ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ


Наполненность «информационного пространства» множеством изда­ний и программ, наметивших свою информационную «нишу» и стремя­щихся там прочно обосноваться, предполагает, что СМИ вступают между собой в определенные отношения. Притом независимо от того, желают ли этого журналисты или нет. Ведь выходя на информационный рынок, одни СМИ «сталкиваются» с другими перед «лицом» потребителя-ауди­тории, и эти «столкновения» как раз и представляют собой различные формы взаимодействия.

С первых шагов своего формирования и на протяжении всей своей жизни каждое СМИ участвует в макровзаимодействии между всеми существующими СМИ. В этом случае СМИ, в поиске своей «ниши», ищет свои отличительные свойства, как бы «отталкиваясь» от имеющихся на рынке Скажем, еженедельник «За рубежом» определяет свое отличное проблем. но-тематическое поле, свою аудиторию, свою форму (от названия, форма­та и характера верстки до своеобразия заголовочных комплексов и спо­соба указания на источники информации). Надо предусмотреть также и отличающие свойства по сравнению с другими еженедельниками по меж­дународной тематике (например, «Новое время» или «Эхо планеты»).

Однако такое дифференцирующее «отрицательное» взаимодействие не может не соседствовать с «положительным», интегрирующим. Ведь «За рубежом» должен учитывать, что зарубежную информацию содержат и другие СМИ, ежедневные газеты, ТВ, РВ. Поэтому журнал как бы дополня­ет и развивает те краткие отсылки к зарубежным источникам информации, которые в различных формах (цитата, изложение отдельных тезисов, ссылки на уже опубликованные факты и высказанные мнения и т.д.) пред­ставлены в других СМИ. Поэтому кроме оригинальных материалов эта га­зета сообщает «неизвестное об известном», такие детали и частности, раз­вернутые суждения и аргументацию, не говоря уже о полных переводах или подробных дайджестах, которые в силу своих типологических особен­ностей не дают и не могут дать другие издания. Кроме того, на зарубеж­ном материале газета «За рубежом» представляет вариативные повторы того, что иные издания и программы делают на «внутреннем» материале. Именно вариативные - по содержанию, источникам, изложению, авторам и т.д., что диктуется законами массово-информационной деятельности.

Так в процессе макровзаимодействия проявляются все возможные ти­пы отношений различных СМИ - как «дружеские», так и «враждебные».

«Дружеское» взаимодействие протекает прежде всего как взаимопо­мощь, кооперация (от лат. cooperatio, «сотрудничество»). Простое прояв­ление - взаимодействие разных по уровню (общенациональных, регио­нальных, районных) изданий и программ при обращении к одной и той же тематической области. Так, например, вопросы международных экономи­ческих связей можно рассматривать как в мировом масштабе, так и на уровне взаимодействия фирм разных стран или как тему «выхода» на аре­ну международных экономических связей предприятий района. Соответ­ственно в первом случае тему будут вести издания и программы страны, а в последнем - района, хотя не исключено (а часто бывает и полезным) по­явление материалов «микроуровня» в «макроизданиях» и «макропро­граммах». Наличие СМИ разных масштабов обеспечивает и подробное развертывание тематических пластов, и вариативное (в данном случае по масштабу и характеру материала) дублирование, и взаимодополнение публикаций разных изданий и программ. Все это также свидетельствует о достоянном взаимодействии СМИ как объективно существующего явления (и хорошо, если это осознано журналистами и взаимодействие носит ор­ганизованный характер, ведется налаженно и постоянно).

Сознательно реализуемая кооперация может быть простой и сложной.

Простая кооперация предполагает соединение усилий при решении единой задачи на основе использования закономерностей эффекта по­стоянства и кумулятивного (накопительного) эффекта. Единая в своей основе информационная политика проводится с использованием общих черт различных СМИ. Так, когда газета, распространяемая по всей стране, дает еженедельный «Международный обзор», а через несколько дней те­лезрители получают возможность увидеть «Международную панораму», освещающую те же темы, а к радиослушателям обращаются международ­ные обозреватели, собравшиеся за «круглым столом», - это и есть пример простой кооперации. При этом возникает большая или меньшая избыточ­ность информации. Однако при кооперировании можно добиться, чтобы избыточность не превышала допустимых (и чаще всего необходимых) норм, требуемых для эффективного усвоения передаваемых сообщений. Конечно, следует избегать прямого повторения, как это бывает в случае использования формы типа «утром в газете, вечером на экране».

Простая кооперация неизбежно перерастает в сложную, поскольку в ней задействованы СМИ с разной физической природой носителя сигна­ла (пресса, радио, телевидение с их специфическими возможностями), разного уровня (от «Всемирной службы радио» до районной газеты), раз­ного типа (хотя бы по набору проблемно-тематических линий). Сложная кооперация основана на использовании разделения труда при всесто­роннем учете специфики различных изданий и программ. Благодаря это­му каждое СМИ берет на себя прежде всего ту часть задач, которую оно может выполнять наиболее эффективно.

Кооперация присуща не только изданиям одного «лагеря» в журнали­стике. По более или менее нейтральным в политическом отношении темам она возможна для изданий разных ориентации. Используя, например, опе­ративность радио, способность телевидения давать «картинку», прессы - удерживать внимание на серьезном комментарии при недостатке опера­тивности и наглядности, можно ведение спортивной темы разделить так: частные краткие оперативные сообщения давать по радио (не исключая элементов репортажности и комментарийности), «картинный» репортаж вести по телевидению (не забывая о минимуме комментирования «кар­тинки» и сообщения дополнительных сведений, если возникает изобрази­тельный вакуум), а сводный комментарий и подробный анализ поручить газете и журналу (при опоре на факты и репортерские наблюдения).

Возможность сложной кооперации подсказывает, что лучше предо­ставить ведение прямых трансляций из театра телевидению, из концерт­ных залов - радио, а повести и романы публиковать в прессе. При этом нельзя забывать о необходимости определенной избыточности, частичного дублирования информации. По радио можно слушать «Евгения Оне­гина» в исполнении мастера художественного слова несколько вечеров подряд или по телевидению не один раз видеть дирижера с мировым именем во время исполнения симфонии Бетховена. Конечно, при этом акценты очевидно переносятся с самих произведений на исполнителей и характер интерпретации ими произведений.

Сложная кооперация, следовательно, позволяет эффективно выполнять журналистские задачи на основе единства в каждом отдельном СМИ уни­кальной информации, ее соседства с дублирующей (частично или полно­стью), дополняющей и развивающей информацией, связанной с публика­циями других, находящихся в кооперационных связях изданий и программ.

Для успешной реализации кооперационных связей и полного исполь­зования возможностей кооперации необходимо налаживание координа­ции (лат. coordinatio «приведение в порядок») - сознательного, целена­правленного, организованного распределения и объединения усилий вступающих во взаимодействие кооперативного типа изданий и про­грамм. Организационное обеспечение координации может носить раз­ные формы - от спорадического общения до создания координирующих центров, куда входят представители учредителей и журналистских кол­лективов. Результатом организованной деятельности оказывается выра­ботка информационной политики, которая также может варьироваться от общих рекомендаций до подробно расписанных планов ведения инфор­мационной деятельности по разным направлениям, в том числе планов проведения кампаний (в ходе выборов, по поводу крупных политических событий, в связи с необходимостью реализации долговременных журна­листских акций и т.д.).

Простейшей формой координации журналистской деятельности явля­ется налаживание выпуска газеты, журнала, радио- или телевизионной программы. Ведь уже на уровне функционирования одной редакции тре­буется выработка на определенный срок информационной политики по ведущимся в данном органе журналистики проблемно-тематическим на­правлениям. При этом информационная политика определяется по боль­шому кругу журналистских проблем: по политической линии издания (программы), основным проблемно-тематическим направлениям, харак­теру их ведения, системе рубрик, отношению к публикациям других СМИ, привлекаемым авторам, жанровой структуре, расположению материалов по страницам (в структуре программы) и т.д.

Разумеется, для выработки, корректировки и постоянного проведения определенной информационной политики нужны руководящие органы (в газете - это главный редактор, редакционная коллегия и секретариат, ра­ботающие в соответствии с положениями редакционного устава в различ­ного рода контактах с учредителем).

Но если учесть, что в рамках даже одной редакции информационная политика не может быть реализована в жестких формах, так как вмеши­вается жизнь, диктуя свои законы, так как свой отпечаток на деятель­ность СМИ накладывают личностные особенности журналистов (их взгляды) и т.д., то следует констатировать, что в более крупных масшта­бах с координацией деятельности СМИ дело обстоит еще сложнее. Ведь при координации деятельности ряда изданий и программ помимо труд­ностей, возникающих в рамках одной редакции, имеется ряд сложностей в согласовании действий самых разных коллективов различной специ­фики и уровня.

При координации деятельности разных СМИ налаживается сотрудни­чество как по горизонтали - между «одномасштабными» изданиями и программами разного типа, распространяемыми или по всей стране, или в регионе, области, районе, так и по вертикали - между изданиями и про­граммами различного уровня (скажем, между изданиями, рассчитанными на аудиторию всей страны, и изданиями, выходящими в регионах, вплоть до районных газет).

Однако преодолевая сложности координации, журналисты, придер­живающиеся одинаковых ориентации, получают возможность с меньшей затратой сил добиться больших результатов, потому что в данном случае вступают в действие так называемые «эмерджентные» свойства системы, усиливается воздействие СМИ на аудиторию вследствие «сложения сил», дающего качественно иные результаты, большие, чем простая сумма ито­гов деятельности отдельных изданий и программ. Не случайно, к приме­ру, для органов журналистики официального характера, учредителями которых являются властные структуры, разрабатывается государственная программа информационной политики средств массовой информации, а для ее реализации организуется совет по информационному обеспече­нию проводимой властями политики.

«Враждебное» взаимодействие - это отношения между изданиями и программами, стремящимися вытеснить с рынка информации своего кон­курента (пусть даже и единомышленника, но с которым «тесно» в одной «информационной нише»), а также преодолеть влияние (и соответствен­но вытеснить с рынка) политико-идеологического противника.

В условиях плюрализма создается много разнонаправленных изданий и программ, ориентированных на одну аудиторию. Борьба между ними идет очень напряженная. И взаимодействие между СМИ разных позиций (а диапазон их очень широк - от «правых радикалов» до «ультралевых») неизбежно приобретает характер политического соперничества за влия­ние на массовую аудиторию. Однако это соперничество носит разный ха­рактер и различающиеся формы.

Между изданиями и программами, созданными или поддерживающи­ми силы, позиции которых непримиримы (антагонистичны), идет борьба за исключительное влияние на общественность в целом или на ту ее часть (классовую, национальную, религиозную и т.д.), которой отдается предпочтение, чьи интересы выражает и на чью победу рассчитывает данная политическая группировка. Конечно, по вопросам, не связанным с главными политическими проблемами или связанным с ними косвенно, такой борьбы может и не быть (более того, позиции, оценки и предложе­ния по таким вопросам могут быть близкими или даже совпадать), хотя иногда и далекие от политики вопросы в пылу борьбы «политизируют­ся», искусственно вовлекаются в сферу политических сражений, по­скольку при желании найти связь с политикой (скажем, спорта, техниче­ских достижений, вопросов экологии и т.д.) можно всегда, а в реальной жизни все так или иначе взаимосвязано. По основным же политическим вопросам между СМИ непримиримых сил борьба идет «на уничтожение», примеров чему история журналистики знает сколько угодно. Однако со второй половины XX века, когда в жизни человеческого общества «по на­растающей» идут процессы формирования иного, чем прежде, типа ци­вилизации, когда борьба «на уничтожение» грозит глобальной катастро­фой, объективная логика общественного развития требует иных типов взаимодействия политических сил и связанных с ними средств массовой информации.

Поэтому возникает такой тип взаимодействия, который можно назвать диалогическим взаимодействием, суть которого - в реализации идеи «социального партнерства» между политическими силами (различающи­мися по взглядам на будущее и путям движения к нему) ради достижения согласованных решений в интересах если не всех, что чрезвычайно труд­но, то, по крайней мере, основных слоев общества.

На этом пути есть несколько возможных вариантов решений. Во-пер­вых, основой их служит четкое определение позиций всех сил и приведе­ние ими максимально доказательных аргументов в защиту своих позиций.

Во-вторых, партнеры по диалогу через сопоставление взглядов, про­верку «своих» и «чужих» мнений на обоснованность могут и должны ид­ти по пути сближения. Это возможно в том случае, если каждый участник диалога в СМИ действительно хочет найти оптимальное решение, а не от­стаивать изначально принятую позицию «во что бы то ни стало». Отсюда ценность умения слушать и понимать партнера, определять сильные и слабые его стороны, изменять свои убеждения с учетом сильных сторон позиций «соперника» и способности убедить его изменить свои взгляды и т.д. Полемика, спор, дискуссия конструктивного наполнения - сущность диалога, который является не простым «обменом репликами», а движени­ем через обмен мнениями к сближению позиций.

В-третьих, следует всегда стремиться именно к оптимальному, лучше­му в данных условиях решению. Это может быть и консенсус - формиро­вание единого взгляда, более того, единодушия (лат. consensus букв. «сочувствование»). Но возможно и согласие в главных моментах при расхождении в частностях, даже существенных. Если возникают близкие взгляды и решения, возможен компромисс - соглашение с помощью вза­имных уступок. Но у всякого компромисса есть свои границы, и журна­лист не Должен отступать от жизненно важных интересов представляе­мых им групп. Отсюда - необходимость возобновления диалога в стремлении найти удовлетворительное решение для всех.

Диалогическое взаимодействие требует толерантности, настроенно­сти на достижение положительного результата всех участников (даже политических «противников»). Это обязывает преодолевать ряд психо­логических трудностей («межгрупповой дискриминации», «внутригруп-пового фаворитизма», боязни «потерять лицо», «сдачи позиций» и т.п.). Часто ведению «открытого» диалога препятствует настроенность «на победу» одной из сторон с помощью манипулятивных приемов, ложной аргументации, утаивания фактов, неполного анализа ситуации и т.д., что свидетельствует о «закрытости» позиции. Есть и множество гносеологических трудностей даже при открытом диалоге - неполнота знаний, сложность проблемы, запутанность взаимоотношений, слабое владение аргументацией и др. Важным для успеха диалога является взаимоиндуктивность (побуждение к поиску решения даже через «под­сказки» оппоненту «выгодных» для него ходов в споре, чтобы и пока­зать свою открытость, и сделать пространство диалога более полным и точным), переход сторон от коллоквиума (обмена репликами, анализа позиций другой стороны) к солилоквиуму - внутреннему анализу до­стигнутого в диалоге, чтобы приступить к следующему этапу, так ска­зать, перегруппировав силы. И всегда надо быть готовым к отказу парт­нера от дальнейшего диалога, что ведет к консервации, а иногда и к обострению конфликтных отношений. В такой ситуации требуется терпение и настойчивое обращение к нерешенной проблеме с побуждени­ем к возобновлению диалога, а не к обмену «ударами».

Чтобы овладеть сложным искусством социального диалога (как в дипломатии ведению переговоров), надо специально учиться и долго набираться опыта. И это принесет обильные плоды в журналистике XXI века.

Макровзаимодействие - взаимодействие «всех со всеми» - важный, но не единственный способ налаживания отношений в системе СМИ. Ря­дом с ним стоит не менее, а в чем-то более важная форма отношений - микровзаимодействие.

Микровзаимодействие - это система отношений между теми изда­ниями и программами, к которым реально обращается та или иная часть аудитории.

Поскольку фундаментальной закономерностью формирования систе­мы журналистики является необходимость создания такой совокупности изданий и программ, выбрав из которой несколько, каждый слой аудито­рии может получить всю необходимую ему информацию, то, естественно общественно-политические силы и отдельные учредители, заинтересован­ные в распространении отражающей их точку зрения информации в тех или иных слоях общества, создают соответствующим образом ориентиро­ванные издания и программы. При этом возникают СМИ, обращенные как к максимально широкой аудитории, в которой представлены все слои об­щества (например, крупнотиражный еженедельник «Аргументы и факты»), так и к узкой аудитории или к отдельным общественным группам, форми­руемым по классовым, профессиональным, половым, возрастным, нацио­нальным, образовательным, региональным и другим признакам. В резуль­тате дифференциации по аудиторному признаку появляются, в частности, издания, обращенные к разным подгруппам одной большой группы («Ра­ботница» и «Крестьянка»), И вместе с тем к одному слою аудитории обра­щаются разные по своим политическим ориентациям издания и програм­мы (например, «Правда» и «Известия», издания разных направлений, но рассчитанные на самый широкий слой аудитории).

Совокупная аудитория страны ни по экономическим причинам, ни чис­то физически не может, разумеется, получать сведения из всех источников массовой информации, обращенных специально к каждому слою или ко всем одновременно. Поэтому происходит выбор каждым человеком или, чаще, семьей совокупности СМИ, которые составляют постоянный «набор» источников информации. Этот постоянный «набор» дополняется другими изданиями, к которым обращаются нерегулярно (хотя «проба» может пе­рерасти в постоянную склонность и пополнить постоянный «набор»).

В результате из огромного множества изданий и программ в личном или семейном «наборе» предпочитаемых СМИ оказывается достаточно небольшое постоянное количество (минимально 2-3, максимально 6-8) источников массовой информации. Отбор в группу предпочитаемых лич­ностью или семьей СМИ происходит на основе интересов, стремлений, по­зиций, запросов, т.е. желаний получить информацию соответствующего круга проблемно-тематического диапазона и характера подхода к ним (конечно, с учетом уровня доступности, привлекательности, доверия, да­же занимательности, а также наличия утилитарно-полезной информации и т.д.). Включенные в предпочитаемый «набор» источники СМИ отбира­ются на основе предположения, и далее, в результате опыта, - на основе убеждения, что вся (по материальным возможностям получателей и по объективному наличию нужных изданий и программ) интересующая «по­требителя» информация будет им получена.

Микровзаимодействие как раз и возникает между выбранными дан­ной аудиторией (это может быть и отдельный человек, и семья, и малая группа, и целый слой; однако обычно рассматривается семья) средства­ми массовой информации. Схематически это можно представить так:

Взаимодействие в рамках личных или семейных «наборов» источни­ков информации налаживается как бы само собой - оно определяется уже самим выбором. Однако это взаимодействие окажется намного глуб­же, а значит, будет способствовать и лучшему информированию аудито­рии, если журналисты будут вмешиваться в налаживание взаимоотноше­ний выбранных изданий и программ.

Для этого прежде всего необходимо знание журналистами каждого СМИ аудитории, какую оно собрало, и (что не менее важно) к каким дру­гим источникам информации эта аудитория обращается. Важно выяснить также наиболее типичные «наборы», в которые входит данное СМИ. Это могут быть наряду с отобранными программами ТВ и РВ газеты («Извес­тия» + «Московские новости», «Независимая газета» + «Аргументы и фак­ты»; «Московский комсомолец» + «Лиза» и т.д. и т.п.).

И забота редакции каждого СМИ - налаживать теперь уже также вза­имодействие именно с теми конкретными изданиями и программами, ко­торые входят в личные или семейные «наборы» источников массовой ин­формации. В принципиальном плане взаимодействие между ними носит тот же характер, что и взаимодействие между всеми средствами массовой информации относительно всей совокупной аудитории. Однако в данном случае оно конкретизируется. Теперь уже не вся совокупность изданий и программ должна «закрывать» все проблемно-тематические направле­ния и представлять все точки зрения, позиции и подходы к оценке явле­ний жизни, а только те издания, которые входят в конкретные «наборы» источников информации. Для гражданского общества, в котором интере­сы личности, ее нужды имеют первостепенное значение, учет этого типа взаимодействия оказывается обязательным условием демократичности и эффективности действия в массово-информационной сфере.

Если журналисты знают «наборы» источников информации, им стано­вится ясно, с одной стороны, что их издание (программа) одержало верх в ходе конкурентной борьбы с другими типологически сходными изданиями (благодаря лучшему, более приспособленному к данной аудитории ведению проблемно-тематических направлений или благодаря своей программе и способам ее проведения и донесения до аудитории), с другой - что издание (программа) оказывается в объективно сложившейся ситуации взаимодей­ствия с другими входящими в «наборы» источниками информации.

В этой ситуации предстоит выбор и реализация стратегии поведения журналистов, от которых зависит и конкретизация информационной поли­тики. Прежде всего, по-видимому, перед СМИ стоит задача закрепления сво­его положения в каждом из «наборов» (хотя может быть и так, что тому или иному изданию безразлично, удержится ли оно в том или ином «наборе»), А это требует расширения и углубления отношений с аудиторией, удовлетво­рения ее потребностей, интересов, запросов, мотивов обращения именно к данному источнику информации. Но это укрепление своих позиций в ауди­тории предполагает далее выработку устойчивых форм отношений с други­ми СМИ, входящими в «наборы», в которые включено данное СМИ.

Отношения, даже с каким-то одним изданием (программой), могут быть различными.

Прежде всего возникают отношения взаимодополнения, т.е. стремле­ние одних изданий дополнить материалы других, сообщить «неизвестное об известном», широко используя при этом свои специфические возмож­ности (цветные фото в журналах, видеоматериал по телевидению, различ­ные средства углубляющего и развивающего анализа, вариационного раз­вития темы и т.д.). Но не исключена и полемика и другие формы борьбы.

Информационная политика СМИ по отношению к аудитории данного «набора» источников информации ни в коем случае не может игнориро­вать существование СМИ, не входящих в эти «наборы». Ведь для аудито­рии определенного издания (или программы) могут представлять инте­рес и материалы СМИ, не входящих в соответствующие «наборы». Значит, важно, так или иначе удовлетворяя нужды аудитории, давать обзоры, ре­фераты, дайджестированное изложение этих материалов.

Кроме того, иные издания и программы часто содержат полемические выступления, дискуссионные материалы, критические замечания и т.д., выражают другие подходы, высказывают новые точки зрения, предлагают выводы, рекомендации, отличные от тех, с которыми выступает данное изда­ние или программа. Конечно, все эти выступления можно игнорировать. Од­нако подобное поведение и неблагоразумно, и недемократично. «Своя» ау­дитория может легко узнать «чужую» точку зрения (порой в усеченной и извращенной форме), но, не имея на нее отклика в «своем» источнике ин­формации, заподозрит журналистов в неуважении к другому мнению, в не­знании или его боязни, в отсутствии серьезной контрпозиции, нежелании учесть эту иную точку зрения. Все это приносит несомненный вред автори­тету и подрывает доверие к изданию или программе. Кроме того, в плюрали­стической журналистике замалчивание неугодных позиций хотя и допустимо юридически, но неоправданно этически. Профессиональный долг журнали­ста требует знакомить «свою» аудиторию со всем спектром взглядов и идей.

Поэтому не просто полезно, но и необходимо откликаться на выступ­ления иных изданий и программ, держа руку на «пульсе» всей журналис­тики, проводя свою линию с учетом всего потока массовой информации» А ведь иногда получается так, что откликов (ссылок, упоминаний, крити­ческих и полемических замечаний и т.д.) на зарубежную журналистику во много раз больше, чем на СМИ своей страны. Этого, разумеется, быть не должно. Журналистика составляет часть современной действительности, и отображение этого фрагмента жизни в любом СМИ должно присутствовать обязательно, если каждое СМИ будет озабочено созданием благоприятного информационного климата, развития «информационного про­странства» в интересах достижения максимальной информированности всех слоев аудитории ради информационного обеспечения демократии.

В налаживании взаимодействия как на макро-, так и на микроуровне огромную роль способна сыграть журналистика третьего социального типа - государственно-общественные СМИ, выходящие под эгидой На­ционального совета по СМИ. Они могут стать опорными звеньями в «ин­формационном пространстве». Ведь только СМИ третьего типа природой предназначено играть центрирующую роль, аккумулировать и обсуждать все подходы и предложения, вырабатывать и распространять общеприем­лемые решения в результате открытого диалога.

И если в каждом доме, кроме предпочитаемых «частных», близких его обитателям СМИ, будут также СМИ третьего типа, каждый получит реальную, конструктивно реализуемую возможность увидеть свою особую позицию в свете подходов всех других и на фоне вырабатываемого общеприемлемого решения. В таком случае путь к общенациональному согласию во имя быст­рейшего движения к осуществлению общих задач страны будет максимально облегчен, информационно обеспеченный всеми взаимодействующими СМИ.

Развитие структуры системы СМИ как разнотипных изданий и программ всех трех типов журналистики (первого - СМИ гражданского общества; второго - государственных СМИ; третьего - государственно-общественных, организуемых Национальным советом) и конструктивное, базирующееся на открытом диалоге взаимодействие всех СМИ внутри и вне «наборов» (индивидуальных и семейных) источников информации - одна из законо­мерностей развития журналистики в современном мире, разнообразие ко­торого, в том числе социально-групповое, увеличивается и требует опти­мального информационного обеспечения.

Благодаря целенаправленным усилиям по развертыванию системы СМИ складываются условия для оптимального функционирования «единого ин­формационного пространства» (региона, страны, мира), состояние которого оценивается возможностью для каждого получить все необходимое для то­го, чтобы быть информированным, притом, разумеется, при соблюдении тре­бований информационной безопасности. Об оптимальности «информаци­онного пространства» можно говорить тогда, когда в «информационную среду» (совокупность источников массовой информации, к которым обра­щается каждый «потребитель») «вторгаются» «информационные поля» такой совокупности СМИ, обращаясь к «продукции» которых любой пред­ставитель аудитории получает всю «необходимую и достаточную» ин­формацию и тем самым оказывается информированным.

В «информационной среде» конкретного представителя аудитории может быть и одно СМИ, но тогда этот единственный источник информа­ции должен предоставить ему всю совокупность необходимых сведений и точек зрения действующих общественно-политических сил, с одной стороны, и обеспечить диалогическое взаимодействие их с выходом на общеприемлемые суждения и подходы к решению обсуждаемых проблем, с другой. В такой ситуации не обойтись без того, чтобы в качестве субуч­редителей СМИ выступали все действующие общественно-политические силы, а редакция формировалась от лица государственно-общественного Совета по СМИ. Ее роль - справедливо распределять место в СМИ для «ча­стных» подходов и вместе с тем на редакционных полосах подводить че­рез обсуждение их к «общему» и приемлемому для всех итогу. Это вари­ант для слабо насыщенного информационного пространства.

Но много лучше такое состояние «информационной среды», в которое проникают «информационные поля» нескольких «частных» СМИ и вместе с тем - СМИ государственно-общественного Совета по СМИ, выполняющее органическую для аудитории центрирующую, интегративную роль «все­общего представителя».

Возможны и другие варианты формирования «единого информацион­ного пространства», но в любом случае аудитории в целях достижения ин­формированности требуется информация на пересечении «частного» и «общего» в перспективе движения к социальному партнерству, чтобы был обеспечен в обществе подлинный «информационный порядок».

Творческая деятельность в журналистике в разных ее сторонах и шагах должна быть направлена именно на достижение необходимого в демократическом обществе информационного порядка.

Глава 8.

ЖУРНАЛИСТИКА КАК ОБЛАСТЬ

ТВОРЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Все рассматривавшиеся в предыдущих главах вопросы - от сущности информации до проблем свободы и организации «информационного пространства» - это вопросы о закономерностях журналистской деятель­ности, проявляющихся в различных сторонах творчества. Любая творче­ская деятельность, в том числе и в журналистике, характеризуется тем, что ее результатом является качественно новый «продукт», специфичес­кий для этого рода деятельности. Журналистика «выходит» на массовую аудиторию большой совокупностью различных по типу и позиции номе­ров газет и журналов, программ телевидения и радио, скомпонованных из множества разнообразных произведений, в подготовке которых участ­вует большое количество людей различного творческого профиля, объе­диненных в творческие коллективы.

Появлению этих номеров и программ предшествует большая подгото­вительная работа: необходимо создать концепцию данного СМИ, найти техническую базу, установить связи с информационными службами и службами распространения, сформировать редакционный коллектив, «отладить» его работу, уметь поддерживать оптимальный режим деятельности. А для создания составляющих номера и программы произведений надо владеть искусством планирования деятельности редакции, организации работы отделов и служб, налаживания массовой работы (с письмами, нештатными сотрудниками, активом), формирования направлений деятельности, системы рубрик, ведения кампаний, реализации замыслов отдельных произведений, владения методами и методическими приемами сбора информации, разработки концепции произведения, создания и редактирования текстов массовой информации, компоновки их в номер или программу, способов изучения аудитории и налаживания эффективные контактов с ней и т.д. и т.п.

И во всех этих сторонах и шагах журналистской деятельности находят применение репродуктивные, привычные, рутинные (франц. routine «проторенный путь») формы труда, обогащаемые оригинальными находками, уникальными (лат. unicus «неповторимый») приемами и результата­ми деятельности. Без использования рутинных форм плодотворная дея­тельность невозможна. Но если журналист прибегает только репродуктивным приемам деятельности, он остается на уровне пользователя наработанными формами труда, известной технологией.

Творчество всегда соединяет репродуктивные и продуктивные форы деятельности. Его уровень определяется соотношением «составляющих», в котором и проявляется мера и характер творческих способностей, умений и навыков журналиста. Очевидно, что творческие поиски возможны и необходимы во всех сторонах и шагах деятельности, требующей максимально полного использования применимых в конкретной творческой ситуации наработанных приемов, равно как максимального включения личностно. уникального компонента. При этом уникальные свойства возникают лишь на базе уверенного владения накопленным в каждой сфере творчества «технологическим» знанием в разных областях журналистского труда, со­ставляющим основы методологической культуры журналиста. Хорошее владение методологической культурой - основа максимальной мобилиза­ции наличных способностей к творчеству. Свобода творчества в том и про­является, что на базе владения знаниями в сфере необходимости происхо­дит «прорыв» в сферу творческих находок и открытий.

Овладение научно осмысленным опытом журналистов, методологиче­ской культурой профессиональной деятельности - путь к высотам твор­чества в его семантической (как отображается действительность) и син­тактической (как строится произведение) сторонах. Прагматика (как взаимодействовать с аудиторией) рассматривается в следующей главе.

 









Последнее изменение этой страницы: 2016-04-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь