Свадьба – это еще не повод для веселья


 

— Мы очень за тебя рады!

— Поздравляем, дорогая!

Блэр и Аарон стояли у входа в банкетный зал и приветствовали гостей, приходивших на свадьбу. Проигрывая в голове киносценарий сегодняшнего вечера, Блэр не предполагала, что ее мать с Сайрусом придумают для нее столь изощренную пытку. Каждому гостю была положена дежурная улыбка: мышцы ее лица болели. Каждому подставь щечку и расскажи, как ты рада за свою мамочку. А еще Блэр пришлось фотографироваться с Сайрусом: изобразила счастливую падчерицу, поцеловав Сайруса в жирную сальную щеку.

— Из нее получится отличная сестра. — Это Аарон расхваливал кому-то Блэр. Такую фразу он говорил каждому из гостей. Он что, издевается? С каким бы удовольствием Блэр влепила ему пощечину.

«С днем рожденья меня, с днем рожденья меня», — с горечью пропела про себя Блэр. Когда соберутся все гости, она обязательно найдет Нейта и вызовет его на серьезный разговор. Неужели он не понимает, что в трудную минуту должен быть рядом?

— По крайней мере, они прекрасно подготовились к свадьбе, — прошептала Мисти Басс своему мужу, входя в роскошный банкетный зал отеля «Сент-Клэр».

Ослепительно белоснежные скатерти, столовое серебро, хрусталь, горящие свечи в роскошных подсвечниках. В уголке тихонечко пиликала арфа. Официанты в белых пиджаках разносили в хрустальных бокалах золотое шампанское, рассаживали гостей по своим местам.

Блэр жалела, что не подключилась к распределению мест для гостей. Потому что Серена, Дэн, Нейт и Эрик оказались рядом за одним столом, причем Серена оказалась между Дэном и Нейтом. Напротив них сидел Чак Басе, а Серена с Дэном терпеть его не могли. Чак зачесал волосы со лба и уложил их гелем. Отчего еще больше стал смахивать на человека-пениса. (Человек-пенис — это бесчувственная, наглая, самоуверенная мужская особь. Как правило, такие люди бывают невысокого роста и лысые. И считают себя самыми сексуальными.)

Но Чак был обворожительно красив, просто мальчик с рекламы. И он не был лысым. И все равно Чак — человек-пенис, если учитывать его личные качества.

По обе стороны от него сидели Кати и Изабель. Они все время морщились в своих слишком тесных платьях.

За столом Дэн с ужасом обнаружил огромное количество столовых приборов.

— Все очень просто, — успокоил его Чак. — Вот, например, ложка. Суп черпают от края — к середине тарелки.

— Спасибо, — упавшим голосом проговорил Дэн. Он вытер потные ладони о брюки. Дэн пожалел, что ввязался в эту авантюру.

Официанты принесли первое блюдо. Тыквенный суп-пюре — дань празднику Дня благодарения — и большую корзинку горячих булочек из дрожжевого теста.

— Что-то я не совсем понял, — сказал Чак, обращаясь к Серене. За любым застольем он привык брать бразды правления в свои руки. — Так ты с кем пришла? С ним? — Чак указал хлебным ножом на Нейта. — Или с ним? — Хлебный нож, словно указка, был направлен на Дэна.

Эрик расхохотался:



— Вообще-то, Чак, они пришли втроем. — В голосе Эрика чувствовалась издевка. — Нейт давно положил глаз на Дэна, вот Серена и решила их познакомить.

Серена тихонечко помешала ложкой суп и виновато посмотрела на Дэна.

— Дэн мой парень. Из-за ваших шуток он наверняка теперь будет на меня злиться.

Дэн пожал плечами:

— Я и не собираюсь. — Только один вопрос мучил сейчас Дэна: он действительно парень Серены или нет?

 

Наконец все гости заняли свои места. Блэр и вся ее большая, разросшаяся семья села за главный стол. Блэр оказалась между Аароном и Тайлером. Прямо у нее за спиной сидел Нейт. Блэр тихо негодовала. Серена развлекается с Нейтом, а ей приходится довольствоваться обществом своих родственников.

Блэр отклонилась назад и тихо шепнула Нейту:

— Нам нужно поговорить. Когда все закончат толкать речи.

Нейт неохотно кивнул. Он взглянул на часы. Очень скоро должна подойти Дженифер. Хотелось бы улизнуть от Блэр и избежать всяких объяснений.

Блэр конечно же ничего не знала. Она наконец успокоилась и потянулась к бокалу с шампанским, залпом осушила его. Прежде чем лишиться девственности, надо отключить тормоза.

— Не так лихо, — предупредил Аарон. — Если тебя начнет тошнить, я буду ближайшей жертвой.

— Подумаешь! — парировала Блэр. Она подозвала официанта, и тот снова наполнил ее бокал шампанским.

Сайрус между тем готовился сказать слово. Он тихо проговаривал что-то себе под нос, повторяя заготовки, записанные на маленьких карточках.

— Дорогой, только не волнуйся, — предупредила его Элеанор. — Будь самим собой.

При этих словах Блэр горько вздохнула и опустошила очередной бокал шампанского. «Будь самим собой». Она бы посоветовала Сайрусу что-нибудь с точностью до наоборот.

Официанты унесли супницы и снова разлили по бокалам шампанское. Сайрус Роуз между тем начал потеть, как поросенок, которого собираются забить. Он встал и постучал вилкой по бокалу, привлекая всеобщее внимание. Всё! Блэр не высидит больше ни одной минуты. Она сполоснула остатки пищи во рту шампанским, повернулась к Нейту и потянула его за рукав.

— Уходим, — прошептала она.

Нейт обернулся и удивленно посмотрел на нее.

— Дорогие гости, попрошу минуточку вашего внимания! — произнес Сайрус и снова постучал вилкой по бокалу.

— Нейт, пойдем отсюда, — прошипела Блэр.

Нейт взглянул на часы. Через несколько минут должна прийти Дженифер. Понятно. А Блэр хочет утащить его, чтобы выплакаться в жилетку.

— Погоди, сейчас Сайрус будет говорить речь, — остановил ее Нейт.

Блэр впилась ногтями в его ладонь:

— Вот именно. Поэтому смываемся отсюда. Нейт отрицательно покачал головой:

— Успокойся, пожалуйста, — сказал он Блэр и отвернулся.

Блэр остолбенело уставилась в его затылок.

— Что? — тихо переспросила она, но, кажется, Нейт не услышал ее.

Она вдруг почувствовала, что под платьем она сидит совершенно голая: от непрестанного ерзанья тело зудело в самых неподобающих местах. «Этого не может быть», — подумала Блэр. Ей показалось. Не может быть, чтобы Нейт отшил ее. Это лишь плод ее больного воображения.

Сайрус между тем откашлялся.

— Блэр! — прошипела Элеанор. С ее дочерью творилось что-то неладное.

Аарон потянул Блэр за руку и развернул ее лицом к Сайрусу.

— Веди себя прилично.

Гости затихли, готовясь выслушать жениха.

— Спасибо всем, что пришли на нашу свадьбу. Спасибо, что отказались от своих планов продолжить День благодарения.

Ну и так далее и тому подобное. Блэр слышала эту речь уже тысячу раз: Сайрус долго повторял ее дома, расхаживая по их пентхаусу на 72-й улице, нацепив точно такие же кашемировые пижамные штаны, которые Блэр стащила из магазина для Нейта.

Блэр сидела как замороженная, тупо наблюдая, как всплывают в бокале пузырьки шампанского...

 

Все имена и названия изменены или сокращены до первых букв, чтобы не пострадали невиновные. То бишь я.

ПРИВЕТ, НАРОД!

 

СООБЩЕНИЕ О СВАДЬБЕ

 

Элеанор Уитон Уолдорф, дама из высшего общества, проживающая в Верхнем Ист-Сайде, сочеталась сегодня законным браком с Сайрусом Соломоном Роузом, торговцем недвижимостью. Данное событие породило множество сплетен. Как известно, молодожены повстречались прошлой весной в универмаге «Сакс», что на Пятой авеню. На тот период Элеанор испытывала некоторое чувство неполноценности, пережив развод с первым мужем, который увлекся особой мужского пола. Но Элеанор, словно птица феникс, возродилась к новой жизни. Она покорила сердце Сайруса своей улыбкой, стройной фигурой (результат переживаний) и огромными апартаментами на Пятой авеню. Разве можно было упустить такую женщину! И Сайрус без малейших колебаний развелся со своей первой женой, помешанной на бесконечных пластических операциях. Чем же покорил Элеанору Сайрус? Своим оптимизмом, своей веселой дурашливостью, своей добродушной, как у Санта-Клауса, сексапильностью, ну и, конечно, своей огромной виллой в Бриджхэмп-тоне.

 

Они идеально подходят друг другу, не так ли?

 

О родословной невесты. Отец, ныне покойный Тайлер Огуст Уолдорф, банкир. Мать, представительница высшего общества, Мирабель Антуанетта Кэттрел Уолдорф, тоже, увы, уже покойная. У Элеанор Уолдорф двое детей от первого брака: дочь Блэр Корнелия Уолдорф, которой сегодня исполняется семнадцать, и одиннадцатилетний сын Тайлер Хью Уолдорф.

 

Родословная жениха. Отец, ныне покойный Джереми Лесли Роуз, раввин синагоги в Скарсдейле. Мать -представительница высшего общества, Линн Дайна Бэнк, в прошлом — известный художник-декоратор по интерьерам. Линн проживает в Мексике. У Сайруса есть сын от первого брака Аарон Элихью Роуз, ему семнадцать лет.

 

Итак, сегодня, после весьма непродолжительной помолвки, эти двое поженились. Церемония бракосочетания проходила в часовне всех исповеданий, ибо жених - иудаист, а невеста - протестантка, и ни один из брачующихся не высказал желания сменить веру. Сейчас, когда вы читаете наше сообщение, уже играется свадьба — в роскошном отеле «Сент-Клэр», что на Восточной 61-й улице. Среди угощений, в частности, будут кнели в рыбном муссе. В сочетании с шампанским это блюдо способно вызвать рвотную реакцию. На свой медовый месяц молодожены отправляются в путешествие по Карибскому морю. Дети же будут предоставлены сами себе.

 

Интересно, какой сюрприз они преподнесут?

 

Невеста и ее сын Тайлер берут фамилию Роуз, а вот дочь невесты Блэр еще не пришла к определенному решению. «Еще чего!» - так прокомментировала она свой настрой по этому поводу.

 

Итак, нам известно, что предыдущие браки наших героев закончились скандальным разводом. Но все равно - порадуемся за них! Они на этом не остановятся.

 

Если хотите, приходите на свадьбу!

 

Признайтесь, вы от меня без ума!

ВАША СПЛЕТНИЦА

 

 

Щека к щеке

 

— Я надеюсь, что он все-таки выйдет, — обеспокоенно сказала Дженни.

— Да не волнуйся ты, — сказала Ванесса, — мы его увидим.

Они прошли через вращающиеся входные двери отеля «Сент-Клэр» и оказались в огромном роскошном холле. И Дженни, и Ванесса были в коротких коктейльных платьях стиля 60-х: они прикупили свои наряды в магазинчике «Домсиз» в Вильямсбурге, по десять долларов за штуку. Платье Дженни было вышито черными бусинками, а у Ванессы на юбке была аппликация с бархатным котенком. К тому же — первый раз в жизни — она надела колготки в сеточку. Да, обе девушки выглядели несколько чудно, но мы не будем их расстраивать.

— Вот он! — воскликнула Дженни и подбежала к Нейту, который напряженно сидел на стуле в самом дальнем углу и пил шампанское.

— Очень за тебя рада, — проговорила вслед Ванесса. Она вдруг почувствовала себя совершенно лишней. И что, скажите на милость, что ей тут делать? Смотреть, как Дженни и ее богатенький рыцарь начнут прилюдно обниматься? — Ребят, я пойду в бар, — сказала Ванесса.

Ванесса мысленно уговаривала себя, что пришла с Дженни исключительно для моральной поддержки. Но у нее были и свои личные причины. Может быть, Дэн выйдет из ресторана, чтобы заглянуть в туалет. И тогда он увидит ее. По крайней мере, она хоть будет знать, что не зря напялила это платье.

— Привет, Дженифер, — сказал Нейт и поцеловал ее в щечку.

— Привет.—Глаза Дженни радостно сияли. Она увидела Нейта во всей его красе: лаковые черные ботинки, черный смокинг. Красиво уложенные золотистые волосы. Сияющие зеленые глаза. — Ты... ты клево смотришься,—промолвила Дженни.

Нейт улыбнулся:

— Спасибо. Ты тоже.

— Какие у нас планы?

— Давай просто где-нибудь посидим?

— Хорошо, — согласилась Дженни.

И они пересели на маленькую кушетку в укромном уголке возле бара.

— Ты не обидишься, если я просто выпью стакан сельтерской? — спросила Дженни. Она нерв-но скрестила ноги, потом снова расплела их. — Вообще, я как-то неуютно тут себя чувствую.

— Все нормально, — сказал Нейт. Подошел официант, и Нейт заказал два стакана сельтерской воды.

«Ого, — подумала Дженни, — кажется, он меняется в лучшую сторону!»

Нейт взял Дженни за руку, положил ее себе на колено. Дженни смущенно хихикнула. Так странно: они с Нейтом сидят в шикарном баре, а не прогуливаются по парку. Дженни казалось, что все взгляды устремлены на них, и от этого ей было неловко.

— Да ты не волнуйся, — тихо сказал Нейт. Он взял ладошку Дженни и нежно поцеловал поду-шечки ее пальцев.

— Я стараюсь не волноваться изо всех сил, — призналась Дженни. Она закрыла глаза, глубоко вздохнула и склонила голову ему на плечо. Рядом с Нейтом она быстро успокоилась. Он был такой надежный. Дженни посмотрела на Нейта и увидела его смеющиеся глаза.

— Есть подозрение, что у меня будут большие проблемы, — вырвалось у Нейта.

Дженни нахмурилась:

— Как проблемы? Какие проблемы?

—Еще не знаю. — Не мог же он объяснять Дженни, что в ресторане на банкете его ожидает девушка по имени Блэр. И что, возможно, она уже вооружена и очень опасна. — Просто мне так кажется, — пространно произнес Нейт.

Дженни крепко сжала его руку:

— Не беспокойся. Ведь мы не совершаем ничего дурного.

Наконец Сайрус закончил свою речь, и были поданы кнели в рыбном муссе и листовой салат.

— Итак, друзья мои, — сказала Элеанор, — мы с Сайрусом обсудили вопрос нашей фамилии.

— В каком смысле? — встрепенулась Блэр. Она тупо ковыряла вилкой свою кнелину, испеченную в виде рыбки. — Господи, из чего это вообще сделано? — проворчала она.

— Это кнели в рыбном муссе, — пояснила Элеанор. — Разве ты не помнишь? Ты сама выбрала это блюдо во время дегустации.

Блэр попробовала маленький кусочек.

— Напоминает кошачьи консервы. — Она отодвинула тарелку и потянулась к бокалу с шампанским.

—Так вот,—попыталась продолжить свою мысль Элеанор. — Тайлер согласился взять фамилию Роуз. Я уже — миссис Роуз. Так что теперь, Блэр, дело за тобой.

Блэр зло лягнула ножку стула. Только этого не хватало! Еще одной проблемой больше. Что за напасть!

— Ты что, действительно собрался поменять фамилию? — спросила она Тайлера.

Тот кивнул:

— Ну да. Тайлер Роуз. Звучит классно. Как у ди-джея.

С ним согласился Аарон. И прибавил нарочито низким голосом:

— А теперь крутые мелодии на заказ! В прямом эфире наш любимый Тайлер Роуз с Семьдесят второй улицы!

— Заткнись, — прошипела Блэр. Она уже была сыта по горло своим вторым именем, а теперь ей хотят навязать идиотскую фамилию? Блэр Корнелия Роуз! Боже упаси!

— Точно вам говорю, я никогда не возьму эту фамилию.

Элеанор грустно взглянула на дочь:

— О, Блэр, было бы так хорошо, если бы у всех у нас была одна фамилия. Как в настоящих семьях.

— Нет, — отрезала Блэр. Сайрус робко улыбнулся:

—Мне и твоей матери было бы очень важно, если бы ты все же согласилась. Мы тебя не торопим.

Блэр больно прикусила губу, чтобы не разораться. Она сказала им «нет» — разве непонятно? Блэр обернулась, чтобы заговорить с Нейтом, но... его не было. Господи, почему все так хреново, один к одному?

— Прощу меня извинить. — Блэр почувствовала, как проглоченный ею кусочек кнели, перемешанный с обилием выпитого шампанского, подступает к горлу. Она прикрыла рот рукой и выскочила из-за стола.

Между тем Серена и Эрик строили пирамидки из своих кнелей. Есть это было невозможно, музыканты еще не играли, вот народ и придумал себе детскую забаву. Эрик позаимствовал тарелку Нейта: они взяли с Сереной соломинку и нанизывали кнели одну за другой. Получился такой кулинарный памятник на постаменте из тарелки. Да, недаром Эрик изучал архитектуру в университете.

А Дэну кнели понравились. Он ел медленно и молча, собираясь с мыслями.

— Мне нужно переговорить с тобой, Серена, — выдавил он наконец.

— Да, конечно, — ответила Серена, обернувшись.

— Говорите на здоровье, надеюсь, я вам не помешаю, — сказал Эрик. Сейчас он украшал свое произведение шариками из масла. — У меня все равно творческое вдохновение.

— Что-нибудь случилось? — спросила Серена. Она заправила волосы зауши и наклонилась к Дэну, вся внимание.

Дэн взглянул в ее небесные глаза и попытался выразить все, о чем думалось. Ему хотелось перестать наконец мучиться подозрениями. Хотелось убедиться в том, что Серена так же сильно любит его, как и он ее. Но он не произнес ни слова, словно позабыл все слова. Он видел только одни большие синие глаза.

— Я просто хотел сказать... Я не имел в виду... когда посылал тебе это стихотворение... то есть... — Дэн и сам уже не понимал, о чем говорит. Выходило так, что он за что-то извинялся, но ему не за что было извиняться. Он ни о чем не жалел. Он не жалел о том, что смотрит сейчас в эти огромные синие глаза.

— Да ладно, забей, — сказала Серена. Она отпила глоток шампанского и в задумчивости начала теребить край скатерти. — Просто ты слишком впечатлительный, ничего страшного.

Слишком впечатлительный? Как это понимать?

И тут музыканты заиграли.

— Ой, моя любимая песня! — воскликнула Серена. — «Щека к щеке»! — Серена обожала сентиментальную музыку.

— Дамы и господа! Танец жениха и невесты! — объявил один из музыкантов.

Сайрус и Элеанор поднялись со своих мест и пошли в центр зала, приглашая жестами остальных гостей присоединиться к танцу.

Чак сгреб в охапку Кати и Изабель и потащил их на середину зала. Он танцевал сразу с обеими, положив руки на их попки.

— Пойдем потанцуем? — предложила Серена. Она встала и протянула Дэну руку.

Дэн посмотрел на нее глазами больного пса. Да, он действительно был впечатлительный. Даже слишком.

— Нет, извини. Пожалуй, я пойду выкурю сигаретку.

Серена посмотрела ему вслед. Она видела, что Дэн расстроен, но что она могла поделать? Что бы она ни сказала, Дэн из всего делал трагедию. Кажется, он находил в этом удовольствие. Повод написать очередное стихотворение.

А Серена хотела быть веселой, беззаботной, похожей на своего брата. Она залпом опрокинула бокал шампанского, схватила Эрика за плечи.

— Прекрати издеваться над бедными кнелями, — сказала она. — Я вообще имею право повеселиться или нет? — с вызовом воскликнула она.

Эрик поднялся со своего места.

— Такая красавица, как ты, только и должна веселиться и веселиться. — Он обнял сестру и шутливо наклонил ее назад, словно собираясь станцевать с ней танго.

Ну что тут поделаешь? Серена в каждом моменте жизни пыталась найти светлую сторону... Правда, сейчас у нее это не очень получалось. Ну ничего. Праздник только начинается...

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь