НЕБОЖИТЕЛЬ И ДОЧЬ КРЕСТЬЯНИНА


В давние времена от Моранбона до горных хребтов Тэсона безбрежным морем простирались леса. Кружили над лесами большие стаи журавлей. На облаках развлечься прилетали небожители.

Селений возле Моранбона было много, и небожители нет-нет да встречались с простыми смертными. Помогали избавляться от разных хворей и недугов, снадобья волшебные давали. И подружились люди с небожителями.

Заболела как-то дочь у крестьянина, что жил за воротами Большой Медведицы. Узнал об этом небожитель, дал девушке чудодейственное снадобье. Не прошло и нескольких дней, как девушка поправилась. А небожитель с этих пор стал частым гостем у крестьянина, земную пищу ел, вино пил, веселился.

И понял небожитель, что если есть у человека деньги, он может удовлетворить все сто желаний. С этих пор своих лекарств небожитель больше не дарил — за деньги продавал, задумал накопить богатство. Призвали небожителя на небо, отругали за мирскую жадность, бессмертия лишили и прогнали, чтоб жил отныне на земле.

Что тут поделаешь? Вернулся небожитель в Моранбон. Побрел по берегу реки Тэдонган, выбрал попросторней место, поселился там, землю стал обрабатывать. После женился на той самой крестьянской дочке, которую излечил от болезни. Народили они много сыновей и дочерей и жили в мире и согласии.

Мало-помалу стали сюда съезжаться люди. И выросло здесь целое селение. Место это считалось счастливым, ведь там поселился небожитель. Назвали селение Кансон, что значит спустившийся с небес бессмертный.

Перевод Вадима Пака

СЫНОВНЯЯ ПРЕДАННОСТЬ ХОН ДО РЁНА

Жил в давние времена в районе Масан, в провинции Кеннам, тигр, и звали его Хон До Рен. Странные были у тигра повадки — нападал он только на женщин, и непременно на тех, что носили синюю юбку. И был этот тигр вовсе не тигром, а человеком. Вот такую о нем рассказывают историю.

В бытность свою человеком Хон До Рен был преданным и почтительным сыном. Занедужила у него мать и никак не могла выздороветь. Каких только лекарств Хон До Рен ей не покупал, каких лекарей не звал — ничего не помогало. Все свои деньги потратил, совсем обеднел. И осталась у него последняя надежда — на Всевышнего.

Отправился Хон До Рен в горы, совершил обряд очищения, принял позу лотоса и стал денно и нощно молиться. Вдруг откуда ни возьмись — зверь не зверь, человек не человек, появился перед Хон До Реном и говорит:

— Возьми сто собак, снадобье из них приготовь, мать напои, она и поправится.

Услышал это Хон До Рен — совсем приуныл. Где ему сто собак раздобыть? Ему и одну купить не на что, не то что сотню. Заплакал Хон До Рен с горя и вдруг подумал: "Будь я тигром, без труда раздобыл бы сотню собак". Сидит он на самой вершине горы, Всевышнего о помощи молит. Вдруг опять откуда ни возьмись — зверь не зверь, человек не человек, появился перед Хон До Реном, листок бумаги ему дал и говорит:

— Прочтешь вслух знаки, что на этом листке, — тигром обернешься. Еще раз прочтешь — снова человеком станешь!

Взял Хон До Рен листок, домой вернулся. А как полночь настала и все крепко уснули, прочитал вслух знаки, что на листке, вмиг тигром оборотился. Побежал по деревне, собаку поймал, домой принес. Опять прочел знаки — человеком стал. Каждое утро находила жена у порога собаку, для свекрови снадобье готовила, собачьим супом ее кормила. Девяносто дней прошло, девяносто ночей миновало. Девяносто собак изловил Хон До Рен. Полегчало старухе. Того и гляди выздоровеет.

А на сотую ночь решила жена выследить мужа, куда это он отлучается. Притворилась, будто уснула, а сама в окно вылезла. Смотрит — вытащил муж из-под карниза листок бумаги, пошептал и вмиг тигром обернулся. Обратно листок положил и умчался. Испугалась жена, схватила листок, в печку бросила.

Воротился домой Хон До Рен, хочет листок взять, а его и след простыл! Выздоровела мать, а Хон До Рен так и остался тигром. Узнал, что жена листок в печку бросила, кинулся на нее и убил. А на жене как раз синяя юбка была. Ушел Хон До Рен в горы, жить там стал. Как увидит женщину в синей юбке — тотчас и убивает. А ночью частенько к дому приходит, ходит вокруг, плачет. С той поры молодые женщины не только вечерами надевали белую юбку, когда к роднику за водой отправлялись, но и днем не ходили в синей — тигра боялись.

Перевод А. Иргебаева

СКАЗКА ПРО ЧЕТЫРЕХ БРАТЬЕВ

Давным-давно жил один человек, и не было у него, на его беду, сыновей. Пришел он как-то к своему дому, смотрит — на пороге младенец лежит. Взял он младенца, в дом принес, стал растить. А младенец тот всем на удивление не молоко пьет — рис ест, не по дням — по часам растет. Месяц ему сравнялся, и попросил он приемного отца чиге ему сделать, в горы собрался, за дровами. Сплел отец чиге из кукурузных стеблей, сын не берет, никудышное, говорит, чиге! Смастерил отец деревянное чиге, сын опять не берет, — крепче, говорит, надо. Подумал отец, подумал и пошел к кузнецу, чтобы железное чиге для сына сделал. Обрадовался сын, взвалил чиге на спину, в горы подался. Вышел отец из дома, смотрит — громада какая-то приближается. Гора, что ли, с места сошла, — думает отец. А это его сын дрова на спине тащит.

Так и стал сын с того дня в горы ходить за дровами. Сколько бревен перетаскал, и не скажешь. И построил он дом большой, просторный. После глыбы стал каменные носить, ворота из них мастерить. И таким могучим был парень, таким сильным. Обувку носил из железа сделанную. И прозвали его за это Железные Сапоги.

Однажды отправился юноша странствовать. Шел, шел, притомился, на гору залез, отдохнуть сел. Вдруг видит — дерево на соседнем поле то книзу клонится, то распрямляется. Что за чудо такое, думает юноша. Пошел к дереву, смотрит — под деревом парень спит да храпит, и громко так! Вдохнет — дерево выпрямляется, выдохнет — книзу клонится. Окликнул мальчика Железные Сапоги, тот и ухом не повел. Пощелкал по носу — открыл мальчик глаза, сладко зевнул, почесал в затылке. Звали мальчика Ветряной Нос. Говорит Железные Сапоги Ветряному Носу:

— Будь моим братом.

Согласился Ветряной Нос, и решили они помериться силой. Одолел Ветряной Нос Железные Сапоги и потому стал старшим братом.

Пошли они дальше. Вдруг выросла перед ними гора высокая-превысокая. И прямо на глазах уменьшаться стала. Исчезла, а на ее месте поле появилось. Смотрят братья, а это парень длинными железными граблями землю разравнивает. Звали парня Длинные Грабли. Говорят они мальчику:

— Будь нашим братом!

Согласился мальчик. Сели они на грабли, просят по полю их протащить. А Длинные Грабли не может, силенок у него не хватает. И стал он младшим братом.

Пошли они дальше. Добрались до реки, вода в ней стоячая, грязная. Видно, дождей давно не было. Пошли братья вверх по течению, смотрят — мальчик потоки воды низвергает на землю. Звали его Водопад. Решили братья испытать мальчика, встряхнули легонько, хлынула вода, все затопила. Сказали ему братья:

— Будь нашим старшим братом.

Согласился Водопад.

И пошли они дальше. Теперь уже вчетвером. Весь день ходили, до самого вечера, и все по горам. Вдруг смотрят — дом под черепицей. Подошли, постучались, приютить просят. Вышла старуха, поприветствовала их, в дом пригласила. А стены в доме крепкие, каменные. Принесла братьям старуха мяса. Глядят братья, мясо-то человечье. Не стали они есть, боязно им. Вдруг слышат, ключ в замке повернулся — дверь заперли.

Легли братья спать. Среди ночи проснулись. Разговор их разбудил, да такой громкий:

— Чую, мать, человечий дух. Сколько их у тебя?

— Четверо. Один другого аппетитней. А ты кого поймал? — спрашивает старуха.

— Лосей. И то всего двух. А братья с пустыми руками вернулись. Из чего ужин будем готовить, из лосей или из людей? Уж очень есть охота.

Поняли тут братья, что к оборотням-тиграм в лапы попали. Лежат — не шелохнутся, страх их разбирает. А тут еще пол каменный греться стал. Все горячее, горячее. Это оборотни костер под полом развели, жарить собрались братьев. Тут Ветряной Нос давай дуть. Дул, дул, жар весь из пола выдул. Оборотни глазам своим не верят. Явились, а братья живехоньки-здоровехоньки, лежат как ни в чем не бывало. Не пришлось оборотням человечьим мясом полакомиться. Облизнулись только. Лосей съели — на том успокоились. Ничего не поделаешь.

Утром старуха явилась, зовет братьев с ее сыновьями потягаться, кто больше дров нарубит, быстрее их распилит. Велит братьям в горы идти, сосны валить, а сыночкам своим велит сосны распиливать, дрова возле дома складывать. Кто проиграет — тому смерть.

Пошли братья деревья валить. Не валят — с корнями из земли выдергивают, вниз, прямо к дому бросают. Оборотни деревья распиливают, возле дома складывают. Только не поспевают оборотни за братьями, того и гляди проиграют. Видит старуха, дело плохо, велит сыновьям на гору залезть, а братьям к дому спуститься. Стали братья деревья пилить. Да так быстро, проворно. Опять оборотни за ними не поспевают. Испугалась старуха, дрова подожгла. Обрадовались оборотни, мигом примчались поглядеть, как братья будут гореть. Стоят вместе со старухой, прыгают от радости, веселятся.

Стали братья совет держать. Как самим спастись да оборотней наказать. Брат Водопад огонь потушил и все вокруг водой затопил. Стоят братья на куче дров, а куча чуть не до самого неба, смотрят на оборотней. А те свой настоящий вид приняли. Из воды только головы тигриные да лапы торчат. Просят тигры, молят:

— Вы уж нас простите за то, что съесть вас хотели! Не губите!

Не стали братья их слушать. Подул Ветряной Нос на воду, она в лед превратилась. Замерзли тигры, так и издохли.

Тут брат Железные Сапоги стал кататься по льду. И полетели в разные стороны тигриные лапы да головы. Тогда меньшой брат Длинные Грабли взял в руки железные грабли, распилил лед, во все стороны разбросал. Будто и не было его здесь. Вернулись братья домой целые-невредимые. И зажили счастливо.

Перевод А. Иргебаева

ЗЛАЯ КОЛДУНЬЯ И ЦАРЬ ДРАКОН

Жил в давние времена воин. Гулял он как-то по берегу моря, вдруг видит — семеро мальчишек стоят кружком, а в середине — большая черепаха. Поймали ее мальчишки и разрезать на семь частей хотят, между собой разделить. Спорят, шумят. Пожалел воин бедную, купил у мальчишек, каждому дал по яну. А черепаху в море отпустил. Говорит воину черепаха:

— Спасибо тебе, добрый человек, спас ты меня. Я — морской царь Дракон. Вышел из воды на мир людей поглядеть и прямехонько угодил в руки этих злых негодных мальчишек. Если случится с тобой беда, приходи на берег, на это самое место, и кликни меня. Чем смогу — помогу.

И вот в один прекрасный день отправился воин в путь. На гору забрел и сбился с дороги. А дело к вечеру было. Идет он сам не знает куда. Вдруг видит — дом. Воин в дверь постучался, на ночлег попросился. Вышла из дома старуха. Впустила его, стала с ужином хлопотать. Спросил ее воин, как на дорогу выйти, а старуха и говорит:

— Не ходи через горы, солдат. Там на вершине злая колдунья живет, лисица — тысяча ей лет. Раньше я была владычицей этих гор. Теперь здесь колдунья хозяйничает. Не ходи! Себя не губи!

Не из трусливых был воин и отвечает:

— Мне ли, солдату, бояться лисицу!

Едва рассвело, собрался воин в путь-дорогу. Уже до самой вершины добрался, вдруг откуда ни возьмись красавица. Платье на ней огнем горит, сама не идет — плывет. Подошла она к воину, улыбнулась и говорит:

— Я — владычица этих гор. Не хочешь ли ко мне в дом зайти, моим гостем быть? Здесь недалеко — рукой подать.

Согласился воин, пошел за красавицей, а сам думает: уж не колдунья ли это, про которую сказывала старуха? Привела красавица воина к себе в дом, сладко накормила, вином напоила, завлекать стала.

— Живу я одна-одинешенька, — говорит, — оставайся, вместе жить будем. — А сама так и ласкается, так и льнет. Оттолкнул ее воин и говорит:

— Не пристало девице парней завлекать.

Рассердилась красавица и отвечает:

— Я, видно, не приглянулась тебе. Но ты пожалеешь об этом. От моих чар тебе никуда не уйти!

Сказала так колдунья, что-то начертила на листке бумаги, листок в воздух бросила. Потемнело небо, над головой воина огненные мечи закружились, того и гляди сразят его. Попросил тогда воин колдунью, чтобы неделю сроку ему на раздумья дала. Согласилась колдунья.

Помчался воин на берег, стал громко звать черепаху. Тут мальчик из моря вышел, воина поприветствовал, произнес заклинание — вода расступилась. Идет воин по дорожке следом за мальчиком, и пришли они в царство Дракона, к самому царю. Рассказал воин царю, какая беда с ним случилась, помочь попросил. Тогда царь не мешкая повелел трем своим братьям убить колдунью. Ухватился воин за драконьи хвосты, летят драконы, земли не касаются, вмиг примчали воина в горы.

Наслали драконы бурю, да какую! А колдунье хоть бы что. И дом целехонький стоит, и сама невредима. Вышла, рассмеялась и говорит воину:

— Ты за помощью к царю Дракону ходил, так смотри же!

Сказала так, в воздух листок бумаги подбросила, низвергло в тот же миг небо три столба пламени, и рухнули все три дракона на землю. Тотчас буря утихла, посветлело небо.

Взяла колдунья воина за руку и говорит:

— Теперь ты сделаешь все, что я пожелаю. Останешься здесь, будем жить вместе.

Не соглашается воин, еще месяц сроку просит. Согласилась скрепя сердце колдунья и так сказала:

— Если ты еще раз вздумаешь меня обмануть, пощады не жди!

Опять пошел воин к морскому царю, рассказал, что да как. Опечалился царь и говорит:

— Не одолеть мне этой колдуньи. К Небесному царю придется идти на поклон.

Взял царь Дракон морских воинов и отправился в Небесное царство. Поклонился Небесному владыке, попросил злую колдунью усмирить. Выслушал владыка морского царя и отправил на землю трех воинов.

Пришли воины на гору, наслали бурю, да какую! Вышла колдунья из дома, подбросила в воздух листок бумаги. Опомниться не успела, как ее молнией сразило. Дом рухнул, а на месте, где стояла колдунья, мертвая лисица лежит.

Обрадовался воин, не знает, как и благодарить небесных воинов. А добрая женщина, которая его приютила, вновь стала владычицей горы.

Перевод А. Иргебаева

ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ ДОЧЬ

Давным-давно в маленькой деревушке на берегу моря жила девушка. Красивая и нрава доброго. Звали ее Симчхон. Отец ее был слепым, никогда белого света не видел. За это и прозвали его Сим Понса[*]. Родился мальчик в семье янбана, все считали его счастливчиком и завидовали. А он мало того что слепой, так еще и болезни одолевать начали. Жалеют односельчане слепца, а помочь не могут. Но терпелив Сим Понса: на судьбу не ропщет, на житье не жалуется. Добрый он. И жена ему добрая попалась. Ни словечка поперек не скажет. Живут они в мире и согласии. Жена по людям ходит: кому обед приготовит, кому постирает — всякое дело у нее в руках спорится. Целую семью кормит. Но вот умерла жена. Симчхон тогда семь денечков было. Отец из-за бедности ни няньки, ни кухарки держать не мог. Заплачет девочка от голода — он ее на руки берет, ходит от дома к дому, просит женщин дочку покормить. Жалеют малышку женщины: то одна ее грудью покормит, то другая. Вот и семь годков сравнялось Симчхон. Водит она по деревне слепого отца. Кто хворосту им подаст на растопку, кто — немного канджана[**].

[* Понса — слепой, незрячий.]

[** Канджан — соевый соус.]

Еще три года прошло, и научилась Симчхон пап[*] готовить, белье стирать, шить и дом убирать. Всем помогала в деревне. Так и жила сиротка со слепым отцом. Наработается Симчхон за день, вернется домой, а отец спрашивает:

[* Пап — отварной рис.]

— Притомилась ты, дочка?

Отвечает Симчхон:

— Что ты, отец, нисколечко. Хозяйка добрая, меня любит.

Бывало, останется в доме последний кусок, Симчхон ни за что не съест, отцу отдает, а сама говорит, что на свадьбу ходила, там и поела.

Разнеслась слава о доброте Симчхон по всем окрестным деревням. Услышала о ней женщина по фамилии Чжан из соседней деревни, в гости к себе позвала. Подивилась Симчхон:

— Что ей от меня нужно? — но в гости пошла.

Увидала тетка Чжан девочку, обрадовалась и говорит:

— Ты и есть Симчхон? Слышала о твоих добродетелях. Первый раз вижу такую красивую и добрую девушку.

Дала тетка Чжан на прощанье Симчхон риса, велела не стесняться, приходить, когда будет время. С той поры зачастила девочка к тетке Чжан.

Время быстро бежит. Вот уже и пятнадцать годков Симчхон минуло. Захотела тетка Чжан в приемные дочери Симчхон взять. А девочка ни в какую.

— Вы уж простите меня, неразумную, — говорит, — только не могу я отца слепого покинуть. Он белого света не видит. Мама умерла, когда было мне семь денечков, и я не могу быть неблагодарной.

— Теперь я вижу, что ты и в самом деле почтительная дочь, — вскричала тетка Чжан и стала на все лады хвалить Симчхон. А на прощанье дала ей риса и одежды.

В тот день Симчхон долго не возвращалась домой. Забеспокоился отец, взял палку и пошел дочке навстречу. А дело зимой было. Только что наступил Новый год. Дул холодный январский ветер. Пошел Сим Понса по реке, а она не везде замерзла, поскользнулся, в ледяную воду свалился.

— Спасите! — кричит.

К счастью, проходил мимо монах. Помог он Сим Понсу из воды выбраться. А Сим Понса и спрашивает:

— Какой же это благородный человек меня спас?

— Я — монах из монастыря Монунса. Как же это вас угораздило? — спросил монах и тут же спохватился: — Простите меня, я не заметил, что вы слепой.

Поблагодарил Сим Понса монаха, заплакал горько и, кляня судьбу, воскликнул в сердцах:

— Прозрею ли я, наконец, когда-нибудь?

— Пожертвуйте триста сок риса Будде, молитесь усердно, и Всевышний избавит вас от несчастья.

Обрадовался Сим Понса и говорит:

— Так я и сделаю. Только бы прозреть, свет белый увидеть!

Сказал, а сам не подумал, где возьмет столько риса.

Подал монах священную книгу, где Сим Понса написал, что готов пожертвовать триста сок риса Будде, и подпись свою поставил.

Вернулся домой, видит дочь, не в себе отец, грустный ходит. Стала расспрашивать. Рассказал Сим Понса все как есть.

— Не иначе как отец твой из ума выжил, — говорит. — Откуда при нашей бедности мы возьмем столько риса!

Сказал и вздохнул тяжело.

Услышала это Симчхон, будто камень ей на сердце лег. Успокоиться не может: как мог отец пообещать такое монаху? Но при мысли, что отец прозреет, печаль сменила радость.

— Не беспокойся, отец, — сказала Симчхон, — постараюсь рис раздобыть.

Налила Симчхон в миску воды и с этого дня стала Всевышнему молиться, просить, чтобы избавил отца от слепоты. Пришла как-то к Симчхон соседка тетушка Квидок и рассказала о том, что по деревне ходят торговцы-рыбаки, хотят девушку купить, за ценой не постоят, сколько скажут, столько и заплатят.

— А для чего им девушка? — спрашивает Симчхон.

— Жертву им надо принести морскому царю Дракону. Чтобы тайфун на них не насылал и в торговле помогал. Все это хорошо, но как можно бросить в море живого человека. Звери, а не люди!

Услышала это Симчхон и думает: "Само Небо послало мне этих рыбаков". Подумала так и говорит соседке:

— Помогите мне, тетушка, встретиться с ними.

Пошла Симчхон к торговцам и сказала:

— Я готова стать жертвой, только внесите триста сок риса в монастырь, тогда отец мой прозреет.

Согласились рыбаки. Никому не сказала о своем решении Симчхон. Не ровен час, узнает отец, неизвестно что натворит. Уже и завечерело. Пошла Симчхон к отцу и говорит:

— Радуйся, отец, раздобыла я рис.

Чуть не запрыгал от радости Сим Понса.

— Неужто правда? — спрашивает. — Где же ты его раздобыла?

Нелегко было Симчхон отца обмануть, отродясь не сказала она слова неправды. Но ведь это для его же пользы!

— Тетка Чжан тут как-то сказала, что хочет в приемные дочери меня взять. Ну, я, само собой, отказалась. А теперь рассказала ей, какой у тебя с монахом случай вышел и что обещал ты триста сок риса монастырю пожертвовать, так она тут же вызвалась за тебя рис внести.

— Вот так радость! — вскричал старик. — Даже не верится!

Перед тем как уйти навсегда из дому, Симчхон к тетке Чжан зашла попрощаться и все как есть рассказала. Выслушала ее тетка Чжан и говорит:

— Раз ты такая почтительная дочь, я сама пожертвую монастырю этот рис.

Не согласилась Симчхон. Не привыкла она жить за чужой счет и говорит:

— Как решила я, так и будет. Ради отца мне и жизни не жалко.

Узнали односельчане, что решилась девушка жизнью ради отца пожертвовать. И хвалят ее, и жалеют, слезами обливаются. А отцу невдомек, что дочь его скоро с жизнью расстанется. Симчхон виду не подает. Одежонку отцу шьет, домовничает. А сама дня того ждет, когда навеки с отцом распрощается. Вот и последняя ночь настала. Спит Сим Понса. А Симчхон рядом сидит, слезы по щекам катятся. То погладит отца ласково, то одеяло поправит. А с первыми петухами вышла Симчхон во двор в последний раз приготовить еду для отца. А торговцы-рыбаки тут как тут.

— Мы нынче в море уходим! Смотри не опаздывай.

Услышала это девушка, заплакала и отвечает:

— Позвольте мне в последний раз отцу еду приготовить.

Не стали рыбаки торопить девушку. Ушли.

Приготовила Симчхон еду, на стол подала, сама села рядом с отцом и просит:

— Ешь побольше!

— Ем я, доченька, ем. Ни разу ты меня так вкусно не кормила. Со свадьбы или с поминок, видать, еду принесла?

Не выдержала тут Симчхон, в голос заплакала. Услышал Сим Понса, как горько плачет дочь, испугался и спрашивает:

— Что с тобой, доченька? Не заболела ли ты?

— Нет, отец, здорова я.

Умылась Симчхон, к алтарю подошла, молит Всевышнего, чтобы отца зрячим сделал. После к отцу подошла и говорит:

— Я — неблагодарная дочь, обманула тебя, не сказала, что за триста сок риса продала себя. За мной пришли рыбаки, торопят, они нынче в море уходят, меня берут с собой, и не вернусь я больше в родной дом.

Закричал тут отец:

— Зачем мне глаза, если я тебя не увижу? Уж лучше остаться слепым, но ты будешь рядом! — И так горько сказал, что рыбаки не выдержали и принесли старику много денег и риса — на всю жизнь хватит.

Стала Симчхон прощаться с односельчанами, просила за отцом присматривать. Села в лодку и уплыла с рыбаками. Доплыла лодка до середины моря, рыбаки дары бросают морскому царю Дракону один другого лучше, один другого богаче. Тут и Симчхон встала, поглядела на Небо и взмолилась:

— Всевышний, велика твоя власть, верю в твое могущество, сделай так, чтобы прозрел отец мой!

Закрыла руками лицо, в море прыгнула. Налетел вихрь, и исчезла Симчхон в пучине морских вод. А через несколько дней появился на этом месте бутон лотоса.

Рыбаки, возвращаясь домой, подплыли к этому месту, где Симчхон в море бросилась, а там — лотос редкой красоты расцвел. Сорвали рыбаки лотос, королю в дар поднесли. Вдруг раскрылись лепестки лотоса, и из бутона Симчхон вышла — живая и невредимая. Стала Симчхон королевой. Только не в радость ей житье. Старик отец из головы не идет. Попросила Симчхон короля пир устроить, слепых со всей страны пригласить. Пришел на пир и Сим Понса. Он все глаза выплакал, тоскуя по дочке. Пришел и в самом дальнем углу сел. Но сразу же увидела его Симчхон.

— Отец, — закричала, подбежала к старику, обняла его крепко.

Услыхал старик голос дочери, ушам своим не поверил и крикнул что было сил:

— Уж не сон ли это мне снится? Хоть бы одним глазком на дочку поглядеть! — Крикнул он так и прозрел. Первый раз в жизни свет белый увидал и дочку свою, милую Симчхон!

 

КАК ДЕВУШКА ОЛЕНЯ СПАСЛА

С давних пор любили пхеньянцы ходить на горы Чхангван. Там и вправду было красиво. От горы Тэсон прямо до сопок Чуам, Моран и Чхангван простирались густые леса. Водились в этих лесах медведи, олени, зайцы. Да и птиц там было видимо-невидимо. А что может быть лучше вольной природы? Поэтому, видно, и тянулись туда всей душой горожане.

Наступил май, а вместе с ним и весенний праздник Тано[*]. Веселье было в разгаре. У самого подножия горы поставили под плакучей ивой качели, на них качались две нарядно одетые девушки. Одна в желтой кофточке и розовой юбке, другая — в голубой юбке и пурпурной кофточке. В длинных косах — алые ленты. Девушки взлетали так высоко, что казалось, вот-вот достанут до самого неба, как ласточки, старались коснуться колокольчика, привязанного чуть ли не на самой вершине дерева. Все любовались девушками, хлопали им, ахали да охали.

[* Праздник Тано — праздник весны, обычно отмечается 5 мая.]

Каждый год отмечают пхеньянцы праздник Тано с четвертого по шестое мая. Идут к подножию горы Чхангван, в ущелье Кенсангор, на гору Моранбон веселиться. Женщины и девушки играют в разные игры, качаются на качелях, мужчины и юноши состязаются в борьбе и в стрельбе из лука, показывают свою силу и ловкость.

Вот в этот раз жители города вышли на праздник. А в это самое время по узкой тропинке поднималась на гору Чхангван совсем юная девушка. Лет ей было пятнадцать, не больше. Несла она на спине чиге и веревку для хвороста. Одетая в жалкие лохмотья, в соломенных лапоточках, девушка с грустью смотрела на празднично одетых людей. Ее красивое, светлое личико дышало нежностью, большие темные глаза светились добротой.

И как-то не верилось, что в этот праздничный день кто-то идет на гору за хворостом. Тем более девушка, а не парень.

А как хотелось бедняжке покачаться на качелях! И вдруг она увидела, что к качелям идет ее хозяйка разодетая, вся в шелках, золоте и серебре.

Будто нарочно, в этот радостный для всех день хозяйка приказала девушке натаскать три чана воды, а из лесу хвороста принести две вязанки.

Обидно девушке. Но что тут поделаешь. Проглотила она слезы, в лес пошла.

Звали девушку Ман Ок. Родилась она в деревне у подножия горы Чхангван. Совсем малюткой была, когда отец с матерью умерли. Так и мыкалась с самого детства, и голодала, и холодала.

Жалели соседи сироту, и хоть сами бедными были, чем могли помогали. Просила их перед смертью мать Ман Ок не бросать девочку.

А когда пошел Ман Ок восьмой год, взял ее к себе в дом богач Хын, заботиться о ней обещал до самой свадьбы.

Обещать-то обещал, а сам измывался над сиротой. Она и нянькой была, и прачкой, и кухаркой, даже в горы ходила за хворостом. Так росла у чужих людей, от зари до зари трудилась за нищенскую похлебку, да еще побои терпела и оскорбления. А по ночам тихонько плакала, мать вспоминала, мечтала о том дне, когда избавится от унижений, когда сможет жить свободно и счастливо. Но наступит ли этот день?!

И вот пришла девушка в лес, смахнула навернувшиеся на глаза слезы; хворост принялась собирать. Набрала вязанку, вдруг слышит — затрещал валежник. Обернулась, а перед ней олененок, выбежал и говорит человеческим голосом:

— Спаси меня, добрая девушка!

Поняла тут Ман Ок, что гонятся за олененком охотники. Пожалела. А к жестоким охотникам ненависть затаила.

Только спрятала Ман Ок олененка за вязанкой хвороста, как из леса охотники выскочили, подбежали к ней и спрашивают:

— Куда побежал олененок, не видела?

Сразу смекнула девушка, что это чиновники из дворца охотятся. Как на бал вырядились. Охота — забава для них. Не станут же чиновники вместе с простыми людьми праздник справлять!

Услышала девушка, что охотники про олененка спрашивают, и отвечает:

— Видела! Он вон туда побежал!

И рукой показала куда-то в сторону. А сама боится. Вдруг охотники за вязанку заглянут? Не заглянули. Ушли.

Выскочил тут олененок и говорит:

— Спасибо тебе, милая девушка! Уж и не знаю, как отблагодарить тебя!

Стряхнула Ман Ок ветки сухие с олененка, погладила его и говорит, да так ласково:

— Ничего мне не надо! Беги скорее! А то как бы охотники не вернулись!

Стоит олененок, с места не двигается. А в глазах слезы. Постоял, постоял и говорит девушке:

— Иди за мной! — и вперед побежал.

Подумала Ман Ок, головой покачала, а за олененком пошла. Любопытно ей, что за олененок такой. Мало того что красивый, так еще и человеческим голосом говорит.

Бежали они, бежали, вдруг олененок остановился, будто к земле прирос. Смотрит Ман Ок, а перед ней поляна, да такой красоты, что и описать трудно. Вокруг скалы диковинные, на скалах — деревья. Водопад журчит. Не раз ходила Ман Ок на гору Чхангван, а такой благодати не видела.

Подошла к девушке олениха с оленятами, склонила голову и говорит:

— Ты спасла жизнь моему сыну. Чем же тебя отблагодарить?

Тут подошел и сам олененок, во рту веточку зеленую держит с красным цветком. А это у него сансам — корень жизни. Самый что ни на есть настоящий сансам. Знала Ман Ок, что это лекарственный корень. Частенько видела, как хозяин настой из него пил. Тут олениха и говорит оленятам:

— Давайте, детки, добрую девушку отведем на поляну, где корень жизни растет.

И пошли они все вместе через лес к обрыву. Добрались до небольшой поляны. Стали прыгать, скакать. Смотрит Ман Ок, а вся поляна красными цветками сансама усыпана.

Набрала Ман Ок целую вязанку сансама, на плечи взвалила, домой понесла. Всех бедняков одарила корнем жизни. И зажила спокойно и счастливо.

Услышал хозяин про поляну, где сансам растет, и решил попытать счастья. Раз уж девчонка целую вязанку набрала, думает, то они с женой мешок унесут. Взяли хозяева мешок и пошли в ущелье счастливую поляну искать. Ушли и пропали. Никто с тех пор их больше не видел.

Отправился кто-то из односельчан в горы, смотрит — шапка жадного Хына на земле валяется, рядом — украшения жены. Потолковали между собой люди и решили, что не нашлось богачам места в небесном царстве, тигры их в свое логово утащили.

Много замечательных историй хранит в памяти гора Чхангван, и все они про чудодейственный корень жизни.

Перевод Валентина Ли

СКАЗКА ПРО РОЗУ И ЛОТОС

Давным-давно в провинции Канвон, в деревне Чхольсан, жил староста по имени Пэ Му Ён. Богатый, всеми уважаемый. Вот только детей у него не было.

Привиделось однажды жене старосты во сне, будто на землю небожитель спустился, веточку ей протягивает с цветами, только женщина ее взять захотела, а веточка феей обернулась. Подул ветерок — фея исчезла. Вскорости понесла женщина и в положенный срок родила девочку, да такую красивую, что краше не сыщешь. Пэ Му Ён с женой сына хотели, но и дочери рады. И назвали они девочку Розой. Прошло три года, и родилась у них вторая дочь. Такая же красавица. И нарекли ее Лотос.

Но вот случилась беда, заболела мать. Какими только лекарствами ее не лечили — не помогло. Умирать собралась, и говорит она мужу:

— Ухожу я от вас и нисколько о том не печалюсь. Вот только дочек мне жалко. Приведешь ты другую жену, а самая лучшая мачеха — все равно не родная мать.

Оплакали ее муж и дочери, а спустя немного Пэ Му Ён привел в дом другую жену. Молодую да некрасивую, конопатую и сварливую. А уж до чего спесивую! Хвалится не нахвалится своими сыновьями. Трое их у нее. Живет Пэ Му Ён с новой женой, а сам старую вспоминает — добрую да желанную. И дочек жалеет, ласкает. А мачеху зло разбирает.

Умными выросли дочери, умнее сыновей мачехи, завидно ей, и замыслила она выжить из дома девочек, измываться над ними стала. Никак муж ее не уймет. Все злее становится мачеха, стоит отцу отлучиться из дому — девочкам от нее житья нет. Придет отец домой, а дочки плачут, бедные. Ругает муж жену, а она слушать не желает.

И решила в конце концов мачеха избавиться от старшей дочки. Взяла дохлую крысу, Розе в постель положила, а сама мужу пожаловалась, будто Роза ребенка выкинула, всю семью опозорила.

— Я давно неладное заподозрила, — сказала мачеха мужу, — только тебе говорить не хотела, боялась, ты не поверишь. А теперь у меня доказательство.

Повела мачеха мужа в комнату Розы, постель показала. Смотрит Пэ Му Ён, а там и вправду что-то лежит. Ничего не поделаешь, поверил муж мачехе, а Розу и слушать не стал. Весь день проплакали сестры, матушку родимую вспоминали. А злая мачеха не унимается, велит мужу старшую дочку к бабушке отправить. И так она донимала мужа, что пришлось ему согласиться.

И вот, дело к вечеру было, позвал Пэ Му Ён Розу и говорит:

— Жалко мне тебя, дочка, знаю, как ты страдаешь. Только лучше тебе уехать. Бабушка внучке обрадуется, приласкает, приголубит. Соскучилась она по тебе, давно ждет. Так что нынешней ночью и отправляйся.

Испугалась Роза, молит отца не отсылать ее, говорит:

— Не хочу я в чужие края ехать, да еще на ночь глядя, сестричку не хочу оставлять. Как она здесь без меня жить будет?

А отец одно твердит:

— Как я сказал, так и будет! Дочь не смеет перечить отцу. Чжансон тебя отвезет, брат твой!

Недоброе замыслила мачеха вместе со своим старшим сыном. Вышел он во двор, сел верхом на лошадь, Розу дожидается. Пошла Роза к сестричке прощаться и говорит:

— Уезжаю я, такова воля отца. Но ты не печалься, сестричка, я скоро вернусь. Смотри береги себя!

Заплакала Лотос и отвечает:

— Как же я здесь одна останусь! Возвращайся скорее! Я ждать тебя буду!

Тут мачеха появилась, вытащила Розу во двор, посадила на лошадь. Увез злой Чжансон девочку, никто и не видел. Темно ведь.

Скачут они через горы, скачут через леса. До озера добрались. Велит Чжансон Розе на землю сойти, а она испугалась и спрашивает:

— Зачем мне с лошади сходить? Мы ведь еще не приехали. Да и страшно мне, вон темень какая!

Как закричит на нее Чжансон:

— В озере теперь будешь жить, раз грех совершила "и семью опозорила! Не хотел я тебя убивать, да мать с отцом так велели.

Стала Роза тут причитать:

— О, горе мне, горе! Не слышала я родительского приказа меня убивать. Да прости меня Бог, если я в чем-нибудь провинилась! Такая мне, видно, выпала доля — исчезнуть в волнах озера. Матушка моя дорогая, вот я и пришла к тебе! Только сестричку мне жаль, тоскливо ей без меня будет и одиноко! Что же, стану я теперь духом воды.

Схватил Чжансон девочку, хотел в озеро бросить, но вырвалась Роза из его рук, сама в синие волны кинулась. Налетел тут холодный ветер, вдруг откуда ни возьмись — тигр! Да такой огромный! Испугался Чжансон, ускакать хотел, а тигр его с лошади сбросил, уши ему оторвал, руки ноги изгрыз, свалился Чжансон с горы.

Ждет злая мачеха сына, а его все нет и нет. Вдруг смотрит — лошадь вернулась одна, без Чжансона. Кликнула мачеха слуг, велела факелы взять, и отправились они сына искать. Долго искали и нашли наконец. Лежит он без памяти, весь покалеченный. Привезли его домой, опамятовался он и все рассказал, как было. Раскаялся тут Пэ Му Ён, принялся ругать себя за жестокость. А к младшей дочке еще ласковей стал, еще добрее. Замыслила теперь мачеха и от младшей сестры избавиться, еще больше стала над ней измываться.

Ждет бедная девочка, когда старшая сестра воротится, не дождалась и спросила у мачехи:

— Что с моей сестренкой случилось?

А мачеха рассмеялась и говорит:

— Нет больше твоей драгоценной сестрички, тигр ее разодрал. А брата твоего покалечил. Ты что, не видела?

Вернулась девочка в свою комнату, в голос заплакала, сестру стала звать. И сама не заметила, как уснула. Привиделась ей во сне Роза, вышла она из озера, желтым драконом обернулась и полетела к Восточному морю[*]. Тут Лотос как закричит:

[* Восточное море — так в Корее называют Японское море.]

— Дорогая сестричка! Возьми меня с собой! Не оставляй со злой мачехой!

Отвечает сестра:

— Я сейчас в царстве мертвых. Приказал мне Небесный король лететь к горам Трех духов за чудодейственным снадобьем. Не горюй! Скоро мы будем вместе!

Взревел тут дракон, и Лотос проснулась. Она рассказала свой сон отцу. Расплакался отец. И поняла тут Лотос, что не тигр сестричку ее загрыз, злой человек ее сгубил. Принялась девочка у Чжансона спрашивать да выпытывать, и признался Чжансон, что Роза в озеро бросилась. Подумала девочка, подумала и тоже решила в озеро к сестричке своей пойти. Пришла она в свою комнату и стала шептать:









Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. Обратная связь