или плохо нам сделал. После чего мы говорим себе со всей твердостью, что прекращаем верить в этот рехилут, и затем признаем свой грех перед Всевышним.

 

ГЛАВА 6

Не верьте сплетням, произнесенным в присутствии группы людей

Реувен в присутствии нескольких человек говорит нам, что Шимон сказал о нас неприятные слова или совершил против нас что-то нехорошее. Нам запрещено верить Реувену.

Но если из высказываний Реувена следует, что слова или действия Шимона могут причинить нам вред в будущем, мы имеем право быть осторожными по отношении к Шимону и проверить правдивость сказанного. Если же из сообщенной информации мы не можем извлечь никакой практической пользы - надо полностью игнорировать то, что мы услышали.

Не верьте сплетням, произнесенным в присутствии того, о ком говорят

Допустим, рехилут рассказан нам в присутствии человека, о котором идет речь - в том плане, что, дескать, вот что он о вас говорит или вот что он против вас делает (или сделал). Причем этот человек молчит, не опровергая сказанное. Нам не следует принимать его молчание за знак согласия! Быть может, он хочет избежать спора или смущен, или молчит еще по какой-либо причине. Не будем верить сплетне!

Не верьте, что кто-то явился причиной вашей потери

Страшно сказать, но допустим, мы пережили финансовый крах: потеряли работу, разорились на бирже, лопнула наша фирма. Причем нам указывают на виновника нашего несчастья. Закон гласит, что мы не имеем права принимать за истину сообщение о его причастности к нашим несчастьям. Все, что мы можем сделать, это всего лишь быть осторожными с ним в дальнейшем, чтобы предотвратить будущие потери. И даже если кто-то обвинил подозреваемого в нашем присутствии и тот молчит - молчание не может само по себе считаться доказательством его вины. Возможно, он опасается, что его оправданиям не поверят, и считает за лучшее промолчать.

Зелигман готовится к свадьбе дочери. Он обошел несколько ресторанов, чтобы снять подходящий зал. Наконец находит симпатичное заведение под названием "Семь сорок", которым владеет Зусман. Устно они договариваются о цене и дате проведения торжества. Зусман считает сделку совершенной. Но Зелигман, расставшись с Зусманом, решает, что надо попытаться найти лучший вариант и заходит еще в несколько ресторанов. Вначале его попытки оказываются тщетными, но в конце концов Зильбер, владелец "Одессы", соглашается уступить ему зал за цену на 5% дешевле той, что запросил Зусман. Если бы Зильбер знал, что Зелигман уже договорился с Зусманом, он бы даже не стал назначать цену, но Зелигман не поставил его в известность.



Приближался день свадьбы. Зусман, встретив Зелигмана на улице, удивленно спрашивает, почему тот не приходит обсудить меню. Смущенный Зелигман признается, что решил провести свадьбу в "Одессе", но виноват в этом не он, а Зильбер, который, дескать, перехватил его при выходе из "Семи сорок" и предложил свой зал за более низкую цену, и, как он ни отказывался, тот все-таки убедил его в более высоком уровне обслуживания в своем ресторане и в том, что его кухня самая популярная в городе.

Зусман обязан считать, что Зелигман пытается свалить вину на другого и что Зильбер ни в чем перед ним не виноват. Но, если он, поверив Зелигману, затаит зло на Зильбера, он будет виновен в том, что принял за правду злую сплетню, она же рехилут.

4. Рехилут, который мы слышим от двух (или более) людей

Мы не имеем права верить в рехилут, даже если мы слышим его от двух или более людей. И даже если повсюду распространился слух о том, что некто нас оклеветал, тем не менее, нам запрещено воспринимать этот слух как истину.

5. Рехилут от человека, которому мы доверяем

Мы доверяем некоторому человеку - тем не менее, мы не имеем права верить в рехилут, который от него слышим. Будем настороже, если то, что он нам говорит, необходимо для практических целей, но не станем принимать сказанное им за истину.

6. Рехилут, произнесенный ненамеренно

Запрещено верить сплетням, даже если они произнесены без намерения вызвать вражду: случайно, заодно во время беседы, в простодушии и т.п.

Косвенные доказательства истинности сообщения

Допустим, нам говорят, что кто-то сказал или совершил против нас нечто неприятное. При этом мы усматриваем в сообщении косвенную улику, которая дает нам основание поверить услышанному. Можно ли в таком случае верить рассказу? Можно - если соблюдены следующие условия:

а) нет никакой возможности оправдать слова или действия того, кто выступил против нас. Если есть малейший шанс представить событие, извиняя намерения того человека, - мы обязаны сделать это и не имеем права заключать, что информация, полученная нами, правдива;

б) косвенная улика, подтверждающая истинность сказанного, реальна и не может быть интерпретирована никаким другим способом;

в) косвенные доказательства очевидны нам, мы их видим сами, т.е. они не внушены нам рассказчиком или кем-то другим;

г) мы испытываем практическую нужду в данной информации - в противном случае нам запрещено слушать тот рассказ.

При наличии этих условий мы можем поверить рассказанному, но косвенные доказательства не дают вам права повторять рехилут перед кем-либо еще.

Обвинять доносчика

Если мы пострадали в результате доноса, и у нас есть косвенное доказательство против некоего еврея, что именно он на нас донес, мы все же не имеем права доносить на него, платя той же монетой.

Прежде всего упомянем о единственном случае, когда можно донести на доносчика - если такое обвинение необходимо нам для защиты и у нас нет другого выхода. Но если нашей целью является месть, то выдавать доносчика властям запрещено. Более того, даже если мы только хотим защитить себя, нам разрешено доносить на этого человека исключительно в том случае, когда мы сами были свидетелями его вины. Все, что косвенное доказательство позволяет нам сделать, - дать нам право проявить осторожность, но ни в коем случае не предпринимать какие-либо действия против подозреваемого.

 

ГЛАВА 7

1. Передавать рехилут родителям

Представим себе, что мы услышали злословие в адрес наших родителей. Нас, безусловно, возмущает тот факт, что кто-то относится к ним неуважительно. Тем не менее, мы не можем сообщать им об этом. В противном случае мы будем виновны в распространении сплетен, которые ведут к вражде внутри еврейского народа.

2. Рехилут о детях

Многие не осознают, что могут произнести рехилут, когда речь заходит о детях. Важно знать, что, если разговор ведется не о взрослых людях, а о детях, запрет на рехилут надо соблюдать не менее строго, чем во всех остальных случаях.

Например, мы видим, что детская игра перешла в спор и драку. Если мы пойдем и сообщим родителям одного из них, что второй ударил их ребенка (причем мы видели это своими глазами!), то мы преступим запрет на рехилут.

Чем такая сплетня может обернуться? Скорее всего, родители первого ребенка выступят против второго ребенка, что приведет к длительной ссоре между двумя семьями. Нет нужды говорить, что, если мы не знаем, кто виноват, запрещено рассказывать об инциденте родителям обеих сторон. Но даже если же мы знаем, кто виноват, разрешено рассказать о случившемся только в конструктивных целях и только в том случае, если соблюдены все необходимые условия.

Дети Всевышнего

Любой отец ужасно огорчится, когда узнает, что кто-то плохо говорит о его детях. Поэтому следует помнить: когда мы говорим лашон-ара или рехилут о еврее, мы позорим одного из детей Всевышнего!

3. Рехилут о невежде

Произносить рехилут запрещено, даже когда речь идет о невежде. Допускается, что невежда (человек, который не учит законы иудаизма, а значит, не знает, как себя вести) может оклеветать человека без видимой причины; тем не менее, нам запрещено сообщать об этом человеку, которого он оговорил.

4. Рехилут о мудреце Торы

Если кто-то произносит рехилут о талмид-хахаме (мудреце Торы), то он совершает серьезнейшее нарушение. Почему?

а) Как правило, рехилут, высказанный о талмид-хахаме, лжив. Поэтому грех произнесения такой сплетни более серьезен, чем правдивый рехилут. Ибо мы не можем допустить, будто талмид-хахам станет говорить или делать что-то против другого человека, если это запрещено. Но даже в том случае, если талмид-хахам действовал неправильно, произноситьрехилут все равно запрещено.

б) Мы обязаны всячески уважать знатока Торы, не только оказывая ему внешние знаки почтения, но стараясь иметь с ним больше точек житейского соприкосновения, например, есть вместе с ним за одним столом, заниматься совместным бизнесом, избрать его своим зятем. Сказать кому-то, что талмид-хахам сказал или совершил что-то против него лично, - то же самое, что оттолкнуть этого человека от знатока Торы (от этого, а вместе с ним и от других, поскольку люди склонны к обобщениям).

в) Если мы говорим человеку, что знаток Торы причинил ему вред, это расстроит его гораздо в большей степени, чем если бы такой поступок против него совершил кто-то другой, менее ученый и менее образованный, что выглядело бы более простительным. Когда же объектом сплетни является раввин общины, последствия могут быть еще более серьезными.

Цви Кацнельбоген собирался стать новым раввином в городской синагоге. Он был уверен, что его назначат на это место, и был очень раздосадован, узнав, что на раввинский пост выбран другой человек.

Повстречав господина Котлярского, одного из членов правления синагоги, Цви спросил его о причине отказа. Котлярский простодушно сообщил, что его кандидатура даже не обсуждалась на правлении, решение принято единолично главой ешивы, раввином Мошковским.

Котлярский, бросив тень на главу ешивы, виновен в нарушении запрета на рехилут. Ему надо было ответить так: "Было решено, что тот человек подойдет нам больше". Но в разговоре не должно было быть упомянуто имя главы ешивы.

5. Пересказывать рехилут родственникам человека, которого оклеветали

Нельзя рассказывать жене Реувена или другим его родственникам о том, что Шимон дурно о нем отзывался или сделал ему что-то плохое. Такой рассказ - несомненный рехилут, поскольку те, кому это рассказывается, несомненно, невзлюбят Шимона. Даже если при рассказе будет добавлено, что не следует пересказывать сообщаемую информацию другим, тем не менее, рассказ запрещен.

Несколько примеров подобных высказываний:

"Вы знаете, что он назвал вашего отца мошенником?"

"Гиршом Шпольский считает, что ваш брат плохо владеет бухгалтерским учетом и его давно пора уволить из банка".

"Представьте себе, замечание Мины Пинской сильно смутило вашу дочь, которая присутствовала на той же вечеринке".

Говорить подобные вещи строго запрещено!

6. Рехилут, сказанный нееврею

Нет никакой разницы, произносем ли мы рехилут еврею о другом еврее или нееврею о еврее. Если мы скажем нееврею о том, что еврей совершил против него что-то плохое или дурно о нем отозвался, мы можем причинить еврею не только финансовый ущерб, но и много других неприятностей. Особенно должны быть осторожны в подобных случаях евреи-конкуренты. Так, в частности, запрещено отзываться пренебрежительно о товарах, проданных евреем, в присутствии нееврея.

7. Рехилут, произнесенный вашими родственниками

Сплетням запрещено верить вне зависимости от того, от кого мы их слышим. Даже ближайшие друзья и родственники не являются исключением. Если рехилут произносит один из супругов, другой обязан упрекнуть его в любом случае. Иначе другой может подумать, будто поступает правильно, что наверняка приведет в дальнейшем к спорам, размолвкам, страданиям и пр.

Мордехай Ланда говорит своему сыну Зэеву (он же Владимир): "Я случайно услышал, как Нахум сказал, будто ты очень тяжелый человек".

Мордехай Ланда произнес рехилут. Его сын не имеет права верить ему. Зеев обязан признать, что отец ошибся, неправильно истолковав слова Нахума.

Когда Эли Ландсберг собирался жениться на Лее, он пошел поговорить о ней с ее бывшей учительницей. В целом рассказ учительницы хорошо характеризовал Лею, но в нем было упомянуто несколько ее незначительных недостатков. Эли женился на Лее, и они счастливо живут вот уже много лет. Недавно супруги Ландсберги встретили на улице ту учительницу и мило поговорили с ней несколько минут. Когда они продолжили свою прогулку, Эли вдруг вспомнил, что в свое время узнал о характере Леи именно от этой женщины. Ему не следует пересказывать жене о том, что та не только похвалила свою воспитанницу, но и сделала ряд критических замечаний в ее адрес. Но если он все-таки упомянет об этом, Лея обязана проигнорировать его слова.

 

ГЛАВА 8

1. Намек на рехилут

Существует вид рассказов, которые хотя и не входят в запретный класс сплетен, но являются как бы их тенью, а поэтому тоже запрещены. В основном, сюда относятся случаи, когда мы говорим кому-то, что другой человек намекнул на что-то оскорбительное в его адрес (не сказав ничего определенного).

"Вчера на собрании, когда упомянули вас, Иосиф Иткин весь скривился, и это выразило его отношение к вам лучше любых слов".

На вечеринке к Еве Липман подходит Фрида Швец и говорит: "Вчера я встретила Лизу Абрамович, которая сказала, что может рассказать о тебе кое-что любопытное, но не может, поскольку не желает говорить ничего дурного".

Замечание Лизы Абрамович, если оно действительно было сказано, - классический пример "намека на лашон-ара". Что касается Фриды Швец, то она виновна в произнесении "намека на рехилут".









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь