СОЦИАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ И ПРИНЦИПЫ


ЖУРНАЛИСТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Социальная позиция, т.е. поддержка тех или иных социальных сил, выступление на их стороне, выражение и отстаивание их интересов, осознается журналистом и проявляется в его творческой деятельности в разных формах. Социальная позиция может быть неосознанной, фор­мироваться интуитивно. Она может быть и слабо осознанной, когда ее связь с интересами определенных социальных сил видится как необя­зательное и непостоянное совпадение стремлений и направленности действий. Связь социальной позиции журналиста с нуждами и стремле­ниями определенных социальных групп может стать и сознательной, хо­тя понимание места этих групп в социальной структуре общества и их роли в историческом процессе может оказаться неясным и даже лож­ным. Так, неверное понимание изменений, происшедших в конце XX ве­ка в структуре общества, изменений роли и значения различных слоев общества в истории возникновения новых социальных групп приводит к тому, что прежние приоритеты (например, выступление на стороне «капитала» или «пролетариата») оказываются в той или иной мере ус­таревшими стереотипами. Реализация же в практике журналистики по­добных социальных позиций может привести к такому выполнению журналистикой ее функций, результатом которого станет неверная ори­ентация в современности.

Вот почему так важно, чтобы социальная позиция журналиста была глубоко осознанной и правильно отражала бы те интересы, которые спо­собствуют прогрессивному развитию общества.

Так через ясное осознание своей социальной позиции и решительное последовательное проведение ее в жизнь формируются принципы (лат. principium «основа, начало») журналистской деятельности. Принципи­альность журналиста является одной из наиболее важных направляю­щих его деятельности.

Принципы относятся к той области правил и норм деятельности, ко­торая определяет ее общий характер. Создание произведения регули­руется и мерой владения жанром, и способами сбора начальных сведе­ний, и требованиями законов композиции и т.п. Однако называть эти правила принципами некорректно. Принципы всегда лежат в основе какой-то определенной сферы человеческой практики: принцип реак­тивного движения положен в основу ракетостроения; принцип сохра­нения энергии - в основу физики; принцип невмешательства во внут­ренние дела - в основу межгосударственных отношений и т.д. И согласно принципам и «во исполнение» их отбираются и реализуются все более конкретные правила и нормы, способы действия, техничес­кие решения и т.п.

 


Таким образом, принципы строятся на базе знания очень высокого уровня, прежде всего знания общих законов данной сферы социальной практики, составляющих ее концептуальную базу, играющих роль упоря­дочивающего начала, благодаря чему определяются способы подхода и методы деятельности. В принципе как бы соединяются «фиксирующее» знание высокого уровня (типа закона) и «работающее» знание, на осно­ве применения закона задающее угол зрения и способ деятельности в практике. Образно принцип можно представить как единство «ядра» - знания и «оболочки» - метода (греч. methodos «путь исследования»).

Поэтому, например, гуманизм как принцип для журналиста состоит не только в признании человека мерой всех вещей, в познании его природы, в понимании взаимоотношений человека с себе подобными и с миром природы и т.д. и т.п., но и в направленности всей его деятельности на ре­ализацию гуманистических ценностей, на всестороннее развитие челове­ка, отстаивание прав и интересов личности, гуманизацию всех сфер жиз­ни, гармонизацию отношений с окружающей средой и т.д.

Разумеется, следование принципам будет плодотворным (и особенно в исторической перспективе), если в основе его лежит верное знание. Правда, в ряде концепций принцип просто постулируется или «доказы­вается» ложным образом (как, например, расистский принцип превос­ходства арийской расы, который пытался в идеологической и политиче­ской практике реализовать фашизм). Но век таких «принципов» не может быть долгим, хотя применение их способно принести большой вред. Значит, можно утверждать, что принципы верны лишь постольку, поскольку покоятся на верном знании. Но не менее важно, чтобы перевод «знания» в «метод» также был проведен добросовестно и точно, а реализация его была полнокровной и творческой. И если «социалисти­ческая идея» как вековая мечта человечества при ее видимой справед­ливости оказалась глубоко извращенной по содержанию, а при попытке реализации привела в определенных исторических условиях к формированию методов «построения социализма по-сталински» и воплощалась с применением массовых репрессий, нарушением прав как отдельной лич­ности, так и целых народов, то и «социалистический принцип» оказался серьезно и надолго подорванным в глазах миллионов людей.

Поскольку принципы - это теоретико-методологические основы жур­налистской деятельности, естественно возникает теоретическая и прак­тическая необходимость выяснения оснований выделения принципов, совокупности и определения структуры системы принципов, а также их исторической динамики (генезиса и развития системы в соответствии с изменениями закономерностей).

Порождающим фактором формирования системы принципов является понимание журналистом действующих в окружающем мире законов. При формировании принципов основу составляет группа фундаментальных зако­нов генезиса, функционирования и развития мира в целом и важнейших структурных элементов жизни общества. Критерием отбора законов, необхо­димых для формирования системы принципов, является их всеобщность – основанный на каждом из них принцип должен быть применим к любому рассматриваемому в журналистике явлению и проявляться в любой области и стороне журналистской деятельности. Например, объективность не может не быть принципом журналистики, поскольку все стороны жизни (от оценки политических действий до рассмотрения технических решений, от суждений об экономической и социальной целесообразности налоговой системы до анализа положения в образовании и культуре) и все творческие шаги журна­листа (от постановки задачи и формулирования вопросов собеседникам до концептуально-содержательных решений и предвидимых последствий пуб­ликации) контролируются «на объективность». Конечно, решения и поступ­ки журналиста могут быть и необъективными, более того, произвольно-субъ­ективистскими, но это означает лишь то, что он нарушает принцип и заслуживает осуждения (или даже «отлучения» от профессии). Иной вопрос - содержание принципа объективности (как и всех остальных), поскольку журналисты разных ориентации могут вкладывать в него различные, вплоть до значимо расходящихся, значения (к примеру, для представителей разных сил -либералов, консерваторов или социалистов - объективная необходи­мость экономических решений «центристского» правительства почти неиз­бежно оценивается по-разному).

Каковы же законы, на основе которых объективно возникают принци­пы? Их совокупность может выглядеть так: законы природы и жизни чело­вечества на Земле, затем законы функционирования и развития народа как большой совокупности разнообразных социальных групп (прежде всего классовых), стран с их формами государственного управления, мас­сами населения (всей страны, регионов, профессий, возрастов и т.д.), на­ций и интернациональных сообществ, наконец, человека как субъекта всех социальных отношений. От того, как подходит журналист к каждому из этих объектов, какую позицию по отношению к ним занимает, как судит о конкретных событиях, процессах, тенденциях жизни с учетом специфи­ки фундаментальных «образований» действительности, складываются ос­новы его воззрения на жизнь, методологические основы творчества.

В самом деле: если журналист не признает закономерностей общест­венной жизни, он оказывается на позициях субъективизма; если он не верит в роль демократии - в его собственных убеждениях начинает до­влеть авторитаризм того или иного толка (аристократизм, плутократизм, меритократизм, т.е. предпочтение власти «крови», «богатства», «поло­жения» и т.д.); если он считает какую-то расу или нацию способной иг­рать ведущую роль в обществе, - его позиция неизбежно проникается шовинистическими или националистическими чертами. И, наоборот, стремление проникнуть в закономерность жизни приводит его к объек­тивному взгляду на реальности, вера в преимущества демократии - к де­мократизму, убежденность в равенстве всех людей при понимании осо­бенностей и роли каждой нации в жизни человечества - к патриотизму и интернационализму.

От чего зависит выбор журналистом принципиальной позиции? Преж­де всего от принятой социальной позиции и, далее, от ее осмысления и «разработки» на основе использования тех или иных философско-социальных концепций.

Так в соответствии с осознанием своей позиции, с выбором для себя приоритетов в представительстве интересов тех или иных групп (или всего человечества как предельно большой группы) складывается идея партийности.

Вокруг идеи партийности сразу же после ее рождения в середине XIX века и выдвижения на первый план в прессе русских большевиков в начале XX века по требованию В. И. Ленина (социалистический пролетариат дол­жен был выдвинуть принцип партийности литературы, развить его и прове­сти в жизнь в возможно более полной и цельной форме) развернулась и до сих пор не утихает политическая борьба. Главное возражение против идеи партийности - это то, что подчинение извне идущим требованиям (какой-либо политической партии, группы людей, идеологической концепции) ог­раничивает независимость журналиста, сужает или полностью ликвидирует возможности творческой свободы, вводит его в прокрустово ложе заданной концепции. Однако эти возражения чаще всего основаны либо на недоразу­мении, либо на сознательном извращении идеи партийности.

Термин «партийность» возник на основе латинского слова pars, partis, означающего «часть» (отсюда и «партия товаров», и «геологическая пар­тия», и «партия в шахматы»). При этом понятно, что совсем не обязательно партийность в журналистике жестко связывать с позицией определенной политической партии. Основа партийной позиции - представительство интересов какой-либо части общества, без чего вообще немыслима дея­тельность журналиста, который всегда защищает (сознательно или нет) чьи-то интересы. Это могут быть и интересы частной группы (социальной -предпринимателей или рабочих; профессиональной - шахтеров или учите­лей; возрастной - детей или пенсионеров и т.д.), и интересы всеобщей группы - народа, всего человечества (поэтому идея «соборности» или «всечеловечности» - это тоже партийная идея). При этом в открытом де­мократическом обществе партийная позиция не может не быть гуманисти­чески ориентированной - это либо выступление с позиций «частной груп­пы» при понимании забот и требований других групп, то есть «на фоне» общечеловеческого, либо выступление с общечеловеческих позиций, но при «различении» нужд и интересов «частных групп» как органических со­ставляющих человечества. Иные подходы ущербны и непродуктивны.

В обществе с конкретной социальной системой, в которой находят вы­ражение интересы различных групп, сложившаяся социальная позиция думающего, желающего максимально глубоко разобраться в сущем жур­налиста проявляется как отчетливое выражение интересов тех или иных групп. Партийность в «начальном» смысле и заключается в том, чтобы яс­но и отчетливо определить свое место как позицию на стороне опреде­ленной группы (конечно, это может быть и совокупность групп, и общест­во в целом). Тем самым журналист оказывается «представителем» этой группы, притом сознательно выступающим на ее стороне.

Осознание своей позиции на стороне той или иной (или ряда, или всех) группы и аргументированное и результативное отстаивание ее ав­томатически требует формирования (или присоединения к уже разрабо­танной) идеологической концепции и создания (или участия в уже со­зданной) партии как политической организации единомышленников. Так складываются другие две стороны партийности - идейно-гносеологичес­кая и институционально-организационная.

Таким образом, в законченном виде партийность включает социаль­но-групповую, идейно-гносеологическую и организационно-институцио­нальную стороны. Поэтому принцип партийности можно представить следующим образом:

 

Конечно, в сознании и реальном поведении конкретного журналис­та социальная позиция может оказаться невыявленной и потому неспо­собной перерасти в партийную позицию. Но и будучи осознанной, пар­тийность может остаться незавершенной, когда успевает сформироваться только одна из трех ее сторон, что, разумеется, может быть объяснено в каждом конкретном случае (причем в определенные моменты это бывает неизбежным и даже оправданным). Так случается, как это ни парадоксально, в ситуациях переломных, когда много неяс­ного и в социальном, и в идеологическом, и в организационном планах, хотя именно в таких ситуациях ясность позиции бывает крайне необхо­дима, поскольку всесторонне «оформленная» партийность позволяет более успешно вести определенную журналистскую линию. Вместе с тем опять-таки в сложных условиях преследований неизбежно «скры­тое» бытование партийной позиции (например, при жестких законода­тельных рамках, цензурных ограничениях, политических преследова­ниях). «Скрытая» партийность часто возникает также из желания казаться независимым, привлечь внимание самых разных слоев ауди­тории на свою сторону. Иначе говоря, существует множество вариан­тов и структурной наполненности партийности, и характера ее прояв­ления на практике.

Особенно важными являются вопросы о содержании партийности, о соответствии (или несоответствии) партийной линии действительным нуждам общественного развития, о мере выражения в ней реальных по­требностей народа, определенных социальных групп, всего человечест­ва. В условиях, когда, общество состоит из множества групп со своими интересами, по-разному выявляющими (а иногда и отрицающими) об­щечеловеческие ценности, когда эта объективная множественность ин­тересов порождает большую совокупность идейно-политических пози­ций, конкурирующих между собой за влияние на аудиторию, когда, наконец, в условиях политического плюрализма действует несколько политических группировок (партий, союзов, блоков, фронтов и т.д.), пе­ред каждым журналистом стоит задача: определиться в своих позициях, «перевести» свои неосознанно, под влиянием конкретных обстоя­тельств жизни складывающиеся симпатии и антипатии, склонности и предпочтения на уровень сознательно выбранных и последовательно отстаиваемых позиций. При этом принципиально важно избегать догма­тического окостенения раз принятой линии поведения, равно как и от­клонений в своих позициях, вызванных конъюнктурой, следованием за политической модой.

Журналисту необходимо развивать свою деятельность по двум направ­лениям: во-первых, расширять горизонты осмысливаемых явлений жизни, все глубже проникая в ее закономерности; во-вторых, внимательно сле­дить за происходящими существенными изменениями, требующими коррекции ранее принятой линии поведения. Эти направления деятельно­сти характеризуют творческое наполнение, содержание партийной пози­ции журналиста.

Социально-групповой аспект партийности, как уже отмечалось, за­ключается в сознательном представлении журналистом интересов тех со­циальных слоев и групп (классовых, национальных, региональных, про­фессиональных, возрастных и т.д.), которые, по его мнению, являются носителями прогрессивных тенденций в общественном развитии, или ин­тересы которых нуждаются в защите в силу ущемления их прав и свобод, или которые по каким-либо иным причинам, с его точки зрения, необхо­димо представить через средства массовой информации. Чтобы иметь уверенность и весомые аргументы при защите интересов представляемых журналистом тех или иных групп, надо максимально глубоко разбираться в социальной сущности, месте, роли и значении этих групп в жизни со­временного общества, постоянно развивать и совершенствовать это зна­ние. В ходе представления интересов групп может обнаружиться, что од­ни из них следует действительно отстаивать, другие - «поправлять», а третьим и вовсе противостоять. Например, из огромной совокупности ин­тересов квалифицированных рабочих всяческой поддержки заслуживает стремление к профессиональному росту, развитию технической и общей культуры, но при этом «поправок» требует стремление отдалиться от дру­гих слоев рабочих и оказывается вовсе неприемлемым резкое противо­поставление себя менеджерам и предпринимателям. Поэтому партийная позиция журналиста вовсе не требует безоглядного следования стихийно проявляющимся формам и направлениям деятельности тех групп, чьи по­зиции в принципе представляются ему исторически прогрессивными. А общегуманистическая «составляющая» позиции, стоит напомнить, пред­полагает, что отстаивание «частных» интересов требует учета «общих», стремления сопрягать частное с общечеловеческим. А для этого требует­ся знание, воля и талант.

В процессе самоопределения в жизни общества, разделенного на множество групп, сложно взаимодействующих между собой, журналист сталкивается с различными политическими организациями, выступаю­щими представителями интересов тех или иных групп, и прежде всего с политическими партиями, названия которых нередко содержат прямые указания на их социально-классовую ориентацию (крестьянская пар­тия, рабочая, мелких сельских хозяев и т.д.), хотя чаще свое название партии определяют по идейным основам (либеральная, христианская и т.д.) или каким-то иным свойствам (демократическая, народная, рес­публиканская и т.д.).

В своих исканиях верной социальной позиции и соответствующей ей идеологической концепции журналисты, как и все политически активные люди, ищут союзников и единомышленников, а это ведет к объединению.

Так проявляется организационно-институциональный аспект партийно­сти. Журналисту как общественному деятелю необходимо определиться среди тех группировок, партий, объединений, союзов, фронтов и других организаций, которые выступают на арене общественной жизни со свои­ми платформами, программами, идеологическими концепциями. Часто ему приходится иметь дело с многообразным миром политических сил, каждая из которых по-своему отражает интересы тех или иных групп об­щества. Он сталкивается с множеством изданий, программ, по-разному связанных с партийными группировками. Одни открыто выступают как органы различных организаций (государственных, партийных, профсоюз­ных, объединений предпринимателей, кооперативов и т.д.), как бы явля­ясь официальными представителями их в сфере массово-информацион­ной деятельности; другие являются официозными изданиями, близкими по своим позициям к тем или иным организациям; третьи - независимы­ми, для которых характерно отсутствие явных признаков связи с какими-либо общественными объединениями. Обычно таким изданиям и про­граммам свойственна широта взглядов, не укладывающихся в рамки какой-либо одной принятой партийной позиции. Однако, не будучи при­надлежащими ни к каким официальным или официозным органам, такие издания и программы «сами себе партия».

Определение своей позиции в организационно-институциональной сфере для журналиста может быть различным. Если обратиться к са­мым характерным проявлениям партийности в организационно-инсти­туциональной сфере, то выбор можно остановить на таких основных вариантах.

Первый. Журналист, разделяющий программные и организационные установки партии (является ли он членом партии, не имеет существенно­го значения), руководствуется ими в своей деятельности и тем самым проводит в журналистике линию партии. Таким образом, он выступает от имени определенной партии, причем может делать это открыто, опреде­ленно, «называя вещи своими именами», или же проводить партийную линию (особенно в трудных для партии условиях работы) без явного ука­зания, позиций какой партии он придерживается.

Второй. Политическая линия организации (партии, фронта, союза, ас­социации) недостаточно четко определена или внутри нее действуют раз­ные фракции, группировки, объединения; журналист имеет большее «пространство» при определении позиции по тому или иному вопросу, так как линия организации или «размыта», или имеет несколько вариан­та. И если в первом случае журналист берет на себя вполне доброволь­но ответственность за творческое и эффективное проведение позиции партии, то во втором он ответствен за выбор наилучшего и наиболее точного способа реагирования на явления жизни, хотя и в рамках определенного «пространства» позиций входящих в организацию сил.

Третий. Журналист, занимая независимую от каких-либо политических организаций позицию, сам выбирает линию поведения в той или иной си­туации общественной жизни. При этом она может частично или полностью совпадать с позицией какой-то партии, но может содержать и вполне ори­гинальные идеи. Это тоже партийная позиция, так как в ней определенным образом выражены интересы какой-либо социальной группы (или обще­ства в целом). И вокруг этой позиции (что бывает нередко) может сфор­мироваться группа сторонников, положив тем самым начало новой поли­тической группировке, способной в дальнейшем стать партией.

Таким образом, идя по пути осознания общественной жизни как вза­имодействия (сотрудничества или столкновения) большой совокупнос­ти различных социальных групп (классовых, национальных, региональ­ных, возрастных, профессиональных и т.д.) к формированию своей позиции, выражающей интересы тех или иных групп (при этом неизбеж­но возникает согласие с одними интересами, нейтральное отношение к другим и неприятие третьих), журналист должен определить и свое ме­сто среди множества действующих политических организаций. В ходе этого самоопределения в мире социальных групп и политических сил неизбежно формируется идейно-гносеологическая сторона партийной линии журналиста.

Идейно-гносеологический аспект партийности как раз и проявляет­ся в системе мировоззренческих представлений журналиста, в совокуп­ности его идеологических ориентиров, определяющих подходы к пони­манию и оценке явлений жизни, к выдвижению перспектив социального развития и путей достижения целей, соответствующих интересам, кото­рые он выражает.

Характер идей, присущих тому или иному журналисту, может быть очень разным в мировоззренческом отношении (разные формы идеализ­ма, агностицизма, материализма; причем они могут быть выражены в раз­ных системах - неотомизм, кантианство, экзистенциализм, прагматизм, марксизм и т.д.) и по-разному выражать интересы представляемых им со­циальных групп. Это зависит от понимания журналистом общества как со­циальной системы, движущих сил и направленности его изменения и раз­вития, места и роли в социальных процессах различных групп общества. Каждый журналист по-своему может видеть место в жизни общества ра­бочих и предпринимателей, крестьян и интеллигенции и, представляя ин­тересы одного из этих слоев, по-разному их осмысливать. Это могут быть и интуитивно выявляемые, неявно выраженные, отрывочные, несистема­тизированные представления. Но в таком случае и гносеологические, со­циально-познавательные черты творческого метода журналиста окажутся расплывчатыми, зависимыми от множества часто случайных влияний и факторов. А отсюда - неточности и ошибки в оценке явлений действи­тельности, в формулировании выводов и социальных требований.

Недостаточная определенность, размытость идейных основ позиции журналиста часто проявляется в периоды социальных кризисов, требующих переосмысления, а нередко и глубоких изменений в идеологических концепциях. Однако такие необходимые этапы следует отличать от принципиальной идейной неопределенности, эклектической «лоскутности», бесперспективного скептицизма. Здоровая тенденция в идей­ной сфере - стремление к определенной и целостной системе взглядов и позиций, к строго очерченной идеологической линии, последователь­но выражающей действительные, верно понятые интересы представля­емых журналистом социально-классовых сил в перспективе гуманисти­ческого развития.

Не случайно в общественной жизни очень часто именно орган журна­листики оказывается «знаменем», вокруг которого собираются сторонни­ки определенных взглядов, а борьба различных сил наиболее ясно про­является как раз в журналистике. И успешной, привлекательной для одних и вызывающей отрицательную реакцию других, оказывается дея­тельность именно таких изданий и программ, которые стремятся занять и отстаивать четкую идейную позицию.

Поэтому журналист оказывается идеологическим деятелем, носите­лем и пропагандистом определенных общественных идей. Его идейность проявляется в возможно более строгом следовании принятой системе взглядов, касающихся понимания характера движущих сил обществен­ного развития, социальных идеалов, соответствующих им целей и путей их достижения. При этом идейность предполагает концептуальную цело­стность убеждений, стремление к ясности и последовательности выра­жения взглядов, что исключает эклектику и явную внутреннюю противо­речивость их составляющих. Идейность как основа творчества исключает также догматическое доктринерство, равно как и субъекти­вистский произвол.

Действительная идейность творческого деятеля журналистики про­является в способности его к критическому взгляду на собственные по­зиции и способы их реализации, к новаторскому осмыслению им жизни и выработке новых решений в изменившейся обстановке, к открытому отказу от устаревших, не отвечающих реалиям жизни идеям. Отсюда непременное условие - единство слова и дела, внутренних убеждений и характера творческой деятельности. Идейность несовместима с фана­тизмом, слепым следованием раз принятым постулатам и, конечно, с де­магогией, основанной на неискреннем использовании высоких, увлекающих массы идей и лозунгов, прикрывающих корыстные цели, чуждые подлинным интересам народа.

Вот почему естественное для журналиста стремление к объективности побуждает его встать на прогрессивные позиции (соответствующие Интересам гуманистического развития общества) и найти (принять, разрабатывать, менять при необходимости) идеологическую концеп­цию, верно выражающую и интересы всех социальных сил, и законо­мерности гуманистического функционирования и развития общества.

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь