Счастливчик с Вест-Сайда и его бедная сестра


 

— У, страшилище, — прошептала Дженни Хамфри, обращаясь к собственному отражению в зеркале.

Она задержала дыхание и попыталась выпятить свой живот: хотела убедиться, что все-таки ее грудь не такая большая. Увы, для девятиклассницы она была слишком грудастой. Ее розовая ночная рубашка до колен топорщилась, как сарафан, прикрывая выпяченный живот и короткие худые ноги. Бедная Дженни, она росла не вверх, а вширь. Не то что старшеклассница Серена Вудсен, которую Дженни просто боготворила. А грудь Дженни вообще лишала ее всякой надежды хоть отдаленно приблизиться к желанному облику. Да, грудь была отравой всей ее жизни.

Дженни сняла через голову ночнушку. Ей хотелось примерить черный бесшовный топ, купленный накануне в молодежном магазине «Город и одежда». Дженни натянула его, расправила и взглянула на себя в зеркало. У-у... Вместо двух больших грудей получилась одна огромная грудь посередине. Уродство.

Дженни зачесала свои темные кудрявые волосы за уши и с отвращением отвернулась от зеркала. Надела спортивные брюки школы «Констанс Биллар» и отправилась на кухню пить чай. Из своей комнаты появился старший брат Дэн. По утрам он обычно пугал своей внешностью: волосы торчком, глаза затуманенные. Но сегодня утром взор его был светел и ясен, словно он всю ночь глушил кофе.

— Ну, как дела? — спросила Дженни, когда они оба вошли в кухню.

Дэн насыпал в чашку пару ложек растворимого кофе, включил кран с горячей водой, подставил чашку. Он молча стоял у раковины, в задумчивости помешивая кофе, наблюдая, как коричневая пенка пузырится у краев чашки.

— Я же знаю, что вчера ты встречался с Сереной. Ну, рассказывай... — Дженни в нетерпении скрестила руки на груди. — Это было здорово? Как она была одета? Чем вы занимались? Что она говорила?

Дэн молча отхлебнул кофе. Он знал, что Дженни восторгалась Сереной, и ему захотелось помучить сестренку.

— Ну же, давай рассказывай! Как прошел вечер? Что вы делали?

Дэн пожал плечами:

— Ели мороженое.

Дженни подбоченилась:

— Ну конечно. И это называется свидание.

Дэн улыбнулся. Ему было смешно, что Дженни злится: он дорожил каждой минутой воспоминаний о вчерашнем дне. Это было слишком сокровенным, чтобы делиться с сестрой. Например, как они сидели с Сереной на ступеньках возле музея и целовались. Он даже успел написать стихотворение, чтобы продлить те счастливые мгновения. Оно называлось «Упоение».

— А еще? Что еще у вас было? Что она говорила? — не отставала Дженни.

Дэн подлил в чашку горячей воды из-под крана.

— Ну, не знаю, — начал он...

И тут зазвонил телефон.

И Дэн и Дженни оба рванулись к телефону. Но Дэн опередил сестру.

— Привет, Дэн. Это Серена.

Дэн крепче прижал трубку к уху, вышел из кухни и сел на подоконник в отцовском кабинете. Он видел сквозь запыленное окно, как дети катаются на роликах в парке Риверсайд и как сверкает река Гудзон под яркими лучами осеннего солнца. Дэн сделал глубокий вздох, чтобы успокоиться.

— Привет, — сказал он в трубку.

— Знаешь, Дэн, у меня к тебе очень странная просьба. Меня пригласили подружкой невесты на одну свадьбу, это будет через три недели. Я хочу попросить тебя пойти вместе со мной... ну, как мой парень.

— Конечно, — согласился Дэн.

— Невеста — мать Блэр Уолдорф, той самой девчонки, с которой мы дружили, помнишь?

— Да, помню.

По голосу Серены Дэн почувствовал, что она нуждается в моральной поддержке. Это переполняло ощущением гордости. Дэн почувствовал себя увереннее. И он сказал как можно тише, на случай, если Дженни подслушивает:

— Я с удовольствием поеду с тобой и в университет. Если ты еще не передумала.

— Конечно, — сказала Серена после секундного замешательства. — Я собираюсь туда в эту пятницу сразу после уроков. Мы учимся только полдня. А вы?

Похоже, Серена забыла про свое предложение. Но Дэн решил пропустить это мимо ушей:

— В пятницу мы заканчиваем в два.

— Отлично, тогда давай встретимся на Центральном вокзале. Я хочу заскочить по дороге в Риджфилд — взять машину у нашего управляющего.

— Хорошо.

— Так что все нормально, — ободряюще заключила Серена. — И спасибо, что согласился сопровождать меня на свадьбу. Может, все-таки будет интересно.

— Надеюсь.

Еще бы ему не будет интересно! Когда рядом Серена. Так, нужно подумать о хорошем костюме. Все-таки зря он вернул в «Барниз» тот смокинг.

— Ну ладно, пока, — сказала Серена. — Меня

зовет горничная, она приготовила завтрак. Созвонимся позднее и условимся о встрече на вокзале.

— Идет! — Дэн быстрее повесил трубку, чтобы не сказать лишнего, на языке вертелось: «Я тебя люблю».

— Это была Серена? — спросила Дженни, когда Дэн вернулся в кухню.

Дэн пожал плечами.

— И что она сказала?

— Ничего.

— Ну да, конечно, ты даже разговаривал шепотом, — с укором произнесла Дженни.

Дэн потянулся к пакету на разделочном столике и вытащил оттуда рогалик. Н-да, рогалик успел покрыться плесенью. Отец их был никудышним хозяином. Он вечно забывал вовремя купить продукты или подмести пол. Ну конечно, разве ему до этого, когда он без конца строчит статьи про какого-нибудь неизвестного поэта, называя его чуть ли не Аленом Гинзбергом. С таким папочкой приходилось перебиваться едой па вынос из китайского ресторанчика.

Дэн выкинул из пакета заплесневелые рогалики. Порылся в шкафчике и обнаружил чипсы. Разорвал пакет и сунул горстку чипсов в рот. Это лучше, чем ничего.

Дженни состроила злую гримасу.

— Ты что, надо мной издеваешься? Я ведь знаю: звонила Серена. Тебе трудно сказать, зачем она звонила?

— Она хочет, чтобы я сопровождал ее на одну свадьбу. Мать ее подруги Блэр выходит замуж и просит Серену быть подружкой невесты. Вот Серена и пригласила меня.

— Ты идешь на свадьбу миссис Уолдорф? — Дженни аж задохнулась от восторга. — А где она состоится?

Дэн пожал плечами:

— Не знаю, не спрашивал.

Дженни озлилась:

— Ну ты даешь! Вы с отцом вечно поносили девушек из богатых семей. А теперь ты встречаешься, считай, с лучшей из лучших и тебя приглашают на роскошную свадьбу! Ты этого не заслужил!

— Ну, извини, — сказал Дэн и кинул в рот горсть чипсов.

— Между прочим, это я сказала, что у тебя есть шанс с Сереной, — не унималась Дженни. Она зло бросила пакетик с заваркой в раковину. — Ты вообще представляешь, в каком шикарном месте они могут сыграть свадьбу? Может даже, в Доме «Вог»! Ты счастья своего не понимаешь!

Но Дэн не очень-то слушал Дженни. Он уже представлял, как они с Сереной едут в электричке, как держат друг друга за руки и как он смотрит в ее бездонные голубые глаза.

— А про завтра она тебе ничего не говорила?

Дэн отрешенно посмотрел на сестру.

— Я, Ванесса и Серена встречаемся завтра в баре в Вильямсбурге — там работает знакомый Ванессы. Хотим посмотреть фильм, который Серена сняла для школьного фестиваля. Мы тоже принимали участие в съемках. Он уже смонтирован.

Реакция — еще один отрешенный взгляд.

— Я подумала, что она могла бы пригласить и тебя.

Ноль реакции.

Дженни вздохнула. Ее брат Дэн безнадежен: настолько влюблен, что ничего не воспринимает. Он даже не спросил родную сестру, с какой стати она расхаживает по дому в новом уродском топе. Вдруг Дженни почувствовала себя ужасно одинокой. Она всегда находила поддержку у Дэна, а теперь и на него никакой надежды.

Да, ей нужен новый друг...

 

SPLETEN.NET

 

Все имена и названия изменены или сокращены до первых букв, чтобы не пострадали невиновные. То бишь я.

 

Привет, народ!

 

СВАДЬБА ГОДА

 

Обычно осень — пора, скудная на события. Когда там еще наступят рождественские праздники! Но мать Б дала нам пищу для разговоров. Вот скажите на милость, давно ли она знает своего жениха? Пару-тройку месяцев? Ведь если вам предстоит провести с человеком всю оставшуюся жизнь - или даже выходные, - стоило бы поближе узнать его. Лично я слышала, что этот ее обожэ — очень скользкий тип, так что предстоящая свадьба будет тем еще зрелищем. И как вообще Б собирается радоваться жизни, если на свадьбе ей придется общаться с С? Они наверняка поцапаются — интересно будет на это посмотреть!

 

ВАШИ ПИСЬМА

 

Q: Дорогая Сплетница!

Не знаю, в курсе ты или нет, но у Б появится сводный брат. Я учусь с ним в одном классе, он немножко прибабахнутый. Но в общем-то симпатичный парень.

— Киска Бронкс

 

A: Дорогая Киска Бронкс!

Вся эта история со свадьбой начинает мне нравиться все больше и больше!

- Сплетница

 

Q: Дорогая Сплетница!

Я слышала, что папочка Б заплатил Йельскому университету миллион долларов, чтобы его дочурка не слишком парилась на вступительных экзаменах. И потом, я уверена, что Б и Н будут учиться в разных местах. На что спорим?

- Книжный червь

 

A: Дорогой Книжный червь! Я не готова сейчас спорить. Ведь Б девушка непредсказуемая...

- Сплетница

 

ЧТО КАСАЕТСЯ КОЛЛЕДЖЕЙ И УНИВЕРСИТЕТОВ...

 

Сейчас все мы входим в настоящий мандраж, судорожно листаем каталоги по колледжам и пр., мысленно рисуя перед собой зеленые лужайки, окруженные внушительными кирпичными зданиями, заросшими плющом. На лужайке, конечно, стоим мы и болтаем с каким-нибудь красивым парнем. Наступает пора сожалений - о проваленных тестах, о прогулах и т. д. Да, мы были глупыми и нерадивыми. Отличники, эти, конечно, уверены в своем будущем, а мы, середнячки, чувствуем себя полным отстоем на их фоне. Но я борюсь с этим неприятным чувством. И у меня есть рецепт по приготовлению хорошего настроения: берется одна девушка и один классный парень. Все это тщательно перемешивается и подогревается на долгом романтическом огне в течение одной ночи. Добавим туда несколько бокалов выпитого вина. Дать настояться до следующего утра. Приправить горячим шоколадом, поданным в постель. И только после этого приступаем к составлению заявок на поступление. Все понятно? Это «блюдо» - верное средство от стресса.

 

ОБЕГАЯ ВЗГЛЯДОМ

 

Н играет в теннис со своим отцом в клубе «Зеленый асфальт». Б и ее младший брат сидят в кинотеатре на 86-й улице: герои фильма палят из горящих вертолетов и мочат друг друга. Но Б так гораздо спокойнее, чем если бы она осталась дома со своей мамочкой обсуждать наряды, торты и закуски. С покупает духи в магазине «Барниз». Знаю точно, что она околачивается там каждый божий день. Д стоит возле пруда около 79-й улицы и записывает что-то в свой черный блокнот. Очередное стихотворение про С? Дж возвращает черный бесшовный топ в магазин «Город и одежда».

 

Следите за дальнейшими новостями!

 

Вы в восторге от меня, не правда ли?

ВАША СПЛЕТНИЦА

Б хочет разжечь Н

 

— Дорогая, выходи есть блинчики, — раздался за дверью голос миссис Уолдорф. — Мертл испекла их потоньше, как ты любишь.

Блэр высунула голову из спальни:

— Сейчас. Мне нужно переодеться.

— Нет смысла переодеваться, дорогая. Мы с Сайрусом завтракаем без протокола, — весело прочирикала миссис Уолдорф и поправила пояс с кисточками на своем длинном шелковом зеленом халате.

На Сайрусе была шелковая зеленая пижама. Они прикупили этот комплект в универмаге «Сакс» после покупки обручальных колец от Картье. После этого они отправились в уютный ресторанчик в отеле «Сент-Реджис», где распили шампанское. Сайрус даже предложил в шутку снять номер. Ах, как романтично!

Тошниловка.

— Сейчас выйду, — сказала Блэр, и ее мать вернулась в гостиную.

Блэр присела на кровать и посмотрела на свое отражение в зеркале. Она соврала. На самом деле она давно встала и оделась: джинсы, черная водолазка, ботиночки. Покрасила ногти коричневым лаком — в тон своему настроению. «Свет мой зеркальце, скажи, да всю правду доложи: кто на свете всех милее, всех румяней и белее?» — «Кто угодно, только не сегодняшняя Блэр».

Всю субботу она пребывала в зеленой тоске. Отправилась спать в зеленой тоске и проснулась в воскресенье в той же самой зеленой тоске. Похоже, всю остальную жизнь она проведет в зеленой тоске. В пятницу вечером Нейт так и не пришел к ней: видимо, был разочарован. А Блэр так и осталась девственницей. Ее мать выходит замуж за мерзкого типа. И день их свадьбы совпадает с ее семнадцатилетием.

Да, жизнь косит под самый корень.

Поскольку хуже, чем есть, уже быть не может, а Блэр была голодна, она отправилась в гостиную поедать блины.

— Наконец-то! — радостно прогорланил Сайрус и хлопнул ладонью по соседнему стулу. — Присаживайся.

Блэр повиновалась. Она подцепила вилкой несколько блинов и положила их себе на тарелку.

— Чур, с дыркой посередине — мой, — заявил ее одиннадцатилетний брат Тайлер.

На Тайлере была футболка с логотипом «Лед Зеппелин», на голове — красная бандана. Он мечтал стать журналистом и писать про рок-н-ролл. Он даже одевался как Камерон Кроу, который с пятнадцати лет разъезжал с цеппелинами по гастролям. А потом он стал кинорежиссером. У Тайлера была огромная коллекция виниловых пластинок, а под кроватью хранился старый кальян, к которому, правда, он никогда не прикладывался.

Блэр беспокоилась, что Тайлер становится чудаком и что у него никогда не будет друзей. Но родители были другого мнения. Они считали, если мальчик возраста Тайлера каждые выходные надевает черный костюм и отсиживает службу в церкви Св. Иоанна Богослова и если он посещает приличную школу-полупансион, это уже хороший мальчик.

В том мире, в каком жила Блэр и ее друзья, все родители думали одинаково: если детки не переступают границ дозволенного и не расстраивают их, они получают все, что захотят. Кстати, в этом и была ошибка Серены. Ее застукали за тем, что она переступила границы дозволенного. А это было неприемлемо. Вот и получила по заслугам.

Блэр полила верхний блин кленовым сиропом, свернула его трубочкой.

Элеанор отщипнула виноградинку из фруктовой вазы и положила ее в рот Сайрусу. Тот довольно захрюкал и скушал виноградинку. Потом вытянул губы трубочкой, как рыба, выпрашивая добавки. Миссис Уолдорф захихикала и скормила ему еще одну виноградинку.

Блэр свернула очередной блинчик, стараясь не обращать внимания на эти глупые престарелые любовные игры.

— Сегодня утром я несколько раз разговаривала с дизайнером из «Сент-Клэр», — сказала миссис Уолдорф, обращаясь к дочери. — Он такой красноречивый, яркий, любит все красивое. Очень шумный человек.

— Яркий? Ты имеешь в виду, что он голубой? Мам, почему ты не называешь вещи своими именами?

— Ну, понимаешь ли... — смутилась миссис Уолдорф. Она не любила произносить это слово — голубой. Ей было стыдно вспоминать, что была замужем за голубым. — Мы подумываем снять несколько номеров на время свадьбы. Чтобы девочки могли переодеться, причесаться. И потом, вдруг кто-нибудь из гостей выпьет лишнего и захочет прилечь.

Сайрус громко засмеялся и подмигнул Блэр.

Ага.

И тут в голову Блэр пришла прекрасная идея. Они с Нейтом могут уединиться в одном из номеров! Семнадцать лет, отель «Сент-Клэр» — самое время и место, чтобы лишиться девственности.

Блэр отложила вилку и промокнула краешки губ салфеткой. Мило улыбнулась мамочке:

— Нельзя ли один номер выделить для меня и моих друзей?

— Ну разумеется. Отличная идея.

— Спасибо, мамочка! — Блэр придвинула к себе чашку с кофе. Она просто сияла. Надо будет непременно сказать Нейту.

— Знаешь, я просто с ног сбилась, — озабоченно протараторила мать. — Я даже во сне составляю списки необходимых дел.

Сайрус взял руку Элеанор и поцеловал. На безымянном пальчике посверкивало бриллиантовое колечко.

— Зайчик мой, не волнуйся. — Он разговаривал с ней, как с маленькой девочкой.

Блэр подхватила пальцами блинчик, намазанный сиропом, и сунула его в рот.

— Блэр, конечно, мне бы хотелось, чтобы ты поучаствовала. У тебя хороший вкус.

Блэр молча пожала плечами, жуя блин. Ее щеки смешно оттопырились, как у бурундука.

— И мы очень хотим, чтобы ты поскорей познакомилась с Аароном, — сказала Элеанор.

Блэр прекратила жевать.

— Кто такой Аарон? — проговорила она с набитым ртом.

— Аарон — мой сын. Разве ты не знала, что у меня есть сын?

Блэр отрицательно покачала головой. Да она про Сайруса-то ничего не знала. Для нее он был человеком, который зашел с улицы и ни с того ни с сего сделал предложение ее матери.

— Он учится в школе «Бронксдейл». Очень умный мальчик. Перескочил десятый класс. Ему всего шестнадцать, а он уже в одиннадцатом. Закончит школу, поступит в колледж! — с гордостью произнес Сайрус.

— Чудесно, не правда ли? — подхватила Элеанор. — И он очень милый.

— Точно, симпатяга парень. Ты будешь в восторге.

Блэр потянулась к тарелке с блинчиками. Она старалась не слушать, как ее мать с Сайрусом распинаются про какого-то дурака, который перескакивает через классы. Можно себе представить этого Аарона: тощая прыщавая копия Сайруса — с сальными волосами и брэкетами. В дурацкой одежде. Ненаглядный сыночек своего папочки.

— Эй, этот блин мой! — заверещал Тайлер и звякнул ножиком по вилке Блэр. — Отдай!

Блэр увидела в блинчике дырку — будто его продырявили пальцем.

— Прости, — сказала она и протянула блин на тарелке Тайлеру.

— Может, останешься дома и поможешь мне немного? — спросила Элеанор. — У меня целая стопка свадебных журналов.

Блэр с грохотом отодвинула свой стул. Еще чего не хватало!

— Прости. Но у меня уже есть другие планы на сегодня.

И это была неправда. Но Блэр знала, что у нее появятся планы сразу же, как она позвонит Нейту. Они могут сходить в кино, погулять в парке, посидеть у него, поговорить о предстоящей ночи в «Сент-Клэр».

Но Блэр глубоко ошибалась.

 

— Прости, но мы с ребятами идем в парк поиграть в футбол, — сказал Нейт. — Я же предупредил тебя об этом еще вчера.

— Неправда. Ты сказал, что будешь дома со своим отцом. И обещал, что мы пойдем куда-нибудь сегодня, — настаивала Блэр. — Так мы с тобой никогда не увидимся.

— Извини, но я уже ухожу.

— Я только хотела тебе кое-что сказать, — прошептала таинственно Блэр.

— Говори.

— Нет, не по телефону.

— Блэр, мне надо идти.

— Ну хорошо, я скажу. На время свадьбы моя мама и Сайрус хотят снять номера в «Сент-Клэр». А поскольку это будет и мой день рождения, я подумала, что, может, мы с тобой... ну... займемся... этим.

Нейт ничего не ответил.

— Нейт?

— Да?

— Что ты думаешь об этом?

— Ну, не знаю. Неплохая идея. Но сейчас я должен идти, ладно?

Блэр прижала трубку к уху:

— Нейт, ты меня любишь?

— Я тебе перезвоню потом, идет? Пока. — И Нейт положил трубку.

Блэр опустила телефон на рычаг и тупо уставилась на персидский ковер на полу ее спальни. Съеденные блины неприятно отозвались в желудке. Блэр уже решила, что ее тошнит, но тут в голову пришел еще один план.

Завтра они с Нейтом не увидятся и на неделе, наверное, тоже: у нее куча дополнительных занятий, у него — спортивные секции. В выходные она поедет в Йельский университет, а он — в Университет Брауна. Она не вытерпит целую неделю. Нейт злится, что у них ничего не получилось, а она злится оттого, что злится он. Нужно что-то предпринять.

Ах, если бы их ссоры были такими же романтичными, как в кино! Сначала влюбленные кричат друг на друга, говорят обидные слова, потом девушка начинает плакать. Хватает сумочку, натягивает пальто, но пальцы не слушаются, и она не может его застегнуть — ведь героиня так расстроена. И вот она открывает входную дверь, чтобы исчезнуть из его жизни навсегда. А он подходит сзади и крепко обхватывает ее руками. А она поворачивается к нему и смотрит вопросительно в его глаза. А потом они сливаются в страстном поцелуе. В итоге он уговаривает ее остаться, и они занимаются любовью.

А в жизни все так убийственно.

Но Блэр знала, как добавить романтики в их отношения.

Она представила: вот она подходит к дому Нейта, на ней длинное черное пальто, на голове намотан шелковый шарф, ее лицо скрыто за огромными темными очками от Шанель. Она оставляет консьержу подарок для Нейта и растворяется в ночи. Потом он открывает подарок, узнает запах ее духов, и его сжигает желание.

Блэр так увлеклась фантазиями, что даже забыла про блины в желудке. Она решительно потянулась к сумочке: она отправляется в «Барниз».

Но что можно купить парню, чтобы тот осознал силу собственной любви?

Гм... Вопрос на засыпку...

 

Поймать вора

 

— Ну и что ты мне снова звонишь? — ворчливо произнес Эрик.

— Спасибо, я тебя тоже очень люблю, — съехидничала Серена. — Я звоню, чтобы сказать: в следующие выходные я приезжаю. В субботу в двенадцать у меня собеседование.

— Ладно. Обычно по субботам мы гудим. Надеюсь, ты не против.

— Как я могу быть против? — Серена рассмеялась. — Я просто рада. И кстати, я приеду с другом.

— Что за друг?

— Его зовут Дэн. Он тебе понравится, я уверена.

— Хорошо. Слушай, я тут немного занят. Не могу больше говорить.

Серена догадалась, что Эрик сейчас не один. У него всегда было не меньше трех девушек одновременно, и он поочередно спал то с одной, то с другой.

— Ну ты и проходимец, — сказала Серена. — Ладно, увидимся в выходные. — Она положила трубку, подошла к стенному шкафу, открыла дверцу.

Шкаф был забит все теми же самыми надоевшими ей тряпками. Ничего, в следующем году она будет учиться в колледже, а может, даже в Университете Брауна. Разве она не заслужила, чтобы купить себе обновку?

Серена натянула старые джинсы фирмы «Дизель» и черный кашемировый свитер. Она собиралась в самое прекрасное, место на земле — магазин «Барниз».

 

В «Барнизе» было полно народу: покупатели липли к прилавкам, как мухи. Первый этаж был ярко освещен, в воздухе носился гул голосов, стеклянные витрины переливались и сверкали, поражая и маня: бриллианты, роскошные перчатки, дамские сумочки штучной работы, нарядная косметика. Каждый день был здесь как Рождество. Серена остановилась у прилавка с косметикой «Крид». Она радостно перебирала маленькие пузырьки с духами: так ведет себя ребенок в магазине игрушек. В отделе «Кайл» Серена приглядела баночку с натуральной глиной для глубокой очистки лица. У Серены уже было косметики и парфюмерии лет на десять. Но как приятно прикупить что-нибудь новенькое. Она просто свихнулась на шопинге.

Ну и что такого! Это лучше, чем подсесть на наркотики.

Серена собиралась спросить у продавца, подходит ли выбранная ею маска для сухой кожи, и тут увидела знакомое лицо — Блэр Уолдорф направлялась к отделу мужской одежды.

Серена отставила баночку с маской и отправилась за бывшей подругой.

 

Блэр не была уверена, что найдет в «Барнизе» то, что ей нужно. Правда, она еще и сама не знала, что именно собиралась купить. Нейта не проберешь новым свитером или кожаными перчатками. Нужно найти что-то особенное. Сексуальное, но без пошлости. Что-то красивое. Чтобы направить мысли парня в нужную сторону. Так. Отдел мужского белья.

На столе были разложены хлопчатобумажные боксерки всевозможных расцветок. На вешалках красовались роскошные мягкие махровые халаты, фланелевые рубашки, тянулись бесконечные полки с классическими белыми плавками, среди них попадались и мужские стринги. Ничего из этого не подойдет. И тут Блэр увидела серые кашемировые пижамные брюки на резинке.

Она потянулась к вешалке со штанами и посмотрела на этикетку. Сделано в Англии. Триста шестьдесят долларов. Ничего себе пижамные штанишки! Но они были такие мягкие, приятные на ощупь. Блэр представила, как они ласкают кожу Нейта, и преисполнилась прямо-таки материнской нежностью. Она взяла краешек штанов в руки и сжала их в ладони, прижала к щеке. Запах тонкого кашемира был таким уютным.

Блэр закрыла глаза, представляя Нейта с голым торсом в этих штанах. Вот они в номере отеля «Сент-Клэр»... Нейт разливает шампанское... Очень сексуально. Решено: покупает.

 

Серена продолжала вести наблюдение. Войдя в отдел мужского белья, она сделала вид, что ужасно заинтересовалась огромным красным махровым халатом — на самом деле она просто спряталась за ним, чтобы следить за Блэр. Так, похоже, та подбирает подарок для Нейта. Парню повезло: домашние кашемировые штаны были просто супер.

В иные времена Блэр обязательно позвала бы Серену выбрать подарок для Нейта. К Серене подошел продавец:

— Вы подбираете подарок для кого-то?

Серена взглянула на продавца. Лысый загорелый качок, костюм на нем просто трещит по швам.

— Нет, я... — растерянно пробормотала Серена. Не дай бог, этот парень потащит ее по отделу и начнет расхваливать товар. Тогда ее слежка будет раскрыта. — Собственно, да. Я ищу подарок для брата. Хочу купить ему новый халат.

— Это его размер? — спросил продавец, указывая на вешалку с огромным халатом.

—Да. Подходит идеально, — сказала Серена. — Я покупаю. — Она бросила взгляд в сторону Блэр, которая направлялась с брюками к кассе. Тогда Серена сказала продавцу: — Ничего, если я дам вам кредитную карточку и подожду здесь? — И она наивно захлопала своими длинными ресницами.

— Конечно, — ответил продавец. Он снял халат с плечиков, взял у Серены кредитку. — Я сейчас вернусь.

— Подарочную упаковку, пожалуйста, — сказала Блэр и протянула мужчине-продавцу кредитную карточку. Карточка была на ее имя, но конечно же не была ее собственностью. Деньги снимались со счета матери. Родители Блэр не давали ей карманных денег, зато разрешали в разумных пределах пользоваться кредитной карточкой. Но даже если бы сейчас было Рождество, четыреста долларов за домашние штаны — это выходило за всякие разумные пределы. Ничего, Блэр убедит мать, что эта покупка была крайне для нее необходима.

— Простите, мисс, — сказал кассир, — но ваша карточка не обеспечена. — И он протянул кредитку обратно. — Может, у вас есть другая?

— Пуста? — удивилась Блэр. Лицо ее заполыхало от стыда. Такого с ней прежде не бывало. — Вы уверены?

— Да, конечно, — ответил продавец. — Не хотите ли воспользоваться нашим телефоном и позвонить в банк?

— Нет, спасибо, — ответила Блэр. — Я приду в следующий раз. — Она положила кредитку в бумажник, подхватила штаны и направилась к кронштейну, чтобы повесить их на место. Кашемир так уютно ластился к ее рукам, Блэр чуть не плакала от расстройства, что ей придется расстаться с брюками. Черт, что с ее кредиткой? Не могла же мать потратить все деньги! Блэр не посмеет даже спросить ее об этом, потому что соврала, будто идет с Нейтом в кино.

Тут она обнаружила, что с товара уже сняли пластиковую защиту. А рядом на полке оставалась целая стопка таких же серых кашемировых пижамных брюк. От них не убудет, если она... заберет одну пару себе. Ведь она честно хотела приобрести их. И вообще, она уже оставила в «Барнизе» уйму денег. И пожалуй, заслужила бесплатный подарок.

 

Серена подождала, когда к ней вернется качок-продавец с ее кредитной карточкой и халатом, который нужен был ей как собаке пятая нога. Серена заметила, что Блэр застыла в смятении возле полки с пижамными штанами.

— Распишитесь возле галочки, — попросил продавец, обращаясь к Серене, и протянул ей большой фирменный пакет от «Барниза», в котором уже лежала коробка с халатом.

— Спасибо, — поблагодарила Серена. Она взяла чек, и, положив его на пакет с коробкой и присев на корточки, поставила свою подпись. Потом посмотрела в сторону Блэр и ахнула: та примостилась между плечиков с фланелевыми рубашками и судорожно засовывала в свою сумку пижамные брюки.

Господи, Блэр совершает кражу!

Серена поднялась с корточек и протянула продавцу подписанный чек, после чего схватила пакет и, бросив на ходу:

— Большое спасибо! — дернула с покупкой к выходу.

Лично она не совершила ничего плохого, но от того, что она сейчас увидела, ей было не по себе. Надо скорее уходить отсюда. Выскочив на улицу, Серена свернула на Мэдисон-стрит и быстрыми шагами пошла к перекрестку. Пакет с коробкой колотился об ногу, Серена судорожно глотала холодный осенний воздух. Она пришла в «Барниз», чтобы сделать себе приятное, а ушла оттуда с мужским халатом непомерных размеров. И вообще — с какой стати она начала шпионить за Блэр? И почему Блэр крадет вещи в магазине? Она ведь далеко не бедная.

Но Серена решила, что никому не раскроет секрет Блэр. Никому.

 

Блэр вышла из «Барниза» и повернула на Мэдисон-стрит. Сердце билось как сумасшедшее. Сигнализация, слава богу, не сработала, преследования не было. Получилось! Конечно, она знала, что воровать нехорошо, особенно когда у тебя денег в избытке. И все же было что-то упоительное в совершении хотя бы маленького преступления. Наконец-то она поступила как роковая киногероиня, а не какая-то там пай-девочка. Но только чтобы в первый и последний раз. Блэр не собиралась превращаться в клептоманку.

Потом она увидела нечто, что заставило ее остановиться и похолодеть. В конце квартала на перекрестке у светофора стояла Серена: ее длинные светлые волосы переливались на осеннем солнце. В руке она держала огромный пакет от Барниз. И прежде чем перейти улицу, она повернула голову и взглянула прямо на Блэр.

Блэр быстро сделала вид, будто смотрит на часы. «Блин! Неужели она видела, как я украла эти чертовы штаны?» — подумала она. Не поднимая головы, Блэр пошарила в сумочке в поисках сигареты. Но Серена уже перешла улицу, удаляясь прочь.

«А что, если она все видела?» — подумала Блэр. Она нервно закурила, пальцы дрожали. Пожалуйста, на здоровье. Пусть Серена рассказывает всем на свете, что Блэр Уолдорф ворует вещи из «Барниза». Все равно никто не поверит. Разве не так?

Блэр пошла к перекрестку. Она запустила руку в сумочку и нащупала там мягкий теплый кашемир. Ей не терпелось увидеть Нейта в этих штанах. Он наденет их и сразу поймет, как сильно любит Блэр — сильнее, чем прежде. И никакие сплетни Серены не смогут омрачить их счастья.

Только не так быстро, подружка. Ты хочешь подарить ворованную вещь? На ней плохая карма, которая может обернуться против тебя. Самым неожиданным образом...

Пустые ожидания в Бруклине

 

— А тебя каким ветром занесло? — спросила Ванесса Абрамс Дэна, когда тот вдруг появился в баре «Монета» со своей сестрой Дженни. Дэн пожал плечами:

— Хочу посмотреть фильм Серены. — Он сказал это как можно более безразличным тоном.

«Ну да, конечно, — подумала Ванесса. — Ты пришел сюда, чтобы увидеть Серену».

— Серена еще не пришла, — сказала она, обращаясь к Дженни, так как Дэн уже отвернулся, что бы разглядеть помещение бара. Приглушенное освещение, в дальнем конце за столом сидят двое молодых парней, читают «Санди таймз» и курят.

— Но сейчас уже полвторого, — сказала Дженни, посмотрев на часы. — А мы договаривались на час.

Ванесса пожала плечами:

— Как будто вы не знаете Серену.

Это точно. Серена вечно опаздывала. Но ни Дэна, ни Дженни это не раздражало. Они почитали за честь сидеть и ждать Серену. При одной этой мысли Ванесса просто на стенку от злости лезла.

Подошел Кларк и провел пальцами по ершистым черным волосам Ванессы.

— Хотите что-нибудь выпить? — спросил он у ребят.

Ванесса улыбнулась ему. Она любила, когда Кларк оказывает ей знаки внимания в присутствии Дэна. Поделом ему. Кларк работал здесь барменом. Ванесса жила неподалеку со своей старшей сестрой Руби. Кларку было двадцать два. У него были рыжие баки, красивые серые глаза. Он был единственным парнем, с которым Ванесса не чувствовала себя чудной или толстой. Прежде она считала, что Кларк влюблен в ее сестру, бас-гитаристку в обтягивающих кожаных штанах — группа Руби играла в «Монете». Но, как оказалось, Кларк был влюблен в Ванессу. «Ты не такая, как все, — повторял он, — и мне это нравится».

Ванесса действительно была не такая, как все. Она совсем не была похожа на своих одноклассниц из школы «Констанс Биллар». Другие девочки жили со своими родителями в пентхаусах, в то время как квартира Ванессы была расположена прямо над испанским винным погребком в Вильямсбурге. Хотя Ванесса выросла в Вермонте, когда ей исполнилось пятнадцать, она уговорила родителей, чтобы те отпустили ее к старшей сестре в Нью-Йорк. Родители согласились при одном условии: их младшая дочь будет учиться в приличной частной школе для девочек. Одноклассницы Ванессы относились к ней настороженно. Все они осветляли прядки и одевались в магазинах «Барниз» или «Бендел». А Ванесса делала себе прическу машинкой для стрижки, покупала джинсы и футболки никому не известных фирм и в одежде предпочитала черный цвет.

Ванесса познакомилась с Дэном в десятом классе на домашней вечеринке у кого-то из друзей. Их вдвоем случайно заперли на лестнице. Там они и подружились. Последний год Ванесса с Дэном много времени проводили вместе, и она влюбилась в него по уши. Но Дэн сох по Серене Вудсен.

На счастье Ванессы, подвернулся Кларк, и она изо всех сил пыталась разлюбить Дэна. Но у нее никак не получалось. Каждый раз, когда она видела бледного, всегда лохматого Дэна, с дрожащими, как у цыпленка, руками, сердце ее сжималось. Но тот, конечно, ничего не замечал. Он был хорошим другом, но когда на горизонте появлялась Серена, она затмевала всех, и он поступал как последний предатель.

Дженни сотрудничала с Ванессой в школьном журнале по искусству со странным названием «Злость». Ванесса в нем главный редактор. Дженни была прекрасным фотографом и каллиграфом, обладала чутким глазом. И Дженни и Ванесса помогали Серене в съемках ее фильма — во-первых, она попросила, а во-вторых, никто никогда не отказывал Серене. Но Дженни не стремилась подружиться с Ванессой. Она считала ее чудачкой, безнадежно потерянной для моды. И ей вовсе не хотелось быть похожей на нее.

— Можно мне ирландский кофе? — попросил Дэн. Он любил ирландский кофе, потому что любил кофе.

— Конечно, — ответил Кларк.

—А мне просто колу. — Дженни не любила спиртного. Кроме шампанского, конечно.

— Ну что, будем смотреть фильм Серены или нет? — спросил Дэн, раскручиваясь на высоком стуле.

— Мы должны ее дождаться, — возразила Дженни.

Ванесса пожала плечами:

— Лично я сыта фильмами по горло. Последний месяц только и делаю, что снимаю кино.

Действительно, весь последний месяц Ванесса делала свой собственный фильм для школьного кинофестиваля и каждый день засиживалась допоздна. Свою киноработу она собиралась отослать в Нью-Йоркский университет вместе с заявкой на поступление. Ванесса мечтала поступить на факультет киноискусства, стать культовым режиссером, делать картины вроде «Голода» или «Пес-призрак: путь самурая».

Правда, последняя ее работа была полной катастрофой.

Идею для фильма она взяла из книги Льва Толстого «Война и мир». Главные роли исполняли Дэн и Марджори, ученица их школы. Марджори постоянно жевала жвачку и была бездарной. Она сменила Серену, хотя та прекрасно подходила для роли. Но Ванессу бесило, что на каждой репетиции Дэн вел себя как влюбленный агнец. Сцена-то была про любовь. Но когда Серену заменили, ничего не вышло: эпизод развалился, потому что исчезла химия любви. Просматривая фильм, Ванесса смеялась от злорадства и плакала от отчаяния. Она запорола работу. Но, может, жюри фестиваля оценит операторское искусство — в этом Ванесса была сильна. Диалоги же и актерская игра были совершенно беспомощными.

А вот у Серены получился строгий и очень цельный фильм. Ванессе даже было обидно. Самое ужасное, что Серена не приложила к собственному успеху ни малейших усилий. Она и сама не понимала, что делает, но фильм сам собой оказался просто гениальным. Конечно, секрет состоял и в том, что всю операторскую работу проделала Ванесса. Господи, она вытянула Серену на такой уровень и даже не поставила своего имени в титрах.

Уже в сотый раз Дэн посмотрел на часы. Он просто изнемогал от нетерпения.

— Что ты мучаешься. Возьми и позвони ей, — разозлилась Ванесса. Ревность глодала ее сердце.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь