Отель «Бест вестерн» — мотель «Шесть»


 

Всю дорогу, пока они выезжали из города, Блэр не проронила ни слова. Сейчас Аарон вырулил свой «Сааб» на шоссе I-95 штата Коннектикут.

— Может, поедем через Мидлтаун, заглянем в Уэслейский университет? — предложил Аарон.

По стерео звучала ритмичная музыка в стиле регги, а Блэр все молчала. Они скинула туфли и положила ноги на панель машины.

— Лично я поступаю в Йель, и никакой другой, — заявила она. — Но если тебя интересует Уэслей, то давай заедем.

Аарон приоткрыл люк в крыше, включил прикуриватель и вытащил сигарету из портсигара.

— А с чего ты решила, что поступишь?

— Я с раннего детства готовила себя именно к этому университету. Слушай, ты что, куришь марихуану?

— Упаси боже, — улыбнулся Аарон. — Это на травах. Натюр продукт. И никакого никотина. Хочешь попробовать?

Блэр скривилась и вытащила из сумки пачку «Мерит» сверхлегкие.

— Я курю такие.

— Вот они-то тебя в один прекрасный день и убьют. — Аарон вырулил на среднюю полосу и глубоко затянулся. — А эти сигареты из натуральных трав.

Блэр рассерженно отвернулась к окну. Больно надо ей слушать глупые россказни про травяные сигареты.

— Я все думаю... Ты такая замкнутая... Ты когда-нибудь вылезаешь из своей раковины? Мне кажется, что когда это случается, то это сплошь гром и молния.

Блэр молча продолжала смотреть в окно. Вообще-то Аарон правильно ее раскусил. Но ей плевать.

— Глупости, — сказала она, затягиваясь сигаретой.

— Ну а парень у тебя есть?

— Есть.

— Он что, не хочет поступать в Йельский?

— Нет, то есть, конечно, хочет, но в эти выходные он едет в Браунский, со своими друзьями.

— Понятно, — кивнул Аарон.

Он сказал это таким тоном, что Блэр взвилась еще больше. Аарон будто видел ее насквозь, все про нее и Нейта чувствовал: что она буквально на коленях умоляла Нейта поехать в Ныо-Хейвен, а тот отказался.

Вот за это Блэр сейчас и ненавидела Аарона.

— Это вообще не твое дело, — зло выпалила она. — Едешь — и едь.

Аарон кивнул в сторону открытого портсигара:

— Может, все-таки попробуешь мою сигарету? Они успокаивают.

Блэр покачала головой.

— Ну, как знаешь.

Аарон съехал на левую полосу и разогнался до 145 километров в час. Блэр украдкой посмотрела на руку Аарона, лежащую на рычаге коробки передач. Аарон, наверное, обо что-то ударился, потому что ноготь большого пальца наполовину почернел. На этом же пальце было серебряное кольцо в форме обвивающей змеи. Если бы этот парень не был ее сводным братом, с ним вполне можно было бы покадриться...

 

Дэн забился на заднем сиденье машины и пребывал в унылом расположении духа. Ему совсем не хотелось обдолбаться дурью, как дружки Нейта. Всю дорогу в поезде до Риджфилда Серена и ее приятели обсуждали темы, от которых Дэн был совершенно далек. Походы по барам, катание на яхтах, игра в теннис. Прошлым летом Дэн подрабатывал полдня в книжном магазинчике на Бродвее, другие полдня — в гастрономе. В книжном ему бесплатно давали книги, а в гастрономе он мог дуть кофе сколько захочешь. И ему нравилась такая жизнь. Но эти ребята его не поймут.



Дэн прекрасно знал, что Серена не была высокомерна. Да и к чему ей это? Ей не нужно карабкаться вверх по социальной лестнице, потому что она была уже там, наверху. Дэна угнетало другое: Серена не старалась пододвинуться к нему поближе, хотя бы взглядом с ним перекинуться. Ну конечно, зачем себя насиловать? С Дэном она просто умерла бы от скуки.

— Кто будет пиво? — бросила клич Серена с переднего сиденья, подняв над собой упаковку пива «Бад».

— Мы! — воскликнули парни, включая Нейта, хотя он был за рулем.

— Тебе фигушки, Нейт, — сказала Серена. — Ты будешь пить пиво, когда приедем.

— Я тебя умоляю. Я экзамен по вождению сдавал, обсмоленный до одури.

— И все равно нет, — сказала Серена, передавая пиво Чарли. — Ты, папочка, крути баранку.

Энтони заржал и толкнул ногой сиденье Нейта.

— Эй, папочка, как себя чувствуем?

— Заткнись, — огрызнулся Нейт. — А то сейчас остановлю машину и вздрючу тебя по первое число.

Группа на заднем сиденье снова начала ржать.

А бедный Дэн, ссутулившись, сидел у окна и смотрел на пробегающие мимо дорожные щиты и рекламы. Он был преисполнен ненависти к Нейту и его дружкам. Сначала они отняли у него сестру, теперь отнимают его девушку. Как будто им мало их сытой, беззаботной жизни, которая все преподносит на блюдечке с голубой каемочкой. Дэн понимал, что не имеет права злиться, но ничего не мог с собой поделать.

Он вытащил из кармана ветровки «Кэмел». Руки у него дрожали.

Но одно он знал точно: в этой поездке есть хотя бы практический смысл, потому что завтра он пройдет собеседование на «ура».

 

Не доезжая километров сорок до Нью-Хейвена, Аарон увидел указатель мотеля «Шесть» и остановился.

— Почему мы остановились? Мы же еще не приехали? — спросила Блэр.

— Мы почти доехали. А это мотель «Шесть», — сказал Аарон, как будто это что-то объясняло.

— И что такого необыкновенного в этом твоем мотеле?

— Сеть мотелей «Шесть» — классная вещь. Чисто. Дешево. Есть кабельное телевидение. И классные автоматы со жрачкой.

— А я бы нашла место поприличнее, с обслуживанием номеров. — Честно говоря, Блэр никогда в жизни не останавливалась в мотелях.

— Доверься мне, — сказал Аарон и въехал на парковку мотеля.

Он вылез из машины и зашел в здание, а Блэр осталась сидеть на переднем сиденье с надутым видом, скрестив руки на груди. Этот парень строил из себя простого — а сам богач из богачей и живет в собственной вилле за городом. Блэр чувствовала себя паршиво: разъезжает на красном «Саабе» в обществе чувака с дредами. На парковочной площадке было темно, окна в домиках занавешены. В такие места обычно приезжают люди, которые стремятся порвать с прошлой жизнью. Вернулся Аарон. В руке у него был только один ключ.

— Свободна только одна комната. Но там огромная кровать. Устроит?

Наверняка этот Аарон считает, что сейчас она закатит истерику и потребует отдельный номер. Не добьется.

— Отлично, — сказала Блэр. — Меня устраивает.

Аарон сел за руль, включил зажигание и выехал на дорогу.

— И куда, интересно, мы теперь? — спросила Блэр, которую бесило, что Аарон делает все, что ему взбредет в голову, даже не спросив ее.

— Тут рядом чумовой магазинчик «Купи-сэкономь», а у меня с собой кредитная карта. Поехали, накупим всякой дряни.

Ах-ха, этот тупица, по крайней мере, умеет пользоваться пластиковой карточкой.

 

Вот уже два с половиной часа, как Нейт вел машину. Ребята болтали без умолку, отпускали шуточки, а Нейт совершенно офигел от езды. Ему хотелось пива.

— Так, народ, тут был указатель отеля «Бест вестерн». Перебьетесь и этим.

— Мы как-то останавливались в этом мотеле, когда отец отвозил сестру в летний лагерь. Вполне приличное место, — сказал Дэн.

— А как там с номерами люкс? — поинтересовался Джереми. — По-моему, ты байду травишь.

— Там есть обслуживание номеров, — запротестовал Дэн. — И в холодильнике полно выпивки.

— Могу себе представить, — съязвил Чарли.

Дэн закрыл глаза и молча молил Бога, чтобы не было никаких номеров люкс и чтобы он с Сереной оказался в одной комнате.

 

Кровать в номере мотеля «Шесть» была действительно огромной. Сейчас она была вся завалена жратвой: чипсы «Ахой», «Фритос», шоколадное суфле, соевый швейцарский сыр, крекеры «Риц», баночное пиво.

— Посмотрим, что там у них на ТНТ, — сказал Аарон и щелкнул пультом от телевизора. Он присел на край кровати, откупорил банку пива, вытащил очередную сигарету.

Блэр взбила подушку и уселась на кровать, подтянув колени к подбородку. Такого с ней в жизни прежде не было. Прикатила в мотель с парнем, которого практически не знает. Он сидит рядом на кровати, жует суррогатную пищу, дует баночное пиво и смотрит самый паршивый телевизионный канал. Ошизеть!

— Дай мне... пивка, — тихо проговорила она. Не отрываясь от экрана, Аарон протянул ей банку. Кольцо-змейка блеснуло на большом пальце.

— Ну вот, я же говорил — чумовое кино идет. «Крепкий орешек-2».

— И дай мне эту твою сигаретку.

Аарон повернулся к Блэр и хитро улыбнулся:

— Я же говорил. Они очень помогают расслабиться.

— Ну да, — произнесла Блэр тусклым голосом. Все эти несколько дней она жила в напряжении. Почему бы теперь не расслабиться?

— Только резко не вдыхай, опалишь легкие.

Блэр поморщилась. Он еще будет учить ее. На спине футболки Аарона была надпись «Вся власть народу». И это ее тоже бесило. Строит из себя эдакого либерала, политически подкованного мальчика.

Блэр чиркнула спичкой и закурила сигарету. Несколько хороших затяжек, банка пива, пончик, и можно будет заваливаться спать.

Завтра предстоит борьба за собственное будущее.

 

В номере люкс отеля «Бест вестерн» стояли две огромные двуспальные кровати и выдвижной диван. На стенах висели картины с изображением охоты. Через высокие окна можно было прекрасно разглядеть парк-аттракцион, впадавший в зимнюю спячку. «Чертово колесо» чернело в ночной темноте, словно скелет неземного уродливого животного. Дэн сидел на стуле у окна. Настроение было кладбищенское.

Нейт с дружками заказал кучу пиццы и ящик пива. Они развалились по кроватям и начали шутливо драться, отнимая друг у друга пульт от телевизора. Джереми хотел посмотреть порно по платному каналу. Нейту нравились старые вестерны. А Чарли пожелал выключить свет, открыть все окна и слушать музыку на CD-плеере.

Серена принимала душ. Из-под двери ванной шел пар, пахло лавандой. Серена напевала себе под нос французскую песенку: «Voulez vous couchez

avec moi, се soir?»

Да-да, именно. Как бы Дэн хотел проспать с ней всю ночь! Но, похоже, ему это не светило.

Серена вышла из ванной комнаты, обернувшись огромным белым полотенцем из отеля.

— Эй, парни, не роняйте чипсы на мою кровать.

— А которая из них твоя? — сказал Энтони и громко рыгнул.

—Я еще не решила. Но если ты будешь рыгать, а потом еще портить воздух, на этой кровати я точно спать не буду.

Серена прошла через комнату и вытащила из сумки серую толстовку и серые фланелевые спортивные штаны.

Парни смотрели на нее, не отрывая глаз. Еще бы!

— И всю пиццу не съешьте, мне оставьте. Я голодная, — прибавила Серена и вернулась в ванную переодеваться

Дэн закурил сигарету. Руки, понятно, дрожали. Дэн встал со стула, взял с кровати баночку пива и присел на диванчик. Как быть? Да пиво пить! А может, даже напиться.

Из ванны вышла Серена. Она уже переоделась. Взяла кусочек пиццы, баночку пива, присела рядом с Дэном. Лично она была рада, что натолкнулась на ребят. Это стихотворение Дэна ее немного напугало. Оно было, конечно, про любовь, но и про смерть тоже. И еще о том, что она, Серена, — смысл его жизни. Дэн отличный парень, но совсем не умеет радоваться жизни.

— За колледж! — сказала Серена и «чокнулась» пиццей с пивной баночкой Дэна. — Будет здорово, если мы все поступим в один колледж.

Дэн молча кивнул, отставил пустую баночку и потянулся за следующей. Да нормально получится. Просто замечательно. Просто убийственно.

 

Блэр откинулась на подушку, поднесла к левому глазу тонкий, как бумага, крекер и, сощурившись, стала смотреть на лампу под потолком. Потом открыла правый глаз. По плафону полз маленький паук.

— Фу, на потолке паук, — сказала она Аарону.

Блэр уже выпила три банки пива, съела четыре пончика, а сейчас заедала все это крекерами и сыром чеддер.

— Знаешь, что мы забыли купить? — сказал Аарон. Он скинул с кровати пустые баночки из-под пива и засунул в рот пригоршню чипсов.

— Минеральную воду? — предположила Блэр.

Она съела столько сладкого, соленого и жирного, что умирала от жажды. Три сигареты от матери-природы не очень-то ей помогли.

— Мы забыли купить сладкие батончики.

— Пожалуй. — Блэр улыбнулась. Она бы сейчас не отказалась от батончика «Кит-кат».

Как заговорщики, они на цыпочках вышли в коридор мотеля и подошли к автомату. Блэр бросила взгляд на ковер в холле — красные завитки на коричневом фоне — и начала смеяться как дурочка.

Аарон стоял возле автомата с самым серьезным видом.

— Нужно принять стратегическое решение.

Блэр подошла к автомату. Тут были и батончики «Кит-кат», и «Твикс», и «Сникерсы», и «Миндальная радость». Да, проблема просто глобальная.

— Сколько у нас мелочи? — спросила Блэр тоном спасителя человечества.

Аарон разжал ладонь. Монет хватит на два с половиной батончика. Полбатончика нереально, значит, на два батончика и одну жвачку.

Аарон кинул в прорезь автомата три монеты по 25 центов, крепко взял Блэр за руку и произнес:

— Закрой глаза и нажимай кнопку наугад.

Он протянул руку Блэр к автомату. Блэр нащупала кнопки и нажала первую попавшуюся. Плюх — в корытце автомата что-то вылетело. Блэр наклонилась, чтобы достать добычу.

— Нет, погоди! — воскликнул Аарон и перехватил руку Блэр. — Опустим еще три монетки и тогда соберем урожай.

Блэр усиленно пыталась вспомнить, где расположена кнопка «Кит-ката», но память подвела. Блэр снова наугад нажала кнопку, и опять что-то вылетело в корытце автомата. Блэр открыла глаза. Орешки «Миндальная радость» и презервативы.

— Черт! Презервативы! — воскликнула Блэр.

— Да уж, — сказал Аарон, выхватил из рук Блэр орешки и рванулся по коридору к комнате.

— Стой! Мое! — закричала Блэр и побежала за Аароном, поскальзываясь на тонком ковре — ведь она была в одних носках. Господи, до собеседования осталось всего девять часов, а ей плевать, потому что она и так счастлива.

 

Дэн спал на диване и с тоской слушал, как рядом храпит Чарли. В дальнем конце комнаты на огромной кровати спали Серена и Энтони. А может, это был не Энтони, а Нейт? Серена лежала на боку, ротик ее был слегка приоткрыт: в лунном свете белоснежные зубки сверкали как жемчуг. И на все это зрелище взирало своим огромным глазом «Чертово колесо». Дэн повернулся к стене. Ему так хотелось встать и записать стихотворение, но он забыл свой черный блокнот дома. Он-то рассчитывал, что будет полностью поглощен Сереной и будет не до стихов. Дэн вдруг понял, что все в его жизни складывается не так, как мечталось.

Жизнь печальна. А потом приходит смерть. И может быть, прав был Сартр, говоря об этом в своей книге «Выхода нет».

Дэн скинул одеяло, встал и пошел налить себе стакан воды. Он прошел мимо кровати, где спали Серена и Нейт. Да, все-таки это был Нейт. А на подушке были их две сцепленных руки.

Они держатся во сне за руки!

Дэн вернулся к столу, взял ручку, потом пошел в ванную и закрылся.

Если у человека возникает непреодолимое желание написать стихотворение — крик его души о бессмысленности человеческого существования, — сгодится любая бумага. Пусть даже туалетная.

 

Блэр прекрасно отдавала себе отчет, что этой ночью она спит как полная идиотка. Возле подушки лежал пакет с недоеденными чипсами. Блэр спала в лифчике, не приняв душ. В животе было тепло и сытно, так что неизвестно, влезет ли она после собеседования в свои кожаные брюки. Рядом сопел Аарон. Наверное, ему снилось что-то смешное, потому что он тихонько хихикал во сне и даже хлопал в ладоши. Кажется, он звал свою собаку Муки. Блэр лежала и не могла понять, каким ветром ее сюда занесло. В эту чужую комнату, в этот мотель, на эту кровать, с этим Аароном с его дредами. Но, как ни странно, она чувствовала себя уютно, вдыхая запах шоколадного печенья и хвойный аромат сигарет. Это напоминало ей Нейта...

Гм... Кажется, этот Аарон все-таки выманил ее из своей раковины.

Гм... Кажется, кое-кто забыл попросить портье, чтобы утром их разбудили...

 

SPLETEN.NET

 

Все имена и названия изменены или сокращены до первых букв, чтобы не пострадали невиновные. То бишь я.

 

Привет, народ!

 

ОСТАТКИ СЛАДКИ

Где вообще весь народ? Народ разъехался на выходные по собеседованиям. Похоже, только я одна торчу в городе, как белая ворона. Все собеседования я уже прошла летом. Мне все известно про плохие и хорошие колледжи, а если мне мало этой информации, могу заглянуть в справочник. Лично я давно уже хожу в школу, чтобы просто потусоваться. Вообще, у нью-йоркской молодежи самый высокий рейтинг по тусовкам.

Сейчас многих в городе нет. Но мы не теряем связи. Об этом говорят наши письма.

 

ВАШИ ПИСЬМА

 

Q: Привет, Сплетница!

Я работаю в мотеле «Шесть» возле города Оранж, штат Коннектикут. Тут на днях к нам приехал парень на красном «Саабе», номера нью-йоркские. Мне же интересно. В общем, он приехал с одной девицей довольно стервозного вида. Они совершенно не подходят друг к другу. Потом мое дежурство закончилось, и я пошла домой. Они там, в своей комнате, наверное, всю ночь гудели и курили что-то: в коридоре жутко воняло дымом. Когда я уходила, то обратила внимание, что у машины забыли выключить фары. И если они до сих пор не выключены, к утру сдохнет аккумулятор.

— киераЗ

 

A: Дорогая киераЗ!

Кажется, у Б утром будут проблемы.

— Сплетница

 

Q: Привет, Сплетница!

В пятницу я ездила в Йельский университет, останавливалась в мотеле «Шесть». Я знаю, что у Б появился сводный брат и все такое. Почти родственники. Но мне показалось, что они на улице вели себя как влюбленные. По-моему, это извращение.

— Мисс Пинк

 

A: Дорогая мисс Пинк!

Даже верить не хочется. Но если это так, то кошмар.

 

Q: Дорогая Сплетница!

Я слышала, что где-то в Массачусетсе в отель «Бест вестерн» ввалилась полиция: там какая-то компашка слишком раздухарилась. Говорят, их отвезли в полицейский участок.

— Стрекоза

 

A: Дорогая Стрекоза!

Неужели наши друзья полные олухи, чтобы довести дело до полиции. Думаю все-таки, что это не так.

— Сплетница

 

ОБЕГАЯ ВЗГЛЯДОМ

 

А теперь вернемся в Нью-Йорк. Дж гуляет в Центральном парке. Кажется, она сильно скучает по Н. В заканчивает монтаж своего фильма. Она собирается устроить показ для посетителей бара «Монета». Очень тщеславная девушка. Д покупает лезвия для бритья на 42-й улице, а потом он забежит домой и отправится на Центральный вокзал. Похоже, Д хочет выглядеть аккуратным и побритым. И все ради С. В пятницу А купил премиленькую открытку. Интересно, для кого?

Пока все новости. Я думаю, когда народ вернется с собеседования, новости повалят валом.

 

А пока будьте молодцами.

 

Ведь вы в восторге от меня?

ВАША СПЛЕТНИЦА

 

 

На следующее утро

 

Блэр проснулась от запаха шоколада. Солнце светило прямо в окно, отчего шоколадные хлопья в пакетике из фольги начали бешено таять. Блэр перевернулась на другой бок, задев рукой Аарона, а потом снова повернулась и придавила пачку с картофельными чипсами.

— Черт! — пробурчала Блэр. Она поднесла к глазам руку с часами, и сон как рукой сняло. В одиннадцать часов у нее собеседование. Сейчас десять. А она лежит в номере захудалого мотеля, уткнувшись фейсом в пакет с чипсами.

— Черт! — завопила Блэр и вскочила с постели как ужаленная. —Аарон, вставай, живо!

Трудно было не почувствовать панику в голосе девушки. Аарон сел в кровати и сонно затряс головой.

— Три минуты одиннадцатого! — воскликнула Блэр.

Она уже судорожно рылась в своей дорожной сумке. Блэр даже не соизволила вывесить вчера на вешалку свою одежду для собеседования, и теперь юбка была помята. Какого черта? Что с ней происходит? Как она могла забыть, что сегодня самый ответственный день в ее жизни?

— Спокуха, — проговорил Аарон.

Ответ неправильный. Потому что...

— Заткнись! — заорала Блэр и кинула в него своей черной туфелькой от Гуччи. — Это все ты виноват!

Аарон залез под одеяло и почесался.

— В чем это я виноват?

— Просто заткнись, — сказала Блэр. Она схватила одежду, пробежала в ванную и захлопнула за собой дверь.

Аарон спустил ноги с кровати и натянул джинсы. Потом встал и посмотрелся в зеркало. На самой макушке один дред торчал рогом. На футболке — шоколадное пятно. Аарон пожал плечами. Ну и ладно. Ему-то не идти на собеседование. Аарон надел пиджак и взял со стола ключ. Блэр не удастся свалить с больной головы на здоровую. Он довезет ее вовремя.

Блэр в это время отчаянно терла себя мочалкой и проговаривала в голове возможные ответы-вопросы собеседования.

Почему вы решили поступать в Йельский университет? Потому что это самый лучший университет. Учеба для меня не развлечение. У вас самый лучший преподавательский состав, учебная программа и условия для обучения. Я не хочу просто плыть по течению эти четыре года. Я хочу, чтобы мне было трудно учиться.

Расскажите о себе. Что вы за человек? Я очень организованный человек (ха-ха). Мои друзья считают меня занудой. Я очень честолюбива. Не хочу быть середнячком. Я целеустремленная, учусь на пределе возможностей. Но еще я немного упряма. Зато общительна. Умею организовывать встречи и благотворительные мероприятия. Пытаюсь быть политически подкованной, правда, газеты читать каждый день не удается. Очень люблю животных. Стараюсь быть внимательной дочерью и сестрой и делать для семьи что-то хорошее, не дожидаясь, пока меня попросят.

Есть ли у вас кумиры? Это два человека. Жаклин Кеннеди Онассис и Одри Хепберн. Это были прекрасные сильные женщины. А сколько в них было грации!

Блэр выключила душ, взяла полотенце. Голову она уже помыть не успевала. Хоть бы волосы не пахли табаком. Блэр придирчиво посмотрела на себя в зеркало. Под глазами мешки, над левой бровью прыщик. Блэр замазала его маскирующим карандашом. Нанесла крем для век. Ничего, на собеседовании внешность не главное. Блэр надела голубую рубашку на пуговичках от Калвин Кляйн: так, теперь черная плиссированная юбка, черные колготки. Блэр завязала волосы в низкий хвостик. Ну как? Получилась очень интеллигентная девушка. Которая не вылезает из книжных магазинов, читает поэзию и пр.

Блэр порылась в косметичке, вытащила румяна. Так, сделаем щечки порозовее. Ну все, свежа, как огурец.

Блэр покидала вещи в сумку, надела туфли от Гуччи, черное шерстяное пальто и пулей вылетела из номера. Живот схватило нервным спазмом. Так, спокойно. «Я целеустремленная, трудолюбивая, политически подкованная...» — говорила себе Блэр, сбегая вниз по лестнице. Она вышла на улицу. На парковочной площадке стоял «Сааб» Аарона. Капот был поднят, Аарон колдовал с двигателем, подключал к аккумулятору какие-то проводки. Блэр остановилась в тревоге. Какого черта? Что с машиной?

Аарон обернулся к ней и улыбнулся.

—Аккумулятор сел, — пояснил он. — Наверное, мы забыли выключить на ночь фары.

— Мы забыли? Мы? — Блэр бросила сумку на землю и гневно топнула ногой. — И что прикажешь теперь делать?

— Менеджер мотеля поможет нам завести машину, — сказал Аарон, заправляя дреды за уши. — Не боись! Все будет нормалек.

— Ничего нормального. Мы уже должны быть на месте! — заорала Блэр.

Сзади к «Саабу» подъехал старый «Шевроле». За рулем сидела крашеная блондинка лет сорока.

— Давайте только быстрей, — сказала блондинка. — У меня там клиенты телефоны обрывают. — Она вышла из машины, не выключая двигателя. И подняла капот своей машины.

Блэр взглянула на часы. Пол-одиннадцатого.

— Сколько отсюда до Йеля?

— Да минут двадцать пять, — ответила женщина и добавила: — У меня там сын учится.

Блэр нахмурилась. Неужели дети каких-то там менеджеров из мотеля могут учиться в университетах?

— Долго ли вы будете заводить машину?

Аарон протянул к «Шевроле» провода с клеммами.

— От пяти минут до двух часов, — ответил Аарон и подмигнул женщине-менеджеру.

Блэр скрестила руки на груди.

— Отлично. У нас нет двух часов.

Аарон сел за руль и несколько раз нажал на газ. Машина завелась. Аарон знаком показал Блэр, чтобы та прыгала в машину.

— Тебе повезло, — сказал Аарон и снова подмигнул женщине-менеджеру.

Та выключила двигатель своей машины, Аарон вышел, отсоединил провода, закрыл капот и снова сел на водительское кресло. Он вынул из кармана куртки конверт и протянул его Блэр.

Блэр открыла конверт и вытащила оттуда премиленькую открытку с изображением маленькой девочки. На открытке было написано: «Дорогой сестренке в ее особенный день».

— Ты готова? — сказал Аарон.

— Давай поехали, — приказала она и закрыла открытку. Потрогала пальцем прыщик. Кажется, он увеличился в размерах.

Какие ваши самые сильные качества?

Я никогда не сдаюсь.

Ваши недостатки?

Я порой бываю нетерпелива. Совсем чуть-чуть.

 

Дж делает одолжение

 

— Может, тебе выйти на улицу и сделать пробежку? — Это предложение изрек отец Дженни, Руфус Хамфри, субботним утром. Руфус почесал свою волосатую грудь в вырезе пожелтевшей от времени белой футболки. — Твоя мама любила делать пробежки.

Дженни ехидно улыбнулась. Она терпеть не могла вспоминать про свою мать.

— Наша мама бегала в обществе персонального тренера. И еще она спала с ним, если ты не забыл.

Руфус пожал плечами:

— Ты злишься от скуки, вот и все. Давай сходим вместе в кино.

— Нет, — сказала Дженни и отхлебнула чай из чашки. — Лучше останусь дома и буду смотреть телик.

— Ладно. Советую выбрать что-нибудь образовательное. «Улицу Сезам», например. — Он легонько хлопнул дочку по макушке газетой, свернутой в трубочку, и отправился в туалет.

Дженни осталась сидеть за кухонным столом, уставясь в свою чашку. На стол запрыгнул их толстенный кот по имени Маркс и понюхал ухо Дженни.

— Мне скучно, — сказала Дженни. — Тебе не скучно?

Маркс сел на задние лапы и начал намывать свой живот. Потом соскочил со стола и отправился к своей миске с едой.

Когда не знаешь, чем заняться, — ешь.

Дженни встала и открыла холодильник. Швейцарский сыр, грейпфрут, пакет прокисшего молока. Пакет с кукурузными хлопьями, спрятанный от тараканов. Сдобная булочка.

Зазвонил телефон.

Дженни даже с места не тронулась. Все равно не ей. Нейт, Дэн, Серена — все уехали.

Но телефон не унимался.

— Дженни, сними трубку! — заорал из туалета Руфус.

Дженни захлопнула холодильник и подошла к аппарату.

— Алло?

— Привет, Дженифер. Это Ванесса.

— Привет.

— Дэн дома?

— Нет, он поехал с Сереной в Университет Брауна. Разве он тебе не говорил?

— Нет.

— Как странно.

— Да. Но в последнее время мы вообще мало общаемся, — сказала Ванесса.

— Ну да. — Дженни снова подошла к холодильнику, открыла его. Швейцарский сыр. Да. Растопленный швейцарский сыр на горячей булочке.

— Ну понятно. Нет так нет, — сказала Ванесса. Голос у нее был очень расстроенный. И кажется даже, она обиделась.

Конечно, Ванесса нашла себе бойфренда, этого бармена, но Дженни не такая дурочка. Она прекрасно понимала, что Ванесса все равно влюблена в Дэна. Да скажи он сейчас Ванессе: «Выходи зa меня замуж», та отрастит волосы как миленькая, откажется от черного цвета в одежде и начнет заниматься своей фигурой. Дженни было жаль Ванессу.

Она положила швейцарский сыр обратно в холодильник.

— Приколись, у меня есть предложение, может, тебе это покажется неожиданным. — Дженни вдруг захотелось сделать что-нибудь хорошее для Ванессы. — Давай смотаемся вместе куда-нибудь.

На том конце провода возникла короткая пауза. Ванесса напряглась.

— Ладно, давай, — сказала наконец Ванесса. — Сегодня в двенадцать в баре «Монета» я устраиваю просмотр своего фильма. Если хочешь, приходи, а потом мы можем отправиться погулять.

Дженни закрыла холодильник и прислонилась к дверце. Она не очень-то любила Ванессу, но все равно заняться нечем. Нейт уехал.

— Ладно, — сказала Дженни. — Я приду.

Вот так. И кто знает, может даже, девчонки подружатся.

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь