Школа для глухих и сурдопедагогика в годы Великой Отечественной войны (1941—1945)

Школы для глухих детей и содержание их работы. 22 июня 1941 года фашистская Германия вероломно напала на нашу Совет­скую Родину. Советский народ, сплоченный вокруг Коммунисти­ческой партии, поднялся на защиту своей Родины. Многие тыся­чи и тысячи учителей, студентов и преподавателей педагогичес­ких учебных заведений и учащихся старших классов средней школы вступили в ряды Красной Армии, стали бойцами парти­занских отрядов, бойцами народного ополчения. Оставшиеся в школе учителя, главным образом женщины, прилагали все силы к тому, чтобы в тяжелых условиях военных лет не прекращалась деятельность школы. Учителя вместе с учащимися помогали фронту — шефствовали над семьями бойцов Красной Армии, со­бирали металлолом, лекарственные растения, помогали выращи­вать и собирать урожай в колхозах и совхозах, принимали уча­стие в общественно полезной работе, во всех посильных для них неотложных делах, продиктованных условиями военного времени.

В годы Великой Отечественной войны не прекращалась работа по выполнению закона о всеобщем обучении, усиливалась идейно-политическая направленность преподавания основ наук, школа широко развертывала оборонно-массовую работу среди населения. К началу 1941/42 учебного года органами народного образо­вания был намечен ряд мероприятий, проведение которых долж­но было обеспечивать преодоление трудностей и решение проблем, порожденных войной.

Школам надо было перестроиться в соответствии с требова­ниями военного времени. 4 сентября 1941 года Совет Народных Комиссаров Союза ССР вынес постановление о размещении эва­куированных детей по школам-интернатам в тылу. Согласно по­становлению Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 23 ян­варя 1942 года «Об устройстве детей, оставшихся без родителей» была расширена сеть детских домов. После выступления газеты «Правда» 24 марта 1942 года по вопросу о всеобщем обучении был усилен контроль за деятельностью местных органов народно­го образования, укреплен педагогический состав в детских домах и школьных интернатах.

После разгрома немецких войск под Москвой, сразу же после освобождения оккупированных областей, на очередь встала зада­ча восстановления деятельности школ в этих районах. Несмотря на то что материальная база школ почти полностью была разру­шена фашистскими захватчиками, работа школ возобновлялась очень скоро. При восстановлении школ героические усилия про­явили учителя, учащиеся, все население. Огромную помощь в восстановлении школ оказывала Советская Армия.

Школы для глухих на оккупированной территории были боль­шей частью разрушены фашистскими варварами. Оккупанты пол­ностью разрушили прекрасные школы-новостройки в Воронеже, Курске и Смоленске. Если до 1941 года у нас имелась 271 школа для глухих только в РСФСР, то в 1942 году их насчитывалось все­го лишь около 160.

Школы для глухих, бывшие в глубоком тылу, принимали в свои стены глухих детей, эвакуированных из временно оккупиро­ванных и находившихся в прифронтовой полосе областей. Здесь прилагались все усилия для того, чтобы обеспечить нормальные условия жизни прибывшим сюда детям.



С первых же дней освобождения Советской Армией оккупиро­ванных фашистскими захватчиками областей началась работа по восстановлению специальных школ для глухих. Органы народно­го образования проводили совещания директоров этих школ. Пе­ред ними ставилась одна главная задача — скорейшее восстанов­ление разрушенных гитлеровцами школ и организация нормаль­ной учебно-воспитательной работы в них.

Многое в школах для глухих восстанавливалось своими сила­ми: ремонтировались помещения, в школьных мастерских изго­тавливалась мебель. Расположенные в тылу школы отдавали часть своих учебных пособий и мебели для восстанавливаемых школ. Было организовано постоянное шефство школ глухих Москвы и Московской области над школами освобожденных от врага районов. Специальные школы быстро возрождались.

Уже к концу 1943 года было восстановлено 24 школы для глу­хих. Количество глухих детей, охваченных обучением, достигло более 10 000.

Учебно-воспитательная работа в специальных школах посто­янно улучшалась, учебные программы успешно выполнялись, о чем свидетельствовали соответствующие материалы Наркомпроса. Но вместе с тем постановление Совнаркома СССР от 1 сен­тября 1943 года «Об улучшении работы детских домов» указы­вало и на некоторые недостатки, имевшие место в организации жизни специальных школ-интернатов для глухих, прежде всего недостатки их материальной базы. Это постановление имело большое значение для улучшения материальных условий специ­альных школ для глухих. Почти каждая школа-интернат органи­зовала свое подсобное хозяйство, что позволило значительно улучшить питание детей в этот трудный для страны период.

Интересно отметить, что в годы войны имелись нередкие слу­чаи, когда глухие дети посещали массовую школу или детский сад, и это положительно сказывалось на развитии их речи. В дет­ских садах слышащие дети часто брали на себя роль «педагога», обучающего речи всех глухих.

Изучая развитие школ глухих в годы Великой Отечественной войны, мы прежде всего видим, что учащиеся специальной шко­лы глухих, как и школы массовой, в этот период тяжелых испы­таний с высоким патриотическим сознанием переживали труднос­ти военного времени и стремились внести свою долю участия в общенародное дело борьбы за свободу и независимость своей Ро­дины. В те годы особенно большое значение имел труд школь­ников.

Примеров патриотического отношения учащихся и сурдопеда­гогов к труду в годы войны можно было бы привести много. Они свидетельствовали о том, что учащиеся и учителя отдавали все свои силы на борьбу с фашистскими захватчиками.

В годы Великой Отечественной войны не прекращалась работа по совершенствованию форм и методов обучения и воспитания в школе для глухих детей. Осуществляя руководство этой работой, Наркомпрос РСФСР опирался на Московский научно-практиче­ский институт специальных школ и детских домов, в котором не­прерывно велась научная и учебно-методическая деятельность. В трудные годы войны, в октябре 1943 года, была создана Акаде­мия педагогических наук РСФСР. В число ее четырех институтов входил Научно-исследовательский институт дефектологии. Инсти­тут дефектологии был создан на базе Московского научно-практи­ческого института специальных школ и детских домов Наркомпроса РСФСР. В Ленинграде в то время существовал Эксперимен­тально-дефектологический институт, который вскоре был также включен в состав Академии педагогических наук. С созданием в годы Великой Отечественной войны в системе Академии педаго­гических наук специализированного института открывались но­вые возможности и перспективы для разработки проблем дефек­тологии, и в частности сурдопедагогики.

Научно-исследовательская и методическая работа. Великая Отечественная война оказала влияние и на развитие сурдопеда­гогики. Научно-исследовательская и методическая работа в этой области продолжалась, но характер и направленность исследова­ний значительно изменились. В условиях военного времени уси­лия научных работников-сурдопедагогов направлялись на разре­шение ряда организационных и программно-методических вопро­сов в помощь Наркомпросу РСФСР. Вместе с тем Научно-исследо­вательский институт дефектологии приходил на помощь врачам и медицинским работникам в их усилиях по восстановлению здо­ровья раненых и больных. Помощь дефектологов и сурдопедаго­гов была особенно необходима для восстановления способностей устной и письменной речи у бойцов с черепно-мозговыми ране­ниями, а также ранениями, последствиями которых были потеря слуха и нарушение артикуляционного аппарата. Таковы были основные направления развития сурдопедагогики в годы Ве­ликой Отечественной войны.

Московский научно-практический институт по поручению Наркомпроса РСФСР руководил работой по совершенствованию организации учебно-воспитательной деятельности школ для глу­хих и профессиональных знаний учителей. Много усилий в усло­виях военного времени было затрачено на проведение межобласт­ных совещаний сурдопедагогов, в которых научные работники Московского научно-практического института принимали самое непосредственное участие. В 1942 году на межобластных совеща­ниях в Свердловске, Куйбышеве и Ярославле были поставлены вопросы, связанные с разработкой научных основ программ по русскому языку и организацией методической работы в специ­альных школах.

Вынесенная на обсуждение совещаний программа по русско­му языку существенно отличалась от программы 1938 года. Ав­торами новой программы являлись сотрудники Научно-практиче­ского института. В ее составлении принимал участие академик Л. В. Щерба. Одной из особенностей этой программы было нали­чие словарного минимума и типов предложений, обязательных для глухих учащихся с приготовительного по IV класс. Словарь имел два раздела: письменная и устная речь.

Обсуждение программы по русскому языку на межобластных совещаниях было весьма продуктивным. Сурдопедагоги внима­тельно разбирали каждый из разделов программы и вносили свои предложения. Совещание высказало положительное отношение к программе. Она была издана в 1944 году, хотя практически дей­ствовала в школах для глухих уже с 1943 года. Программа для глухих детей строилась на основе программы начальной четырех­летней школы для слышащих детей. Она основывалась на общедидактических принципах построения содержания обучения слы­шащих и глухих детей. В программе по русскому языку материа­лы были подобраны с учетом особенностей усвоения глухими сло­весного языка. Так, например, вопросы правописания сомнитель­ных согласных, которым в массовой школе уделяется много вни­мания, здесь занимали второстепенное место. Изменилась и струк­тура новой программы. Ранее самостоятельно существовавшие разделы «Техника речи» и «Чтение с губ» теперь были включены непосредственно в программу русского языка. Это не умаляло значения обучения произношению, но создавало благоприятные условия для более осознанного усвоения глухими учащимися уст­ного слова в сочетании с его семантикой при изучении всех об­щеобразовательных предметов, и особенно при изучении русского языка.

В программу приготовительного класса был введен особый раздел, ранее сливавшийся с работой над произношением,— «Обу­чение грамоте». В новой программе разрешалось использование дактильной речи пока еще как вспомогательного средства.

Особыми разделами программы предусматривались словарная работа и развитие словесной речи.

Словарь для учащихся приготовительного класса был разра­ботан очень подробно. Слова были отобраны по принципу их не­обходимости для общения глухих с окружающими и объединя­лись в группы. Принцип их группировки усложнялся от класса к классу. Учащиеся VII—VIII классов, как это предусматривалось программой, должны были научиться пользоваться словарями и составлять алфавитный справочник наиболее употребительных глаголов и правил глагольного управления.

Как видно из сказанного, новая программа была совершеннее программ прошлых лет и по форме, и по содержанию. Участие в составлении программы академика Л. В. Щербы очень положи­тельно сказалось на ее построении и научном лингвистическом обосновании каждого из разделов.

В программе по русскому языку нашли отражение и резуль­таты исследований процесса усвоения глухими детьми языка, проведенных учеными-психологами.

Другое направление научно-исследовательской и методической работы в области сурдопедагогики было не менее важным. Иссле­дования сурдопсихологов и сурдопедагогов-методистов М. А. Томиловой, А. Ф. Понгильской, А. И. Метт, М. Е. Хватцева и др., сурдопсихологов Ж. И. Шиф, Д. М. Маянц, Л. В. Занкова и др. направлялись на оказание помощи раненым бойцам Советской Армии, утратившим вследствие черепно-мозговых ранений и кон­тузий слух и речь. Сурдопедагоги совместно с врачами-невропато­логами, отиатрами вели работу непосредственно в госпиталях.

Лечебно-педагогическая работа с людьми, имеющими органи­ческие поражения мозга, стала важным фактором восстановле­ния их речи. Не менее важной частью научной сурдологопедической работы были занятия в госпитале и по чтению с губ. Оглохшие на войне бойцы Советской Армии получили возможность компенсировать недостаток слуха за счет приобретения навыка чтения с губ говорящего путем зрительного восприятия речи. Большую научно-методическую работу в этом плане провела А. И. Метт, разработавшая специальную систему, близкую по своим принципиальным основам комплексному методу чтения с губ Н. A. Pay.

Не менее важную работу по постановке речи у раненых с нарушением артикуляционного аппарата вел М. Е. Хватцев.

Итак, благодаря заботе Коммунистической партии и Совет­ского правительства, героическим усилиям всего советского наро­да преодолевались трудности и проблемы, порожденные войной, развязанной гитлеровскими захватчиками.

Развитие сурдопедагогики в этот период привело к тому, что все более самостоятельной отраслью дефектологии становилась логопедия. Вместе с тем появилась потребность подготовки для работы в этой области специальных педагогических кадров. С восстановлением школ для глухих возросла необходимость и в их более точной дифференциации. В связи с этим нужно было пере­сматривать структуру школ, содержание обучения, создавать но­вые учебники и учебные пособия для учащихся и учителей. В этот период, и особенно в послевоенные годы, возросла потребность в кадрах специалистов-сурдопедагогов.

Одновременно расширялась и углублялась научно-исследова­тельская работа по общим проблемам сурдопедагогики и частных методик обучения глухих. Эти проблемы стали предметом изуче­ния Научно-исследовательского института дефектологии АПН РСФСР, а также кафедр сурдопедагогики Москвы, Ленинграда, Киева и некоторых других городов.

Вопросы

1. Какими постановлениями Советского правительства на­правлялась деятельность школ для детей с недостатками слуха в годы Великой Отечественной войны?

2. Какая научно-исследовательская работа в области сурдопе­дагогики велась в годы Великой Отечественной войны?

3. Что нового было внесено в сурдопедагогику за годы Вели­кой Отечественной войны?

Глава 18









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь