ГИЛЕЛЬ И ШАМАЙ - ВЕЛИКИЕ УЧИТЕЛИ


Как бы ни отличались друг от друга Гилель и Шамай по характеру - один мягкий и терпеливый, другой строгий и вспыльчивый, оба они были блестящими знатоками и толкователями Торы, оба с точностью выполняли все ее заповеди

Хотя у Шамая было меньше учеников, все они были очень преданы ему и всегда в точности следовали его советам.

"Говори мало, делай много".

"Выдели себе постоянное время для изучения Торы".

"Не обходи трудный путь для достижения цели, не всегда легкий путь — более правильный".

Сам Шамай всегда выбирал более трудный путь.

Гилель же считал иначе. Он говорил.

— Б-г даровал Тору для блага Своего народа. Не важно, каким путем идти к Торе — легким или трудным, хорош тот путь, который быстрее и надежнее приведет еврея к Торе.

Последователи Гилеля отдавали должное и Шамаю Они говорили, что Шамай как и Гилель несет людям слово Б-га живого.

СМЫСЛ ТОРЫ

Много историй рассказывают в народе о Гилеле и Шамае Но одна полюбилась народу больше всех Это история о том, как однажды пришел к Шамаю человек и попросил его объяснить смысл Торы, пока он стоит на одной ноге.

Шамай рассердился и прогнал его прочь.

Тогда он пошел к Гилелю и задал ему тут же задачу Он ожидал, что и Гилель прогонит его Но Гилель ничуть не удивился и не рассердился.

— Я научу тебя Торе куда быстрее, — ответил он -

Не делай ближнему, чего не пожелаешь себе. В этом вся Тора. А теперь иди и учись.

И его ученики запомнили истину "не делай ближнему, чего не пожелаешь себе" и передавали ее из поколения в поколение. Не забыли они и вторую часть из этой истины: "А теперь иди и учись".

 

История Иоханана бен Закая

В ТЕНИ ХРАМА

Перед смертью Гилель позвал к себе юного Иоханана бен Закая, самого младшего своего ученика, чтобы благословить его. К умирающему учителю стекались со всех концов страны его ученики, чтобы в последний раз увидеть его и получить его благословение.

— Запомните мои слова, — обратился Гилель к ученикам, — Йоханан станет великим учителем и многие поколения будут изучать его мудрость и помнить о нем.

Слова Гилеля сбылись. Знания Иоханана были обширны, как воды в океане. Он изучил и помнил Тору до последней буквы, а кроме того, он занимался разными науками, такими, как математика, астрономия и многими другими. Поэтому Иоханана называли "рабан", что означает - "великий мудрец".

Несмотря на свою ученость, он отличался необыкновенной скромностью. И на вопрос: "Как может один человек вместить столько знаний?", он постоянно отвечал:

- Всем этим я обязан своему учителю Гилелю. Академию рабана Йоханана называли "Великим домом", потому что она была намного больше любой существовавшей до тех пор академии. И несмотря на это, стены ее не могли вместить всех желающих учиться у рабана Йоханана. Тогда Йоханан стал собирать своих учеников во дворе Храма. Слушать его приходили все молящиеся в Храме, среди которых были люди разных занятий: священники, земледельцы, простые рабочие и богатые землевладельцы. Многие из них приходили к рабану Йоханану за советом.

В то время Иудея была под властью Римской империи. Страной управляли жестокие римские губернаторы. Они облагали народ Иудеи огромными налогами. Тех, кто не мог уплатить налог, лишали имущества. В народе началось брожение, появились вожди, призывавшие народ к восстанию. Некоторые из них были учениками рабана Йоханана. Сам рабан Йоханан был против восстания. Он был глубоко убежден, что война против могущественного Рима принесет только большие жертвы и не положит конец нищете и страданиям народа.

Как-то указывая на алтарь в Храме, рабан Йоханан сказал:

— Знаете ли вы, почему в Торе сказано, что при строительстве алтаря нельзя использовать железо? Потому что из железа куют оружие, служащее для уничтожения, а алтарь — символ мира.

И рабан Йоханан прилагал все свои силы, чтобы убедить народ не начинать войну. Пройдет совсем немного времени и все убедятся, насколько он был прав.

И когда люди слушали его, они видели только его внутреннюю красоту.

— Как счастлива должна быть женщина, которая дала жизнь такому человеку, как Йегбшуа, - сказал однажды рабан Йоханан. — Поистине она заслуживает особого благословения.

История Элиэзера была отличной от Йегошуа. Он родился и вырос в богатой семье. Его отец, преуспевающий землевладелец, не придавал значения образованию. Его взрослые дети не умели даже прочесть "Шма". Но у Элиэзера была страстная тяга к учению.

Однажды, набравшись храбрости, он обратился к отцу:

— Отец, позволь мне отправиться в Иерусалим, чтобы учить Тору.

УЧЕНИКИ РАБАНА ЙОХАНАНА

Наиболее выдающимися учениками рабана Йоханана были Элиэзер бен Гурканос и Йегошуа бен Хананья.

Йегошуа родился в бедной семье, происходившей из рода левитов. Рассказывают, что когда Йегошуа был еще совсем младенцем, его мать приносила его в академию и садилась на ступеньки у входа, чтобы первые слова, которые ребенок услышит, были словами из святой Торы. И Йегошуа оправдал надежды матери. Он стал большим знатоком Торы. Несмотря на некрасивую внешность, он был наделен прекрасными глазами и чудным голосом.

Отец рассердился и ответил:

— В твоем возрасте пора обзавестись семьей и зарабатывать на жизнь. Я советую тебе лучше заняться земледелием. Это принесет тебе больше денег, чем учение.

Но Элиэзер не послушался отца, он оставил достаток в отцовском доме и без всяких средств отправился в Иерусалим. Там он присоединился к ученикам рабана Йоханана.

Элиэзер не имел никаких знаний в Торе, не умел даже молиться. В академию принимали людей с определенными знаниями в Торе. Но рабан Йоханан, прочитав на лице Элиэзера страстное желание учиться, не решился отказать ему. Он принял его в академию и решил посмотреть, что из этого выйдет.

Однажды рабан Йоханан заметил, как Элиэзер подобрал что-то с земли и положил в рот.

— Похоже, что он голоден, — подумал рабан Йоханан. Зная, что Элиэзер из богатой семьи, он не спрашивал, на какие средства живет Элиэзер. Теперь же он заподозрил, что у юноши нет денег, потому что он, вероятно, сбежал из дому, чтобы учиться.

Поинтересовавшись у хозяйки дома, где жил Элиэзер, получает ли он там еду, рабан Йоханан узнал, что хозяйке было сказано, что еду он получает у рабана Йоханана. Теперь рабан Йоханан знал, что стоит приложить все силы, чтобы дать Элиэзеру возможность учиться. Юноша, готовый голодать для того, чтобы учить Тору, заслуживает его усилий. Рабан Йоханан позаботился о том, чтобы Элиэзера кормили и помогали ему в занятиях. Через три года Элиэзер догнал в знаниях лучших учеников рабана Йоханана. Придет день, когда Элиэзер бен Гурканос и Йегошуа бен Хананья сослужат своему учителю верную службу.

ВОЙНА С РИМОМ

Страдания евреев становились все более нестерпимыми. Все больше возрастал их гнев против римского губернатора. Все чаще раздавались голоса, призывающие взяться за оружие и прогнать римлян из страны. Рабан Йоханан пытался утихомирить народ:

— Нам не одолеть Рим. У римлян огромная армия и несметные запасы оружия и продовольствия. Он покорил полмира. У нас же нет ни армии, ни оружия, ни продовольствия.

Ему возражали:

— Царь Антиох тоже был могущественным властелином. Тем не менее Маккавеи выступили против него и победили.

— Как вы не видите разницу? не сдавался рабан Йоханан — Маккавеи выступили на защиту наших святых законов, ибо Антиох заставлял их поклоняться чужим богам Римляне же не мешают нам исполнять запоиеди Б-га

Терпение евреев иссякло, когда римский губернатор направил своих солдат в Иерусалим, чтобы разграбить Храм В Храме хранились деньги, предназначавшиеся для бедняков, вдов и сирот Разгневанные толпы евреев собирались неподалеку от Храма, многие плакали, многие воз мущались, были и такие, что открыто насмехались над гу бернатором, обвиняя его в ограблении бедных вдов и сирот.

Взбешенный губернатор направил своих солдат, чтобы разогнать толпу. В этот день были убиты сотни евреев.

Рабан Йоханан не прекращал своих усилий утихомирить народ. Он предложил направить в Рим делегацию с просьбой прислать другого губернатора. Но удержать народ было уже невозможно.

Многие из учеников рабана Йоханана выступили за войну с Римом В их числе был и Элиэзер Йегошуа же был на стороне своего учителя.

И евреи подняли восстание. Несмотря на нехватку оружия, они мужественно сражались с римлянами, не раз вызывая изумление у врага.

Римская многотысячная армия высадилась на севере страны. Оттуда она двинулась на юг, захватывая города и уничтожая население.

Многие евреи бежали, не дожидаясь прихода римлян. Огромное количество беженцев наводнило Иерусалим. Запасы продовольствия быстро истощались.

Достигнув Иерусалима, римский полководец решил не атаковать его. Он разбил свои лагеря вокруг города и стал ждать. Он рассчитывал, что голод и болезни заставят защитников города сдаться добровольно.

ПОБЕГ

Шло время. Иерусалим по-прежнему был окружен римлянами. Еврейские воины охраняли все выходы из города, никому не позволяя выйти за его пределы. Они опасались, что римляне узнают о тяжелом положении защитников. Рабан Йоханан повсюду видел страдания и голод. Как-то он встретил женщину, которая собирала полузасохшую траву и складывала ее в корзинку.

— Что ты собираешься делать с этой травой? — спросил рабан Йоханан.

— Я приготовлю из нее еду для детей, - ответила она.

— Еду из этой травы? — спросил он.

— Это лучше, чем ничего.

На ее лице было написано такое отчаянье, что у рабана Йоханана выступили слезы на глазах. Он направился к городским воротам, чтобы выяснить, сможет ли он выйти из города. Случайно стражник, стоявший у ворот, оказался его племянником.

— Неужели ты не понимаешь, что наша борьба с Римом безнадежна? - обратился к нему рабан Йоханан. - Это приведет лишь к тому, что ни один еврей не останется в живых, город будет разрушен и вместе с городом падет Храм.

— Ты же знаешь, что я с тобой полностью согласен, но если я даже заикнусь о прекращении борьбы, предводители "Мстителей Израиля" прикажут немедленно меня казнить.

— Тогда ты должен мне помочь бежать из города, - сказал рабан Йоханан. - Я отправлюсь к римскому полководцу и попытаюсь убедить его не губить хотя бы наших лучших учителей Торы. Если не в наших силах спасти Храм, то мы должны сделать все необходимое, чтобы спасти Учение.

В ту же ночь рабан Йоханан вызвал к себе своих преданных учеников Элиэзера и Йегошуа и посвятил их в свой план. Они должны объявить всему народу, что рабан Йоханан умер, и попытаться вынести его из города в гробу. Йегошуа, опасаясь за жизнь своего учителя, пытался отговорить рабана Йоханана.

— Учитель, ты подвергаешь себя двойному риску. С одной стороны, наша стража может не поверить нам и обнаружив, что ты жив, убить тебя. С другой стороны, если нам все же удастся выйти за пределы города, то нет никакой уверенности, что римляне не убьют тебя. Но рабан Йоханан сказал:

— Ради такой святой цели я обязан рискнуть. Через несколько дней в городе объявили, что умер великий учитель рабан Йоханан. Гроб с рабаном Йохананом пронесли по улицам города Когда Йегошуа и Эли-эзер приблизились к городским воротам, стража остановила их:

- Кого вы хороните?

- Нашего учителя, рабана Йоханана бен Закая. Перед смертью он просил, чтобы его похоронили за пределами города.

Стражнику это показалось подозрительным и он объявил, что сейчас он проткнет тело копьем, чтобы убедиться, что в гробу действительно находится мертвец.

Второй стражник был племянником рабана Йоханана. Он объяснил своему товарищу, кто такой рабан Йоханан, и попросил отнестись с уважением к памяти покойного. Тот что-то сердито проворчал в ответ, но позволил ученикам рабана Йоханана выйти из города Отойдя на достаточно большое расстояние от ворот и убедившись, что стража их не видит, они помогли рабану Йоханану выбраться из гроба. Рабан Йоханан направился в римский лагерь. Великий учитель был хорошо известен римлянам. Поэтому его беспрепятственно провели в палатку к полководцу Веспасиану.

- Приветствую тебя, император, властитель Рима! - воскликнул рабан Йоханан.

Веспасиан недоверчиво взглянул на него и ответил.

- Ты прекрасно знаешь, что я не император. Император в Риме.

Не успел он произнести эти слова, как стражник объявил о прибытии гонца из Рима. Гонец низко поклонился Веспасиану и объявил:

- Император умер! Ты провозглашен императором! Изумленный полководец, теперь уже император, обернулся к рабану Йоханану:

- Что ж, твое пророчество сбылось. Я у тебя в долгу.

Я готов исполнить любую твою просьбу, кроме одной. Не проси меня пощадить Иерусалим. Итак, какова твоя просьба?

И рабан Йоханан ответил:

— Позволь мне открыть небольшую академию в городе Явнэ. Для этого мне понадобятся несколько известных знатоков Торы, которым ты должен сохранить жизнь.

"Что за странный народ эти евреи! — подумал Веспасиан. - Этот ученый мог бы попросить меня осыпать его почестями и богатством, а вместо этого он просит меня даровать жизнь нескольким священникам, чтобы открыть какую-то академию".

Вслух же он сказал:

— Твоя просьба будет исполнена.

Римский полководец не мог знать, что эта маленькая академия в Явнэ впоследствии сохранит народ, который он собирался покорить, отправляясь в Иудею.

АКАДЕМИЯ СПАСЕТ НАРОД

Новый император отправился в Рим на коронацию. Теперь римскую армию возглавлял его сын Тит. Он сразу же приступил к подготовке атаки на Иерусалим. Вокруг городских стен были воздвигнуты огромные земляные насыпи, на которых установили камнеметные машины. Иерусалим отчаянно сопротивлялся. Отряды еврейских воинов совершали неожиданные вылазки за городские стены и яростно атаковали римских солдат. Защитники стен сбрасывали на римлян огромные камни. Но римляне подводили все новые и новые войска. Пытаясь провести прямую атаку, они подставили к стене лестницы, густо усеянные солдатами. Евреи сталкивали вниз эти лестницы и множество римлян было убито. В конце концов, римлянам удалось проломить стену, они ворвались в Иерусалим. Войско оказалось перед зданием Храма. Обезумевшие от счастья римские солдаты подожгли Храм. Они бесчинствовали в Храме, грабя все, что попадалось под руку. Многие из них погибли, пытаясь вытащить тяжелую священную утварь, сделанную из массивного золота.

Храм пал в девятый день месяца ав, в этот же день пал и Первый Храм. Поэтому девятое ава - самый трагический день в еврейской истории. От Второго Храма осталась только часть западной стены, окружавшей Храмовую гору. Эту стену называют "стеной плача". В день девятого ава евреи всего мира постятся в память о тех печальных событиях и молятся о восстановлении Храма.

Когда страшная весть дошла до рабана Йоханана, он разорвал на себе одежды и разразился громкими рыданиями. Но вскоре он приступил к осуществлению своего плана.

— Прежде всего, мы должны собрать новый Сангедрин, священное собрание, — сказал рабан Йоханан своим ученикам. Он созвал семьдесят раввинов, самых крупных ученых из оставшихся в живых, которые должны были продолжать Учение. Во главе Сангедрина встал праправнук Гилеля. Рабан Йоханан постановил, что вместо жертвоприношений, которые могли совершаться только в Храме, будут специальные молитвы и изучение Торы.

Вместо утреннего жертвоприношения - утренняя молитва, после полудня - молитва "Минха". По субботам - дополнительная молитва "Мусаф" вместо дополнительного субботнего жертвоприношения.

Приближались осенние праздники. В день Рош-Гашана, нового года, множество народа собиралось в Явнэ, чтобы услышать звуки рога — шофара, которые обязательно должен слушать каждый еврей.

В этот год Рош-Гашана пришелся на субботу. Раввины не знали, как поступить. Прежде, когда Рош-Гашана приходился на субботу, трубить в шофар разрешалось только в Храме

Рабан Йоханан знал, что люди пришли издалека, чтобы услышать шофар. Он хотел вселить в них веру и надежду в будущее еврейского народа, поэтому он не мог позволить им уйти, не услышав шофара.

И он постановил:

— Сначала трубите в шофар, а решение будем принимать после праздников.

Сангедрин выбрал почетного еврея, который должен был протрубить в рог. Он накинул на голову "талит" -молитвенный плащ, поднес к губам шофар и протрубил. Могучий звук шофара разорвал тишину: "Ткиа, шварим, труа..."

Люди слушали потрясенные, взволнованные, в сердцах просыпалась надежда.

Позже, когда раввины вновь предложили решить этот вопрос - можно ли трубить в шофар вне Храма, рабан Йоханан ответил:

— Теперь уже решать не нужно — в шофар протрубили. Йом-Кипур, Судный день, следовал за Рош-Гашана.

Многие плакали, вспоминая, как в этот день первосвященник, облаченный в белоснежные одежды, входил в Святая Святых Храма и молил Б-га о прощении для всего народа.

— Кто же будет молиться за нас о прощении, когда больше нет Храма, нет Святая Святых?

— Не плачьте, дети мои, — утешал их рабан Йоханан. — Б-г указал нам многие другие пути, как снискать Его прощение. Ведь написано: "Ибо милосердия Я желаю, не жертвоприношений". Молитесь же, делайте добрые дела, раскайтесь в дурных поступках и Б-г простит вас.

В праздник Сукот вновь нужно было решать, каков должен быть порядок празднований, когда нет Храма. И рабан Йоханан постановил, что как когда-то носили пальмовую ветвь - лулав - вокруг алтаря, так теперь каждый присоединится к праздничному шествию вокруг синагоги со своим лулавом. Пусть каждый выберет себе этрог и лулав и молится в синагоге, держа их в руках.

И все поспешили выбрать себе самый лучший этрог, приготовить прекрасный лулав, увитый ивой и миртом, как велел рабан Йоханан. Они устраивали праздничные шествия вокруг синагоги и молили Б-га о спасении. И они верили, что Б-г непременно спасет их. Хотя Храма больше не было, они могли оставаться евреями, у них остались их Б-г и их Тора.

Риму не удалось уничтожить еврейский народ, маленькая академия рабана Йоханана бен Закая спасла его.

 

История Акивы

АКИВА И РАХЕЛЬ

В молодости раби Акива был бедным безграмотным пастухом. У его хозяина была прелестная дочь по имени Рахель. Акива полюбил Рахель и она отвечала ему взаимностью. Когда Акива попросил Рахель выйти за него замуж, она ответила:

— Я согласна, но прежде ты должен обещать мне, что пойдешь учиться и станешь знатоком Торы.

Акива обещал.

Когда отец Рахели узнал, что его дочь хочет выйти за­муж за безграмотного пастуха, он страшно разгневался.

— Если ты станешь женой этого невежды, ты больше мне не дочь. И я не желаю, чтобы ты оставалась в моем доме.

Несмотря на отцовский гнев, Рахель вышла замуж за Акиву. Они поселились в маленькой бедной хижине. Куча соломы на полу служила им постелью.

Стараясь выполнить обещание, данное Рахели, Акива просиживал ночи напролет, согнувшись над грифельной доской при свете дымящейся лучины. Он начал учиться с алфавита. Трудно было Акиве сосредоточиться на буквах: во-первых, он был уже не очень молод, а во-вторых, он целый день пас овец и нередко засыпал от усталости. К тому времени, когда родился их первый сын, Акива забросил учебу. Мальчик подрастал и часто, подражая отцу, играл в пастуха. Глядя на мальчика, Рахель с го­речью думала: "Неужели и сын мой вырастет невеждой, как его отец?"

Однажды, проходя мимо ручья, струящегося по скале, Акива обратил внимание на глубокую борозду в скале, прорезанную струями воды. И он подумал: "Если струи воды способны проточить камень, то не может быть, чтобы ежедневное учение не оставило следа в моей голо­ве".

В тот же день он возобновил свои занятия. На сей раз он приступил к занятиям вместе с сыном. Глядя на них, Рахель была несказанно счастлива.

Чем больше Акива учился, тем труднее было ему понять, почему он этого не делал раньше. За несколько недель учения он далеко опередил своего сына.

Вскоре Рахель поняла, что ее муж наделен большими способностями и ему нужны учителя, чтобы лучше постичь всю мудрость Торы. И она стала убеждать мужа отправиться в Явнэ, где находятся самые выдающиеся знатоки Торы.

— Кто же будет кормить тебя и детей? — не соглашался Акива. На этот вопрос Рахель не нашла ответа.

Однажды она стояла на берегу тихого пруда и гляделась в свое отражение. Шаль соскользнула с ее головы и волосы рассыпались по плечам. У нее были прелестные волосы: длинные, густые, отливающие золотистым блеском. Акива называл волосы Рахели короной ее красоты. И тут ей в голову пришла мысль. В окрестности часто появлялся торговец, предлагавший купить женские волосы. И она решила продать свои волосы, чтобы на вырученные деньги жить, пока Акива будет учиться. Она наполнила кувшин водой и отправилась домой, сняла со стены большие ножницы, которыми Акива стриг овец, и отрезала ими свои волосы. Накинув на голову шаль, она поспешила на поиски бродячего торговца.

Дети уже спали, когда Акива вернулся домой, в темноте он не заметил, что Рахель состригла волосы. Рахель высыпала на стол кучу сверкающих монет.

— Акива, — сказала она. — Теперь ты можешь отправиться в Явнэ.

Акива уставился на жену в полном недоумении.

- Неужели ты решилась попросить о помощи у отца? - с горечью спросил он.

— Конечно же нет, — поспешила Рахель успокоить мужа. — Мне бы моя гордость никогда не позволила сделать такое. Просто приходил бродячий торговец, предложил купить волосы, и я продала свои. Не смотри на меня так, Акива. Волосы отрастут, зато насколько ничтожна корона красоты перед величием короны.

— Что ты будешь делать, когда деньги кончатся? Ведь невозможно изучить Тору ни за месяц, ни за год.

- Я молода и здорова и я могу работать. Ты обещал стать знатоком Торы, так иди же и не возвращайся, пока не выполнишь своего обещания.

Через несколько дней Акива отправился в Явнэ.

ПАСТУХ СТАНОВИТСЯ УЧЕНЫМ

Учителями Акивы в Явнэ были известные раввины, ученики рабана Йоханана бен Закая: раби Элиэзер бен Гурканос и раби Йегошуа бен Хананья.

Раби Йегошуа состарился, он по-прежнему был беден, зарабатывая себе на жизнь производством игл. Но бедность не влияла на его настроение. Его прекрасные глаза по-прежнему выдавали живой ум и часто в них появлялся озорной блеск. Он был известен не только среди евреев, даже римляне восхищались его острым умом.

— Никто, кроме тебя, учитель, не способен найти мгновенный ответ на любой, самый трудный вопрос, — говорили ему часто его ученики.

— Это не совсем так. Я вам расскажу историю, из которой вы узнаете, что я не один, что есть и другие. Однажды я встретил маленькую девочку, которая несла в руках блюдо, прикрытое салфеткой. "Что у тебя на блюде?" — спросил я девочку. И она ответила: "Если бы моя мать хотела, чтобы ты знал, что на блюде, она не покрыла бы ее салфеткой".

И раби Йегошуа от души рассмеялся.

Раби Йегошуа всячески помогал Акиве, увидев в нем способного ученика.

Однажды раби Йегошуа рассказал своим ученикам о нескольких изречениях своего учителя рабана Йоханана, которые он не мог понять. Акива вызвался их растолковать, после чего раби Йегошуа сказал:

— Вы еще будете свидетелями того, как мой ученик превзойдет своих учителей.

Прошло много лет, пока Акива смог вернуться домой. Подойдя к двери, он услышал разговор:

— Твой муж бросил тебя, - говорила соседка. - Попроси раввинов, чтобы они потребовали его возвращения.

Тут послышался тихий, но твердый ответ Рахели:

— Мой муж отправился учить Тору. Он обещал мне не возвращаться, пока не станет великим ученым. Если бы

он сейчас пришел домой, не выполнив своего обещания, я бы снова отправила его учиться и не позволила бы ему вернуться, пока он не станет великим учителем.

Тогда Акива понял, что если он зайдет в дом, то разлука будет еще тяжелее. И он, не входя в дом, отправился назад, чтобы стать тем, кем хотела его видеть Рахель.

РАХЕЛЬ ВОЗНАГРАЖДЕНА

Многие годы Рахель не имела известий о своем муже. Но вот однажды до нее дошла новость, что в их деревню должен прибыть великий мудрец в сопровождении многих своих учеников. Она надеялась через них узнать что-либо о своем муже. Она присоединилась к народу, собравшемуся встретить мудрецов. К своему удивлению она узнала в мудреце своего мужа Акиву. Радостный крик вырвался у Рахели и она принялась пробиваться сквозь толпу народа к Акиве. Когда ученики заметили, что какая-то женщина неистово пробивается к их учителю, они попытались удержать ее. Но раби Акива остановил учеников:

— Всем, чего я достиг и чему я научил вас, я обязан этой женщине, - сказал он, - это моя любимая жена Рахель.

Один из посетителей раби Акивы был отец Рахели. Он не знал, что знаменитый ученый - его зять. Он пришел к раби за советом.

— Раби, - сказал он. — Много лет назад моя дочь вышла замуж за бедного безграмотного пастуха вопреки моей воле. Я дал обет, что никогда не прощу ей этого. Теперь я раскаиваюсь в данном мною обете, я хочу помириться с дочерью и быть вместе с нею и моими внуками.

Раби Акива сказал:

— Сначала ответь мне, что послужило причиной твоего обета — бедность этого человека или его невежественность.

— Конечно же, его невежественность. Ведь он не знал ни алфавита и ни одной, даже простой, молитвы.

— В таком случае я освобождаю тебя от твоего обета, ибо твой зять стал большим знатоком Торы.

После чего он признался изумленному старику, что он и есть Акива, его зять. На радостях отец Рахели бросился целовать руки раби Акиве, а затем поспешил в маленькую хижину, чтобы обнять свою дочь.

— Я отдам вам половину своего состояния, чтобы раби Акива мог все свое время посвящать учению, — сказал он.

Наконец-то Рахель была вознаграждена за долгие годы ожидания. Она, ее любимый муж и их дети жили в покое и достатке.

У раби Акивы и Рахели родились еще сын и дочь. Однажды кто-то задал вопрос:

- Кого по-настоящему можно считать богатым? Другой ответил:

- Того, у кого есть множество виноградников и множество слуг, чтобы прислуживать ему.

Третий сказал:

— Того, кто довольствуется тем, что имеет. Раби Акива же сказал так:

— Того, у кого хорошая жена.

МУДРЕЦ, УЧИТЕЛЬ, СУДЬЯ

Раби Акива стал членом Сангедрина. Он был также судьей и учителем. У него была своя академия и многие жаждали стать его учениками. Многие известные и уважаемые знатоки Торы прислушивались к его советам, воздавали ему огромные почести. Но раби Акива не возгордился. Часто, допрашивая обвиняемого, он говорил ему:

— Помни, что ты стоишь не перед Акивой сыном Йосефа, а перед Всевышним, благословен Он!

И теперь раби Акиве приходилось часто и надолго оставлять семью. Он разъезжал по стране, собирая пожертвования в пользу бедных. Иногда он отправлялся и за пределы страны. Но не трудности пути беспокоили раби Акиву. Его волновало тяжелое положение его народа, который изнемогал под гнетом римских правителей. И он надеялся, что придет время, когда римский император откажется от жестокости по отношению к евреям. Он понимал, что должен терпеливо ждать и учить терпению других.

НАРУШЕННОЕ ОБЕЩАНИЕ

Тяжело было народу из-за нищеты и огромных налогов, которыми его облагали римские власти. Но больше всего народ тосковал по своему святому Храму. Он не

терял надежды, что когда-нибудь Храм будет восстановлен.

Как-то раби Акива в сопровождении своих учеников направился в Иерусалим, чтобы помолиться на Храмовой горе, среди развалин Храма. В это время из руин выбежала лисица. Мудрецы залились слезами, а раби Акива улыбнулся.

- Чему ты улыбаешься? - спросили его мудрецы.

- А о чем вы плачете? - вопросом на вопрос ответил им раби Акива.

— Мы плачем о том, что своими глазами увидели, как сбываются слова пророков: "Гора Сион в запустении. Лисы гуляют по ней".

— Вот и я улыбаюсь по этому же поводу, — сказал раби Акива. — Ведь если сбылись несчастья, о которых предсказывали пророки, значит сбудутся и их добрые предсказания!

И мудрецы в ответ сказали:

- О, Акива, как умеешь ты успокоить нас.

Вскоре в Сангедрин пришла весть, что римский император собирается позволить евреям восстановить Храм. Евреи ликовали, они больше не думали о нищете и налогах, все их мысли были направлены на скорое спасение. Они стекались к развалинам Храма, чтобы расчистить место от мусора и камней.

- Когда придет разрешение на постройку Храма, место уже будет готово, — говорили они.

Но время шло, а разрешения не было. Беспокойство охватило народ:

- Зачем нам дожидаться милости Рима? Мы можем освободить Иерусалим от римлян и построить Храм.

Раби Акива пытался сдерживать нетерпеливость людей:

- Погодите еще немного, может быть, мы получим в конце концов долгожданное разрешение от императора.

Но самому раби Акиве все труднее и труднее было ждать. Ему было уже почти восемьдесят лет. Его любимая жена Рахель умерла, умер и его старший сын. С беспокойством думал он - доживет ли до того дня, когда сможет своими глазами увидеть восстановленный Храм.

Но вот император умер, так и не дав разрешения, и его сменил новый император, который любил строить. Он объявил однажды, что собирается посетить Иерусалим. Народ с надеждой ожидал визита императора.

Когда император поднялся на Храмовую гору и увидел разрушенный город, он пообещал, что Иерусалим будет отстроен заново и новый Храм будет воздвигнут на месте прежнего.

Не успел народ порадоваться этой вести, как на него обрушился страшный удар:

— Новый город будет не еврейским, а римским и в новом Храме будет поставлен алтарь в честь римского бога — Юпитера.

Евреи решили поднять восстание против Рима.

Теперь уже раби Акива не пытался отговаривать взбунтовавшийся народ. Во главе восстания встал Шимон из города Козиба. К нему стекались люди со всех концов страны, предлагая помощь. Шимон обучал их военному искусству. Как-то раби Акива пришел к повстанцам. Там он увидел Шимона из Козибы. Это был человек огромного роста, не ведающий страха, исполненный веры и безгранично преданный своему народу. Его молодые воины во многом были похожи на своего вождя. И раби Акиве вспомнился стих из Библии:

— Звезда (Кохба) взойдет над Израилем.

Тогда он возложил руки на голову Шимона и благословил его:

— Не Шимоном из Козибы ты будешь зваться, а "Бар Кохбой" — Сыном звезды.

В ДНИ ОПАСНОСТИ

Когда началось восстание, римский император послал на его подавление своего самого лучшего полководца.

Воины Бар-Кохбы сражались с беспредельным мужеством. Никогда еще римлянам не приходилось иметь дело с таким упорным и решительным противником. Почти два года боролись отряды Бар-Кохбы против римлян. Основные силы Бар-Кохбы расположились в крепости Бей-тар, куда приходили повстанцы по потайному ходу. Предатель открыл римлянам вход в крепость. Когда римляне ворвались в нее, евреи отказались сдаться. Они предпочли умереть сражаясь, чем стать рабами. Все защитники Бейтара погибли. Вместе со своими воинами погиб и Шимон Бар-Кохба.

Вскоре после этого новая беда обрушилась на евреев. Император объявил гонения на еврейскую религию.

— Религия дает силы этому упрямому народу, — заявил он. И он запретил евреям соблюдать законы Торы, изучать ее и обучать Торе других. За нарушение императорского указа карали смертью.

Мудрецы Торы собрались на тайный совет в городе Лоде. Они собрались темной ночью в заброшенном подвале. Обсуждался вопрос:

- Следует ли рисковать жизнью ради изучения Торы? Были раввины, что считали:

— В такое опасное время достаточно соблюдать законы Торы, а ее изучение нужно отменить.

Но раби Акива возразил:

- Изучение важнее всего. Без него люди вскоре забудут законы Торы, а кроме того, чтобы соблюдать заповеди, нужно не только знать их, но и понимать их смысл. Б-г завещал нам: "Не оставляйте Тору Мою". Как же можем мы прекратить ее изучение?

Раввины согласились с раби Акивой и было решено ни при каких условиях не прекращать учение и обучать других.

СМЕРТЬ РАБИ АКИВЫ

Римляне закрыли все еврейские академии. За каждым домом, где жили раввины, велось неусыпное наблюдение. Но евреи находили разные пути, как ускользнуть от надзора. Они изучали Тору, просто прогуливаясь по улицам. В гуляющем старике с юношей трудно было заподозрить изучающих Тору. Часто группы молодых людей делали вид, что отправляются в лес на охоту. Снаряженные луками и стрелами, они забирались глубоко в лес и там занимались учением. Наиболее строгая слежка была установлена за раби Акивой. Но он не прекращал обучать своих учеников. Передавая им свои знания, он подготовил немало раввинов, учителей и судей.

Как-то раз к раби Акиве пришел еврей по имени Папос. Папос был одним из тех, кто считал неразумным рисковать жизнью ради учения.

- Акива, - сказал он, - ты же знаешь, что, обучая Торе, ты подвергаешь свою жизнь опасности. Как не боишься ты римлян, ведь они следят за тобой больше, чем за всеми другими?

На что раби Акива ответил ему притчей:

- Как-то раз лиса прогуливалась вдоль ручья. Вдруг она заметила, что на дне ручья мечутся рыбы в панике.

"Чем вы так напуганы?" — спросила их лиса. "Мы прослышали, что люди раскинули сети по всему ручью и нам скоро придет конец". "Зачем же вы жметесь ко дну! Поднимитесь на берег и продолжайте жить в мире и покое", — предложила лиса. "Видно, напрасно считают, что лиса — самая мудрая из всех зверей, — сказали рыбы. — Разве тебе не известно, что вода — наша стихия, какие бы опасности ни грозили нам в воде, на суше мы погибнем гораздо быстрее".

Закончив притчу, раби Акива сказал:

— Тора для еврея все равно, что вода для рыбы. Если нам трудно жить, соблюдая ее законы, то без Торы мы наверняка погибнем.

Вскоре раби Акиву арестовали. Его заключили в темницу, а затем приговорили к смерти. Смерть раби Акивы была мучительной. Несмотря на страшные пытки, он не произнес ни единого слова, которого добивались от него его мучители. Он улыбался, губы его шевелились в беззвучной молитве. Он умер со словами:

- Слушай, Израиль: Г-сподь - Б-г наш, Г-сподь один! Глубоко скорбел народ, оплакивая кончину раби Акивы. Но их утешала мысль, что не зря погиб раби Акива. Он оставил после себя множество учеников, способных продолжать его дело.

 

История раби Йегуды гаНаси

ПОДМЕНА МЛАДЕНЦА

Раби Йегуда-ганаси родился в тот самый день, когда умер раби Акива. Впоследствии, когда раби Йегуда был уже великим раввином, в народе говорили:

— После захода солнца приходит восход Б-г. взял от нас раби Акиву и дал нам раби Йегуду.

Отец раби Йегуды раби Шимон бен Гамлиэль был праправнуком Гилеля.

В те времена еще существовал запрет римского императора на соблюдение законов Торы. Запрещено было также делать обрезание еврейским младенцам. Нарушившего запрет императора ожидала смертная казнь, не щадили и новорожденного. Несмотря на это, отец Йегуды сделал сыну обрезание как и положено на восьмой день. Это стало известно римскому губернатору и он приказал принести ребенка в суд, как доказательство преступления отца. Родители Йегуды пребывали в тяжелом горе, которое заставило их обратиться за помощью к соседям-римлянам.

Их соседка-римлянка тоже была матерью и у нее был новорожденный сын Антоний. Они надеялись, что она, как мать, поймет их и не откажется им помочь. Они попросили ее дать им своего сына, чтобы показать на суде. Убедившись, что ребенок необрезан, судья отпустит их домой.

Римлянка согласилась и жизнь Йегуды была спасена.

- Да вознаградит тебя Б-г, - сказала мать Йегуды, возвращая римлянке сына. — Пусть сын твой вырастет великим и праведным человеком.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь