Изучение репродуктивного поведения


Репродуктивное поведение — система действий, отношений и психических состояний личности, связанных с рождением или отказом от рождения детей любой очередности, в браке или вне брака[102].Термин ʼʼрепродуктивное поведениеʼʼ эмоционально нейтрален, не содержит оценочной окраски, относится ко всем индивидам и брачным парам, не только к тем, кто сознательно планирует размер своей семьи, но и к тем, кто не же­лает такого планирования (неосознанно или вполне сознательно).

Репродуктивное поведение является частью общего поведения личности или группы людей (одним из видов которой является семья), относя­щейся предметно к определœенной области жизни, а именно — к рождению (или нерождению) детей.

Основными внешними индикато­рами репродуктивных установок служат три базовых показателя˸ среднее идеальное, желаемое и ожидаемое (планируемое) число детей.

Среднее идеальное число детей характеризует представление респондента о наилучшем числе детей в семье вообще (в средней семье по стране, в городской семье, сельской, русской и т.п.), но не обязательно в своей се­мье. По мнению большинства специалистов, среднее идеальное число де­тей отражает представления людей о социальных нормах детности, о наи­лучшем числе детей при определœенных обстоятельствах, жизненных условиях[106]. Вопрос об идеальном числе детей заимствован нашей демографией из американских исследований, где он используется часто в анкетах в такой редакции˸ ʼʼКакое, по вашему мнению, идеальное число детей для средней американской семьи?ʼʼ, причем слово ʼʼсреднейʼʼ в анкете подчер­кивается. В одном из первых крупнейших отечественных обследований (1969 ᴦ.), использовавших метод опроса мнений женщин, вопрос об идеа­льном числе детей задавался респондентам в следующей редакции˸ ʼʼКак Вы думаете, сколько детей лучше всего вообще иметь в семье?ʼʼ Впослед­ствии исследователи дружно отказались от этого вопроса без особых дис­куссий на тему о его целесообразности. В западных странах данный вопрос продолжает пользоваться популярностью в исследованиях репродуктивного поведения. Там он рассматривается почти как синоним другого показателя, среднего жела­емого числа детей.

К примеру, в американских ис­следованиях данный вопрос обычно задается в такой редакции˸ ʼʼВ случае если бы вы могли иметь детей ровно столько, сколько хотите, какое это число могло бы быть?ʼʼ В некоторых отечественных исследованиях данный вопрос звучал так˸ ʼʼСколько бы вам хотелось иметь детей в семье, в случае если бы для этого были все условия?ʼʼ

И, наконец, среднее ожидаемое(или планируемое) число детей, ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ характеризует реальные намерения, репродуктивные планы людей и семей, с учетом конкретных обстоятельств их жизни, с учетом конкурен­ции репродуктивных планов с другими жизненными планами и т.п. Во­прос об ожидаемом числе детей формулируется обычно таким образом˸ ʼʼСколько всœего детей вы собираетесь иметь?ʼʼ, ʼʼСколько еще детей вы со­бираетесь иметь?ʼʼ, ʼʼСколько предполагаете иметь еще детей?ʼʼ Показатель ожидаемого числа детей рассматривается статистиками-демографами как имеющий наибольшее, по сравнению с двумя предыдущими показателями, практическое значение для прогнозирования тенденций рождаемости. Другому индикатору — желаемому числу детей — повезло меньше. До сих пор он не заинтересовал статистиков, в т.ч. и ученых-демо­графов, статистиков по образованию. Между тем желаемое число детей как показатель потребности личности и семьи в числе детей имеет, по крайней мере, не меньшую ценность в ана­лизе тенденций рождаемости, репродуктивной мотивации и в качестве ин­струмента прогнозирования рождаемости, чем ожидаемое число детей. В частности, по результатам многих исследований уже известно, что репро­дуктивные установки формируются в раннем возрасте и затем мало изме­няются на протяжении жизни одного поколения. По этой причине показатели сред­него желаемого числа детей в еще меньшей степени, чем соответствующие показатели ожидаемого числа детей (более чувствительные к изменени­ям социальной конъюнктуры), подвержены деформирующему влиянию возрастной структуры респондентов и, следовательно, более адекватно характеризуют репродуктивное поведение семей, чем, скажем, показатели фактической рождаемости. По тем же причинам (ᴛ.ᴇ. в силу малой изменчивости репродуктивных потребностей на протяжении жизни одного поко­ления) уменьшение среднего желаемого числа детей с переходом от стар­ших поколений женщин к младшим имеет прогностическое значение, указывает на вероятное снижение потребности в числе детей в недалеком будущем (через 10—15 лет), когда младшие ныне поколения женщин проживут репродуктивный период своей жизни и реализуют свои установки на число детей (обычно не полностью).

Наконец, среднее желаемое число детей указывает тот предел, до которого можно поднять уровень рождаемости с помощью привычных эконо­мических способов социальной поддержки семей˸ пособий, льгот и т.п.

В то время как демостатистики, сделав первые важнейшие шаги в сторону изучения репродуктивного поведения, остановились на его границе, продвижение продолжили экономисты и социологи Центра по изучению народонаселœения Оба исследования отличались широкой программой, с использованием психологических методов измерения установок. Вильнюсское исследование отличалось еще и тем, что в нем впервые в нашей демографии изучались одновременно репродуктивные установки обоих супругов. Опрашивалось 212 брачных пар.
Результаты оказались во многом неожиданными. До этого уже проводи­лись опросы мужчин, но одновременный опрос мужей и жен в одних и тех же браках был проведен впервые (в нашей стране и один из первых в мире). При опросах женщин и мужчин средние показатели предпочтений в отношении числа детей мало различаются по полу (числа детей по ответам мужчин в среднем обычно превышают аналогичные числа по ответам женщин, но не намного). В исследовании, получившем название ʼʼВильнюс—76ʼʼ, обнаружилось, что многие репродуктивные предпочтения и установки мужей и жен не совпадают. Так, по идеальному числу детей совпали мнения лишь в 48% семей, по желаемому числу — в 41% семей. В це­лом же средние желаемые числа детей были еще довольно высокими — 3,07 по ответам мужей и 2,97 — по ответам жен[107].

Во втором из названных обследований, ʼʼМосква-76ʼʼ, было опрошено 259 замужних женщин с разным числом детей по анкете, содержавшей около 150 вопросов. Особенностью обоих обследований было то, что наряду с обычными прямыми вопросами, направленными на выявление репродуктивных установок, использовались и специальные тестовые методики для измерения силы и устойчивости репродуктивной установки на опреде­ленное число детей,

В 1978 ᴦ. тот же коллектив провел в Москве обследование 1319 замужних женщин с двумя детьми. Исследование, в котором использовались психологические методики, вновь показало слабую потребность москви­чек в трех и более детях. Лишь 7% опрошенных женщин высказали жела­ние иметь третьего ребенка[109]. Но всœе же среднее желаемое число детей было еще выше границы простого воспроизводства населœения — 2,80, хотя сред­нее ожидаемое — только 2,08[110].

Заслуживает упоминания и ряд исследований репродуктивного поведения, проведенных Отделом демографии Института социологии РАН. Пер­вое из них было проведено в 1983—1984 гᴦ. в одном из районов Москвы по программе, разработанной под руководством автора этих строк, в 1984 ᴦ. по той же программе были проведены исследования в Саратове и Уфе. Опрашивались супружеские пары, имеющие одного или двух детей, в которых возраст жены не превышал 35 лет. Вновь опрашивались одновременно мужья и жены по отдельным анкетам. В женской анкете насчитыва­лось 355 вопросов, в мужской — 304.

Всего было опрошено 212 супружеских пар в Москве, 304 — в Саратове и 373 — в Уфе (таблица 5.15). Во всœех трех городах среднее желаемое чис­ло детей оказалось выше, чем идеальное число. Надо сказать, что такая раз­ница в этих показателях обнаруживается и по данным других социолого-демографических исследований.

 

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь