Всему фронту и упрочения социалистического общества


(1931—1941)

Осуществление всеобщего обучения детей с недостатками слуха. Выполняя заветы В. И. Ленина, советский народ под руководством Коммунистической партии в 30-е годы вел гран­диозную созидательную работу по реконструкции всего народ­ного хозяйства. Невиданными в истории темпами осуществля­лись индустриализация промышленности и коллективизация сельского хозяйства. В соответствии с планами социально-эко­номического развития, разрабатывавшимися Коммунистиче­ской партией, в СССР осуществлялась и культурная революция. В начале 30-х годов Коммунистической партией и Советским правительством был принят ряд постановлений, которыми опре­делялись развитие школы и народного образования в этот пери­од, основные направления совершенствования учебно-воспита­тельного процесса в общеобразовательной школе, развитие педа­гогической теории. В СССР развернулась огромная по масштабам работа по осуществлению всеобщего обязательного обучения.

Центральный Комитет Коммунистической партии в поста­новлении от 25 июля 1930 года «О всеобщем обязательном на­чальном обучении» признал необходимым ввести с 1930— 1931 годов повсеместное всеобщее обязательное начальное обу­чение детей. ВЦИК и СНК РСФСР в развитие постановления ЦК ВКП(б) от 25 июля 1930 года издали 10 августа 1930 года постановление «О введении всеобщего обязательного обучения».

Планы введения всеобщего начального образования преду­сматривали также и решение задачи обучения и воспитания глухих и слабослышащих детей. В осуществлении этой задачи значительную роль сыграло постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 23 ноября 1926 года «Об учреждениях для глухонемых, слепых и умственно отсталых детей и под­ростков» и постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 9 августа 1927 года «О мероприятиях для усиления работы по воспитанию и обучению умственно отсталых, глухонемых и слепых детей и подростков».

В начале 30-х годов Наркомпрос РСФСР на основе решений по всеобучу разработал инструктивные указания о проведении всеобуча дефективных детей для областных, краевых отделов народного образования и наркомпросов автономных республик. В приказе Наркомпроса от 8 июня 1931 года «О введении все­общего обязательного начального обучения физически дефективных, умственно отсталых и страдающих недостатками речи (логопатов) детей и подростков» были даны принципиальные указания о задачах обучения дефективных детей. Закончить всеобуч глухих предлагалось не позднее 1 октября 1932 года, т. е. почти одновременно с окончанием введения обязательного обучения всех детей в стране.

Однако Наркомпрос при издании приказа учитывал лишь устаревшие данные о количестве глухих детей (коэффициенты переписи 1926 года и даже 1897 года). Фактическое же число глухих детей было значительно больше.

Организация школ и интернатов для глухих требовала зна­чительных материальных средств. Открытие новых школ для глухих детей было поручено местным отделам народного обра­зования и наркомпросам союзных и автономных республик. На пути к осуществлению всеобуча глухих стояло много труднос­тей. Но благодаря активному участию общественных организа­ций, и особенно Всероссийского общества глухих, в борьбе за проведение всеобщего обучения глухих был достигнут огром­ный сдвиг в решении практических проблем сурдопедагогики в нашей стране.

Предусмотренный тем же приказом Наркомпроса порядок краткосрочной подготовки дефектологов на курсах и в технику­мах также мог быть лишь временным. Для трудного дела обу­чения глухих детей требовались более квалифицированные кадры дефектологов с высшим педагогическим образованием. Тем не менее организация этих курсов способствовала увеличе­нию охвата глухих детей обучением. В 1932 году, по данным Наркомпроса, в 79 школах для глухих в СССР обучалось 7053 человека.

Осуществление всеобщего обучения глухих, и особенно сла­бослышащих и позднооглохших, в это время шло медленно. Новые школы создавались с большими трудностями и в основ­ном там, где общественность (родители глухих детей, члены Всероссийского общества глухих) проявляли большую настой­чивость, добиваясь их открытия. 28 декабря 1931 года в рес­публиканском комитете по всеобучу при СНК РСФСР был за­слушан доклад Наркомпроса «О ходе всеобуча физически де­фективных, умственно отсталых и страдающих недостатками речи (логопатов) детей и подростков», после которого Президи­ум ВЦИК вынес постановление об осуществлении обязательно­го обучения детей с недостатками слуха не позднее 1933 года. Бюджетная комиссия ВЦИК приняла решение об увеличении расходов на содержание и обучение глухих и слабослышащих детей. В результате этого решения уже на 1 сентября 1933 го­да школьным обучением в РСФСР было охвачено 11 232 глу­хих, 374 слабослышащих и 210 позднооглохших.

Наиболее активно шло развертывание сети школ для глу­хих в Новосибирском крае, где было открыто 33 школы, и Центрально-Черноземной области, в которой была открыта 21 школа.

Трудности осуществления всеобщего обучения глухих детей на местах в первые годы его проведения заставили органы на­родного образования широко использовать предусмотренный приказом Наркомпроса такой путь обучения глухих и слабо­слышащих, как специальные классы при массовых школах. Таких классов было создано в 1933 году 616, а в 1934 году — 634. Достоинство этих классов состояло в том, что глухие дети были рядом со слышащими, которые убеждались в том, что с глухими можно общаться хотя бы с помощью жестов. Но сур­допедагоги, обучавшие глухих детей в специальных классах при массовых школах, зачастую были малоквалифицированны­ми, они не были связаны с коллективами школ для глухих, в коллективы же массовых школ они также не входили.

Хотя количество классов для глухих детей при массовой школе в дальнейшем сокращалось, но роль данных классов в то время была значительна. Благодаря этой организационной форме примерно одна треть глухих детей в РСФСР была охва­чена всеобщим обучением.

Если осуществление всеобщего обучения детей в стране в основном было закончено к 1934 году, то охват обучением глу­хих, слабослышащих и позднооглохших детей к тому времени еще далеко не был завершен. В РСФСР к 1934 году было охва­чено обучением всего лишь 11 433 глухих. В союзных респуб­ликах всеобуч только начинал развертываться. Лишь в Укра­инской ССР сеть учреждений для глухих продолжала расши­ряться. В других же республиках открывались единичные школы; например, в Киргизской ССР в г. Фрунзе в 1934 году была открыта первая школа для глухих, в которой обучалось всего 23 человека. Школа в г. Фрунзе была тесно связана со школой для глухих в г. Новосибирске как методическом цент­ром. Ею собирались и статистические данные о наличии глухих в республике. В Азербайджанской ССР в 1934 году была также открыта школа для глухих.

Всеобуч глухих в целом отставал от осуществления всеоб­щего обучения детей по стране. Поскольку одной из основных причин замедленного осуществления всеобуча глухих было от­сутствие помещений для школ, то Наркомпрос издал приказ от 25 августа 1935 года «О включении проектов строительства школ для дефективных детей в общие титульные списки школь­ного строительства». На основании этого приказа отделы на­родного образования могли вносить в титульные списки проек­тирование строительства школ и интернатов для аномальных детей и подростков, а также включать существующие в списки на капитальный ремонт.

Организованный в эти годы отдел специальных школ Нар­компроса приложил немало усилий для того, чтобы местные органы народного образования активнее осуществляли всеобуч глухих, чтобы педагоги-дефектологи совместно со Всероссий­ским обществом глухих включились бы в борьбу за него. К 1936 году в РСФСР школьным обучением было охвачено 80% детей с недостатками слуха. В других союзных республиках, за исключением Украины, всеобуч был выполнен всего на 40—50% и то от числа только учтенных глухих, которых, как выяснилось это впоследствии, было больше.

Огромную роль в завершении всеобуча глухих в РСФСР сыграло постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР от 25 октября 1936 года «О борьбе с глухонемотой и улучше­нии культурно-бытового обслуживания глухонемых», В этом постановлении наряду с мероприятиями правительства по обес­печению медицинской профилактики глухоты содержались также конкретные указания о ликвидации неграмотности сре­ди взрослых глухих, о развитии сети специальных дошколь­ных учреждений и о достижении полного охвата глухих и сла­бослышащих детей школьного возраста школьным обучением к 1937 году. Для повышения качества обучения Наркомпросу РСФСР предлагалось издать в 1936—1937 годах необходимое количество учебно-методических пособий и учебников, а также . провести основательную подготовку и переподготовку не менее 300 учителей для школ глухих. Было предложено Наркомздраву РСФСР совместно с Наркомпросом РСФСР организовать «опытно-показательные учреждения для детей с недостатками слуха» и сочетать в них медицинскую и педагогическую рабо­ту (лечение и развитие остатков слуха и обучение детей сло­весной речи в связи с общим образованием). В Народном ко­миссариате социального обеспечения были определены виды профессий для людей с недостатками слуха. Комитет по кине­матографии вынес решение о создании для глухих немых филь­мов с письменными титрами.

В 1939 году в РСФСР было 254 школы для детей с недос­татками слуха, в которых обучалось 22 773 ученика. К 1940 году количество школ достигало 264, а количество обучаю­щихся в них — 27773 человека; к 1941 году соответственно — 271 школа и 314428 учащихся. В эти же годы продолжала развертываться сеть школ в Украинской ССР. К 1935 году сеть школ для глухих здесь достигла 20 учреждений с количе­ством учащихся 2347, а в 1936 году здесь насчитывалось уже до 40 школ примерно с 5 000 учащимися. В 1940 году на Укра­ине имелось 65 школ с 8115 учащимися.

В 30-е годы открылся ряд школ в Узбекской ССР и Тад­жикской ССР. Большое отставание в проведении всеобщего обу­чения глухих наблюдалось в Белорусской ССР. В 1932/33 учеб­ном году здесь была всего одна школа, в которой училось 140 человек. Но в 1938/39 учебных годах в республике уже на­считывалось 4 школы, в которых обучалось примерно 900 че­ловек.

В 1932 году была открыта школа для глухих в Баку. Для Бакинской Школы глухих детей было выстроено новое здание, в котором разместилось 22 класса. В Азербайджанской ССР с большим успехом было организовано обучение детей на азер­байджанском языке. В Азербайджанской ССР было введено так­же индивидуальное обучение глухих детей на дому. Это были дети, не имевшие возможности посещать школу по той или дру­гой причине.

К 1941 году всеобщий охват обучением глухих детей по РСФСР был в основном закончен. В союзных республиках шло дальнейшее развертывание и совершенствование сети учрежде­ний для глухих детей школьного возраста.

Прослеживая историю осуществления всеобуча в стране, можно было видеть, что оно шло наиболее успешно в тех областях, краях и республиках, в которых работали инспектора-дефектологи. К 1938/39 учебному году только в РСФСР было двенад­цать инспекторов-дефектологов. Были инспектора на Украине, в Белоруссии и в других союзных республиках.

Состоявшийся в марте 1939 года XVIII съезд ВКП(б) подвел итоги социалистического строительства и развития культуры в нашей стране. На съезде было подчеркнуто возрастающее зна­чение коммунистического воспитания в условиях завершения строительства социализма и постепенного перехода к комму­низму. Принятый XVIII съездом третий пятилетний план раз­вития народного хозяйства в СССР (1938—1942) предусматри­вал осуществление среднего образования в городах и заверше­ние всеобщего семилетнего обучения в сельских местностях. К концу третьей пятилетки число учащихся в школе должно бы­ло составить около 40 миллионов. Решения XVIII съезда тре­бовали укрепления связи школьного обучения с задачей под­готовки школьников к участию в производстве. Съезд указал также на необходимость совершенствования качества всей учеб­но-воспитательной работы школы.

Осуществление всеобщего обучения глухих и слабослыша­щих детей являлось составной частью этих огромной историче­ской важности задач, стоявших перед Советской страной. В хо­де проведения всеобщего обучения глухих шла работа по фор­мированию дифференцированной системы специальных учреж­дений. Такая дифференциация школ давала не только эконо­мию государственных средств, но, главное, расширяла воз­можности для развития глухих детей и получения ими общего образования.

Борьба за всеобщее обучение глухих способствовала и рас­ширению контингента глухих учащихся в средних и высших учебных заведениях. К 1939 году в средних и высших учебных заведениях обучалось 2883 человека из глухой молодежи. Только в Кудиново (Московская область) на энергетическом рабфаке обучалось 142 глухих студента.

По инициативе Всероссийского общества глухих были орга­низованы группы при Высшем техническом училище им. Баумана, Ростовском машиностроительном институте. Глухие обучались на инженерно-конструкторском отделении.

Сеть школ и учебных заведений все более приобретала черты определенной системы. Образование, получаемое в начальной и неполной средней школе, позволяло глухому переходить и в дру­гие звенья системы народного образования на равных основаниях со слышащими. Это было огромное достижение советской сурдо­педагогики. Глухой человек, не имевший ранее места в высших учебных заведениях, вошел в них равноправным учащимся. Это было огромным шагом в борьбе за включение глухих в общество слышащих, за их участие в социалистическом строительстве.

Местные отделы Всероссийского общества глухих не только в РСФСР, но и в других республиках в целях пропаганды ежегодно объявляли так называемые трехдневники «Береги слух». Практи­ка проведения трехдневников привела к созданию в 1930 году специального Научно-практического института по болезням уха, горла, носа. Народный комиссариат здравоохранения значитель­но больше стал уделять внимания отоларингологической помощи населению вообще и глухим в частности. При больницах появи­лись отделения по отоларингологическим заболеваниям. Всерос­сийское общество глухих привлекало к участию в деятельности этих отделений работников народного образования. Врачи-отола­рингологи, сурдопедагоги, научно-педагогические учреждения вели плодотворную работу в этом направлении. К сожалению, Всероссийское общество глухих к концу 30-х годов эту важную и интересную работу прекратило.

Наркомпрос РСФСР все эти годы продолжал вести упорную борьбу за решение проблемы всеобщего обучения глухих и слабо­слышащих детей школьного возраста. Решение этой проблемы во многом зависело от подготовки кадров сурдопедагогов, от поисков эффективных путей и методов общеобразовательного обучения глухих, а также от разработки научных основ советской сурдопе­дагогики.

Подготовка педагогических кадров для школ глухих.Расши­рение сети школ для глухих потребовало увеличения числа учи­телей. Подготовка кадров учителей глухих велась в нашей стране в то время несравненно интенсивнее, чем в какой-либо другой стране мира, и, несмотря на это, учителей для школ глухих и сла­бослышащих все еще было недостаточно. Сразу же после победы Великой Октябрьской социалистической революции был постав­лен вопрос о подготовке в нашей стране педагогов с высшим де­фектологическим образованием. На базе открытых в Петрограде в 1918 году курсов дефектологов был создан дефектологический факультет при дошкольном педагогическом институте.

В 1920 году в Москве было открыто высшее учебное заведе­ние — Педагогический институт детской дефективности. Парал­лельно с подготовкой педагогов-дефектологов шла и подготовка врачей-дефектологов в Московском медико-педологическом институте. В 1924/25 учебном году эти два института слились в один, образовав дефектологическое отделение 2-го Московского госу­дарственного университета. Аналогичные факультеты были орга­низованы в Киевском и Ленинградском педагогических институ­тах.

В 1934 — 1937 годах была предпринята попытка организовать при педагогических институтах двухгодичные отделения по под­готовке учителей для специальных школ в Куйбышеве, Воронеже, Ростове-на-Дону и Перми. Однако в связи с введением всеобуча и этих мер оказалось недостаточно.

В постановлении ЦК ВКП(б) от 21 февраля 1931 года «О ходе всеобщего начального обучения» указывалось, что одним из ос­новных недостатков проведения всеобуча была нехватка учитель­ских кадров. Центральный Комитет предложил ускорить подго­товку и переподготовку кадров учителей, обеспечить выполнение плана строительства школ.

Во исполнение этого постановления на местах была разверну­та работа по подготовке кадров и для специальных школ. Так, в Казанской школе глухих под руководством опытного руководите­ля Е. Г. Ласточкиной готовились сурдопедагоги для школ Повол­жья. Центрами подготовки учителей глухих в Сибири были Бар­наул, Томск и Новосибирск, где проводилась подготовка учителей глухих на краткосрочных курсах, создавались отделения при пе­дагогических училищах. К 1932 году в РСФСР было 1283 сурдо­педагога. Из них 12,5% с высшим образованием, 64% со средним и 23,5% с незаконченным средним и низшим.

Проведенные в нашей стране мероприятия по подготовке кад­ров для школ глухих позволили обеспечить учителями специаль­ные школы для глухих, а в дальнейшем вести систематическую переподготовку учителей в целях повышения педагогической квалификации.

Решению проблемы подготовки квалифицированных сурдопе­дагогических кадров способствовали постановления СНК СССР «О порядке выплаты заработной платы учителям» (10 апреля 1936 г.) и ЦИК и СНК СССР «О персональных званиях для учите­лей начальных и средних школ» (10 апреля 1936 г.), СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О порядке введения персональных званий для учите­лей и назначении учителей, заведующих и директоров школ» (10 апреля 1936 г.) и другие постановления партии и правительства этого периода о школе.

Большую роль в подготовке квалифицированных кадров сыг­рала и система заочного обучения. Она нашла признание у учите-лей-дефектологов и стала массовой формой их подготовки.

Для повышения квалификации учителей-дефектологов были созданы дефектологические лаборатории в Новосибирске, Росто­ве-на-Дону, Куйбышеве, дефектологический кабинет в Москве, об­служивавший учителей Москвы и Московской области. В Моск­ве, Ленинграде и Киеве, кроме того, научно-практические инсти­туты информировали сурдопедагогов о лучшем педагогическом опыте, проводили проверку различных методов, подготавливали соответствующую документацию для Народного комиссариата просвещения. Организующая роль в работе всех этих институтов принадлежала Наркомпросу, в то же время институтам была пре­доставлена полная самостоятельность в постановке и решении проблем обучения и воспитания глухих.

Борьба за систематическое обучение глухих основам наук и изживание системы «чистый устный метод». Введение всеобщего обучения детей в нашей стране было связано со стремительным развитием сети массовых школ, пересмотром и совершенствовани­ем организации учебного процесса в школе, содержания образо­вания и методов обучения. Развитие специальной школы для глу­хих активизировало теоретические вопросы сурдопедагогики. В этот период с каждым годом острее ощущалась необходимость создания теории сурдопедагогики, чтобы на ее основе подготовить методические руководства для учителей школ, усовершенствовать программы и методы обучения.

К началу 1930/31 учебного года Наркомпрос утвердил новые, построенные на основе комплексов-проектов программы для на­чальной и семилетней школы и школы для глухих. Эти програм­мы были предложены сурдопедагогам на состоявшейся в 1930 го­ду конференции. По этим программам учителям предлагалось ра­ботать «новыми брига дно-лабораторными методами». Однако уже 25 августа 1931 года было принято постановление ЦК ВКП(б) «О начальной и средней школе». Это постановление знаменовало собой крутой поворот в развитии школы и педагогики. В постанов­лении указывалось, что решающим звеном в работе школы явля­ется борьба за знания, за овладение основами наук. В нем гово­рилось: «...коренной недостаток школы в данный момент заклю­чается в том, что обучение в школе не дает достаточного объема об­щеобразовательных знаний и неудовлетворительно разрешает задачу подготовки для техникумов и для высшей школы вполне грамотных людей, хорошо владеющих основами наук (физика, химия, математика, родной язык, география и др.). В силу этого политехнизация школы приобретает в ряде случаев формальный характер и не подготовляет детей как всесторонне развитых стро­ителей социализма, увязывающих теорию с практикой и вла­деющих техникой».

ЦК ВКП(б) в своем постановлении указал на необходимость соединения обучения с производительным трудом, переработки программ таким образом, чтобы в них был точно очерчен круг систематических знаний для учащихся. В постановлении подверг­лась критике антиленинская теория «отмирания школы» и свя­занное с ней методическое прожектерство.

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) «О начальной и средней школе» Наркомпрос приступил к перестройке учебных планов и программ общеобразовательной школы. Е основу новых учебных планов и программ было положено предметное препода­вание. 25 августа 1932 года было принято специальное постанов­ление ЦК ВКП(б) «Об учебных программах и режиме в началь­ной и средней школе», в котором давались конкретные указания о направлении переработки программ и учебных планов. В поста­новлении подчеркивалось, что основной формой организации учебной работы в начальной и средней школе должен являться урок.

12 февраля 1933 года было принято постановление ЦК ВКП(б) об учебниках, в котором осуждалась практика издания так назы­ваемых «рабочих книг» и «рассыпных учебников». В постановле­нии предлагалось обеспечить издание полноценных стабильных учебников. 4 июля 1936 года было принято постановление ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов». Эти и другие постановления ЦК ВКП(б) 30-х годов о школе вызвали большой подъем среди учителей специальной школы. Сурдопедагоги вели настойчивую борьбу за систематическое обу­чение детей основам наук, осуществляли большую организацион­ную и методическую работу.

В период с 1930 по 1941 год школа для глухих детей развива­лась как неполная средняя школа. Школа же для слабослыша­щих развивалась как полная средняя школа. Больше всего школ этого типа было в Москве и Ленинграде. Учебными программа­ми для специальных школ предусматривалось обучение отдель­ным предметам, определялся объем знаний, навыков и умений, которыми ученик должен был овладеть в результате обу­чения.

Программы 1929/30 учебного года школ глухих подлежали коренной переработке в соответствии с требованиями постановле­ния ЦК ВКП(б) от 25 августа 1932 года. Менее радикальной пере­работке подверглись принятые в 1930 году программы по труду, поскольку они предусматривали усвоение определенного круга знаний и умений по той или иной профессии. Программа по труду основывалась на операционно-профессиональной системе, что по­зволило обеспечивать последовательное, систематическое овладе­ние общими трудовыми и техническими приемами работы с раз­личного рода материалами. В программу по труду были включе­ны и сведения по технологии материалов, по черчению, знакомст­во с инструментами и некоторыми машинами, организацией про­изводства. Следует отметить, что в основу данной программы бы­ли положены разработки учителей труда Вязниковской школы, которые руководствовались принципом связи труда в мастерских с общеобразовательными целями школы.

Трудовая профессиональная подготовка в школах для глухих имела свою систему и последовательность, направленную на уста­новление связи обучения с производством. В учебном процессе выделялось определенное время на практику непосредственно на производстве. В программе по трудовой подготовке, составленной вязнйковскими учителями, в известной мере реализовывалась идея политехнизации школы, однако преимущественно в рамках узкой профессиональной подготовки. Самой актуальной для тео­рии и практики сурдопедагогики являлась проблема связи обуче­ния и воспитания с общим образованием и производительным трудом.

После конференции 1930 года руководители школ значитель­но чаще, чем прежде, стали практиковать заключение договоров с фабриками, заводами, колхозами. Глухие учащиеся поступали на социалистические предприятия учениками-практикантами, а потом становились рабочими на этих же предприятиях. Нередко такими договорами предусматривались вопросы трудоустройства глухих учащихся после окончания школы. Замкнутость специ­альных школ для глухих благодаря этому постепенно преодоле­валась, хотя специфические особенности школ для глухих как специальных образовательных учреждений сохранялись.

В начале 30-х годов количество мастерских при школах увели­чивалось медленно. Лишь в 1935 — 1937 годах оно значительно возросло. Мастерские пополнялись новым оборудованием, в част­ности мастерские московских и ленинградских школ. Но все это было недостаточно для того, чтобы школы для глухих могли ус­пешно осуществлять связь обучения с производительным трудом. В специальной школе к тому времени еще не были созданы все необходимые условия для политехнической подготовки учащих­ся: материальная база большинства мастерских все еще была не­достаточна, учащиеся в них не овладевали предусмотренным про­граммой объемом знаний, а основные кадры учителей труда не имели специальной сурдопедагогической и производственной ква­лификации.

В 1935 — 1938 годах происходила разработка новых программ по труду и их опытная проверка в школах для глухих. Новые про­граммы по различным видам труда являлись профилирующими по той или иной специальности, чем определялись содержание и последовательность подготовки по соответствующим видам труда.

Вместе с тем программы по общеобразовательным предметам подвергались коренной переработке. Взамен комплексной систе­мы была введена предметная система обучения по основам наук с использованием методик, свойственных учебному предмету.

Учебный план 1932 года (первый после постановления ЦК ВКП(б) от 25 августа 1931 года) был многопредметным. В него включались предметы из учебного плана массовой неполной сред­ней школы: история, физика, химия, обществоведение, военное дело и др. Была усложнена и трудовая подготовка введением са­мостоятельного предмета — технологии.

Несмотря на ряд недостатков, учебный план 1932 года был по­ложительным явлением в сурдопедагогической практике. К 1932/33 учебному году на его основе был создан проект новых программ. В отличие от программы 1929 года это были програм­мы по отдельным предметам. В них была представлена система каждого учебного предмета в отдельности и указаны навыки и умения, которые должен приобрести ученик в процессе обучения каждому предмету. Характерным для данных программ было и то, что они полностью включали содержание материала для мас­совой начальной школы с расширением круга знаний по общест­венно-политическому воспитанию глухих. В программы вводился курс обществоведения и истории. Полный срок обучения в специ­альной школе был рассчитан на 9 лет.

Составители программ много внимания уделяли обучению русскому языку. Они стремились строить программу по русскому языку таким образом, чтобы учебный материал способ­ствовал общему развитию. При этом предусматривалось формиро­вание у учащихся прочных навыков и умений практически ис­пользовать знание языка в производственной, бытовой и общест­венной жизни. В связи с этим вновь встал вопрос о пересмотре традиционной системы «чистый устный метод». Актуальность этого вопроса вытекала также из постановления ЦК ВКП(б) от 25 августа 1932 года, в котором говорилось о необходимости из­живания универсальных методов обучения.

Впервые в программе по русскому языку было выделено не­сколько разделов, предусматривающих усвоение строго очерчен­ного круга знаний, умений и навыков: техника речи, чтение с губ, развитие устной разговорной речи, особый раздел по развитию письменной речи, грамматике и чтению. При этом обучение тех­нике речи и чтению с губ не подчиняло себе обучение общеобра­зовательным предметам. Программа по русскому языку 1932 го­да предусматривала для глухих учащихся определенный круг систематических знаний, умений и навыков, необходимых и для использования речи в повседневной жизни, быту.

В разделах по обучению письменной и устной разговорной ре­чи нашли отражение идеи Л. С. Выготского. Раздел письменной речи был значительно шире по содержанию, чем раздел устной разговорной речи. Письменная речь, как показывала сурдопеда­гогическая практика, позволяла глухим учащимся быстрее осво­ить грамматический строй языка, овладеть значительно большим словарным запасом и повествовательной речью.

В программе отразилось отрицательное отношение передовых сурдопедагогов к системе «чистый устный метод», как ограничен­ной, но претендующей на универсальность. Однако теоретическо­го обоснования такого отношения к системе «чистый устный ме­тод» в программе еще не было.

Рассматриваемая программа имела и существенные недостат­ки. Одним из основных недостатков была перегрузка учебным ма­териалом и почти полная аналогия с содержанием программ мас­совой школы (за исключением программы по русскому языку). В опыте работы по этой программе отчетливо обозначились ее сла­бые стороны, и Наркомпрос РСФСР поручил Московскому институту для глухих детей пересмотреть программу с учетом опыта ее применения, уточнить объем знаний по каждому предмету. В связи с пересмотром программы, естественно, возник вопрос о новом учебном плане.

В новом учебном плане 1934 года было значительно меньше предметов. Их было девять вместо прежних четырнадцати. В нем уточнялись содержание и время на изучение ряда предметов (физ­культура и ритмика, рисование и лепка). Был выделен специаль­ный раздел внеклассной работы с количеством времени на нее, соответствующим учебной недельной нагрузке в классе: чем боль­ше количество часов отводилось для классной работы, тем мень­ше их оставалось для работы внеклассной.

Данные программы и учебный план были несравненно более совершенными, однако они оказались сильно перегруженными учебным материалом. Программы по физике, истории и дру­гим предметам оставались без изменений. Особо стоявший в прежнем учебном плане предмет — технология — механически включался в программу по производственной подготовке.

Учителю предлагалось реализовывать новые программы «в ор­ганической связи с ходом речевого развития детей, т. е. возмож­но проще». Такое указание к проведению учебной работы по программам свидетельствовало о том, что школа для глухих все еще не преодолела старой традиции подчинения изучения общеобразовательных предметов обучению устной речи. От та­ких методических требований и материала по обучению и разви­тию речи зависело и обучение общеобразовательным предметам. В объяснительной записке к программе по русскому языку учи­телю рекомендовалось развивать словесно-логическое мышление у глухих детей и применять «тесты» в целях упражнения интел­лектуальных функций «на сообразительность».

Программы, созданные в РСФСР, находили применение в союзных республиках. При этом программы переводились и при­спосабливались для использования на национальном языке. Пос­ле года работы по новым программам учителя глухих вновь по­ставили перед Наркомпросом вопрос о необходимости совершен­ствования учебного плана и программы.

Для подготовки новых программ отделом специальных школ в 1935 году была организована специальная комиссия из науч­ных работников и опытных учителей-сурдопедагогов.

Комиссия, подготовлявшая программы, организовала их опыт­ную проверку на местах. К 1937 году программы были разрабо­таны по всем предметам учебного плана. Они были вынесены на обсуждение Всероссийской конференции учителей школ для глухих, состоявшейся в 1937 году. После этого потребовался год для окончательного оформления новых программ. В 1938 го­ду они были изданы и стали государственным документом для каждой школы.

В программах уточнялся объем учебного материала и была представлена определенная система обучения словесной (устной и письменной) речи. Новым в программе по обучению языку было приложение словаря-минимума для первых двух лет обучения. В качестве одной из форм работы по развитию речи вво­дились «предметные уроки», в содержание которых входило изучение окружающей жизни и природы. Программа 1938 года допускала дактилологию как вспомогательное средство обуче­ния с III класса.

С 1935 года происходила работа над программами для сла­бослышащих и позднооглохших учащихся. Новая программа для школ слабослышащих предусматривала усвоение програм­много материала четырехлетних массовых школ за 5—6 лет, т. е. за более длительный срок.

Значительные трудности для сурдопедагогов представляла задача создания стабильных учебников. До 1930 года учителя глухих испытывали острый недостаток в учебной и методиче­ской литературе. Занятия проводились по учебникам массовой школы или по их адаптированным переложениям. Специально созданной для обучения глухих была лишь одна книга — бук­варь, составленный Ф. A. Pay.

После постановления ЦК ВКП(б) «Об учебниках для началь­ной и средней школы» от 12 февраля 1933 года вопрос о подго­товке специальных стабильных учебников для школ глухих встал с особой остротой. В Учпедгизе был создан отдел по изда­нию дефектологической учебной и методической литературы, который возглавил профессор-дефектолог В. А. Гандер. К созда­нию учебной литературы привлекались опытные, творчески ра­ботавшие учителя и учительские коллективы крупных школ. Так, группа учителей Московской школы глухих (которая в те годы именовалась Московским институтом глухонемых) участ­вовала в составлении ряда учебников по языку и книг для чте­ния.

Одновременно с составлением новых учебных книг переизда­вались и совершенствовались ранее созданные учебники для специальных школ. В 30-х годах многократно переиздавался букварь, составленный Ф. A. Pay. Вначале он был составлен по звуковому методу, затем по методу целых слов и, наконец, по аналитико-синтетическому методу. Кроме букваря Ф. A. Pay, применялся также составленный по аналитико-синтетическому методу букварь С. А. Зыкова, который используется в школах для обучения глухих до настоящего времени. Позднее были под­готовлены и изданы почти все необходимые для глухих учеб­ники.

Наряду с учебниками для школ глухих были разработаны и методические пособия для учителей. Одним из первых таких по­собий была «Методика обучения глухонемых»1. В то же время А. И. Дьячковым была издана «Методика обучения арифмети­ке». Для оказания систематической помощи учителю с 1938 по 1942 год издавался «Бюллетень учебно-воспитательной работы детских домов, вспомогательных школ и школ глухонемых».

Комиссия по пересмотру программ объединила силы науч­ных сотрудников в области сурдопедагогики и учителей глухих детей. Благодаря этому формировались общие, теоретически обоснованные и проверенные на практике взгляды на обучение и воспитание глухих, повышалась эффективность практической работы учителей школ глухих.

В рассматриваемый период (1930—1941) отдельные школы в стремлении преодолеть влияние системы «чистый устный ме­тод» пытались видоизменять программы по-своему. Так, в школе для глухих в г. Воронеже был проведен опыт обучения глухих детей с 6 лет по существующей программе. По данным школы, группа шестилетних детей хорошо усваивала программный мате­риал по устной и письменной речи. Программа для приготови­тельного класса проходилась за два года. Содержание ее было расширено за счет упражнений по усвоению навыков устной раз­говорной речи и чтению с губ.









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь